А когда они начали встречаться, то и вовсе расцвела. Кто бы мог подумать, что под маской скромницы скрывается пламенная, горячая натура? Тесс отдавалась их любви целиком, не думая о будущем, не требуя ничего взамен. Никогда до сих пор Джералду не встречалась столь нежная, искренняя, непосредственная девушка. Она забрала его сердце, его душу без остатка и сама подарила любимому все, что имела. Райское блаженство обещало продлиться вечно. Джералд уже успел сделать Тесс предложение и даже получить согласие, как вдруг невероятная, нелепая случайность разрушила все…

Несмотря на женитьбу, Джералд так и не сумел полюбить другую женщину столь же сильно и самозабвенно, как Тесс. Повернись время вспять, он предпочел бы остаться холостяком, нежели портить жизнь хорошей, доброй женщине, чувствующей, что сердце мужа никогда не будет до конца принадлежать ей…

Хотя нет. Иначе у него никогда бы не было его маленькой, прехорошенькой Тесс, дочери, которую он обожает безмерно. С момента рождения Бэби стала для него светом в окошке, единственной радостью, смыслом жизни.

По крайней мере, до случайной встречи со взрослой Тесс.

Господи, она ничуть не изменилась. И его чувства к ней — тоже. Едва увидев Тесс, Джералд понял, что никогда не переставал любить ее. И готов отдать полжизни, чтобы вновь быть рядом с милой. С женщиной, ставшей его первой и единственной незабываемой любовью.

Тут Джералд невольно нахмурился. А что теперь испытывает Тесс к нему? Неужели лишь холодное презрение, как пытается показать? Или молодая женщина и в самом деле счастлива в браке? Невероятно, у нее такой большой сын… Господи, даже не укладывается в голове… Быстро же она забыла свою первую большую любовь!

Или большой любви и не было?

Впрочем, сейчас не время для размышлений. Ее сын, Джералд, в беде. Странно, что Тесс назвала мальчика так же, как зовут его. Может быть, неспроста? Ладно, подумаем об этом на досуге.

До больницы они доехали довольно быстро. Припарковавшись и закрыв машину, Тесс и Джералд направились к большому белому зданию. В регистратуре им сообщили, что мальчик получил довольно тяжелые травмы и сейчас находится на операции. Указав этаж и номер операционной, регистраторша посоветовала выяснить подробности у хирурга или медсестры.

Узнав, что сын пострадал куда серьезнее, нежели ей до сих пор говорили, Тесс внезапно почувствовала себя плохо. Ноги стали словно ватные и отказывались ей служить. Голова с трудом соображала.

Джералду опять пришлось взять инициативу в свои руки. Поддерживая спутницу под локоть, он быстро отыскал нужную операционную. Конечно, внутрь их не пустили. Однако довольно скоро к ним вышел оперирующий хирург. Его нахмуренное и сосредоточенное лицо весьма красноречиво свидетельствовало о том, что положение действительно очень серьезное.

— Вы родители ребенка? — без предисловий спросил он.

Чтобы избежать излишних объяснений, Джералд кивнул.

— Да. Как он?

Искоса взглянув на находящуюся в полуобморочном состоянии Тесс, врач осторожно ответил:

— Мы делаем все возможное. Но мальчик потерял много крови. Группа очень редкая. К несчастью, на данный момент в больнице нет таковой. Сейчас мы пытаемся найти донора. Если среди вас или ваших знакомых есть человек…

Тесс охнула.

— О Боже! У меня самая обычная, первая, резус положительный. И у всех моих знакомых также группы первая или вторая. — Она вдруг как-то странно посмотрела на Джералда. — Джералд, а у тебя?..

Поняв, чего хочет от него молодая женщина, он с готовностью ответил:

— Группа четвертая, резус положительный.

Лицо хирурга мгновенно просветлело.

— Немыслимо, прямо в точку! — Он окликнул проходящую мимо медсестру и, дожидаясь, пока пожилая женщина приблизится, словно бы про себя пробормотал: — Впрочем, ничего странного. Ведь мужчина его отец… Душенька, — обратился он к подошедшей медсестре, — пожалуйста, отведите этого человека в кабинет переливания крови. У него как раз та группа, которую мы искали. И не забудьте сделать все соответствующие анализы: на СПИД, гепатит…

— Конечно, доктор, — с готовностью отозвалась медсестра и повернулась к Джералду. — Пожалуйста, следуйте за мной.

