logo Книжные новинки и не только

«Удачный выбор» Джоанна Лэнгтон читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Джоанна Лэнгтон Удачный выбор читать онлайн - страница 1

Джоанна Лэнгтон

Удачный выбор

Есть люди-жаворонки, а есть люди-совы. Первые рано ложатся и встают ни свет ни заря. Вторые ложатся поздно и поздно же просыпаются. Если есть такая возможность, конечно.

Кимберли Дорсет относила себя к категории сов, но вынуждена была просыпаться с жаворонками — что поделать, как многие женщины, она работала и была обязана являться в офис к девяти часам. Единственное, что примиряло ее с действительностью, было то, что работу свою Кимберли любила, более того — она была для нее смыслом существования. Ну и источником дохода, разумеется.

В это утро будильник зазвонил, как обычно, в семь утра. Сейчас встаю, пообещала себе Кимберли. Вот только еще немного полежу — и встаю. И не заметила, как провалилась в сон, — как всегда, она уснула около часа ночи.

Открыв глаза, Кимберли взглянула на циферблат будильника, и с кровати ее как ветром сдуло. Начало девятого! Проспала! Катастрофа!

Она пулей помчалась в ванную, потом бросилась одеваться. Пришлось надеть костюм, в котором она ходила на работу вчера, другой Кимберли собиралась выгладить утром — водился за ней такой грешок, откладывать на завтра нелюбимые дела, — но, поскольку она безнадежно, ужасающе проспала, ни о какой глажке не могло быть и речи. А на костюме, в котором она ходила на работу вчера, не хватает пуговицы, и пятно она где-то умудрилась посадить, и брюки как жеваные… Проклиная себя за лень, Кимберли бросила в сумочку флакончик с пятновыводителем, провела щеткой по своим непослушным вьющимся волосам и выбежала из квартиры, будто за ней гналась стая чертей.

На работу она приехала с пятнадцатиминутным опозданием, но не успела даже дух перевести, не то что привести себя в порядок — Кимберли передали распоряжение Гарри Уилбера, курировавшего сектор, который она временно возглавляла, немедленно подняться в конференц-зал. Кимберли торопливо вышла из комнаты, рассудив, что в порядок привести себя всегда успеет.

Если бы она только знала, что ее ждет, она бы так не спешила.

1

В Нью-Йорк из Денвера прилетела целая делегация, чтобы поскорее ввести в курс дела Артура Мартинеса, бизнесмена, купившего недавно компанию «Скайлайт».

Последние две недели, пока шли переговоры о купле-продаже, в компании царила нервозная обстановка. Весь руководящий состав трясло как в лихорадке. Служащие различных рангов — от исполнительных директоров до заведующих небольшими отделами — понимали, что их работа в известной компании висит на волоске. Жесткий, бескомпромиссный стиль руководства, присущий Мартинесу, о котором все были наслышаны, стал в мире бизнеса чуть ли не легендой.

— Взгляните, господин Мартинес, это поможет вам составить некоторое представление о руководящем звене «Скайлайт», прежде чем вы познакомитесь с ними лично, — сказал один из директоров с коротким заискивающим смешком и протянул новому владельцу рекламный проспект, на первой странице которого помещалась фотография сотрудников, занимавших в компании ключевые посты.

Артур Мартинес направил острый взгляд своих темно-синих глаз на фото. Первой, на кого он обратил внимание, была женщина, но не только потому, что она была единственной среди мужчин. Заметил он ее главным образом из-за того, что она портила общий вид группы, запечатленной на фотографии. Женщина была долговязой, видимо, на почве высокого роста у нее сложились определенные комплексы, потому что она заметно сутулилась. Создавалось впечатление, что она старалась держаться в тени, быть незаметной. Артуру она напомнила жирафёнка, который безуспешно пытается скрыть свои длинные неуклюжие конечности. Очки в темной толстой оправе уменьшали и без того узкое серьезное лицо. Но что особенно поразило в ней Артура, так это вопиющая неопрятность. Русые вьющиеся волосы торчали в разные стороны, словно никогда не знали расчески. Артур также отметил отсутствие пуговицы на пиджаке, который висел на женщине, как на вешалке. Артур брезгливо поморщился. Сам он являл образец сдержанной элегантности и не выносил тех, кто допускал неряшливость в одежде.

