Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Екатерина Белецкая

Тингл твист

Глава 1

В пути

Дайте свободе шанс.

— Очень сомневаюсь я в вашей затее, — Роман покачал головой. — Все эти откровения и намеки… это интересно, конечно, но это Тингл, ребята, и это, боюсь, несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Думаете, отец просто так там себе резиденцию устроил?

— Ром, мы так не думаем, но расскажи нам то, что ты знаешь, — попросил Фэб. — И покажи, по возможности.

— Попробую, — Роман вздохнул с явно досадой. — Вот только, боюсь, рассказать я могу немногое.

— Почему? — удивился Ит. — Ты же там был, ты видел планету.

— Ах, если бы, — развел руками Роман. — Видел, Ит. Да. Но только то, что мне позволили увидеть, и недолго.

— Рассказывай и показывай, — приказал Фэб. — Дело нешуточное.

— Да кто уж тут шутит, — Ромка поморщился. — Ладно, ребята, слушайте.

* * *

«Альтея», с вернувшейся командой, готовилась сейчас к новому рейсу — в систему Сипарио, являющуюся домом внецикличного мира под названием Тингл. Пару дней назад, когда Королева подтвердила своё решение — оставить «Альтею» в собственности группы — Берта первым делом сделала общий сбор, и честно рассказала людям и рауф всё. Вообще всё, от и до. И о том, что происходило на «Альтее» последние два месяца, и о реакции Блэки, и о создании Адоная, и о рестарте, и о том, что они планируют делать дальше. Как хотите, сказала тогда Берта. Мы никого не держим, мы категорически против того, чтобы кто бы то ни было пребывал в неведении, мы готовы предоставить вам транспорт, если вы хотите вернуться домой, и поэтому… Договорить ей не дали, как это ни странно, техники. Да, именно техники, причем от всей их команды выступал один из рауф, мужчина, в изрядных годах, начальник отдела содержания ресурсной базы.

— Нет, Берта, уж простите, но мы останемся, — твердо сказал он. — Не для того мы согласились войти в вашу программу, чтобы сбежать при первых признаках опасности.

— Боюсь, вы слабо себе представляете себе степень этой опасности, Артег, — вздохнула Берта. — Да, физически нас, скорее всего, не тронут, но опасность заключается в том, что мы теперь находимся под практически полным надзором, и малейший наш неправильный шаг способен привести к абсолютно непредсказуемым последствиям, о которых мы пока что даже не имеем понятия.

— Угу, конечно, — хмыкнул Илья. — Совершенно мы себе этого не представляем. Берта, ты нас за дураков считаешь, не пойму я никак?

— Илюш, ты понимаешь, что происходит? — повернулась к нему Берта. — Если наши предположения правильны, против нас будет весь мир. Все, до кого он сумеет дотянуться, а сумеет он, поверь, гораздо больше, чем тебе сейчас кажется. Я ведь всё рассказала. И сами вы в курсе, что происходило вне конклава в последние годы… вы знаете даже больше, чем мы.

— Вот именно поэтому мы здесь, — твердо сказал Илья, а остальные, собравшиеся в рубке, согласно закивали. — Именно поэтому, Берта. Ты предложила нам выбор — мы его сделали. Ещё какие-то вопросы есть?

Берта кивнула.

— Есть, — ответила она. — Монтаж будете заканчивать по дороге, или нам лучше задержаться?

— По дороге, — усмехнулся Илья, а вслед за ним — остальные. — Дорога предстоит долгая. Справимся.

* * *

Дорога действительно предстояла долгая, но сейчас это никого не смущало. Идти решили не скрываясь, потому что в скрытности не было никакого смысла: все отлично осознавали, что прятаться будет просто глупо. Поэтому «Альтея» вышла из сектора Белой зоны, в котором до этого находилась, и связалась с ближайшей станцией сети Вицама-Оттое, до которой было около десяти дней хода на маршевых двигателях. Отдохнём, сказал тогда Фэб, вот и отлично, за это время мы все прекрасным образом отдохнём, и определимся с тем, что мы делаем дальше, и как мы это делаем.

Первые пару дней, впрочем, отдыхать никому не пришлось — потому что предстоял монтаж снятой ранее аппаратуры и стабилизация систем «Альтеи». Управились, впрочем, на удивление быстро; команда за время пути сработалась отлично, поэтому проблем не возникло ни с чем, даже с монтажом госпитального оборудования.

— Я ведь так и знал, — говорил Скрипач. — Вот я так и знал, что придется собирать обратно. И что можно было не разбирать. Нет, Илюш, еще раз на такую авантюру я не согласен. Пусть теперь так и стоят.

— Это да, — соглашался Илья. — Зато теперь можно, по идее, требовать, чтобы у нас экзамен по технике установки принимали. Сдадим, как делать нечего.

