Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

3


Во время переправы мальчики не обменялись ни словом.

Ноэль грёб, а Тайо неотрывно смотрел на море, спокойное и гладкое, как зеркало.

— Там идёт «Либерти». — Тайо указал на двухмачтовое судно, растворявшееся вдали в лучах вечернего солнца. Несколько недель назад Тайо и Ноэль прошли на этом судне курс дайвинга.

На берегу Первого острова несколько чаек охотились в волнах за рыбой. От их пронзительных криков Ноэля сковал страх. Он не любил чаек с тех пор, как они напали на него и пытались выколоть глаза своими острыми клювами. Но эти чайки на пляже вообще не обращали внимания на лодку.

Ноэль вздохнул с облегчением, когда гладь воды прорезали треугольные акульи плавники. Охранники оставались рядом до тех пор, пока мальчики не достигли причала Главного острова и не сошли на берег. После этого акулы развернулись и устремились к горизонту.

Ноэль с благодарностью смотрел им вслед. Прежде акулы пугали его, но теперь стали символом защищённости и безопасности.

Тайо привязал лодку к причалу и посмотрел на огромное, похожее на храм здание, возвышающееся в центре острова. Огромный золотой купол сверкал в отблесках вечернего солнца. С берега к нему вела широкая деревянная лестница.

— Вряд ли миссис Моа до сих пор в своём кабинете, — сказал Тайо. — Скорее всего, её рабочий день закончился и она уже дома.

— А где её дом? — Ноэль только сейчас осознал, что понятия не имеет, где живёт директор Интерната.

— Где-то здесь, внизу. — Тайо указал на маленькие покосившиеся домики, разбросанные по берегу моря. — Но где именно, я не знаю.

— В такое время мы не можем стучаться в каждый дом. — Ноэль огляделся по сторонам. К сожалению, берег оказался совершенно пустынным, и нигде не было видно ни одного животного, у которого можно было спросить дорогу. Его взгляд упал на покрытое камышом бунгало, рядом с входной дверью которого красовался красный крест. Медчасть.

— Сестра Любу — вот кто нам поможет, — уверенно произнёс Ноэль.


В маленьком кабинете рядом со входом в лазарет сидела огромная горилла. Она сжимала в руках большую чашку, над которой поднимался пар. Заведующая медчастью была заядлой любительницей кофе, и кофеварка в её кабинете бурлила и днём и ночью.

— Здравствуйте, сестра Любу! — Ноэль переступил порог и махнул рукой в знак приветствия.

— Здравствуйте-здравствуйте! — Горилла обнажила дёсны. Выглядело это устрашающе, но Ноэль давно усвоил, что это просто добрая улыбка. — Почему вы так поздно? Вам что, нездоровится?

— Нет, всё в порядке, — заверил её Ноэль.

Рядом с кофеваркой стояла корзина, до краёв наполненная бананами, финиками, ананасами, папайей и вкусными, похожими на инжир плодами, которые росли только здесь, на островах. При виде фруктов желудок Ноэля громко заурчал. С этими волнениями о взломщике он напрочь забыл об ужине!

— Ого, звучит опасно! — Сестра Любу подала ему веточку с финиками и бросила Тайо банан. — Так вас привёл сюда голод?

— Нам нужно срочно поговорить с миссис Моа, — сказал Тайо.

— С миссис Moa? — Высокий лоб медсестры покрылся морщинками. Ноэль жадно проглотил несколько фиников.

— Вы не скажете, где она живёт? — спросил он с набитым ртом.

— К сожалению, не получится, — печально произнесла сестра Любу.

— Мы понимаем, что её рабочий день закончился. Но ситуация чрезвычайная, — настаивал Тайо.

Заведующая медчастью поставила чашку на стол и погладила руками тёмный мех на животе.

— Садитесь. — Она постучала по деревянной скамье у стены. — Хотите кофе?

— Нет, спасибо. — Тайо и не думал садиться. — Это и правда срочно.

— Садитесь! — В голосе гориллы послышались грозные нотки. Возражать было бесполезно, поэтому они оба уселись на скамью.

Ноэль закинул в рот ещё один финик, но почувствовал, как сжался его желудок. Что-то здесь было не так.

— Так в чём, собственно, дело? — Медсестра снова взяла свою чашку. Она подула на кофе, над которым уже давно не клубился пар, поджала губы и сделала глоток.

— Миссис Моа была у нас на Четвёртом острове, — сказал Ноэль. — Она принесла мне шкатулку…

Горилла бросила на него удивлённый взгляд:

— Что за шкатулка?

— Именно это мы и хотим узнать у миссис Моа. Шкатулку украли до того, как я успел её открыть.

— Потому что я не уследил, — негромко заметил Тайо.

Как будто это имело какое-то значение.

— Это плохо. — Сестра Любу пристально смотрела в свою чашку, словно в ней скрывалось что-то чрезвычайно важное.

— Что с вами, сестра Любу? — Ноэль подался вперёд, стараясь заглянуть в большие чёрные глаза гориллы.

Губы гориллы скривились в неловкой улыбке.