— Кто эта женщина? — резко спросил он.

— Женщина? — переспросил кто-то из встречавших.

Артуру пришлось ткнуть пальцем в изображение на снимке.

— О, вы имеете в виду… Это Ким! Она помощник финансового директора. Я не сразу сообразил, о ком вы говорите, мы о ней как-то не привыкли думать, как о женщине. У Ким не мозг, а вычислительная машина. Она очень честолюбива, кроме работы, для нее ничего существует. — Собеседник Артура словно оправдывался, что в высшее руководство компании затесалась женщина. — Вся ее жизнь в работе, за три года ни разу не брала отпуск…

— Это вредно для здоровья, — неодобрительно заметил Артур. — Переутомление и отсутствие отдыха ведут к тому, что служащие трудятся ниже своих возможностей и допускают ошибки в работе. Эта женщина нуждается в отдыхе, и, кроме того, в отделе кадров ей должны указать на неряшливый вид. Пусть приведет себя в порядок.

У встречающих вытянулись лица. Не сговариваясь, они одернули пиджаки и втянули животы, боясь попасть в немилость к новому боссу. Чего доброго, безукоризненный мистер Мартинес найдет в одежде какой-нибудь изъян и навесит ярлык неряхи.

Повисло неловкое молчание. Представители «Скайлайта» гадали, неряха ли Кимберли Дорсет. Никто никогда не приглядывался к ней настолько, чтобы обратить внимание на ее облик или одежду. Все знали, что она необычайно способна и лучше других разбирается в экономике. Это было главным, а остальное никого не волновало.

Артур Мартинес продолжал пристально разглядывать фотографию. Подвергнув инквизиторскому осмотру мужчин, он нашел еще один повод для порицания.

— Некоторые думают, что хорошо одеваться на работу необязательно, потому что клиенты якобы не обращают на это внимания. Так вот, лично я придерживаюсь другой точки зрения, поэтому не потерплю в офисе никаких джинсов. Опрятный внешний вид предполагает дисциплину и, вне всякого сомнения производит положительное впечатление. Вот этот мужчина, к примеру, давно мог бы подстричься и научиться завязывать галстук, — брюзгливо сказал Артур и указал на провинившегося. — Уход за своей внешностью должен быть постоянным.

Выслушав сердитый монолог, руководители «Скайлайт» дружно решили сесть на диету, на всякий случай сходить в парикмахерскую, а также приобрести новые костюмы, сорочки и галстуки. В конце концов, Артур Мартинес не только поучает, но и сам неукоснительно следует исповедуемым принципам. Без единого лишнего грамма веса, придирчивый и, несомненно, очень привлекательный в потрясающе сшитом костюме, этот человек производил достаточно яркое впечатление, чтобы вызвать горячее желание подражать ему.

Однако один из встречающих, Гарри Уилбер, сверх меры гордился своей смазливой внешностью, а потому не посчитал нужным для себя садиться на диету или нестись в магазин за новым костюмом. Но слова Артура Мартинеса тоже нашли в его сердце горячий отклик — он только что придумал, как повысить в должности свою очередную любовницу через голову Кимберли и не вызвать при этом лишних разговоров.

— Отделу кадров также следует поставить перед собой новые задачи. Я бы хотел видеть очень быстрое улучшение ситуации с продвижением женщин на руководящие должности. В данный момент положение просто ужасающее, — заявил Артур Мартинес, и на губах Гарри мелькнула торжествующая улыбка.

Когда Гарри Уилбер, непосредственный начальник Кимберли, вызвал ее и сообщил ей плохую новость, она была настолько потрясена, что изумленно воскликнула:

— Рут… будет новым финансовым директором?!

Гарри кивнул как ни в чем не бывало, словно это назначение было делом вполне естественным и закономерным.

