Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Эдмонд Гамильтон

Космический император


Глава 1. Смерть на Юпитере

ХОЛОДНОЕ ДЫХАНИЕ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЙ угрозы, исходящей из дальнего уголка вселенной, проникало в хорошо освещенный теплым светом кабинет на вершине одного из самых высоких небоскребов Нью-Йорка — величайшего города на Земле.

Человек, находившийся в этом кабинете, восседал за огромным эбонитовым столом и был страшно взволнован. Глядя через панорамное окно на башни города, залитого лунным светом, он чувствовал холод страха. Всякий раз, задумываясь о происходящем, он невольно вздрагивал — воображение рисовало ему поистине ужасные картины.

— Это не может так продолжаться, — болезненно пробормотал он сам себе под нос. — Так или иначе нужно остановить этот ужас. В противном случае…

Джеймс Картью — Президент Правительства Земли, которое управляло человечеством с того самого момента, как закончилась последняя мировая война — не был стариком. В те дни, о которых пойдет речь, пятьдесят лет для человека считалось самым расцветом сил, но тяжелые обязанности руководителя, от решений которого зависели судьбы всего рода человеческого, преждевременно состарили Президента.

Короткие седые волосы обрамляли высокий лоб, а многочисленные глубокие морщины затянули своей паутиной его волевое лицо. Во взгляде его темных глаз читалась усталость и страх. Так что, когда дверь его кабинета открылась, Президент машинально, судорожно ухватился за край стола.




Норд Боннель — его стройный, темноволосый, молодой секретарь — вошел в комнату.

— Лайнер с Юпитера только что приземлился, — сообщил он. — Мне передали сигнал с космодрома.

— Слава Богу! — пробормотал Картью. — Сперлинг должен быть здесь через пять минут. Он знает, что я жду его сообщения.

Боннель заколебался.

— Надеюсь, он разгадал эту тайну. Специальный комитет граждан Юпитера снова вызывал вас по телесвязи.

— Знаю… они снова заявили протест относительно условий существования людей на Юпитере, — с горечью в голосе произнес Картью. — Они делают это при любой угрозе, даже самой незначительной. При этом каждый из этих политиканов пытается «перекричать» остальных.

— В этом их вряд ли можно обвинять, — осторожно заметил молодой секретарь. — На Юпитере воцарился настоящий ужас, если учесть эту отвратительную болезнь, которая распространяется с такой скоростью…

— Сперлинг должен был узнать, что это за напасть, — уверенно заявил Президент. Он смотрел на вечные урановые часы, установленные у него на столе. — Сперлинг может прибыть в любую минуту…

А потом откуда-то с нижних этажей небоскреба — Башни Правительства донесся ужасный крик — кричала женщина.

Здесь, в штаб-квартире Правительства Земли, работало множество девушек-клерков. Даже не смотря на столь поздний час многие из них еще оставались на своих рабочих местах. Но что могло до такой степени напугать одну из них?

Джеймс Картью выскочил из-за стола. Его лицо скривилось от неожиданного предчувствия. Секретарь бросился следом:

— Что-то не так! Я должен посмотреть…

Он направился к двери, но та сама неожиданно распахнулась.

Молодой Боннель отскочил в сторону.

— Боже мой! — взвыл он.

В открытых дверях появилось невероятное, ужасное существо — настоящее порождение кошмаров: гигантская сутулая обезьяна, волосатая и внешне отвратительная. Одета же она была в современный костюм из синтетического шелка. В нем существо напоминало ужасную пародию на человека. Жестокое, волосатое лицо твари, напоминало отвратительную маску — огромные челюсти и ужасные клыки. Ее глаза сверкали холодным блеском, когда она вошла в комнату.

— На помощь! — в отчаянье закричал Боннель.

Охранник в темной форме земной полиции, белый, как мел, появился в дверях. Выхватив пистолет, он направил его на чудовищную обезьяну.

— Подождите!.. Не стреляйте! — неожиданно закричал Джеймс Картью, внимательно вглядываясь в лицо чудовища.

Но предупреждение пришло слишком поздно. Охранник видел лишь невероятное, опасное существо, приближающиеся к Президенту. Страж порядка надавил на курок. Вспышка выстрела. Пуля ударила в широкую спину обезьяны. Морда существа скривилась от боли. С глубоким, почти человеческим стоном, создание рухнуло. Взгляд странных синих глаз умирающего чудовища остановился на Президенте. Существо явно хотело что-то сказать. Но из горла волосатой твари вырвался лишь булькающий скрежет… Слова умирающего перемежались с грубым рычанием, так что их с трудом можно было распознать.

— Юпитер… Космический Император… порождение атавизма… — тварь задохнулась, захрипела, умирая. Потом она попыталась поднять голову. Ее потускневшие синие человеческие глаза уставились на Президента. — Опасность исходит от… — тварь попыталась произнести еще одно слово, но жизнь стремительно вытекала из ее тела… А потом взгляд чудовища остекленел.