— Вы же видели, что происходило в последнее время. Миссис Моа много критиковали…

— Но Тайный совет решил, что она может остаться нашим директором, — сказал Тайо.

Высший орган вынес это решение на прошлой неделе, и весь Интернат принял его с большим облегчением. Директора в школе любили как никакого другого учителя. Миссис Моа была справедлива, рассудительна, великодушна и мудра.

Да, она совершила ошибку. И даже грубую ошибку, которая едва не стоила жизни Ноэлю и его подруге Катокве. Но всё обошлось, и миссис Моа глубоко раскаялась в своём проступке.

Сестра Любу снова подула на остывший кофе. Почему она молчит?

Ноэль положил оставшиеся финики на стол. Его желудок заурчал ещё громче, но на этот раз не от голода.

Он вздрогнул, когда горилла с грохотом опустила чашку на стол, так размашисто, что кофе перелился через край.

— Мне не позволено об этом говорить. Завтра состоится школьное собрание, на котором вам обо всём доложат.

— Она ушла, — прошептала Ноэль. — Так ведь?

Тёмные глаза Тайо расширились от испуга.

— «Либерти»! Она была там…

Сестра Любу тяжело вздохнула.

— Какого чёрта, — пробурчала она. — Всё равно вы завтра всё узнаете. Да, это так. Тайный совет решил, что миссис Моа может остаться директором, но она с этим решением не согласилась. — Огромные круглые глаза медсестры заблестели. Она отвернулась, чтобы Ноэль и Тайо не видели её слёз. — Миссис Моа покинула Таинственные острова сегодня вечером.

4


Ноэль и Тайо ошеломлённо смотрели друг на друга.

— Куда она уехала? — наконец с трудом выговорил Тайо.

— Никто не знает. — Сестра Любу вылила кофе в раковину и тут же налила себе новую чашку. — Но это навсегда. Она сюда больше не вернётся.

— Ничего не понимаю! — Голова Ноэля кружилась от водоворота мыслей. — А как же школа? Кто заменит директора? Миссис Моа присутствовала при создании Интерната, и никто не знает Таинственные острова лучше, чем она.

Неужели это конец? Ноэль не мог и не хотел в это поверить!

— Пожалуйста, позвоните миссис Моа! — попросил Тайо. — Пусть она хотя бы расскажет Ноэлю, что было в шкатулке.

Из стоящей на столе пачки сестра Любу вытянула салфетку и промокнула глаза и нос.

— Хорошо, — сказала она. — Конечно, я ей позвоню.

Отхлебнув кофе, она прокашлялась и закрыла глаза.

Ноэль понятия не имел, как работает дистанционная коммуникация. Так на Таинственных островах называли общение на большом расстоянии. Недавно ему всё-таки удалось научиться отвечать на звонки, но устанавливать контакт с другими избранными он мог лишь в том случае, если они находились с ним в одном помещении. Дистанционной коммуникацией в полной мере владели только продвинутые ученики, такие как Кумо.

Сестра Любу умела общаться по телефону с любым существом на свете, владевшим языком мыслей. В данный момент она стучалась к миссис Моа. Ноэль знал это, хотя горилла не издала ни звука. Сестра Любу просто сидела, сжимая в ладони кофейную чашку, и прислушивалась. Наконец, она сокрушённо покачала головой:

— Мне жаль.

— Что такое? — спросил Тайо.

— Не могу установить с ней связь, — объяснила горилла.

— Почему? — удивился Ноэль.

Сестра Любу выпятила толстую нижнюю губу.

— Может, миссис Моа спит.

— В такое время? — Тайо покачал головой. — Ещё и восьми нет.

Сестра Любу задумчиво уставилась перед собой, а потом серьёзно посмотрела на мальчиков:

— Значит, она просто не хочет со мной говорить. В последние недели она выглядела взволнованной и грустной, но, когда я прощалась с ней на пирсе, она казалась спокойной. Почти безмятежной. Как будто решила для себя все вопросы. — Горилла глубоко вдохнула. — Я буду пытаться до неё дозвониться. Если удастся, я попрошу её позвонить тебе, Ноэль. Но если хочешь знать моё мнение… — сестра Любу ненадолго замолчала, будто не решаясь продолжить. — Лучше не надейся, — тихо промолвила она.


Услышав, что Тайо и Ноэль собираются грести обратно на Четвёртый остров в темноте, медсестра решительно запротестовала.

— Только через мой труп! — заявила она. — Не хватало ещё, чтобы с вами что-то случилось в море. Сегодня вы переночуете в лазарете. Завтра суббота, уроков нет. После завтрака спокойно сядете в лодку и поплывёте обратно.

Перед сном сестра Любу принесла им сытный ужин.

Ноэль был убеждён, что он слишком встревожен и расстроен, чтобы проглотить хотя бы кусок. Но когда ему в нос ударил великолепный аромат риса и специй, ему пришлось взять себя в руки, чтобы не наброситься на тарелку как волк. Он проглотил две внушительные порции и закусил их тарелкой фруктов. А Тайо осилил даже три тарелки риса.