logo Книжные новинки и не только

«Песнь праха» Джон Мини читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Джон Мини Песнь праха читать онлайн - страница 1

Джон Мини

Песнь праха

1

Из густой темноты, что начиналась сразу за каменными ступенями, на лейтенанта смотрели янтарного цвета глаза. Донал пальцами изобразил нечто вроде приветствия. Засунув руки в карманы пальто, обернулся и окинул взглядом все двести этажей здания Управления, с бескомпромиссной мрачностью возвышавшегося у него за спиной. Час был поздний, на улице царил неприятный сырой холод, небо приняло глухой темно-лиловый оттенок.

Где-то там, далеко наверху, лейтенанта ждали в кабинете комиссара Вильнара. Насколько Доналу удалось понять по отдельным намекам во время утреннего телефонного разговора, комиссар приготовил для него новенькую работенку, причем явно поганую.

— Сукин сын! — пробормотал он.

Из темноты раздалось тихое рычание.

— О, извини, не хотел, — добавил Донал.

Он расстегнул пальто, легко взбежал по ступенькам, прошел между двумя каменными колоннами с оранжевыми светильниками наверху и остановился перед высокими дверями из бронзы и стали.

— Лейтенант Донал Риордан, — отчетливо произнес он. — Удостоверение номер два-три-омикрон-девять.

Легкое покалывание на коже, затем громадные замки с глухим стуком повернулись, и двери открылись. Донал вошел в приемное помещение, напоминавшее склеп.

Справа от него дежурный сержант Эдуардо казался тенью над грандиозным гранитным столом. Кроме него здесь больше никого не было. Донал проследовал к нескольким цилиндрической формы лифтам, располагавшимся в задней части «склепа». Эхо его шагов разносилось по всему помещению, а пальто от вентиляционных сквозняков вздымалось подобно старинному камзолу.

Донал вошел в пустой лифт.

— Привет, Герти, 187 этаж, пожалуйста.

Мгновение молчания, затем:

«Для тебя какой угодно, милый».

Слова прозвучали как ласковое прикосновение.

Как только лифт рванулся вверх, Донал почувствовал спазм в желудке.

Десять секунд спустя он вышел в коридор, залитый матовым светом.

«До скорого, дорогой».

— Увидимся.

В приемной комиссара Вильнара его секретарша, известная любому копу под именем «Глазастая», сидела спиной к входу. Изящные серебристые кабели свисали вокруг её шикарного компьютерного столика. Не поворачиваясь к Доналу, Глазастая взмахнула бледной ручкой. Донал понял, что нужно без лишних разговоров проследовать в кабинет к шефу.

— Спасибо.

— Не за что, лейтенант.

Он прошел мимо ряда вполне обычных шкафов с документами. На каждом имелся крошечный значок в форме сжатого кулака, означавший, что доступ к ним посторонним воспрещен. Что же там хранится? Не иначе отчеты о расходах комиссара.

Перед лейтенантом распахнулись черные двери, и он вошел в кабинет комиссара Вильнара. У внушительного стола стоял черный стул для единственного посетителя. Двери за спиной Донала с едва слышным скрежетом захлопнулись.

С противоположной стороны стола повернулось большое кресло, и Донал узрел лысину комиссара и широкие плечи его черного пиджака.

— Садитесь.

— Спасибо.

— Вы когда-нибудь бывали в опере, Риордан?

— Сэр?

— Именно такой реакции, — плоские черты лица комиссара задвигались — некое подобие улыбки, — я и ожидал. Прочтите это.

Комиссар Вильнар выдвинул один из ящиков стола и извлек оттуда газету. Издание было шикарное, на желтоватой газетной бумаге с витиеватым фиолетовым шрифтом. Номер «Фортиниум таймс». Видом он походил на «Тристополитан газетт», хотя и был далеко не столь хлипким — плебейская газетенка распадалась на листы за несколько часов.

— Гм…

В самом низу первой страницы лейтенант обратил внимание на заметку об убийстве в ходе бандитских разборок. На черно-белой фотографии была изображена случайная жертва — медицинская сестра, волею судьбы оказавшаяся между затормозившей машиной и настоящей целью нападения, Багсом Лэндером.

