logo Книжные новинки и не только

«Небо для любимой» Джудит Мэлори читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Джудит Мэлори Небо для любимой читать онлайн - страница 1

Джудит Мэлори

Небо для любимой

Пролог

Мириам сидела в машине, вытирала слезы, размазывала дорогую косметику по лицу и пыталась успокоиться. Она говорила себе, что ей необходимо набрать домашний номер подруги, но не было сил даже дотянуться до сумочки и достать телефон. Руки дрожали и не слушались. Как, впрочем, и все тело. Мириам сидела в машине около получаса, но так и не отважилась выбраться из теплого салона под мелкий ночной дождь. От ее машины до подъезда дома, где жила подруга, бежать было ровно десять секунд, но ей это показалось целой вечность. И это расстояние для Мириам представлялось тем самым роковым мостом, который непременно за ней вспыхнет. Наконец девушка всхлипнула в последний раз, подрагивающей рукой нащупала в сумочке мобильный телефон и набрала номер Идэн.

Через минуту послышалось недовольное: «Алло»…

— Идэн, привет, это я. Я около твоего дома…

— Мириам, ты? — Голос в трубке моментально приобрел ясность и четкость. Это было примечательной чертой Идэн, она быстро приходила в себя, и ее практически нельзя было застать врасплох. — Что ты делаешь… Ох, конечно, поднимайся!

Мириам не почувствовала дождика, пока бежала до подъезда. В тот момент у нее были атрофированы все чувства.

А когда она вошла в лифт, к ней снова вернулся страх. В сумочке настойчиво зазвонил телефон. Мириам знала, что в такое время ей мог позвонить только один человек.

Дэвид.

Ее муж.

И она точно знала, что он скажет.

Нет! Она не хотела! Все, что можно было сказать друг другу, они уже сказали. Больше им нечего добавить. К чему говорить одни и те же слова? К чему снова и снова наступать на больную мозоль?

Лифт, казалось, двигался бесконечно долго. Мириам снова открыла глаза и стала напряженно следить, как мигают цифры… Два… три… Пять… Семь… С тихим шорохом двери лифта распахнулись, и она выбежала на площадку.

Идэн ждала ее у двери квартиры:

— Бог ты мой, Пресвятая Дева Мария и Аллах Всемогущий, вы только посмотрите на нее! — тотчас воскликнула она. — Ты видела себя? Что этот мерзавец с тобой сделал? А ну, заходи, заходи, сейчас мы во всем разберемся!

Мириам, чувствуя, что снова начинает дрожать, шмыгнула носом и прошла в уютную квартиру Идэн, которую та приобрела с полгода назад и которой ужасно гордилась.

— Что с тобой случилось? — Идэн не желала ждать и сразу перешла к делу.

— Почти ничего. Или сразу все. Я… Я не знаю, Идэн.

— Как это не знаешь? Ты себя в зеркале видела?

— Не кричи, Идэн, и, пожалуйста, не ругайся…

У Мириам был такой жалкий и потерянный вид, что подруга сбавила тон. От бессилия, тоски, отчаяния, что поселились в душе Мириам, она прислонилась к стене и почувствовала, что медленно съезжает на пол.

Идэн бросилась к ней.

— Мириам, ты что! Что с тобой? Мириам, да не молчи ты! Это Дэвид, да, он! Кто же еще! Он снова избил тебя, да?! Конечно, избил, о чем я только спрашиваю?! Да что ты, глупая, мотаешь головой!

Идэн подхватила подругу за плечи, не позволила упасть. Но говорить Мириам была не в состоянии, из горла вырывались лишь жалкие стоны.

А в сумочке все надрывался телефон.

Идэн провела Мириам в большую светлую комнату и усадила в глубокое кресло, а сама ринулась к мини-бару и плеснула приличную порцию мартини себе и подруге.

— Держи, и чтоб выпила все!

— Извини, не могу…

— Это еще почему? — воскликнула Идэн, но телефон по-прежнему продолжал надрываться, и она быстро переключилась на него, схватила сумочку, нашарила там мобильный и рявкнула:

— Да, я слушаю.

После нескольких секунд молчания, спокойный голос спросил:

— Она у тебя?

