Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джоанна Болори

Список желаний

Посвящается Николе, которая смешит меня уже двадцать пять лет


Январь

Суббота, 1 января

Примерно час назад восстала из кровати, будто Носферату из гроба. Такое чувство, будто, пока спала, во рту устроили конюшню. Поскольку мини-бар пуст и во всем номере не нашлось ни одного стакана, приходится жадно глотать воду прямо из-под крана в ванной. Кажется, будто лицо принадлежит кому-то другому. Черт, давненько у меня не было такого жуткого похмелья. Люси по-прежнему дрыхнет без задних ног на соседней кровати. Одеваться и выходить из номера не рискую — боюсь, осуждающими взглядами меня будут награждать все, у кого есть глаза.

Впрочем, это тот редкий случай, когда похмелье — приемлемая цена за полученное удовольствие. Вчерашняя вечеринка была просто улет! Каждый год мы всей компанией встречаем Новый год в отеле «Сапфир» (безобразно дорогой, супермодный, находится в самом центре города), и каждый год не устаю удивляться, почему нас до сих пор туда пускают. Мы с Люси приехали в половине четвертого. К этому времени остальные уже, конечно, заселились. Поднялись на лифте до своего этажа и, таща за собой огромные чемоданы, доверху набитые вещами, без которых и одной ночи продержаться не можем, отправились искать номер 413. Мы с Люси вместе работаем два года, и за это время она ни разу не пришла вовремя. Никуда.

— Наши, наверное, уже накидались, — рассуждает вслух Люси, — и перетрахались. Все успели — и «Моэт» с ног до головы облиться, и бельем друг с дружкой поменяться.

Наконец номер отыскался, и я принялась возиться с карточкой.

— Ты вообще о чем-нибудь, кроме пьянок и секса, думаешь? Между прочим, не так уж мы и опоздали — всего на полчасика. Хейзел, наверное, разоряет мини-бар, Кевин разогревается для пинты пива, ну а Оливер…

— Приклеился к той испанке, — перебила Люси. — Как ее зовут?

— Педра. Я с ней разговаривала всего один раз, но уже успела обозвать ее Педро. Потом сделала вид, будто оговорилась.

Люси бросила пальто на кровать возле окна и включила телевизор, а я принялась разбирать вещи, недоумевая, с чего вдруг мне взбрело в голову запихнуть в чемодан четыре пары туфель.

— Что наденешь? Зеленое платье? — спросила я у Люси, доставая свое простое черное.

— Угадала. Конечно, с моими рыжими волосами буду выглядеть так, будто меня не взяли в «Ривердэнс» [«Ривердэнс» — ирландское театрализованное танцевальное шоу.]…

Предоставив Люси отплясывать посреди номера нечто, отдаленно напоминающее ирландскую джигу, отправилась в душ. Предвкушая предстоящий вечер, вспоминаю прошлогодний праздник. Время провели отлично — Люси так нарезалась, что уснула в лифте, а Оливер шутки ради выпрыгнул из-за двери моего номера, и я с перепугу описалась.

Мои глубокомысленные размышления прервал стук в дверь и знакомый голос с дублинским акцентом:

— Фиби, я захожу! Прикройся.

Едва успела сдернуть с вешалки полотенце и замотаться в него, как в ванную заглянул Оливер.

— Оливер, ты больной? — завизжала я, быстро развернувшись к нему спиной. — Нравится подглядывать за девушками, иди и пялься на сиськи Педро!

— Ее зовут Педра, и, как бы ни были прекрасны твои сиськи, я здесь не ради них. Имею честь сообщить, что ужин состоится в семь часов. Хотел сказать что-то еще, но Люси отвлекла своими ирландскими плясками. Даже по дому заскучал. Так не хватает рыжих чудиков, кто бы знал!

— Ладно, поговорим, когда оденусь. А пока иди беси кого-нибудь другого.

Час и два бокала вина спустя мы с Люси продолжали готовиться к торжественному выходу. Каждый раз давали зарок продержаться в относительно трезвом уме до полуночи, но к тому моменту, когда начинали звонить колокола, возвещающие о наступлении Нового года, едва стояли на ногах — и это еще в лучшем случае. Поделилась с Люси своими соображениями, заметив, что этот Новый год вряд ли будет отличаться от остальных.

— Только на этот раз ты его будешь встречать без Алекса, и слава богу, — ответила Люси, натягивая колготки. — В прошлом году все чуть со скуки не уснули. Всю ночь успехами на работе хвастался! Обычный физиотерапевт, а послушать — так прямо волшебник!

— Это точно.

— Нет, ты подумай, какая наглость! Он ведь тогда уже спал с начальницей, а имя ее упоминал как ни в чем не бывало!..

— Заткнись! — не выдержала я. — Не порти настроение! Даже вспоминать не хочу про этого козла. Нет, с Алексом все кончено. Теперь задача номер один — найти мужчину, который хотя бы не будет вести себя как полная задница.

— Слишком высокие стандарты задаешь, — рассмеялась Люси. — И вообще, Фиби, тебе сейчас нужны не новые отношения, а приятный, ни к чему не обязывающий секс. Поверь, лучшее лекарство!

