Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джилл Барклем

Приключения на Ежевичной поляне




Ежевичная поляна

Уже много поколений мышей живут в корнях и стволах деревьев на Ежевичной поляне, где заросли густого и запутанного кустарника окаймляют поле и тянутся до реки.

Обитатели Ежевичной поляны не сидят без дела. В хорошую погоду мыши собирают цветы, ягоды, плоды и орехи на окрестных полях и в рощах и готовят из них запасы на зиму: восхитительные джемы, соления и маринады — всё это они хранят на складе в Большом Пне.

Хотя у мышей много дел, у них остаётся время и на развлечения. Они часто устраивают пиры и праздники по самым различным поводам: рождение мышонка или долгожданная свадьба, первый день весны или зимний бал. Мыши умеют и работать, и веселиться.



Тайная лестница



В то морозное утро всё сверкало в лучах зимнего солнца. Воздух был холодный и колкий. Маленькие мышки, подняв воротники, спешили по тропинке, дуя на лапы, чтобы согреться.

— Счастливого Дня зимнего солнцестояния! — запыхавшись, проговорил Белоус Крупкинс, пробегая мимо мистера Яблокса и детишек Резедоу с огромной накрытой корзиной. У мистера Яблокса и мышат также было немало дел: перво-наперво надо было доставить ветки омелы и гирлянды плюща в старинный Дубовый дворец. Подойдя к воротам, мыши сложили ветки на земле, и Уилфред позвонил в колокольчик.

Лорд Мышвуд и его дочь Виола открыли дверь.

— А вот и мы, — сказал мистер Яблокс, утирая лоб. — Внести всё это в дом?

— Да, пожалуйста, — пригласил лорд Мышвуд. — Украшать начнём с лестницы.

Мышата резво поволокли ветки по лакированным полам в Большой зал.

— А вы двое подготовились к сегодняшнему празднику? — спросил лорд Мышвуд.

Виола и Уилфред переглянулись. Этим вечером все мыши соберутся у горящего камина, чтобы по традиции отпраздновать День зимнего солнцестояния. Предполагались всяческие увеселения, и Виола с Уилфредом решили прочитать стихи.

— Почти, — ответила Виола, — но нам нужно ещё порепетировать и приготовить подходящие костюмы.

— О костюмах поговори лучше с мамой, — посоветовал ей отец. — А репетировать можете где угодно.



Купавка, Вербочка и Вьюн поспешили с мистером Яблоксом назад в лес, а Виола и Уилфред отошли в уголок, чтобы отрепетировать свои стихи.

— И день всё короче, и ночью мороз, — начала Виола, запахнувшись в воображаемый плащ.



— Повисли сосульки на ветках берёз, — продолжил Уилфред.

— Осторожнее, ребятки, — перебил их Бейзил, пробегая мимо с бутылками вина.

— Нет, так дело не пойдёт, — вздохнула Виола, — здесь мы репетировать не сможем. Пойдём спросим маму, что нам делать.



Леди Мышвуд пекла на кухне печенье с тмином. Она оперлась на скалку и выслушала жалобы Виолы.

— Почему бы вам не поискать подходящие наряды на чердаке? — сказала она. — И репетировать там можно.

Леди Мышвуд положила в корзинку бутерброды с сыром и кувшин ежевичного сока и выпроводила детей с кухни.


На чердаке под крышей старинного Дубового дворца было много комнат. Леди Мышвуд хранила там вещи, которые ещё могли пригодиться. Детские одеяльца, мотки кружев, коробки с пуговицами, стопки книг, сломанные игрушки, лоскутные одеяла, холст для пудингов и старые сковороды — всё это в беспорядке было сложено на полках.

Виола и Уилфред переходили из комнаты в комнату в поисках удобного уголка для репетиции. Наконец они выбрали заваленную вещами кладовку в конце коридора, но репетировать там оказалось непросто: в комнате было собрано столько всякой всячины, что глаза разбегались.

Встав на цыпочки, Виола дотянулась до ящика старого дубового комода. Внутри она нашла пачки писем, перевязанные розовой ленточкой. Но она не стала их читать, потому что чужие письма читать нельзя.

Убирая письма назад, Виола заметила маленький ключик, который вывалился из ящика.



— Посмотри, что я нашла, — взволнованно крикнула она Уилфреду.

— Дай-ка посмотреть. Ну, это просто старый ключ, — сказал мышонок. — Не пора ли уже перекусить?

Виола ничего не ответила, но сунула ключик в карман передника. А потом они устроили пикник — прямо на полу.



— Как думаешь, годится это для плаща? — спросил Уилфред, набив рот хлебом и сыром. Мышонок схватил угол зелёной шторы и запахнулся в неё. Поворачиваясь к Виоле, он заметил крошечную дверцу, которая скрывалась за портьерой.

— Интересно, куда она ведёт? Как ты думаешь, Виола?

