logo Книжные новинки и не только

«Искусительница» Эйна Ли читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Эйна Ли Искусительница читать онлайн - страница 10

— Нет-нет, все не Так, мистер Кинкейд, — немедленно вступила в разговор Мэгги. — На «п» начинается слово «пастор», что в переводе означает «пастух» — священник протестантской церкви, а его прихожан называют «паствой». Церковь называют «протестантской», потому что ее приверженцы выступают против общепризнанных канонов церкви католической, — произнесла девочка без запинки, на одном дыхании Улыбнувшись Дэйву, Синтия погладила Мэгги по голове.

— Ты умница, моя дорогая, — похвалила она. Лидия, усмехнувшись, прикрыла рот рукой, а Шон лишь удивленно всплеснул руками.

— Что за чертовщину ты мелешь, детка?! — только и сумел воскликнуть он.

— Это такая игра слов, девочек научила этому Синтия, — пояснил Дэйв.

— Что-то мне кажется, вы больше играете, чем учитесь ними, миз Маккензи, — проворчал Шон.

— Вовсе нет, мистер Рафферти, — обезоруживающе улыбнулась ему Синтия. — Почему вы решили, что обучение должно быть скучным?

Они пошли вперед и вскоре присоединились к толпе, собравшейся у какого-то возвышения, служившего сценой. На ней стояли женщина, шею которой обвивала большая змея, полуодетая дама, чье тело было покрыто татуировками, и необъятных размеров тучная леди.

С отвращением отвернувшись, Шон пробормотал:

— Это зрелище не для таких, как я. — Заметив знакомых рабочих, он и Дэйв направились к ним.

Мужчины состязались в силе. За пятьдесят центов каждый мог ударить огромной кувалдой по наковальне. От этого удара привязанный за веревочку металлический диск должен был подскочить и коснуться металлического колокольчика, висящего высоко на столбе.

— Мне просто не верится, — жаловался один из рабочих. — Я целых два года ковал сталь, а теперь не могу ударить какой-то паршивой кувалдой, чтобы прозвенел колокольчик!

— А какой приз получит выигравший? — поинтересовался Шон.

— Вдвое больше, чем заплатил за игру, — ответил зазывала.

— Дай-ка мне эту кувалду, — уверенно проговорил Шон, закатывая рукава.

Шон Рафферти ковал сталь в течение пятнадцати лет до того, как приехал в Америку. Однако, сделав две попытки, и он не сумел выиграть.

— Ну, кто следующий? — крикнул зазывала. — Что скажете, мой друг? — обратился он к Дэйву.

Тот лишь покачал головой:

— Если они не сумели этого сделать, то я тем более не справлюсь.

— Ох, босс, ну попробуйте, — попросил Тим Макгир. — Мне не хватило всего два дюйма, так, может, хоть у вас получится.

— Я и пробовать не буду, — отрезал Дэйв. — Вы, ребята, бросаете деньги на ветер. Эта штука специально сделана так, что вы не можете выиграть.

— Вы ошибаетесь, — возмутился зазывала. — Это честная игра.

— Эти люди целыми днями забивают шпильки в металлические рельсы, и вы будете говорить, что они не могут сыграть в какую-то игру? — Дэйв решительно покачал головой. — Нет, тут все нечестно.

— Вот что, мой друг, — решил зазывала. — Я дам вам возможность ударить кувалдой даром. Но может, вы боитесь опозориться?

— Думаю, он прав, ребята, — ухмыльнулся Макгир. — Босс просто боится продуться — Готов сегодня же состязаться с тобой в забивании шпилек, Макгир, — добродушно проговорил Дэйв. — Кстати, это хоть пойдет на пользу дороге.

— Да забудьте вы хоть ненадолго о дороге, мистер Босс! — воскликнула подошедшая к ним Синтия Мэгги и Лидия стояли рядом с ней. — Что вы теряете?

— Не люблю, когда кто-то пытается выставить меня дурачком, — проворчал Кинкейд. Зазывала вручил ему кувалду.

— Я, пожалуй, подслащу пилюлю, приятель. Если колокольчик зазвенит, я верну деньги всем ребятам. Мужчины одобрительно загудели.

— Попробуй же, босс, — кивнул Рафферти. — Тебе это ничего не будет стоить.

— Вы не можете отказаться от столь щедрого предложения, — поддержала его Синтия, — что бы вы ни думали.

— У вас получится, дядя Дэйв, — взмолилась Мэгги. Дэйв повернулся к Лидии, ища поддержки.

