Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Джон Харгрейв

Mind hacking. Как перенастроить мозг за 21 день

Из этой книги вы узнаете:

• как определить истинные причины проблем и найти пути их решения;

• почему важно развивать осознанность и концентрацию;

• где взять энергию и как правильно ее тратить;

• как избавиться от привычки делать все и сразу;

• что такое ментальные циклы и как их настроить.

Пролог

$numreads = 0;

sub ReadBook {

Моя история

Когда я бросил пить? Когда мою гостиную штурмом взяла секретная служба.

«Штурм» — это, наверное, слишком сильное слово, потому что сначала они вообще-то спросили, можно ли войти. Они были очень вежливы в этом отношении — два старших агента и молодой парень, чуть за двадцать. Возможно, мне следовало ответить «нет», но после обеда я был слегка навеселе. Была пятница накануне Дня труда. Перед уходом с работы я пропустил пару кружек пива с коллегами. Пил я только по особым случаям — например, по рабочим дням.

В то время у меня был юмористический сайт, и я шел на безумные шаги, чтобы сделать себе рекламу и продвинуть его. Мой любимый розыгрыш заключался в получении кредитной карты на имя знаменитости. Сделать это было на удивление легко: достаточно просто позвонить в кредитную компанию и сказать, что вы хотите добавить «дополнительного держателя карт» и дать имя знаменитого человека. Например, Барак Обама.

Когда я получил фальшивую кредитку на имя Барака Обамы, он еще не стал официальным кандидатом на президентских выборах 2008 года. Но я предчувствовал, что, в конце концов, он окажется в Овальном кабинете, поэтому я жизнерадостно описал историю с кредитной картой, и количество посетителей моего сайта безмерно возросло. В розыгрышах я шел на все больший риск, стараясь превзойти самого себя. Но мне казалось, что розыгрыш президента станет настоящей кульминацией.

Я оказался прав. Через день после объявления Обамы официальным кандидатом, в дверь моего дома постучали агенты секретной службы. Я пригласил их в гостиную, двое уселись на диван, я устроился в кресле напротив. Один из старших агентов встал перед камином, скрестив руки, лицом ко мне. Никаких киношных клише — ни наушников, ни темных очков. Кроме того, они были в моей гостиной, а ее я в кино точно никогда не видел.

— Возможно, вы не сознаете, что секретная служба не только защищает кандидатов на пост президента, — сказал агент, сидевший на диване, — но еще и деньги нации. Выписав кредитную карту на имя Обамы, вы попали в сферу наших интересов.

Этому человеку было около пятидесяти. Волосы его начали редеть, но взгляд темных глаз был очень пристальным.

— Кража личности тянет на пятнадцать лет федеральной тюрьмы, — добавил агент, стоявший возле камина, и огляделся. — У вас такой красивый дом, замечательная семья… — Он немного помолчал и добавил: — Было бы жалко всего этого лишиться.

Мне доводилось оказываться в безумных ситуациях, но на сей раз накачанное алкоголем сердце послало всплеск адреналина в мой мозг. Только этим можно объяснить, что в тот момент я подумал: «Я не отдам им кредитную карту».

— Мы бы хотели получить кредитную карту, — сказал плотный агент, все еще скрестив руки на груди.

— Я не могу этого сделать. — Мой голос дрогнул.

— Да? А почему?

— Технически, кредитная карта принадлежит компании, — ответил я, припомнив малоизвестный юридический трюк. — Я не могу отдать ее вам без разрешения компании.

— Отлично, мы им позвоним, — сказал агент на диване и сразу же набрал номер кредитной компании на мобильном телефоне. Они явно этого ожидали.

— Секундочку, — остановил его я.

На подкашивающихся от страха ногах я подошел к своей компьютерной сумке и достал диктофон. Если уж мне придется отдать им свою драгоценную кредитку, то, хотя бы разговор этот я запишу, чтобы потом рассказать о нем на своем сайте.

— Что это? — подозрительно спросил агент у камина.

— Должен сказать вам, что я буду записывать этот разговор, — объявил я, нажимая кнопку «запись».

Агенты переглянулись и с удивительной резвостью поднялись, чтобы уйти.

— Интервью закончено, — заявил старший агент, когда они выскакивали из моего дома.

Я смотрел им вслед, пока их машина не скрылась за углом, и вздохнул с облегчением. Потом я спокойно отправился в ванную, и меня стошнило.

Тот вечер был одним из худших в моей жизни. Жена моя пришла в ярость из-за того, что я не отдал кредитную карту. Мы оба были в ужасе — а вдруг секретная служба вернется ночью, чтобы обыскать дом или вообще бросить меня в тюрьму.

