logo Книжные новинки и не только

«Никогда не уступай» Джоанна Брендон читать онлайн - страница 13

Knizhnik.org Джоанна Брендон Никогда не уступай читать онлайн - страница 13

Глаза Эбби наполнились слезами счастья.

— Я буду верить тебе, Майк. Моя любовь к тебе сильнее, чем просто любовь женщины к мужчине. Страх и сомнения оставили меня навсегда.

— А я сделаю все, что в моей власти, чтобы ты никогда не пожалела об этом, родная. — Его глаза светились любовью. — Даже если на это понадобится целая жизнь, я все равно докажу тебе, что достоин твоей любви.

Эбби потерлась щекой о его щеку, вдыхая дурманящий мужской запах. «О, как же я люблю его», — подумала она и снова обвила его шею.

— Если ты обещаешь любить меня вечно, я приму твою любовь.

— Отныне и во веки веков… — Майк взял ее за руку. Он немного смутился, не зная, что делать дальше. Потом он повел ее в спальню.

— Джейми спит…

— Ш-ш-ш. Мы не станем будить его. Я просто хочу посмотреть на него.

Джейми раскинулся посередине двуспальной кровати. Ручонки его сжимали лоскутное одеяло бабушки.

Майк с умилением и нежностью смотрел на крошечную фигурку безмятежно спящего ребенка.

— Ты позволишь мне усыновить его, Эбби? — спросил Майк.

Больше всего в жизни ему хотелось, чтобы этот красивый маленький мальчик когда-нибудь назвал его папой. Эбби обняла Майка и прильнула к нему.

— Конечно, если ты действительно этого хочешь.

— Тогда я буду счастливейшим человеком в мире.

Горло у Эбби сжалось. И она обрадовалась тому, что Майк не видит ее затуманенных слезами глаз. Он прав. Джейми нужны и мать и отец. Фил не хотел сына — никогда не хотел, так что он не будет возражать против усыновления Джейми.

Майк почувствовал ее напряжение и немедленно откликнулся на него.

— Что-то не так, Эбби? — Он посмотрел ей в глаза.

— Нет, Майк, все хорошо. — Она слабо улыбнулась. — Впервые за долгое, долгое время все в порядке. В таком замечательном порядке!

Она подставила ему губы для поцелуя. Майк обнял Эбби, и она почувствовала, что он весь горит желанием.

— В соседней комнате есть тахта, — вспомнила она. — Я спала на ней, когда в детстве приезжала сюда с родителями.

Майк взял ее на руки.

— Только покажи дорогу…

Эбби обвила руками шею Майка, положила голову ему на плечо и прикрыла глаза. Сложности их жизни никуда от них не ушли, но со временем они смогут устранить их. А пока она забудет обо всем, что способно омрачить их счастье.

— Эбби, Эбби, — как заклинание повторял Майк, укладывая ее на тахту. — Я никогда, слышишь, никогда никого не любил так сильно! Кажется, что всю свою жизнь я ждал только тебя!

Дрожащими руками Майк раздел ее и отошел в сторону, чтобы полюбоваться на безупречное тело любимой. Через высокое узкое окно скупо пробивался свет, глаза Эбби искрились, а густые волосы отливали золотом. Майк встал на колени возле тахты и взял ее лицо в свои руки.

— Люби меня, Эбби, — сказал он чуть слышно, — просто люби и все.

Эбби пригнулась к нему и замерла в долгом поцелуе. Его уста были требовательными и нежными, жаркими и прохладными. Эбби запустила пальцы в гущу его волос, нежно теребила их кудрявые пряди.

Поцелуй их длился, казалось, целую вечность, и когда в конце концов они разомкнули пылающие губы, то почувствовали, что задыхаются от волнения и желания принадлежать друг другу.

— Не заставляй меня ждать! — взмолилась Эбби.

Через секунду обнаженный Майк вернулся к ней.

— Детка! — Майк прижал Эбби к себе, целуя и покачивая ее в своих объятиях. — Ты не можешь себе представить, как сильно я хотел быть с тобой снова.

— Ш-ш-ш…

Эбби сейчас не хотела разговаривать. Она выгнула бедра и замерла в ожидании. Когда она открылась ему, Майка охватила глубокая истома.

Деревья на ветру все качались и качались за окном, и их ветви задевали о кровлю крыши. Солнце медленно склонялось к западу, а тени становились все длиннее. Но для любовников, охваченных страстью, красота надвигающейся ночи осталась за окнами.

Утомленные, они лежали в объятиях друг друга, мечтая о будущей совместной жизни. В комнате было тепло и по-домашнему уютно, а за окнами сгущалась тьма и становилось все холоднее.

Громкий крик, раздавшийся из спальни, испугал Эбби.

— Джейми проснулся, — сказала она.

— Я схожу к нему, — заявил Майк, вставая. — Мне пора учиться отцовству… — Он быстро натянул брюки и вышел из маленькой спальни.

Эбби услышала, как он ласково разговаривает с Джейми, а вскоре до нее донесся журчащий смех малыша. Когда в комнату вошел Майк с Джейми на руках, она, уже одетая, сидела на кровати.

— Может, мне стоит немного повременить с курсом обучения отцовству. — Он передал насквозь мокрого Джейми Эбби.

— Трусишка, — поддразнила она и поцеловала малыша в пухленькую щечку. — Твой новый папа что-то не больно-то храбр, — сказала она, с нежностью глядя на Майка. — На этот раз я тебя прощаю, но когда у нас будет еще ребенок, тебе придется разделить со мной эти малоприятные обязанности.