Хирург, заметив, что Джералд с тревогой взглянул на Тесс, любезно заверил:

— Не беспокойтесь, мы позаботимся о ней. Ох уж эти матери!.. Вечно с ними проблем больше, чем с детьми.


Уже сидя в кресле и наблюдая за тем, как его кровь медленно струится по прозрачным трубкам, Джералд вдруг подумал, что упустил нечто важное. Совсем недавно прозвучали слова, заронившие в его душу какое-то подозрение… Кажется, что-то, что сказал оперирующий хирург. Дьявол, как он мог забыть! Хотя царила такая суматоха… Нет, он обязательно должен вспомнить.

Так, мы с Тесс подошли, вышел хирург, сообщил, что состояние мальчика весьма серьезно, начал прокручивать в голове недавние события Джералд. Затем врач сказал, что нужна кровь четвертой группы… Нет, не так. Нужна кровь очень редкой группа, в больнице сейчас такой нет. Тут Тесс как-то искоса взглянула на меня и спросила… Когда я ответил, оказалось, что моя кровь идеально подходит. Какое счастливое совпадение! Или не совпадение?..

Вот оно!

Джералд понял, что нащупал нужную ниточку. Мысль лихорадочно заработала. Точно! То-то ему показалось странным, что Тесс ничуть не удивилась. Правда, она находилась в полуобморочном состоянии и вообще с трудом понимала, что происходит…

Впрочем, было и еще кое-что. Слова хирурга, которые тот пробормотал себе под нос. Джералд едва разобрал их. Ему надо поднапрячься, вспомнить… Что-то про чьего-то отца. Врач сказал, что нет ничего удивительного в том, что его, Джералда, и Джерри группы крови совпадают. Ведь он — его отец…

Внезапно на лбу мужчины выступила испарина. Дьявол, невероятно! Сын Тесс — его сын?

Джералд бессильно откинулся назад. Нет, немыслимо. Да и сроки не совпадают. Не могла же Тесс вынашивать ребенка больше года. А ведь жаль, чертовски жаль! Ему всегда хотелось первенца мальчика.

Странно, но сейчас он испытывал самую настоящую грусть.

3

Казалось, прошла вечность, прежде чем врач вышел из операционной и с довольной улыбкой сообщил, что мальчик вне опасности. Вскочив с больничного стула, Тесс радостно бросилась хирургу на шею.

— Спасибо, доктор! Вы спасли жизнь моему сыну!

Тот смущенно закашлялся.

— Ну, благодарить вы должны не только меня. Если бы не кровь вашего мужа, мы едва смогли бы что-нибудь сделать.

Тесс удивленно посмотрела на Джералда.

— Моего мужа? — Заметив ожесточенную жестикуляцию Джералда за спиной врача, она спохватилась: — Ах да…

Кажется, врач что-то заподозрил. Однако выражение его лица осталось совершенно невозмутимым. Похоже, на своем веку ему довелось повидать многое.

— Именно, миссис Уолторн. Исход операции всецело зависел от того, найдем ли мы кровь нужной группы. Мы опросили около полусотни человек. Но только у вашего супруга оказалась нужная. Так что обязательно поблагодарите и его.

Смущенно покраснев, Тесс повернулась к Джералду.

— Спасибо, Джералд. Я никогда не забуду этого.

— Разве я мог поступить иначе? — искренне изумился тот. — Тем более когда речь шла о ребенке.

— И все равно я никогда не забуду того, что ты сделал для Джерри.

Тепло улыбнувшись ему, Тесс снова обратилась к врачу:

— Доктор, когда мне можно будет увидеть мальчика?

— Да хоть сейчас, — развел руками врач. — Правда, ваш сын проспит еще долго. Так что пообщаться с ним вы едва ли сможете раньше завтрашнего утра. Но если желаете…

— Еще как желаю! — нетерпеливо перебила врача молодая женщина. Ее глаза так и светились счастьем при мысли, что все закончилось хорошо. — Так я могу идти к нему?

— Конечно. Медсестра проводит вас в реанимационную палату.