— Мисс О'Лири, вы — единственная, у кого есть здравый смысл. Объясните же этим наивным глупцам, что колокольчик просто не может зазвенеть.

Лидия робко улыбнулась:

— Право, мистер Кинкейд, вы абсолютно ничем не рискуете.

— Разве только выяснится, что Тим ударял сильнее, — поддразнила его Синтия — Да хватит болтать, босс, беритесь за дело, — подхватил Макгир.

Покачав головой, Дэйв снял куртку и отдал ее Синтии.

— Ну хорошо. Посмотрим, кто бьет сильнее, — пробормотал он, закатывая рукава. — Ты, кажется, сказал «два дюйма»?

— Да, именно два, — кивнул Тим.

Взяв кувалду, Дэйв помахал ею в воздухе, как это делают игроки в бейсбол, проверяя биту.

Подойдя к наковальне, Дэйв размахнулся и что есть силы ударил. С бешеной скоростью диск взметнулся вверх и в то же мгновение раздался звон колокольчика.

Все вокруг загалдели, стали хлопать Дэйва по спине. Синтия была поражена: чем больше она узнавала этого человека, тем сильнее он удивлял ее. Ни один мужчина не возбуждал в ней столь сильного любопытства. Если поначалу она испытывала только физическое влечение к Дэйву Кинкейду, то теперь ее отношение к нему менялось. Хотя, находясь рядом с ним, девушка чувствовала, что сердце ее начинает биться сильнее.

Она внимательно наблюдала за тем, как он раскручивает рукава и надевает куртку — Дэйв был смущен всеобщим вниманием. И он не знал, как себя вести — то ли смеяться над собой, то ли веселиться с остальными. «Интересно, — пронеслась у Синтии мысль, — что же все-таки доставляет ему удовольствие?». Вспомнив улыбку, осветившую лицо Дэйва в то мгновение на мосту, она поняла, что ей довелось увидеть ту сторону его натуры, которую он обычно скрывал от окружающих. В висках у нее застучало — похоже, щит, которым прикрывался Дэйв Кинкейд, постепенно опускался.

Она непременно увидит его настоящим, таким, каким он был на самом деле.

Вдруг к ним подъехала группа всадников. Они тут же спешились. Их предводитель был большим и очень мощным человеком. На вид ему было под пятьдесят. Проходя мимо рабочих, он на мгновение задержался.

— Железная дорога, — презрительно буркнул он и сплюнул.

— Кто это? — спросила ошеломленная Синтия.

— Уилл Боннер, леди, — ответил зазывала. — Он владеет «Лейзи Би», да и практически всем, что вы видите вокруг. На вашем месте я бы не попадался ему на пути.

Синтия настояла на том, чтобы на полученные от зазывалы деньги выпить по кружке пива и отпраздновать победу Дэйва, поэтому все направились в ближайшую пивную. Мэгги убежала с остальными детьми — посмотреть, как запускают воздушный шар.

В пивной было много народу, но Шону с Дэйвом удалось занять столик. Заплатив за напитки, дамы сели за стол вместе с мужчинами. Синтия заметила, что Боннер с дружками сидел в другом углу пивной.

Они пили ледяные напитки, когда в пивную вошли двое мужчин. Один из них, лет двадцати, заказал виски и кружку пива. Затем, повернувшись к залу и опершись локтями о стойку бара, он высокомерно оглядел присутствующих.

— Меня зовут Джон Салливан! — громко выкрикнул он. — Я могу побить любого сукина сына, что осмелится выступить против меня!

Его приятель подхватил вызов:

— Пятьдесят долларов тому, кто проведет с ним три раунда и выиграет.

— Последи-ка за своим языком, сынок, — проворчал Шон. — Здесь дамы.

Резко обернувшись, Салливан ухмыльнулся:

— Прошу прощения, милые леди. Думаю, мне показалось, что в вашей речи слышится ирландский акцент, старина?

— Да, сынок, ты прав, — ответил Раффсрти.

— Мой отец из местечка Трэли в графстве Керри.

— Я хорошо знаю это место, — кивнул Шон. Взгляд Салливана, пробежав по лицу Лидии, остановился на Синтии.

— Следующий бокал за меня, красавица!

— Благодарю вас, но я не пью больше одной порции, — ответила она.

— Надеюсь, дорогуша, ты не откажешься выпить за здоровье Джона Салливана?

Можно было не сомневаться, что Салливан считал себя любимцем женщин, но Синтии он казался омерзительным.