— Ах, Дэвид, здравствуй, мой родной, мой хороший. Кто тебе понадобился? — Голос Идэн не предвещал ничего хорошего, но мужчину, говорившего с ней, это заботило мало.

— Значит, у тебя, — сухая констатация факта. — Трубку не берет… Что ж… Передай ей, что я все равно достану и ее, и ее ублюдка.

Щелчок. И тишина.

Сначала Идэн молча уставилась на мобильный телефон, точно он позабыл ей объяснить что-то очень важное и срочное, потом медленно подняла красивое лицо, на котором глаза неправдоподобно расширились.

— Мириам?..

А Мириам сидела в кресле, поджав ноги и зажав рот руками. По бледным щекам привычно скользили капельки слез.

— Это Дэвид, он сказал… — Идэн не закончила, по-глупому заморгала ресницами, а потом тряхнула головой, прогоняя наваждение. — Он сказал, что достанет и тебя, и какого-то ублюдка! Что происходит? Я так понимаю, вы поругались? И не просто поругались, раз он снова тебя ударил… У меня просто нет слов… Но на этот раз все серьезно, да? Он что, выгнал тебя из дома? Неужели ты наконец поняла, что твой Дэвид — самый настоящий подонок, и нашла себе нормального мужика? Ни один уважающий себя мужик не поднимет на любимую жену руку, а он тебя бьет и уже не в первый раз! Мириам, ты меня слышишь?!

— Слышу.

— Тогда почему молчишь? Ты пришла ко мне в слезах и в синяках, а теперь сидишь и молчишь? Да что происходит?! В чем дело?

— Я беременна, — сказала Мириам.

Идэн рухнула в кресло, благо оно находилось прямо за ней. Траекторию приземления подруга рассчитала верно, знала, что делает.

— Как беременна? Ты беременна? — Сегодня она задавала чрезмерно много вопросов. — Мириам, прошу, нет, умоляю, скажи, что ты пошутила, что это не так!

Та беспомощно пожала плечами.

— Уже десять недель. Сегодня была у врача и делала УЗИ. Все верно. Через семь месяцев буду рожать.

— Нет, постой, такие новости нельзя сообщать в три часа ночи, человек не проснется еще никак! А я-то, глупая, подумала, что вы в очередной раз поругались… Так это Дэвид ребенка назвал ублюдком? Так получается?!

Сглотнув подступивший к горлу ком, Мириам медленно кивнула. Ей было не просто плохо. Ей было очень плохо. У нее болело не только избитое тело, но и душа.

Реакцию Идэн долго ждать не пришлось. Она разразилась нелицеприятной тирадой в отношении мужчин, всего мужского рода и одного субъекта, в частности. В основном это были непечатные выражения. Идэн вскочила с кресла и принялась расхаживать по комнате, а Мириам жалобно смотрела на нее.

Наконец Идэн утихомирилась. Она снова плюхнулась в кресло и потребовала:

— Рассказывай. Все. И по порядку. Видимо, я что-то упустила…

Конечно, упустила. Но об этом Мириам говорить не стала.

— А можно мне кофе, только некрепкого и с сахаром?

— Ты же пьешь без сахара…

— А сейчас хочу с сахаром.

Пока Идэн громыхала посудой на кухне, а делала это она сознательно громко, демонстрируя таким образом протест случившемуся, Мириам собиралась с мыслями. Она находилась в доме, где ее любят и никогда не обидят, где не нагрубят и не скажут: «Пошла отсюда». Сейчас вернется родной человечек, который сделает все, чтобы ей помочь. Но было нечто, что мешало. В чем дело? Почему она по-прежнему чувствует себя одинокой, по-прежнему сомневается?

Мириам устало прикрыла глаза и снова повторила, что все будет хорошо. Синяки и ссадины, нанесенные Дэвидом, уже не так сильно болели.

Никто подобного не ожидал. Муж точно обезумел. Какой дьявол в него вселился? Или она просто долгие годы не замечала этого дьявола, живущего рядом?

Идэн вернулась с бокалом дымящегося напитка.

— Держи, только не обожгись, знаю тебя, сейчас пищать будешь, что горячий. А я себе, пожалуй, еще мартини налью.

Вся поза Идэн говорила, что она ждет, что давно пора приступить к рассказу. Только Мириам не решалась.