— Не туда смотрите, — услышал он голос комиссара. — Загляните в раздел «Искусство». Под заголовком «Театр».

— Вы шутите? — Донал медленно переворачивал тяжелые газетные страницы. — Это? Насчет какой-то оперной певицы?

Лиловая типографская краска рябила перед глазами; Донал просматривал описание выступления Марии даЛивновой в «Белой маске».

— Не понимаю… Ах, вот оно. Она приезжает в Тристополис. Театр «Дю Лу Мор». [Театр Мёртвого Волка (фр.).]

Упомянутый театр представлял собой роскошное здание неподалеку от Хордуэй, мимо которого частенько проходил Донал.

— Совершенно верно. И пока дива находится здесь, — комиссар протянул руку и забрал газету, — ничего дурного с ней не произойдет. Я правильно выразился?

Донал закрыл глаза и открыл их снова.

— Вы предлагаете мне организовать охрану, сэр?

— Я ничего вам не предлагаю.

— Гм… Да, конечно, сэр.

Комиссар выдвинул другой ящик и вытащил оттуда несколько отдельных листов плотной бумаги. Это были краткие отчеты о нескольких преступлениях, отпечатанные шрифтом цвета индиго. На каждом из них указывалось место происшествия и время. Первое, судя по всему, произошло в Фортиниуме. Ещё на двух листах были копии газетных статей.

— Шесть месяцев назад? — уточнил Донал.

— Прочтите внимательнее.

В отчете говорилось о смерти на сцене знаменитого актера, за которой последовали аплодисменты той части зрителей, которые перепутали реальную смерть со слишком рано наступившей развязкой пьесы.

— Мнимая карета «скорой помощи», — добавил комиссар Вильнар до того, как Донал дочитал заметку до конца, — забрала тело. За пять минут до прибытия настоящих медиков.

— Танатос! — пробормотал Донал.

Комиссар Вильнар нахмурился: ему не нравилось, когда подчиненные богохульствуют. Донал продолжал читать отчеты о происшествиях, имевших место на территории трех других государств в Трансифике, и одного в Зуринаме.

— Трупы. Вот что здесь общее. — Донал поднял глаза на шефа. — Кому-то нужны трупы актеров.

— Верно. — Комиссар Вильнар указал на третий отчет. В нем говорилось о телохранителях у хорошо охраняемого фамильного мавзолея, которые открыли стрельбу, не задавая никаких вопросов. Двоих незваных гостей им удалось убить, остальные сбежали. — Речь идет о Трелвее Боскине Третьем, и его тело до сих пор спокойно лежит в саркофаге.

Одного из умерших актеров, сэра Эйлина Конроли, успели доставить в городской морг. Это случилось в Лоргонне, на сыром южном побережье. В теле актера медэксперты обнаружили микроскопические отверстия, оставляемые ядовитыми осколками, растворимыми в биологической среде.

Но на следующее утро после проведения экспертизы, когда ассистент открыл выдвижной ящик, в который положили тело Конроли, его там уже не было.

— И ведь речь идет об убийстве, — прокомментировал Донал, — а не только о похищении трупов.

— В суде это не будет иметь принципиального значения.

— Понимаю.

— В отчетах сообщалось в целом о двенадцати преступлениях.

— В Зуринаме, где гастролировала популярная зарубежная певица Шалария — просто Шалария, без фамилии — произошло то же самое. Однако после внезапной кончины Шаларии городские чиновники в соответствии с местным обычаем приказали отдать её тело на съедение блестящим змеям-альбиносам, живущим в самом большом храме Зуринама.

— На черно-белой фотографии змеи равнодушно обвивали каменные колонны, а жрецы молились рядом. Останков певицы нигде не было видно.

— В статье, принадлежащей перу тристополитанского журналиста, отцы города восхвалялись за поспешность, с которой они отдали труп несчастной Шаларии на съедение змеям «без утомительного промедления, вызываемого процедурами судебно-медицинской экспертизы». К счастью, говорилось далее в статье, чиновники — люди вполне достойные, иначе «можно было бы усомниться, что в храм передали тело именно Шаларии».