— Кажется, леди выразилась достаточно ясно, — коротко бросил Дэйв.

— Я не с вами разговариваю, — огрызнулся Салливан, мрачно посмотрев на Кинкейда.

— А я с вами, — парировал Дэйв.

В глазах Салливана мерцал злобный огонь.

— Вам доводилось боксировать? — мрачно спросил он.

— Несколько раз, — кивнул Дэйв. — В колледже.

— Вот оно что!.. В колледже! — издевательским тоном протянул Салливан. — Вы слышите, ребята? Этот человек боксировал в колледже! — Боннер и его дружки громко расхохотались. — И что же это за колледж, а, студентик?

— Массачусетский технологический институт, — ответил Дэйв.

— Вот это да! Стало быть, мы со студентиком соседи! — продолжал ерничать Салливан. — Мой дом в Бостоне.

— Большой город, — заметил Кинкейд.

Он сознательно говорил равнодушно, чтобы избежать дальнейшего обмена репликами, но Салливан делал вид, что не замечает этого.

— Ну, что скажете, хватит у вас силенок выстоять против меня три раунда?

Шум в пивной стих — все прислушивались к их перепалке.

— У меня нет ни малейшего желания выходить с вами на ринг, — саркастическим тоном заметил Дэйв.

— Боишься, студентик?

Синтия решила, что ее терпение на исходе. К тому же, вдохновленная победой Дэйва в игре с кувалдой, она была уверена, что тому т составит никакого труда отколотить молодого нахала.

— Нет, он не боится тебя, трепло! Он может сразить тебя одной левой, — вмешалась она в разговор.

— Нам пора идти, Синтия, — проговорил Дэйв. Вокруг них собралась целая толпа, в которой он видел своих рабочих.

— Вот что я вам скажу, мистер Салливан, — заявила Синтия. — Вы ставите на кон не пятьдесят, а сто долларов, и он разделается с вами.

Дружок Салливана тут же кивнул.

— Отлично, леди. Мы принимаем это условие.

— С удовольствием вышибу этому парню мозги, — расхвастался Салливан. Толпа загудела.

— Спокойно, ребята, — произнес Кинкейд. — Я же сказала, что меня это не интересует.

Салливан принялся размахивать руками, как крыльями, и выкрикивать что-то невнятное, изображая раскудахтавшуюся курицу, чем вызвал новый взрыв смеха людей Боннера.

— Вам будет совсем нетрудно, — подзадоривала Дэйва Синтия. — Вспомните только, с какой легкостью вы ударили по наковальне.

— Синтия, ударить по наковальне самому или быть побитым — совершенно разные вещи. Колокольчик не мог дать мне сдачи, — возразил Дэйв.

Положив ладонь на руку Дэйва, Синтия заглянула ему в глаза.

— Я знаю, что ты сможешь сделать это, Дэйв, — уверенно заявила она.

Ее тут же поддержали рабочие:

— Конечно, вы сделаете это, босс!

Здравый смысл говорил Кинкейду, что надо уходить, пока дело не кончилось бедой. Он покосился на Шона — тот был серьезен и угрюм. Глаза Лидии были полны беспокойства.

И тут Дэйв совершил ошибку, он снова взглянул на Синтию.

— Так ты сделаешь это, Дэйв?

Увидев, с каким обожанием она смотрела на него, Дэйв вдруг понял, какие чувства испытывал Адам, когда протянул руку к запретному плоду в Эдеме.

— Хорошо, — медленно кивнул он. — Я готов.

Где-то вдалеке раздался гортанный смех Салливана:

— Увидимся позже, студентик!

— Бой начнется в восемь часов, — загундосил его приятель. — Билеты взрослым по доллару, детям по двадцать пять центов, младенцы на коленях — бесплатно. Покупайте билеты немедленно, пока они есть.

Дэйв слушал все это будто издалека. Он не сводил глаз с Синтии, вкушая первый кусок запретного плода.

Глава 10

Большинство учениц Синтии, сбившись в стайку, сидели на земле около наполненного горячим воздухом воздушного шара, напоминавшего гигантский красно-золотой гриб.

За один доллар любой мог купить билет, подняться на шаре в воздух и осмотреться вокруг, как матрос, взобравшийся на высоченную мачту огромного корабля. Шар, однако, был привязан к земле веревками.

— Господи, представляю, как страшно там, наверху! — воскликнула маленькая Кэтрин Мэри Дэннегай, прижав худенькие колени к подбородку.

— Зато это веселее, чем лазать на деревья, — заметила Мэгги.