Майк проводил Эбби в спальню, смеясь.

— В таком случае мне лучше поучиться на Джейми, чтобы с дочкой проделывать все это умело.

— С дочкой?

— Я всегда был неравнодушен к женщинам.

— Тебе бы лучше отныне сохранить пристрастие только к женщинам, носящим твою фамилию.

— Я только к ним и буду неравнодушным. — Майк подошел к Эбби и стал наблюдать за тем, как она меняет подгузник сынишке. — Ну пойдем, малыш. Познакомимся получше за стаканом молока.

Эбби пошла за ними следом — она не могла сдержать улыбки, глядя на то, как двое мужчин — большой и маленький, дружно идут в кухню. Глаза ее, прикованные к крошечной ручке, утопающей в руке Майка, наполнились слезами. Джейми отнесся к Майку с такой трогательной доверчивостью ребенка! Вот и она тоже со временем научится доверять ему так же, как и ее сынишка!

— Мама, ты идешь? — спросил Майк, полуоборачиваясь к Эбби. Глаза его светились любовью.

— За тобой — хоть на край света! Хоть на край света, — повторила она.

— Должно быть, я счастливейший из мужчин, — прошептал Майк, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.

— И я, — тихо ответила Эбби, переводя взгляд с него на сына, — должно быть, счастливейшая из женщин.

Их губы вновь слились в продолжительном поцелуе. Не успев разомкнуть объятия, они снова сомкнули их. Наконец-то могли они беспрепятственно сказать друг другу самое сокровенное!

Эпилог

— Ты так странно ведешь себя, Майк, — заметила Эбби. Выражение ее глаз выдавало усталость.

Год назад Майк ворвался в ее жизнь и потребовал, чтобы она дала ему возможность доказать свою любовь. И теперь они возвращались в хижину подобно преступникам, крадущимся на место преступления. Однако Майк объяснил это Эбби тем, что им просто необходимо провести выходные вдвоем. Этот год принес им столько прекрасного — они были по-настоящему счастливы! На прошлой неделе наконец-то завершилась нудная процедура усыновления Джейми. А дочь, о которой так мечтал Майк, должна была родиться примерно через пять недель.

— Неужели ты все еще не научилась доверять мне, Эбби? — Майк притворился огорченным.

— С чего это я должна доверять тебе? — Глаза ее блестели счастьем.

— Но ведь я же такой любящий, такой заботливый, такой предупредительный!

— И еще скромный, — добавила Эбби.

— Ой, как я рад, что ты заметила!

Они стояли у своего домика. Майк открыл дверь ключом, который ему дала мать Эбби, и уступил ей дорогу.

— Твоя мама и Мег хотели закатить в нашу честь вечеринку, но я убедил их, что спокойный уик-энд будет уместнее.

Посередине стола стоял великолепно украшенный торт, а рядом — серебряное ведерко, в котором охлаждалась бутылка шампанского, и два бокала на высоких ножках.

Эбби разулыбалась. За последний год она успела узнать, что Майк способен на самые неожиданные поступки.

— Какой же ты замечательный парень! — Глаза ее светились любовью.

Майк поцеловал Эбби в нос и открыл шампанское. Он налил немного в оба бокала и подал ей один.

— За нас, — произнес Майк, чокаясь с Эбби. В том, как он смотрел на нее, была и любовь, и нежность, и еще столько всего, чего нельзя выразить словами.

— Двенадцать месяцев назад, в этот день, я попросил тебя о том, чтобы ты подарила мне год своей жизни. Я обещал, что если за это время не сумею сделать тебя счастливой, то ты будешь вольна уйти от меня. — Он принял у Эбби бокал и поставил его на стол. Потом он взял ее руки в свои. — Сегодня я открою тебе правду, Эбби. Я лгал. Я не собирался когда-либо отпустить тебя.

Он опустил руку в карман своего пиджака и вынул оттуда кольцо — на свету блеснул бриллиант.

— Дарю тебе это кольцо и обещаю, что буду любить, холить и лелеять тебя до конца наших дней. — Кольцо холодило кожу Эбби. Пальцы ее затрепетали, когда он надел ей его. — Я люблю тебя, Эбби.

По щекам Эбби заструились слезы, но она не сделала ни малейшей попытки остановить их поток. Сквозь слезы она попыталась улыбнуться, но губы ее дрожали.

— О, Майк! Я люблю тебя!

Эбби обняла его, прижалась к нему так близко, насколько позволял ее большой живот. Малышке, очевидно, не понравилось, что ее потеснили, и она задвигалась.

— Она, должно быть, будет такой же своенравной и упрямой, как и ее мать.

— Или такой же настойчивой, как ее отец.

Майк громко расхохотался, и смех его отозвался во всех уголках хижины.

Какое же невиданное счастье познала она с этим человеком!

— Спасибо, Майк, — благодарила она, неуклюже поднимаясь на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы.

— За что, любимая? — У Майка перехватило дыхание. Год был замечательнейшим, счастливейшим в его жизни, вот только Эбби так до конца и не оттаяла в его объятиях.

— За то, что ты есть. За то, что помог мне понять, что любовь к тебе не таит в себе никакого риска, опасности или угрозы.

«Наконец-то!»— с облегчением подумал Майк.

— Я рад, что помог тебе. — Майк обнял Эбби за плечи и повел ее на кухню — туда, где их ждал праздничный торт.