— Дэвид не хочет ребенка, — наконец очень медленно произнесла Мириам.

— Ну это, милая, я и без тебя догадалась. По-моему, если мне не изменяет девичья память, он никогда и не горел желанием завести потомство, и ты, позволь напомнить, с ним не особо спорила.

— Да, но… Господи, Идэн, я не ожидала… не ожидала, что он так разозлится, в него точно бес вселился. Я испугалась, я по-настоящему испугалась.

— Ха, я удивлена, что ты только сейчас испугалась, а не в тот момент, когда под звуки марша Мендельсона говорила «да». Мириам, извини, я, кажется, глупость сморозила. Извини еще раз.

— Ничего…

Для Мириам не было секретом, что Идэн не любила Дэвида. Не любила это еще слабо сказано. Когда она познакомилась с Дэвидом и между ними начался роман, Идэн отнеслась к происходящему с радостью, ей понравился новый ухажер подруги. Правда, симпатия длилась недолго.

— Я намеренно ничего не рассказывала о своих подозрениях, думала, надеялась, что Дэвид… что Дэвид все же воспримет новость о моей беременности если и не с радостью, то, по крайней мере, разрешит оставить ребенка, ничего не скажет против. — К горлу подкатил очередной спазм, и девушка замолчала, не смогла продолжить.

— А он заявил своим убийственно спокойным тоном, что завтра ты отправишься к врачу и сделаешь аборт? Так?

— Так.

— Вот! Ладно, хорошо, я его оскорблять больше не буду, он знает, что я о нем невысокого мнения. Но ты-то что раньше не пришла ко мне и ничего не рассказала? Почему я узнаю последней, что моя подруга беременна?

— Идэн, я хочу этого ребенка, — твердо сказала Мириам и сложила руки на животе в жесте, свойственном всем женщинам мира. — Мне двадцать семь лет, и единственное, что у меня теперь есть, это он, маленький комочек, маленькая жизнь внутри меня. Ты не представляешь, что я почувствовала, когда поняла, что могу быть беременной. Для меня весь мир перевернулся. Наши неурядицы, скандалы, непонимания с Дэвидом отошли на второй план. Осталось только одно — ребенок. И я хочу его родить. Понимаешь, хочу!

— Наверное, понимаю, — Идэн в задумчивости вытянула губы и откинулась в кресле. — Ну-ка, объясни мне про своего муженька. Чего это ты разъезжаешь в синяках в три часа ночи по городу, а муж шлет тебе в след угрозы?

— Мы поругались, — только и сказала Мириам.

Она снова убегала от настоящего. И самое ужасное заключалось в том, что она это прекрасно понимала. Ну что тут поделаешь! Не хотела она признавать жестокую реальность! Не хотела признавать, что ошиблась! Ошиблась во всем! Это трудно, это больно! Не могла же она рассказать о тех мерзостях, о тех угрозах, которые наговорил ей Дэвид. И ладно бы, если он говорил их в состоянии ярости, гнева, аффекта, нет, он говорил ясным голосом, отчетливо осознавая каждое слово.

«Мне не нужен этот ребенок. Избавься от него. Или я избавлюсь сам».

Именно после этих слов Мириам выбежала из квартиры и поняла, что не вернется к нему. Ни за что. И именно тогда в ее душе поселился страх.

— Идэн, я боюсь. Боюсь и за себя, и за малыша, — не удержавшись, призналась она.

— Кого? Дэвида?

Она кивнула.

— Значит, он угрожал. Знаешь, может, я сейчас скажу ужасную вещь, но я не удивлена. Как же, ты ведь что-то сделала не так, вышла из подчинения, ваша семейная жизнь пошла не по намеченному плану! И посмотри, во что это вылилось!

Подруга разозлилась, ее голос дрожал от волнения.

— Идэн, он слов на ветер не бросает.

— Слушай, тебе надо уехать, — решительно подвела итог Идэн.

Мириам скептически скривила губы.

— Но куда?

— У меня есть идея. Понимаешь, у меня новый ухажер, о, Мириам, какой мужчина, пальчики оближешь, но о нем чуточку позже, так вот, у него есть знакомый, а у этого знакомого есть домик где-то на юге, который он как бы собирается продавать за ненадобностью. Тоже, видимо, птица высокого полета, а домик — так, от родственника достался в наследство. Одним словом, мой ухажер предлагал нам туда съездить на выходные, отдохнуть, но я думаю, сейчас тебе этот домик нужнее! Минуточку, я мигом! Не успеешь и глазом моргнуть, как я все выясню!