Тесс быстро удалилась. Моментально забыла обо мне, ревниво подумал Джералд, тоскливо глядя вслед молодой женщине. Так же легко, как и много лет назад…

— Мистер Уолторн, — раздался голос врача. — Я хочу сказать вам… Мистер Уолторн…

Джералд не сразу сообразил, что обращаются именно к нему.

— Да, доктор…

— Доктор Броудс, — представился хирург. — Мистер Уолторн, мне кажется, вам было бы интересно узнать одну вещь…

Джералд заинтригованно посмотрел на врача.

— Какую же?

— Не хочу лезть не в свое дело, но, кажется… Пожалуйста, заранее извините меня за бестактность. Мы, врачи, не отличаемся особой деликатностью. Профессия многих из нас сделала циниками… Короче, я заметил, что вы как будто сомневаетесь в своем отцовстве?

Вопрос был не в бровь, а в глаз. Джералд напрягся, лихорадочно придумывая ответ. И вдруг, почувствовав к Броудсу странное, почти необъяснимое доверие, решил признаться:

— Доктор, мы водили вас за нос. Мы с Тесс не женаты. Мы вообще не виделись двенадцать лет.

Тот лукаво прищурился.

— Однако мальчику сейчас как раз около двенадцати. А отсутствие документального тому подтверждения не исключает возможности, что именно вы — отец Джерри.

— Но она же замужем, — привел Джералд, казалось бы, несокрушимый довод. — За другим!

Доктор Броудс насмешливо улыбнулся.

— Ну и что? Держу пари, что и вам довелось носить обручальное кольцо на безымянном пальце.

Джералд коротко кивнул, подтверждая его догадку. Задумчиво произнес:

— Признаться, доктор, в какой-то момент и мне в голову пришла подобная мысль. Вот только сроки не совпадают. Мальчику нет еще и одиннадцати, а мы ведь расстались двенадцать лет назад. Не могла же Тесс вынашивать ребенка больше года.

Что-то промелькнуло в глазах доктора.

— Вы сказали, мальчику еще не исполнилось одиннадцати?

— Да, по словам его матери, — ответил Джералд. — Так что, увы, наши догадки беспочвенны.

— Ну не скажите… — задумчиво протянул врач. И неожиданно добавил: — Что вы ответите, если я предложу вам пройти тест на отцовство?

Джералд изумленно вскинул глаза.

— Анализ ДНК?

— Именно.

— Но это же бесполезная трата времени! И так все понятно: у Джерри другой, законный отец.

— Не скажите, — вновь повторил врач.

Джералд неосознанно насторожился и произнес напряженным голосом:

— Доктор Броудс, вам известно нечто такое, чего не знаю я? Скажу честно: мне бы очень хотелось, чтобы Джерри оказался моим сыном. Подчеркиваю, очень. Если бы я мог повернуть время вспять! — воскликнул он. — Мы так глупо расстались с его матерью… Однако я не привык строить беспочвенных иллюзий.

Осторожно подбирая слова, врач возразил:

— Может статься, иллюзии не так уж и беспочвенны. У вас и у мальчика редкая группа крови. Скажете, совпадение? Однако подобные совпадения встречаются не так уж и часто… Правда, Джерри мало похож на вас. Но его имя… Не кажется ли вам подозрительным, что миссис Уолторн назвала сына именно так?

Джералд явно заколебался. И доктор Броудс, уловив его состояние, продолжил:

— Поэтому я и предлагаю пройти тест на ДНК. Таким образом вы навсегда избавитесь от сомнений. Которые в противном случае еще долго не дадут вам покоя.

Джералд молчал, взвешивая «за» и «против». И вдруг решился:

— Эх, была не была… Но сначала скажите мне одну вещь, доктор: зачем вам-то это надо?

Сощурившись, тот улыбнулся.

— Считайте, это проявлением чисто профессионального интереса. У меня родилась догадка, я решил ее проверить.

— И все?

— Почти. — И с неожиданной для этого жесткого и уверенного в себе человека застенчивостью Броудс негромко добавил: — Есть у меня одна маленькая слабость. Люблю помогать ближнему своему.

Поняв, что имеет в виду врач, Джералд шагнул ему навстречу и без слов, крепко пожал большую сильную ладонь.