— Если они вернутся, — сказала жена, — ты знаешь, что они найдут.

Моя зависимость от марихуаны постоянно росла. Она стала источником моего творчества и вдохновения, и она же подталкивала меня на все более дикие поступки. Но я недавно создал семью, у меня на хвосте секретная служба, а забить косячок мне хотелось гораздо сильнее, чем сохранить эту кредитку.

— Я не могу от этого избавиться, — застонал я. — Ты не знаешь, о чем просишь,

— Ты должен от этого избавиться, — потребовала она. — Или из нашего дома исчезнут наркотики, или я.

Неужели она это сказала? По крайней мере, мне показалось, что она сказала именно это. Тут я понял, что в моей жизни наступил момент истины. Если я не брошу пить и употреблять наркотики, то моему браку и семейной жизни придет конец. И, как сказал секретный агент, я потеряю свой красивый дом.

В глубине души началась война с самим собой. Я безумно хотел избавиться от своих зависимостей, но мне не хватало смелости отказаться от того, что я люблю так сильно. Я был страшно зол на жену, на American Express, на правительство США. Это они поставили меня в такое безнадежное и отчаянное положение. Они отвечают за все!

Приняв решение, я чуть не расплакался.

— ОТЛИЧНО! — крикнул я. — Если я выброшу всю травку, то и все спиртное тоже!

Это был тот самый приступ «все или ничего», характерный для алкоголиков. Но в тот момент это спасло мою жизнь. Я вытащил из шкафов все бутылки, покидал их в коробки и загрузил в машину.

Я направился к местному супермаркету, подъехал к свалке и выкинул великолепный алкоголь на тысячу долларов в бак. Передать не могу, как это было тяжело. Был вечер пятницы, впереди нас ждал длинный праздничный уик-энд. Все вокруг начинали веселиться, а я думал лишь об одном: «Мне никогда больше не веселиться вместе с ними!» Мысль эта была так мучительна, что мне пришлось сделать над собой большое усилие, чтобы не думать о долгосрочных последствиях принятого решения.

«Мне нужно было отдать это кому-нибудь», — думал я, выкидывая бутылку шампанского с нашей свадьбы, граппу, привезенную из Италии, и французские вина, приберегаемые для особых случаев (например, для четверга). Соблазн отложить несколько бутылок, чтобы «отдать другу», был невероятно велик. Но я держал себя в руках и думал лишь о том, что нужно выбросить бутылку, еще одну и еще одну. Бутылки кончились, осталась марихуана.

Я вернулся в машину и какое-то время колесил по городу, стараясь набраться смелости. «Подумай обо всем хорошем, что подарил тебе этот наркотик, — твердил мне разум. — Подумай о тех классных, безумных идеях, которые приходили тебе в голову. Подумай, что теперь тебе придется жить одному, без этого теплого, успокаивающего тумана».

В конце концов, я приехал на пустую парковку и увидел мусорный бак. Может быть, если бы я сумел заставить себя думать о физическом движении выбрасывания наркотиков, то смог бы с этим справиться. Никаких долгосрочных перспектив, одно лишь мышечное движение — швыряние пакета в бак.

Я очень медленно зашагал к мусорному баку. Разум пытался остановить меня, но я перенаправлял его на следующий момент, на следующий, на следующий… С ощущением безумной печали и утраты я выбросил свои наркотики, мою прелесть, в недра Роковой горы.

В то время я не понимал, что прием «перенаправления разума» стал первым в арсенале «взломщика разума». В последующие месяцы я использовал его снова и снова — оставаться трезвым было нелегко. Со временем я придумал целый арсенал таких приемов, и с их помощью сумел перепрограммировать свою жажду наркотиков. У меня сформировались ментальные привычки, которые помогли мне в этой борьбе.

На осознание трансформации разума мне потребовалось время. Время потребовалось и на сложные юридические процедуры, связанные с отказом от кредитки на имя Барака Обамы. Теперь мне даже странно, что я не избавился от нее немедленно, но это лишний раз доказывает, насколько слепы мы в отношении своих безумных мыслей. Агенты, сидевшие в моей гостиной, были лишь симптомом неправильности моего мышления: истинная проблема была гораздо глубже.

Сегодня я бесконечно благодарен за этот опыт, потому что он изменил не только мой разум, но и абсолютно все. Я проникся невероятным уважением и благодарностью к секретной службе. Кроме президента, секретная служба спасла меня.