— Спасибо за совет, но в своей сексуальной жизни как-нибудь разберусь сама. А лучшее лекарство — еще один бокальчик вина…

С Хейзел и Кевином встретились в баре перед ужином. Ребята уже успели опрокинуть полбутылки шампанского. Хейзел заметила, как я кошусь на бутылку.

— Наконец-то отдыхаем от родительских обязанностей. Если это не повод уделаться в хлам, то что же?

— Спокойно, я не осуждаю. Сама каждый вечер праздную, что у меня нет детей, — ответила я.

В пастельно-розовом вечернем платье Хейзел выглядела потрясающе. Светлые волосы собрала в высокий хвост с помощью заколки со стразами. Муж Хейзел, Кевин, пришел в килте, в котором выглядел очень эффектно. Подумать только — эти двое умудряются производить сногсшибательное впечатление даже при минимуме усилий, я же в черном платье с запа́хом, красных туфлях на каблуках и прической, которую делаю с девяносто пятого года, выгляжу так, будто выскочила из дома впопыхах.

— Оливер с Педрой еще не спускались?

— Судя по тому, как эти двое лизались в лобби, вряд ли они сейчас захотят выходить из спальни, — рассмеялся Кевин, но тут же примолк, явно стараясь представить в красках, чем конкретно они сейчас занимаются.

Нервный, задерганный официант проводил нас в главный зал ресторана. Мы сели за красиво накрытый стол с белой скатертью и зелеными и красными салфетками. Собралось не меньше сотни одетых в тартан [Тартан — орнамент, используемый для расцветки шотландки. Может символизировать определенный клан, а также местность или организацию. Шотландские килты практически всегда имеют рисунок тартан.] гостей. Оживленная атмосфера была наполнена предвкушением праздника. За многими столиками сидели хипстеры в шляпах, лихо сдвинутых набекрень, готовые запечатлеть для Инстаграма свои заказы, как только их подадут. Как всегда, за одним из столов собралась компания молодых парней, успевших напиться еще до того, как принесли еду. Встречались и благообразные супружеские пары средних лет, явно недоумевавшие, как их сюда занесло, а главное, зачем. В честь праздника гостям предлагали традиционный шотландский ужин: пирог с мясом, хаггис плюс какая-то навороченная вариация на тему тофу для вегетарианцев.

— Ну и здоровенные у них столовые приборы, — восхитилась Люси, разглядывая серебряную ложку. — Я бы домой такие взяла.

— Ну так в чем проблема? Спрячь в сумку, пока никто не смотрит, — пошутила я, но, заметив выражение ее лица, осеклась.

— И думать не смей, клептоманка! Руки прочь. Забыла, как в прошлом году тебя заставили платить за халат из номера?

— Да, но столовые приборы к номеру не привязаны. Даже обидно — такая примитивная ошибка… Попалась, как сопливая школьница.

Десять минут спустя к нам вразвалочку подошел широко ухмыляющийся Оливер. Следом шагала Педра. Эта женщина настолько красива, что при одном взгляде хочется съездить ей по морде. А потом — себе.

— Наконец-то! Заблудились, что ли? — проворчала я, хотя в истинной причине опоздания не было никаких сомнений.

— Нет, — покачала головой Педра.

— Ух, какой я голодный! — объявил Оливер и стащил из-под носа у Люси булочку, которую она только что намазала маслом. — Скоро пожрать принесут?

— Или заменяешь ее на что-нибудь аналогичное в течение пяти секунд, Уэбб, или я за себя не отвечаю, — прорычала Люси.

— Ты никогда за себя не отвечаешь, — усмехнулся Оливер, положив ей на тарелку другую булочку. — А теперь позвольте произнести тост! — Оливер поднял бокал, и мы все последовали его примеру. — За моих лучших друзей! За Хейзел и Кевина, которые разбивают в пух и прах мою теорию о том, что хорошее дело браком не назовут. За Люси — про таких женщин, как она, меня предупреждала мама. За Фиби, мою самую давнюю и самую веселую подругу. И наконец, за мою очаровательную девушку Педру! Заранее прошу прощения за свое поведение в эту ночь… Кстати, совсем забыл — за новых друзей, которых мы сегодня приобретем, но так же быстро потеряем, потому что будем вести себя как свиньи. Ладно, чего зря болтать? Приступим!


Мы ели, смеялись, танцевали. К полуночи мои туфли перекочевали под стол. Регулярно выбегая на улицу, выкурила тысяч семнадцать сигарет. Когда заиграли медленные песни, уже было начала погружаться в обычную разновидность новогодней депрессии под названием «никогда не встречу того самого». К счастью, Хейзел заметила мое состояние и принялась активно заговаривать мне зубы.

— Про Алекса думаешь?

— А про кого еще? Представляешь, до сих пор по нему скучаю!

— Ничего подобного, ты скучаешь по идеальному образу Алекса в своей голове. По тому мужчине, каким он тебе казался. А он никогда таким не был.