Рут Болдуин? Эта недалекая, постоянно хихикающая блондинка, работающая сейчас у Кимберли в подчинении, будет ее боссом? Ужасная новость явилась для Кимберли громом средь ясного неба и повергла ее в глубокий шок. В течение трех последних месяцев она исполняла обязанности финансового директора и не без оснований надеялась, что ее утвердят в этой должности. Ей и в голову не могло прийти, что Рут при ее весьма скромных способностях может претендовать на этот пост.

— Я решил поставить тебя в известность заранее, прежде чем отдел кадров уведомит тебя официально, — добавил Гарри сочувствующим тоном, словно он из кожи лез вон, желая сделать ей одолжение.

— Но Рут не обладает соответствующей квалификацией, и она работает всего два месяца в нашем секторе… — Кимберли все еще не могла прийти в себя от обрушившегося на нее удара.

— Свежая кровь идет на пользу компании, от этого она становится лучше и конкурентоспособнее, — назидательно изрек Гарри, с укором посмотрев на растерявшуюся сотрудницу.

Ошарашенная Кимберли вернулась на свое рабочее место. Она бы легче перенесла неудачу, если бы должность, на которую давно рассчитывала, занял более достойный соперник. А может, Рут Болдуин обладает талантами, которые я не разглядела? — спросила себя Кимберли.

Она вспомнила, что сегодня вечером состоится прием по случаю представления сотрудникам компании Артура Мартинеса, и сдержала вздох раздражения. Кимберли вообще не любила вечеринки, а уж корпоративные и подавно. Однако теперь, когда ее лишили должности, которая, как она наивно полагала, была у нее уже в кармане, Кимберли рассудила иначе. Она подумала, что ей все-таки стоит появиться на чествовании нового хозяина компании, а то коллеги могут решить, что она завидует Рут.

Рут Болдуин скоро будет моей начальницей. От этой мысли у Кимберли сдавило горло, и она проглотила тугой ком, мешавший ей свободно дышать. Господи, неужели я умудрилась так напортачить где-то, что собственными руками пустила коту под хвост долгожданное повышение? Рут станет моим боссом. Рут, с которой недавно я была довольно резка из-за ее слишком затяжных ланчей и небрежной работы. Та самая Рут, которая половину рабочего дня проводит в пустой болтовне, а оставшееся время флиртует с первым подвернувшимся мужчиной. Хорошо еще, что сегодня ее нет на работе, подумала Кимберли.

Она все глубже погружалась в шоковое состояние. Начиная с детского сада, затем в школе и в университете Кимберли привыкла к тому, что все ожидают от нее каких-то необыкновенных результатов, привыкла быть лучшей, поэтому любая неудача повергала ее в мучительный процесс самобичевания. Кимберли была уверена, что не сумела оправдать те высокие надежды, которые на нее возлагались, и потому Рут обошла ее.

Кимберли прислушалась к разговору коллег.

— Сегодня вечером мы увидим его живьем и посмотрим, насколько он соответствует своей необыкновенной репутации…

Кимберли поморщилась: это, конечно, Ивон, она чересчур любопытна. Кто-то хихикнул.

— Говорят, что для своей последней пассии он купил наручники, усыпанные бриллиантами.

Губы Кимберли изогнулись в презрительной гримасе. Если бы мужчина предложил ей такие наручники в качестве подарка, она бы спустила его с высокого этажа без парашюта. Правда, ей вряд ли кто-нибудь предложит. И слава Богу, что она не из тех женщин, которые позволяют делать им неприличные подарки! Кимберли было противно даже слушать, как одна из коллег восторгалась мужчиной, низводящим секс до игры с дорогими безделушками.

— Клянусь, он совершенный душка, — сказала Ивон и мечтательно вздохнула. — Высший класс…

— А я уверена, что он маленький и кругленький, как его покойный отец, — заметила Кимберли с едкой иронией. — Он поэтому и не любит журналистов — ему приятно, что его считают красивее и лучше, чем он есть на самом деле.

— Может, бедняге надоело, что все гоняются за его миллионами, — высказалась Ивон.

— А может, за ним никто бы не гонялся, если бы у него не было этих самых миллионов, — саркастически заметила Кимберли.