Донал отложил отчеты.

— Возможно, просто совпадение.

— Возможно. А что ещё?

— Грандиозный заговор, распространяющийся на два континента. Подкрепляемый огромными средствами и основанный на четком и неукоснительно исполняемом плане.

— И на страстном желании, — продолжил за него комиссар Вильнар, — дойти до счастливого числа тринадцать?

— Возможно. — Донал похлопал рукой по отчетам. — Но даже если и нет, упомянутая вами дива все равно нуждается в охране. Вопрос только, в какой.

Донал намекал на очень конкретную вещь: сколько денег департамент готов на это выложить. На краткое мгновение в глазах комиссара мелькнуло нечто похожее на хитроватую усмешку.

— В нашем городе она будет в полной безопасности.

Доналу дальнейшие объяснения не потребовались.

— Когда я могу приступить, сэр?

— Вы уже приступили.

На столе в секретарской лейтенанта ждала папка. Он открыл её и извлек письмо.

— Вам необходимо его прочесть.

— Да, конечно, — ответил Глазастой Донал. — Спасибо.

Предельная вежливость к секретарше комиссара входила в число важнейших условий выживания в Департаменте.

Донал взглянул на печать с тисненым знаком Древесной Лягушки — символом Федерации Городов, а также с федеральной эмблемой Саламандры-и-Орла.

...

Совет города Ксорам

Фосфорное шоссе, 99

Административный

Округ Ксорам

Тристополис

Т366А-298-омега-2

Управление полиции Тристополиса

Проспект Василисков, 1

Тристополис ТS 777-000


42 кватрембря 6607 г.


Re: Встреча с Малфаксом Кортиндо, директором Городского управления энергетики.

Дорогой комиссар Вильнар!

Я имел удовольствие стать инициатором встречи между одним из Ваших сотрудников и директором Кортиндо из Городского управления энергетики. Функционирование упомянутой организации на территории нашего города — большая честь для всех нас. Господин директор без колебаний заверил меня, что с радостью предоставит Вам любую помощь, которую Вы сочтете необходимой.

Я передал директору Кортиндо, что лейтенант Донал Риордан должен встретиться с ним, как было указано в Вашем запросе от 40-го прошлого месяца, вечером 37-го квинтембря в девятнадцать часов на Центральной станции. Все необходимое будет передано лейтенанту в полное распоряжение.

С наилучшими пожеланиями,

член Городского совета Кинли Финросс

P.S. Передайте мой сердечный привет Вашей досточтимой супруге. Мы с Сэлли надеемся увидеть Вас обоих на Стигийском балу.

Донал сверил часы, которые носил по-военному на внутренней стороне запястья. Встреча назначена на сегодняшний вечер и должна состояться меньше, чем через час.

— Прекрасная кровавая Смерть, как же мне добраться туда вовремя?

Глазастая пожала плечами, даже не повернувшись к нему.

— Извините, не я договаривалась.

— О, я никого не упрекаю! — Донал возвратил письмо в папку. — Его нужно оставить здесь?

— Да, пожалуйста.

— В таком случае я пошел на встречу.

Герти отвезла лейтенанта на двадцать седьмой этаж без единого слова: слишком очевидным было настроение Донала. Он пронесся через приемную, не обратив внимания на Левисона, размахивавшего листком бумаги. Времени было в обрез.

Войдя в кабинет, Донал захлопнул за собой дверь ударом каблука.

— Во имя Смерти! — процедил он сквозь зубы.

Приложив телефон к уху, набрал внутренний номер и стал ждать.

— Гараж.

— Привет, Сэм. Говорит Донал. Какие-нибудь из наших департаментских машин у тебя сейчас на ходу?

— Извините, лейтенант. О'Дойл с Зачиновым забрали последнюю. Остальные пока…

— Черт!

Донал повесил трубку. Как же?..

За окном кабинета висел темный трос, и Донал вспомнил, что на нынешней неделе там работают уборщики.

Должно быть, я сошел с ума.

Но он действительно очень торопился, поэтому сунул руку в ящик стола, достал оттуда пару черных перчаток из жидкого металла и надел их. Открыв оконные шпингалеты, ухватился за трос и глубоко вздохнул.