Идэн вскочила и понеслась к телефону.

— Идэн, так ночь же… поздно… — скорее для себя, чем для подруги выкрикнула Мириам.

Но та и не подумала вернуться.

Оставшись одна, Мириам сделала небольшой глоток кофе и поморщилась. Нет, не привыкла она к сладкому кофе, и зачем только попросила, что нашло? Но ей стало легче. Пусть она полностью и не выплеснула наболевшего, пусть и не рассказала Идэн того ужаса, что поселился в ее душе, она чувствовала, что теперь не одна.

С ней рядом друг. А значит, все не так уж и плохо.

Разговаривала Идэн недолго и вскоре с сияющей улыбкой вернулась в комнату.

— Все, я договорилась, ты едешь отдыхать.

1

Мириам ехала на юг и не могла дождаться момента, когда окажется на месте. Дорога ее изрядно измотала. Она любила водить автомобиль, но из-за беременности чувствовала усталость, ей постоянно хотелось спать.

Осталось совсем немного, и вскоре она будет на месте.

Ей торжественно пообещали, что «домишко», мило предоставленный ей на безвременное пользование, находится далеко-далеко от мест отдыха и всех прочих увеселительных курортных заведений. Собственно говоря, это обстоятельство и послужило решающим фактором для того, чтобы Мириам сказала «да». Ей необходимо было побыть в одиночестве.

Угрозы мужа не на шутку ее напугали. За пять лет совместной жизни она хорошо его изучила и знала, на что он способен. А способен он на многое. Его не интересовали средства для достижения цели. Если он что-то задумал, то не остановится. Это-то ее и беспокоило.

Перед ее глазами до сих пор стояло лицо Дэвида, когда он заявил, что ему не нужен ее ребенок и будет лучше, если она сделает аборт. А потом, когда она отказалась, он в очередной раз ударил ее.

От накатившей усталости и неприятных воспоминаний Мириам на какое-то мгновение перестала следить за дорогой, поэтому не сразу заметила человека, сидящего на обочине, а когда увиденное проникло в ее сознание, она резко нажала на тормоза.

«Фиат-Пунто» послушно остановился, и Мириам увидела в зеркало, как мужчина медленно поднял голову и посмотрел в сторону машины. Она тихо ахнула: лицо мужчины было залито кровью. Пульс ее учащенно забился.

Что здесь произошло?

Естественно, в голову сразу пришли мысли о бандитских разборках. Да и что она могла еще подумать, увидев одинокого мужчину с окровавленным лицом, сидящего на обочине в надежде, что его подберет кто-то из проезжающих?

Инстинкт самосохранения тотчас потребовал, чтобы Мириам включила зажигание и как можно скорее уехала. Кто мог гарантировать, что сейчас на дороге не появятся возможные сообщники мужчины и не вышвырнут ее из машины?

Господи, что же делать? Но она не могла уехать и оставить человека! Ему нужна медицинская помощь! А если на него напали и он ранен?! Мириам дала задний ход и остановила машину рядом с пострадавшим.

Мужчина выжидающе смотрел на возвращающуюся машину.

Мириам выскочила из «фиата» и подбежала к нему.

— Что с вами случилось? — от растерянности она спросила первое, что пришло в голову. — Вы пострадали? Как вы себя чувствуете?

Мужчина ответил не сразу. Сначала он осмотрел девушку с ног до головы, отчего она почувствовала легкое раздражение, а потом медленно, тщательно выговаривая слова, сказал:

— А по моему виду нельзя сказать, что чувствую я себя отвратительно и что мне нужна помощь?

Ах вот как даже! Вместо того чтобы с благодарностью принять помощь, мужчина начал хамить. Этого и следовало ожидать от незнакомца с такой внешностью. Несмотря на запекшуюся кровь и многочисленные ссадины, Мириам не могла не отметить, что он привлекателен. А свободные летние брюки и майка дали возможность рассмотреть его отнюдь не малогабаритную фигуру. Видимо, молодой человек немало времени проводил в спортзалах. Одежда помятая, но не из дешевых. Все это промелькнуло в голове Мириам за какое-то мгновение.