Неизвестно, сколько бы еще они препирались, но Кимберли вызвали в отдел кадров. Там ей сообщили официально, что ее просьба о предоставлении ей должности финансового директора отклонена. Как ни благодарна была Кимберли Гарри Уилберу за то, что эта новость не застала ее врасплох, но ей все-таки было интересно, почему он предупредил ее. Кимберли спросила, были ли какие-нибудь жалобы на ее работу, и получила в ответ заверение, что ничего подобного не было.

— И это делает вам большую честь, учитывая события последних месяцев, — продолжал кадровик тоном, исполненным искреннего сочувствия. Он явно имел в виду недавнюю кончину ее отца.

— Мне повезло, что у меня была работа, которая отвлекала от грустных мыслей, — сказала Кимберли.

— Вы знаете, что у вас накопился неиспользованный отпуск за несколько лет?

— Да.

— Меня попросили проследить за тем, чтобы вы отгуляли хотя бы три недели, начиная с конца этого месяца…

— Три недели? — испуганно переспросила Кимберли.

— Меня также уполномочили предложить вам более длительный отпуск — на шесть или двенадцать недель, с сохранением за вами места, разумеется.

— Вы говорите серьезно?! — ошеломленно воскликнула Кимберли.

Кадровик, словно не заметив, что Кимберли не в восторге от его предложения, стал описывать прелести отдыха. Попутно он отметил, что Кимберли, получив диплом, сразу приступила к работе в «Скайлайт».

— Вы проводите много времени на работе.

— Но мне нравится работать…

— Тем не менее, я уверен, вы с удовольствием расслабитесь за три недели и, возможно, захотите продлить свой отпуск на более долгий срок, — настойчиво уговаривал ее кадровик. — Вы только представьте, какой отдохнувшей и посвежевшей вы вернетесь на работу!

«Расслабитесь»? Прицепившись к этому слову, Кимберли подумала, что, может быть, именно поэтому ее обошли с повышением. Интересно, ее коллеги тоже считают, что она переутомилась и потому бывает раздражительной? Или, по их мнению, она не способна руководить работой других? Должна же в конце концов быть причина, по которой она не получила эту должность! Но так или иначе ее лишили права решать, когда ей идти в отпуск и стоит ли ей вообще брать его. Это как раз больше всего беспокоило Кимберли. Почему именно сейчас? Может, из опасения, что она не сможет легко приспособиться к новому руководителю финансового сектора?

Глубоко обеспокоенная полной потерей веры в свои способности, Кимберли работала без перерыва на ланч, и, когда подняла голову от стола, в комнате уже никого не было. Она очень удивилась.

— Куда все подевались? — спросила она у Гарри Уилбера, которого встретила в коридоре.

— Ушли пораньше, чтобы привести себя в порядок. Сегодня у нас прием, не забыла? Я тебе советую последовать их примеру.

Кимберли терпеть не могла оставлять работу незаконченной, но она вспомнила о событиях сегодняшнего дня и о том, что ее буквально выталкивают в отпуск. Это был болезненный урок, показавший ей, что незаменимых людей нет. Кимберли вернулась в комнату, взяла сумку и спустилась вниз. На улице хлестал дождь, а плащ она в спешке оставила наверху. Пришлось вернуться.

На этаже стояла мертвая тишина. Кимберли направилась к раздевалке, где висел ее плащ, и вдруг услышала голос Гарри Уилбера, доносившийся из его кабинета:

— …Артур Мартинес дал ясно понять, что он любит работать в окружении красивых, элегантных женщин. Он только взглянул на нашу простушку Ким на фотографии, помещенной в рекламном проспекте, и мы поняли, что руководящей должности ей не видать как своих ушей. Поэтому я поддержал заявление Рут. Я согласен, что она менее квалифицированный сотрудник, зато она значительно презентабельнее…

Кимберли остановилась как вкопанная. «Простушка Ким» — это о ней?!

— Ким Дорсет прекрасный работник, — строго возразил Гарри мужской голос, принадлежавший одному из директоров компании.