Падение предстоит долгое.

А, черт!

Он несколько раз сжал и разжал кисти в перчатках из черного металла, ещё мгновение размышлял, затем залез на подоконник и прыгнул.

Перчатки сами собой ухватились за трос. Всякий раз, как примерно через каждые пятьдесят футов ноги Донала касались стены, он ощущал запах, сходный с запахом горящего масла, и резкий холод… Безумный спуск. А за окном какая-то женщина отскочила, раскрыв рот в беззвучном вопле ужаса.

Он ухватился за трос ещё крепче, перчатки замедляли спуск. Ступни Донала мягко коснулись земли.

Рядом притормозило лиловое такси, шофер заметил Донала, но тут же снова прибавил скорость.

— Эй! — крикнул Донал.

Именно в это мгновение из-за ступеней управления на дорогу выскочило что-то темное. Сверкнули янтарные глаза, и такси со скрежетом остановилось, покачиваясь на рессорах. Несколько секунд Донал смотрел на происходящее, затем сунул перчатки в карман и прошел к машине. Сердце бешено колотилось от физического напряжения и выброса адреналина.

Он открыл дверцу рядом с местом пассажира и остановился.

— Спасибо, ФенСедьмой!

Громадный волк-убийца сверкнул клыками, присев на задние лапы перед машиной. Как только Донал залез в автомобиль и захлопнул за собой дверцу, зверь кивнул и засеменил прочь на свое место в темноте.

— Важная полицейская операция, — произнес Донал.

— Э-э… да?

— Тысяча седьмая улица. И побыстрее, пожалуйста.

Водитель обернулся, изо рта у него свешивалась погашенная сигара черного цвета.

— Полиция?

— Хотите, чтобы я вам показал наручники? Или пистолет?

— Э-э… Нет, шеф. — Водитель дал газу и отъехал от обочины. — Не надо.

— Ну, вот и хорошо. — Говорил Донал тихо и спокойно. — Отлично.

* * *

На перекрестке проспекта Василисков и Адского бульвара белокожая женщина в светло-серой юбке наблюдала за тем, как отъехало такси. Ей понравилось, что Донал вышел из здания напрямую, наплевав на то, что подумают о нем окружающие.

— Качество, которое со временем может оказаться полезным.

Дворник в черной форме остановился на противоположной стороне улицы, с удивлением отметив: такая милая белокожая леди, а стоит и разговаривает сама с собой… Но тут на долю секунды заметил мгновенное движение в воздухе и отскочил. На некоторые вещи нельзя так откровенно пялиться, это он прекрасно понимал. Схватив метлу со своей тачки, дворник принялся мести канаву, стараясь больше не оглядываться по сторонам. Даже краем глаза.

«Ты думаешь, он честен?» — прошептало что-то в воздухе.

Женщина в светло-серой юбке достала из сумочки пудреницу и щелчком открыла её. Зеркальце на треть было посеребрено, остальные две трети были черные, но отлично все отражали: у неё ещё много времени.

Она захлопнула пудреницу, положила её рядом с пистолетом в платиновом корпусе и снова повесила сумку на плечо.

«Ну и что ты думаешь?»

— Не знаю, — ответила женщина. — А как по-твоему, сможем мы им воспользоваться, если он все-таки не честен?

«Нет».

— Пожалуй. — Женщина задумчиво всматривалась в уходящую вдаль перспективу темного проспекта, наблюдала за тем, как такси резко повернуло налево и, набрав скорость, скрылось из виду. — Если он погибнет, это уже не будет иметь никакого значения.

«А мне казалось, я была отрицающей стороной».

Женщина повернулась и зашагала по направлению к ближайшему черному гидранту. Её автомобиль темного цвета — «Виксен» — ждал у обочины. Она шла, а рядом по воздуху пробегала едва заметная рябь.

Может быть, ты боишься им увлечься? А?»

Женщина остановилась, коснулась ручки автомобильной дверцы, подняла голову и внимательно на что-то взглянула.

— Неужели я настолько прозрачна?