— Мертв! — воскликнул Картью, дрожа от ярости.

— Боже мой, эта тварь говорила! — воскликнул охранник, побледнев как мел. — Эта обезьяна… она говорила!

— Это была не обезьяна! Это был человек! — хрипло пробормотал Джеймс Картью.

Он встал. Охранники и чиновники тем временем боролись с паникой по всему зданию.

— Выйдите… Все вы, — приказал Картью, взмахнув дрожащей рукой.

Испуганный, он все еще не сводил взгляда с чудовищного, волосатого трупа на полу. Охранники вышли оставив Президента наедине с секретарем и жутким трупом.

— Боже мой… Эти синие глаза… Но ведь это не мог быть Сперлинг!

— Нет… Это был Сперлинг! — спокойно проговорил Джеймс Картью. — Я узнал его взгляд, но было слишком поздно. Джон Сперлинг — наш лучший секретный агент… Но как он превратился в это чудовище?

— Вы послали его, чтобы исследовать ужасную болезнь, эпидемия которой свирепствует на Юпитере, и он стал его жертвой! — хриплым срывающимся голосом проговорил Боннель. — Он изменился, как и все остальные. Превратился в животное. И все же он сделал все возможное, чтобы добраться сюда и что-то сообщить вам.

Бледный молодой секретарь умоляюще посмотрел на своего начальника.

— Но что могло вызвать такое страшное явление на Юпитере? Сотни случаев заболевания в прошлом месяце — сотни людей превратились в обезьяноподобных тварей!

— Надо понять, что это за болезнь… Ведь если это начнет происходить не только на Юпитере, — с мукой в голосе прошептал Картью. — Представьте, что будет, если эта чума поползет по другим планетам… Или подобная эпидемия начнется на Земле?

Боннель побледнел от одной мысли об этом.

— Ради Бога, этого не должно случиться!

Президент все ещё смотрел на волосатое существо, которое всего несколько недель назад было рослым человеком, одним из самых известных полицейских агентов Земли.

— Возможно, Сперлинг оставил где-то сообщение, — пробормотал Картью. — Секретные агенты часто поступают так, но…

Молодой секретарь торопливо обыскал одежду волосатого существа. А потом радостно воскликнул, выудив какую-то бумагу. Это было неразборчивое письмо, напоминающее каракули ребенка. Оно было озаглавлено: «Президенту». Картью прочитал его вслух:


На Землю отправляется только один корабль в день, но я изменяюсь слишком быстро, и я боюсь, что буду не в состоянии говорить или ясно думать к тому времени. Я был поражен болезнью-атавизмом на Юпитере несколько дней назад. Но я попытаюсь возвратиться на Землю, чтобы сообщить о происходящем, до того, как окончательно превращусь в зверя.

Я узнал, что эпидемию атавизма на Юпитере вызвал таинственный Космический Император. Не знаю, землянин он или юпитерианин. Не знаю, как насылается это проклятие, но этот Император имеет большое влияние среди аборигенов Юпитера. Я к ним не принадлежу… Сам я не замечаю изменений, происходят со мной, но похоже я становлюсь грубее, жестче.

Не могу больше писать… едва могу держать ручку… Я не смел покидать свою каюту на судне, так ужасно я изменился… Мои мысли становятся все более туманными… Жаль, что я больше ничего не узнал…


Во взгляде молодого секретаря были ужас и жалость, когда Джеймс Картью прочитал последние слова:

— Выходит, Сперлинг ничего не узнал, если не считать, что за эпидемией атавизма стоит конкретный человек! Представьте, что он чувствовал, сидя запертым в каюте, становясь с каждым днем все более диким, надеясь достигнуть Земли ещё в человеческом облике.

— У нас нет времени думать о Сперлинге! — проговорил Картью, но голос его звучал надрывно, словно он готов был в любой момент сорваться. — Эпидемия бушует на Юпитере и может перекинуться на другие планеты… Мы должны придумать, как остановить этот ужас!

Джеймс Картью чувствовал ужасную тяжесть ответственности, которая легла на его плечи. Девять планет от Меркурия до Плутона доверили свое благосостояние его заботам. А теперь он ощущал, как надвигается темная и неотвратимая опасность, и ничего не мог предпринять…

Первые сообщения о заболевании атавизмом пришли с Юпитера неделю назад. На этой, самой большой из планет, чьи бескрайние джунгли и огромные океаны до сих пор по большей части были не исследованы, процветали земные колонии. Поселения землян сгрудились вокруг столицы — Юпитауна. Большая часть людей-поселенцев работала в шахтах и на лесозаготовках, а часть пыталась вырастить зерновые.