— Я не спорю, она ценный сотрудник, но не для переднего плана. Даже лучшая подруга не назовет ее красавицей. Она, как мокрое одеяло, может испортить все удовольствие, — сказал Гарри с такой злобой, что у Кимберли мороз пробежал по коже. — Откровенно говоря, мы сделаем себе только хуже, если проигнорируем вкусы мистера Мартинеса и преподнесем ему простушку Ким в первый день его появления в компании.

Кимберли трясло от услышанного, но еще больше она боялась, что ее застанут за подслушиванием. Она повернулась и на цыпочках вернулась к лифту, так и не взяв плащ.

Теперь Кимберли знала причину, по которой Рут сделали финансовым директором вместо нее. «Простушка Ким»! Внутри у нее все переворачивалось от обиды, но Кимберли не стала лелеять это чувство. Гарри Уилбер четко поставил все на свои места: в отличие от нее Рут была весьма привлекательной и имела успех у мужчин. Не какой-то мощный потенциал Рут, а красивые округлые формы стали решающим фактором в ее назначении на пост финансового директора.

И все же унижение было горьким. К глазам подступили жгучие слезы, но Кимберли крепко смежила ресницы и удержала их. Это была вопиющая несправедливость. Она подходила для этой работы, как никто другой, и упорно трудилась, чтобы получить эту должность. Никто не имеет права судить о человеке по его внешности! К тому же это противозаконно. Кимберли представила, как стоит перед судьей и повторяет оскорбительные слова Гарри. Она невольно содрогнулась от ужаса. Нет, ни при каких обстоятельствах она не подаст на «Скайлайт» в суд и не сделает себя объектом снисходительной жалости.

«Простушка Ким»! Она хмыкнула. Гарри никогда бы не сказал ничего подобного, если бы знал, что, когда ей было пятнадцать лет, модельное агентство предложило ей выгодный контракт. Ее отец пришел, конечно, в ярость от одной мысли, что его дочь будет занята на такой, по его мнению, низкопробной работе. Но на протяжении последующих восьми лет Кимберли бережно хранила в памяти тот день, когда она в первый и в последний раз восстала против суровых порядков Эдварда Дорсета. Она тайно посетила агентство, где ей привели в порядок лицо и волосы. Кимберли с восхищением смотрела, как искусный макияж и одежда превращают ее из худосочной жерди в яркую длинноногую красавицу. Возможно, Кимберли и приняла бы предложение агентства, но к ней полез с нежностями фотограф, и она сбежала. Этот инцидент убедил Кимберли в том, что отец был прав, говоря о моральном разложении в модельном бизнесе.

Почему бы не попытаться сделать из себя хотя бы бледное подобие того, что удалось сотворить с ней кудесникам из модельного агентства? А что, это идея! Появившись на приеме во всем блеске, она утрет нос Гарри Уилберу и отвратительному ловеласу Артуру Мартинесу. Как можно быть таким идиотом, чтобы в бизнесе ставить красоту выше мозгов?

Не обращая внимания на проливной дождь, Кимберли добежала до ближайшей телефонной будки и позвонила своей подруге Глэдис, у которой была собственная парикмахерская. Когда она спросила, может ли Глэдис втиснуть ее сегодня в свое расписание, чтобы привести ее голову в порядок, Глэдис была настолько потрясена, что ненадолго онемела.

— Неужели ты стала легкомысленной наконец? — спросила она, обретя дар речи. — Или это что-то другое?

— Что-то другое, — с досадой буркнула Кимберли. — Сегодня вечером я иду на одно очень важное для меня мероприятие.

Заинтригованная Глэдис велела ей приезжать немедленно.

Кимберли села в автобус, который останавливался недалеко от салона Глэдис. Свободных мест не было, и ей пришлось стоять в проходе. Ее толкали, но Кимберли, погруженная в невеселые раздумья, ничего не замечала. Хорошо, что ее отец не дожил до этого позорного дня. Ему было бы стыдно и горько, что его дочь не смогла получить повышение по службе. С другой стороны, Кимберли не могла припомнить ни одного случая, когда бы ей удалось оправдать его ожидания и вызвать у него отцовскую гордость.