По воздуху снова пробежала рябь, слегка изменив очертания здания картинной галереи перед ней.

«Это была шутка?»

— Не знаю, но мне, по крайней мере, было смешно. — Женщина в серой юбке села в машину и захлопнула за собой дверцу.

Мгновение спустя она открыла дверцу рядом с сиденьем пассажира, подождала примерно секунд тридцать, затем протянула руку и закрыла её.

— Подождем. Если лейтенант Риордан не появится, мы найдем, кого обвинить в его гибели. Во всем есть светлая сторона, Ксалия. Разве ты не знала?

«Я предпочитаю темноту, Лора».

— Не сомневалась.

«А ты нет?»

Автомобиль отъехал от обочины.

* * *

Две громадные каменные колонны уходили высоко вверх. Если бы вы запрокинули голову, то заметили бы, что каждая из них на фоне лилового неба увенчана черепом, обвитым уроборосом — плоской змейкой, вывернутой, подобно ленте Мебиуса, и заглатывающей свой собственный хвост.

А если вы немного опустите взгляд, то сразу же увидите невероятной величины и веса черные цельнолитые стальные ворота и громадные гранитные стены, протянувшиеся в обе стороны и замкнувшие в кольцо весь комплекс Центра Города.

Такси остановилось, крошечное по сравнению со всем, что его окружало здесь, на дорожке, внезапно обрывавшейся у ворот. Позади, за такси, за улицей возвышались давно пришедшие в упадок старые ободранные строения. По пустым нишам в зданиях можно было понять, где когда-то гнездились горгульи, прежде чем покинуть насиженные места.

— Мужик, — пробормотал таксист. — Это место…

— Сигнальте, — попросил Донал.

— О, я не…

— Сигнальте!

Громкое завывание разнеслось из-под лилового капота машины.

— Вот. Ну, вы?..

Раздался скрежещущий звук, и автомобиль содрогнулся, когда ворота начали медленно раздвигаться. Донал равнодушно наблюдал за их движением, а водитель трижды нервно сглотнул и поехал вперед.

Как только они въехали в гигантский двор, шофер почти зажмурился от страха, но Донал внимательно осмотрелся вокруг, вглядываясь в бойницы на стенах, отмечая внутренние лестницы, что вели к сторожевым башням.

Такси замедлило ход и остановилось на круглом пятачке в центре двора. Диаметр пятачка был примерно вдвое больше длины фургончика для доставки продуктов на дом.

— ПОЖАЛУЙСТА, ЗАГЛУШИТЕ МОТОР! — раздался голос, разнесшийся по всему огромному двору.

— Но, мужик…

— Делайте, что вам сказано.

Как только водитель выключил мотор, такси ещё раз сильно вздрогнуло. Стена, окружавшая двор, начала отъезжать в сторону.

— Священный Аид!

Отъезжала, естественно, не стена, а просто медленно начал вращаться пятачок, на котором стояло такси.

— Ручной тормоз включен? — спросил Донал.

— Да. — Водитель, тем не менее, ещё сильнее надавил на рычаг. — Да, все в порядке.

Стена вращалась уже гораздо быстрее, и Донал почувствовал, что они вместе с центральным пятачком начали опускаться вниз. Водитель закрыл лицо руками, стараясь не смотреть на то, как за окнами его машины вверх устремились громадные стены.

Диск, на котором стояла машина, постепенно ввинчивался в землю, унося такси вниз.

Донал взглянул на часы — спуск в шахту занял семь минут. Грандиозные стены исчезли, их место заняло обширное подземелье, а гигантский винт продолжал опускать такси на самое дно пещерного комплекса.

Перед Доналом было то, что именовалось «котлами некросинтеза» — реакторы, снабжавшие энергией город и поддерживавшие жизнь в его обитателях.

Когда центральный диск, наконец, замедлил вращение и остановился, водитель продолжал бормотать молитву, повторяя её снова и снова:

— Святой Магнус, победитель зла, обезглавь моих врагов и сохрани мне жизнь. Святой Магнус, победитель…

Донал вытащил бумажник, отсчитал тридцать флоринов, в точности столько, сколько показывал счетчик.

— Мне нужен чек.