Увидев шар, Синтия не смогла сдержать волнения. Схватив Дэйва за рукав, она стала уговаривать его и своих друзей подняться на шаре в воздух.

— Ни за что не полечу, — немедленно промолвила Лидия. — Я не выношу высоты.

— Я тоже не имею желания отрываться от земли, — добавил Шон.

Синтия с надеждой посмотрела на Дэйва.

— Давай возьмем с собой детей, — взмолилась она.

— Синтия, но их тут больше дюжины! — возразил он.

— Кэтрин Мэри наверняка откажется, — поспешно проговорила девушка. — Эта малышка осторожнее остальных.

— Мне эта затея не кажется привлекательной, — покачал головой Дэйв. — к тому же мы просто не влезем в гондолу.

— Ну давайте хотя бы спросим у хозяина, сколько человек могут подняться в воздух одновременно, — продолжала уговаривать Синтия. После инцидента в пивной Дэйву было очень трудно отказывать Синтии. Он направился к скамейке, на которой хозяин шара о чем-то увлеченно болтал с яркой блондинкой.

Тем временем Синтия, сгорая от любопытства, забралась в гондолу, представлявшую собой огромную плетеную корзину шести футов в диаметре с газовыми баллонами, горелкой и несколькими шлангами, ведущими к самому шару. Наклонившись, она подняла со дна гондолы бинокль.

— Эй, что вы там делаете? — закричал хозяин шара. Испугавшись, она выронила бинокль и выглянула наружу. Оказалось, что хозяин кричал не ей, а стайке мальчишек, прыгавших возле веревок, которыми был привязан шар. В тот миг, когда хозяин закричал, один из них развязал узел, и все бросились бежать.

Мгновенно поднялся шум, все засуетились, и в ту же секунду оборвалась вторая веревка.

— Помогите! — закричала Синтия, заметив, что шар стал подниматься.

— Миз Синтия! Миз Синтия! — завопили девочки. Они кричали и прыгали на месте, словно хотели дотянуться ручонками до улетавшего шара» их крики сопровождал лай собак.

Шон и Лидия бросились за шаром, вслед за ними побежали Дэйв и хозяин.

Высоко подпрыгнув, Дэйв ухватился за один из канатов, свисающих с гондолы. Какое-то мгновение всем казалось, что своим весом Дэйв сумеет удержать шар. Но потом шар, будто огромный парус, был подхвачен ветром и полетел, сопровождаемый испуганными воплями.

Синтия с ужасом наблюдала за тем, как Дэйв лезет вверх по канату. Она забыла о своей опасности, молясь лишь о том, чтобы Дэйв сумел забраться в гондолу. Что, если его руки ослабнут или канат оборвется? Девушка беспомощно огляделась вокруг. Заметив моток веревки, она привязала один ее конец к поручням, а другой бросила Дэйву.

Дюйм за дюймом поднимался Дэйв вверх по канату. Его ладони ободрались до крови, мышцы пронзала нестерпимая боль. Черт возьми, он был обыкновенным инженером, а не цирковым акробатом! Остановившись на мгновение, чтобы перевести дух, он посмотрел вниз и в ужасе сглотнул — шар поднялся уже футов на пятьдесят — шестьдесят. Выхода не было — оставалось лишь подтягиваться по канату вверх.

Внезапно по голове его ударил тяжелый моток веревки, отчего ноги и одна рука соскользнули с каната. Мгновение, показавшееся ему вечностью, он размахивал в воздухе ногами, пока ему не удалось обвить ими канат. Подняв голову вверх, он увидел над собой Синтию, склонившуюся к нему через поручни.

— Боже мой, Дэйв, прости, пожалуйста!

От гнева силы его удвоились, и он полез вверх, пока не достиг гондолы. Синтия подала ему руку и помогла перевалиться через поручни.

— Ох, слава Богу, слава Богу, с тобой все в порядке! — запричитала девушка, опускаясь перед ним на колени.

Дэйв открыл глаза и встретился со взглядом ее сапфировых очей. Этот взгляд совсем недавно приотворил перед ним врата рая.

Кстати, он успел заметить, что там было весьма неплохо.

Дэйв сел и расхохотался.

— Дэйв, все хорошо? — удивленно спросила девушка. Ее смутило его странное поведение.

— Да, — кивнул он. — Только, к сожалению, я лечу на воздушном шаре с самой невыносимой из женщин.

— Это несправедливо! — воскликнула Синтия. — Я не виновата! Я только поднялась в гондолу, чтобы посмотреть, как она устроена.