Спустя две недели Джерри выписали из больницы.

Так получилось, что Джералд навещал мальчика почти так же часто, как и сама Тесс. Сознание того, что в ребенке течет его собственная кровь, что во многом благодаря ему сын любимой женщины до сих пор жив и улыбается, весьма способствовало тому, что мужчина день ото дня все больше привязывался к Джерри. Он следил за его выздоровлением практически столь же ревностно, как родная мать.

Тайком от Тесс Джералд сдал кровь на анализ ДНК. Поскольку в городе не было своей лаборатории, результатов оставалось ждать еще около двух недель. Однако Джералда, как ни странно, в эти дни меньше всего заботило, кто настоящий отец Джерри. Какая разница, если они и так стали кровными родственниками? Да и как можно было не полюбить мальчика, которой являлся частичкой Тесс, женщины, к чьим ногам он был готов сложить все?

Джерри же очень нравилось общество своего спасителя. И он всегда ждал появления Джералда с радостным нетерпением.

Удивительно, но Тесс не возражала против их дружбы. Порой она сама изумлялась, что позволяет Джерри общаться с человеком, от которого поклялась держать сына как можно дальше. Однако именно Джералду, которого Тесс ненавидела за причиненную когда-то обиду, суждено было спасти ее мальчика. Так стоит ли идти против воли судьбы?

Тесс сказала сыну, что Джералд Хьюмен ее давний хороший знакомый, с которым они не виделись много лет. И попросила — чтобы не расстраивать мистера Хьюмена — не говорить ему о том, что мама вот уже почти десять лет как развелась.

Выздоровление Джерри праздновали втроем в небольшом ресторане. За кофе Тесс в шутку осведомилась:

— Джералд, твоя жена еще не ревнует тебя к нам? Мне кажется, ты проводишь с нами больше времени, нежели то допускает обычная дружба.

Он тут же насторожился. Неужели Тесс намекает на то, что теперь, когда Джерри поправился, ему надлежит незаметно исчезнуть из их жизни?

Осторожно Джералд ответил:

— О нет, не думаю. Но вот моя дочка точно ревнует. И даже просит познакомить ее с мальчиком, о котором так много слышала от своего папы.

Настала очередь Тесс напрячься под пристальным мужским взглядом. Но, прежде чем молодая женщина успела придумать достойный ответ, Джерри обрадованно выпалил:

— Здорово! Мне тоже очень хочется увидеть Бэби, вашу дочь. Ведь ее зовут так же, как маму!

— Но, милый, ты еще слишком слаб, чтобы ходить в гости, — осторожно напомнила Тесс. — Помнишь, доктор даже советовал свозить тебя к теплому морю, чтобы ты погрелся на солнышке, поел побольше овощей и фруктов? Ну а поскольку сейчас зима, тебе придется сидеть дома.

Мальчик расстроенно замолчал. Неожиданно в мозгу Джералда-старшего вспыхнула блестящая идея.

— Тесс, но почему бы тебе не последовать совету врача и не взять отпуск, чтобы свозить сына к морю? Посмотри, какой он бледненький! От того, что Джерри будет сидеть дома, его здоровье вряд ли улучшится.

Тесс сокрушенно вздохнула.

— Думаешь, сама не понимаю? Однако сейчас… пока мой муж не вернется из длительной командировки, — поспешно добавила она, — мы весьма стеснены в средствах.

— Но если бы у тебя вдруг появилась возможность побывать с мальчиком в теплых странах, ты бы не преминула воспользоваться случаем?

Не почувствовав в вопросе подвоха, Тесс кивнула:

— Естественно. Здоровье сына для меня дороже всего!

Услышав желанный ответ и возликовав в душе, Джералд торжественно заявил:

— В таком случае спешу тебя обрадовать. В нашей компании как раз намечается командировка в Гонолулу. Поскольку я еще не решил, кто полетит со мной… Короче, почему бы нам всем вместе не провести пару недель на Гавайских островах?

— Ура! — восторженно воскликнул Джерри, подпрыгнув на месте от радости. — Конечно же мы согласны!

Тесс же пораженно взглянула на Джералда.

— Ты шутишь?