— Не знаю, — ответила мышка, роясь в коробках. — Она открыта?

Уилфред толкнул дверцу. Та была заперта. Мышонок заглянул в замочную скважину и увидел по другую сторону ещё одну лестницу.



— Ничего не выйдет, — вздохнул Уилфред. — Нам туда не попасть.

— Если есть замочная скважина, должен быть и ключ, — сказала Виола. — Посмотрим, не подойдёт ли вот этот.

Она выудила ключик из кармана передника и протянула Уилфреду. Тот попробовал вставить его в замочную скважину — ключ подошёл идеально, и дверь распахнулась.


Мышата оказались в тёмном зале, обшитом деревянными панелями, и замерли перед высокой винтовой лестницей. Застилавший её ковёр, наверное, когда-то был очень красивым, но теперь вытерся и запылился.

— Сюда, поди, многие годы никто не заглядывал, — прошептала Виола. — Давай посмотрим, что там наверху.

Уилфред кивнул, и они стали подниматься по ступенькам — круг за кругом. Виола старалась не отставать от Уилфреда, но ей всё-таки было немножко страшно. Вдруг лестница закончилась. Мышата оказались в ещё одной комнате, а впереди была ещё одна дверь — на этот раз большая и украшенная резьбой. Они распахнули её и в изумлении застыли на пороге.



Уилфред и Виола оказались в великолепном зале с колоннами и резьбой, тёмными гобеленами и картинами на стенах. Прямо перед ними на небольшом возвышении стояли два позолоченных стула. Всё здесь было покрыто пылью, воздух был спёртый и странно пахло.

— Где это мы? — спросил Уилфред.

— Не знаю, — прошептала Виола. — Никогда здесь не бывала.

Они пошли на цыпочках, оставляя следы на пыльном полу.

— Может быть, здесь жили твои предки — давным-давно, — сказал Уилфред, рассматривая внушительных размеров портрет.

— Давай наведём здесь порядок и устроим себе тут домик, — предложила Виола. — Мы никому не расскажем, а сами тайком будем приходить сюда играть.

Говоря это, она открыла шкаф и обнаружила там множество шляп.

— Уилфред, ты только посмотри! Как раз для нашего сегодняшнего вечера!



Дверь в конце зала вела в детскую. Там у окна стояла занавешенная колыбель. А на полках лежали пыльные игрушки.

Уилфред заглянул в старинный сундук и вытащил короткую курточку и расшитые галунами брючки. Костюм оказался ему почти впору. А ещё они нашли в сундуке аккуратно сложенные платья и плащи, жилеты и шали, некоторые — с золотой каймой, другие — расшитые блестящими камешками. Мышата доставали наряды один за одним, каждый выбрал себе костюм на праздник и примерил его.

— Отлично! Но теперь нам пора репетировать, — напомнила Виола.

— Давай сначала закончим осмотр, — предложил Уилфред.



Оказалось, что комнат ещё много: столовая и каморка дворецкого, небольшая кухня и несколько спален. Ванная комната была особенно великолепной — кафельный пол и окно от пола до потолка. Уилфред протёр зеркало и принялся строить рожи самому себе. А Виола, перегнувшись через край ванны, попробовала открыть краны. Но вода не пошла.

«И день всё короче, и ночью мороз…» — продекламировала она.

Голос её звучал громко и отдавался эхом. Уилфред присоединился к ней, и они вместе повторили всё несколько раз, пока не заучили крепко-накрепко.

Красное солнце медленно спускалось в морозном воздухе, и ванная комната наполнялась тенями.

— Уже поздно, — сказала Виола. — Нам надо торопиться, а не то не увидим, как привезут бревно.

Они подхватили свою одежду и стремглав припустили по пыльному полу к двери.



Мышата сбежали по лестнице — круг за кругом, вниз, вниз, и вот наконец снова оказались в кладовой на чердаке. Они заперли дверь маленьким ключиком и положили его назад в ящик. Потом прошмыгнули незаметно по коридорам в комнату Виолы.




Она открыла окно, и стало слышно, как мыши поют зимние песни, пока волокут бревно вдоль живой изгороди. Времени на переодевание не было, так что Уилфред и Виола просто набросили плащи, чтобы скрыть свои костюмы, и помчались к дворцовым воротам встречать праздничную процессию.



Впереди, держа высоко фонари, шли мистер Яблокс и Белоус Крупкинс.


Мы вкусные каштаны испечём,
Горячий сладкий пунш себе нальём,
Трещат поленья весело в камине…
Ах, как уютно и тепло в гостиной!

Пели мыши, приближаясь к старинному Дубовому дворцу.

Купавка, Вербочка и Вьюн восседали на большущем бревне. Когда его подтащили к воротам, Виола и Уилфред побежали следом.



Мыши осторожно перенесли бревно через порог, и Бейзил плеснул немного вина на кору.