— Леди, вы идете по жизни, постоянно навлекая на себя неприятности, — покачал головой Дэйв. Синтия лишь всплеснула руками.

— Это я, что ли, оборвала веревки, Кинкейд?! — возмутилась она.

— Ну хорошо, не ты, — вздохнул Дэйв. — Вот только что бы ты стала делать, если бы я не успел уцепиться за канат?

— То же самое, что делаю сейчас: думала бы о том, как спуститься вниз, — заявила Синтия. — А тебе приходилось летать на таких штуках?

— Ну да, конечно! — поддразнил ее Дэйв. — Это мое хобби! — Встав, он взглянул на приборы. — Я инженер, ты не забыла? Надеюсь, все тут работает по тому же принципу, что и в паровозе.

— Вовсе нет, — буркнула Синтия, выглянув из гондолы. — Здесь нет колеи. А интересно, что это свешивается по бокам?

— Наверное, мешки с песком — для балласта, — проговорил Дэйв.

— Какого еще балласта?! — возмутилась она. — Ты сам выполняешь его роль!

— Знаете, некоторая стабильность в жизни пошла бы вам на пользу, леди.

— Ну почему ты так говоришь? Потому, что я люблю жизнь? Как же ты испорчен, Кинкейд! Уверена, ты всю жизнь был собакой на сене!

— А в тебе такое количество горячего пара, что он мог бы удержать шар в воздухе, — огрызнулся Дэйв.

— Я не допущу, чтобы твое дурное настроение испортило мне все впечатление от полета, — отозвалась девушка. — Здесь, между прочим, совсем неплохо, как ты считаешь?

— Наслаждайся приключением, пока я не разберусь, как управлять шаром, потому что потом я немедленно посажу его на землю. У меня впереди увлекательный поединок, ты не забыла? Признаться, мне даже мысль об этой драке ненавистна, а ведь это ты меня втянула в эту историю, — возмущенно произнес он.

Шар медленно летел над землей, поросшей низким кустарником.

— Какая красота! — восторженно выдохнула Синтия, любуясь синеватой грядой гор, протянувшихся до самого горизонта. — Слов не хватит, чтобы описать этот великолепный вид! Ты чувствуешь это, Дэйв?

— Что чувствую? — недоуменно переспросил он.

— Свободу полета, — пояснила она. — В воздухе забываются все земные проблемы. Ох, как же это замечательно!

Дэйв улыбнулся — он не мог сердиться, видя взволнованное лицо девушки, на котором играла мечтательная улыбка. Подумать только — ей все на свете нравилось!

— Надо отдать тебе должное, Син. Ты находишь удовольствие абсолютно во всем. Надеюсь, нам все же удастся целыми и невредимыми выбраться из этой переделки.

— Да я уверена, что ты все сумеешь сделать, как надо, Дэйв, — твердо сказала она, поглядев ему в глаза.

Черт возьми, опять она делает это! И опять ему кажется, что перед ними вот-вот распахнутся райские врата. «Но на сей раз у вас ничего не выйдет, леди. Ничего не выйдет…»

— Ох, Дэйв, посмотри-ка, люди бегут за нами! Бросив взгляд на десяток повозок и всадников, несущихся вслед за шаром по пустыне, Кинкейд вернулся к приборам. А Синтия высунулась из гондолы и начала махать руками.

— Э-ге-гей! — крикнула она. — Привет!

— Если ты вывалишься из корзины, то я уже ничем не смогу помочь тебе, — предупредил Дэйв.

Синтия схватила бинокль и стала глядеть вниз.

— Смотри, вон Шон Рафферти едет в своей повозке! Надо же, и Лидия с ним! — Она вздохнула. — И все мои девочки примостились там же.

— Не думаю, что они бросили собак, — проворчал Дэйв, осматривая один из шлангов.

— Нет-нет, собаки бегут за повозкой.

Дэйв подошел к девушке, и та дала ему бинокль. Посмотрев в указанном ею направлении, он резко повернулся в сторону.

— О Господи! — только и успел вскрикнуть он и, бросив бинокль, поспешил к горелке.

— Что там? — удивилась Синтия. Подняв бинокль, она посмотрела на Кинкейда и поняла причину его тревоги: их несло к небольшой роще.

— Кажется, мы налетим на эти деревья! — прокричал Дэйв, открывая один из клапанов. Из отверстия горелки вырвался язык пламени. — Мы должны немедленно набрать высоту! Надо как можно скорее сбросить вниз мешки с песком.