Почему-то Мириам он не понравился. Типичный современный самец. Ей никогда не был симпатичен такой тип мужчин.

— Что с вами случилось? — еще раз, но уже более настойчиво спросила она. — Почему вы оказались на обочине дороги?

— Девушка, поверьте, если бы я мог, то не сидел бы здесь, — нахмурившись, проворчал незнакомец и поморщился.

— Вы не можете встать?

— Думаю, нет! Мне нужна помощь, и я вам буду очень признателен, если вы мне поможете.

— Обопритесь на меня и попытайтесь встать, — согласилась она.

С большим трудом незнакомцу удалось подняться на ноги. Он ухватился за плечо Мириам и, пошатываясь, шумно выдохнул воздух из груди.

— У вас есть деньги на такси? — поинтересовалась девушка, переводя дыхание. — Если нет, то я могу одолжить.

— А зачем такси?

— Как зачем такси? Чтобы отвести вас домой. Не будем же мы так стоять вечность.

Мужчина на мгновение задумался, потом его лоб прорезали глубокие морщины.

— Вы местная?

— Нет. — Мириам покачала головой. — Я только еду… Еду сюда отдыхать. А почему вы спросили?

Уголок губ незнакомца чуть дернулся.

— Тогда у нас проблемы. Потому что я не помню номер вызова такси.

— Как не помните? Не помните или не знаете?

— Не помню или не знаю, какая разница? Это ничего не меняет.

И он как-то чересчур выразительно посмотрел в сторону «фиата».

Это Мириам не понравилось еще больше. Уж не думает ли он, что она посадит его к себе в машину и повезет в поселок? Нет уж, увольте! Мириам сделала шаг в сторону, невольно пытаясь освободиться от его тяжести, но он покачнулся, и она снова поспешила придвинуться ближе к мужчине. Второй раз ей его не поднять.

— Осторожнее! — проворчала она. — Не упадите снова. У вас мобильный телефон с собой? За вами может приехать кто-нибудь из друзей, знакомых?

Мужчина отрицательно покачал головой.

— Если бы у меня был с собой телефон, я бы не просидел пару часов на солнцепеке.

— Ничего не понимаю, — снова проворчала она. Мириам не нравилось происходящее, а вот незнакомец, похоже, расслабился. Он пристально смотрел на нее, и на его лице появилось слабое подобие улыбки. И только необычайная бледность выдавала внутреннее напряжение. — Ладно, сейчас во всем разберемся. Надеюсь, на память вы хотя бы помните телефоны друзей? Мы сейчас позвоним с моего, и вас заберут.

Он нехорошо усмехнулся.

— Нет, не помню, — медленно, чересчур медленно произнес он.

Внутри у Мириам похолодело, в голову закрались подозрения.

— Что… что вы этим пытаетесь сказать?

— Только то, что я ничего не помню, — выдохнул он. — И не надо на меня смотреть такими испуганными глазами! Если бы у меня было что-то дурное в голове, я бы давно это сделал, поверьте. А сейчас я в таком состоянии, что и муху не в силах обидеть! Да, я ничего не помню! Даже как меня зовут! У меня временная амнезия. Вот и все.

— То есть как это — временная амнезия? О чем вы говорите? — закричала она. — Что за чушь! С чего вы это взяли? И почему вы ничего не помните?

— У меня на голове большая шишка, — констатировал он. — Можете пощупать сами, только осторожно, она болит.

— Вы… вы шутите. — Ей стало дурно. Ситуация принимала неприятный оборот.

— Рад бы, но сейчас мне не до шуток. Единственное, что я хочу, это оказаться дома и лечь спать, — признался незнакомец. — Послушайте, может, вы меня отвезете туда, куда едете сами? А завтра утром мы во всем разберемся. Я вам заплачу.

— Да не нужны мне ваши деньги! И откуда они у вас здесь?

— Я вас потом найду и заплачу. Поверьте, я не привык ходить в должниках.

— Не надо меня искать. — Она опустила голову, чтобы он не мог прочитать на лице одолевавшие ее чувства.

— Тогда в чем дело, девушка? Да отвезите вы меня, куда едете, и все!