— Ничуть. Только представь: солнце, море, пляж и мы с детьми…

— Детьми? — Тесс вдруг показалось, что они с Джералдом говорят о разных вещах. — Минуточку, позволь уточнить. Ты хочешь, чтобы мы отправились на Гавайи вчетвером? За твой счет?

— Да.

— Но это же абсурд! Я не нуждаюсь в благотворительности. Тем более — в твоей!

Джералд окинул Тесс суровым взглядом.

— Должен напомнить, что сейчас не время для сведения старых счетов. Подумай, что для тебя дороже: ущемленная гордость или сын?

Поняв, что он прав, Тесс виновато потупилась.

— Наверное, я тебя должна была бы сейчас благодарить. Но… — добавила она, понизив голос: — после того, что произошло между нами, я поклялась не иметь с тобой ничего общего. А теперь… теперь я вообще с трудом понимаю, что происходит.

Почувствовав, как Тесс сейчас нелегко, Джералд ободряюще дотронулся до ее руки. Джерри с плохо скрываемым нетерпением наблюдал за взрослыми, желая поскорее узнать, чем же все закончится.

— Тесс, дорогая, — произнес Джералд, — а почему бы нам не стать просто друзьями? Худой мир лучше доброй ссоры. К тому же, как мне кажется, последние две недели это получалось у нас отнюдь не плохо.

Действительно, с чего я взяла, что мы обязательно должны быть врагами? — удивленно спросила себя Тесс. Не создаю ли я себе лишние проблемы? Двенадцать лет назад мы были совсем еще детьми. Глупо дуться из-за прежних обид. Что было, то быльем поросло.

Теперь Джералд стал совершенно другим человеком. Серьезным, надежным, ответственным. И он спас жизнь моему сыну! Разве одного этого недостаточно, чтобы простить его? Мой сын действительно нуждается в перемене климата. Он такой бледненький, едва передвигает ноги… Неужели я окажусь настолько бессердечной матерью, что ради собственных амбиций поставлю под угрозу здоровье самого дорого для меня человека?

А деньги?.. Но раз Джералд предлагает им отправиться в эту поездку, значит, он все просчитал заранее. Два авиабилета его наверняка не разорят. А в остальном они с сыном постараются свести все траты к минимуму. Фрукты должны быть там дешевые, а солнце и море вообще бесплатные. Остается еще проживание в отеле… Но ничего, она что-нибудь придумает.

К тому же, родилась в голове коварная мысль, пусть Джералд хоть раз в жизни проявит заботу о своем сыне…

Впрочем, оставалась еще одна проблема. Тесс тревожно взглянула на Джералда.

— А как же твоя жена? Неужели ты всерьез полагаешь, что она отпустит тебя на Гавайи с другой женщиной?

По его губам скользнула непонятная усмешка.

— О, об этом можешь не волноваться. Во-первых, я отправляюсь не в развлекательную поездку, а в служебную командировку. Мне некогда будет особо расслабляться, так что о детях придется заботиться тебе. Как видишь, Тесс, я не совсем бескорыстен!.. Во-вторых, дочка давно просит меня взять ее куда-нибудь с собой. Уверен, хотя Бэби и здоровенькая, воздух, солнце и море ей тоже не повредят. Ну а в-третьих… в нашей семье отсутствует такое понятие, как ревность. У каждого своя личная жизнь. Мы практически независимы друг от друга.

Как и мы с Гордоном, вдруг подумалось Тесс. Забавно, но после развода наши отношения вообще заметно улучшились. Конечно, мальчик растет почти без отца. Они видятся не чаще двух-трех раз за полгода. Эти вечные деловые поездки Гордона! Зато каждая встреча превращается для сына в настоящий праздник. Нет, я не жалею, что развелась…

Между тем Джерри по-прежнему с нетерпением наблюдал за матерью. Наконец, не выдержав, спросил:

— Мам, ну так что ты решила? Мы едем, да?

Улыбнувшись, Тесс легонько потрепала сына по затылку.

— Конечно, родной. Разве я могу отказать тебе хоть в чем-то?

— Я так и знал, что ты согласишься! — Восторгу Джерри не было предела. Не удержавшись, он бросился к Тесс на шею и расцеловал. — У меня самая замечательная на свете мама!