— Точно, — кивал Скрипач. — Илюш, слушай, курс по дороге подтвердить успеем?

Врачи, чтобы не терять квалификацию во время вынужденного простоя, подтверждались раз в полтора-два месяца.

— Обязательно, — пообещал Илья. — А то распустились все, как розы майские…

Вскоре «Альтея» вышла в обитаемую область, добралась до нужной точки, в которой находился портал, и встала в очередь на первый проход — портал, через который им предстояло идти, оказался основательно загружен. Впрочем, это было немудрено, по какому-то неизвестному стечению обстоятельств он оказался чуть ли не единственным в секторе, поэтому ждать предстояло несколько дней.

* * *

— На Тингле живут три расы: люди, рауф, и зивы, — говорил Роман. — Людей больше всего, собственно, планета находится в их собственности. Рауф — временные иммигранты, они ограничены в правах, но все равно приезжают. Несложно догадаться, почему.

— Деньги? — спросил Ит.

— И немалые, — подтвердил Роман. — Проработал там десять лет, обеспечил семью на сто лет вперед. Ну, в идеале, конечно, на деле может выйти и по-другому. По большей части рауф там занимаются перевозками, обслуживанием, работают в море. Под надзором людей, конечно.

— Мужики и гермо, значит, — покивал Кир. — Так?

— Так, — согласился Роман. — Именно так и есть. Женщин они не привозят, те по домам сидят. Да и нечего там женщинам делать. Впрочем, я и мужчин с гермо там видел всего пару раз, да и то издали. А вот зивы… — Роман покачал головой. — С этим сложнее, в разы. Им отданы все три континента, и что там, на континентах, не знает вообще никто. Потому что высадка запрещена, ну, насколько я знаю, можно пристать к берегу, но дальше ста метров от береговой линии отходить нельзя… ребята, я не знаю, — признался он. — Там куча внутренних правил, про которые нам никто не говорил, и даже доступа к информации не давал. Отец… в общем, нам объяснили, что незачем тратить время на то, что не пригодится.

— Погоди, — попросил Кир. — Так что про зивов и континенты, мы не поняли.

— Вот именно, — поддержал Ит. — Ты сказал, что планета человеческая, верно? Почему континенты у зивов, в таком случае?

— У них только поверхность и воздух, насколько я знаю, — Роман задумался. — Какой-то толщины слой почвы, и небо. То, что в недрах, и то, что под этим слоем, остается в собственности людей. Так что формально континенты принадлежат людям, а по факту — никому неизвестно, что там делается.

— Нет наблюдения? — удивился Фэб. — Но…

— Есть наблюдение, — покачал головой Роман. — Конечно, оно есть. Вопрос не в наблюдении, а в наблюдающих. Наблюдение осуществляют спутники-биотехи…

— Ясно, — кивнул Ит. — Зивы наблюдают сами за собой, а людям предоставляют только то, что считают нужным.

— Верно. И немало. От сводок погоды и температуры воды в течениях, до локаций судов и миграций рыбы. Плюс ко всему, они…

— По всей видимости, осуществляют еще и полицейские функции, — догадался Ит. — Ведь так?

Роман кивнул.

— Да, Ит, это так. Но я ни разу не видел, как это происходит. Судя по всему, это бывает исчезающе редко.

Скрипач пожал плечами, они с Итом переглянулись. Эх, Рома, Рома… По мнению некоторых те же войны или революции в развитых мирах происходят редко, однако на деле всё выглядит совсем иначе.

— Ром, этого всего в данных по миру нет, — Берта, которая до этого сидела молча, и читала что-то с визуала, подняла голову. — Там вообще почти ничего нет. Есть только про импорт, перечень продукции, весьма обширный, сертификаты, которых просто море, и… так… сейчас, найду, — он скользнула взглядом по визуалу, — вот, здесь. «Запрет высадки, только через перевалочную базу». Это что значит?

— Сейчас объясню. Попасть на планету можно только через её луну, никак иначе. То есть даже подойти к планете на своем корабле не получится.

— Потому что его уничтожат, — подсказал Кир. Роман кивнул. — Чудесно. Дальше?

— Те, кому нужно на Тингл, высаживаются на луне, или проходят через Транспортную сеть, которая тоже…

— Машина перемещения — на луне? — Фэб, кажется, слегка опешил. — Не на планете, а на луне?

— Да, — кивнул Роман. — Именно так. Выглядит это совершенно нереально, потому что полосы никуда не ведут, они просто образовали кольца вокруг самой машины. Когда мы с Настей это увидели…

— Фэб, мы обалдели, — Настя усмехнулась. — Зрелище невероятное, особенно с холма. Ты стоишь в центре гигантского разноцветного круга, который светится, а небо над головой совершенно без звезд, потому что это самый край пояса жизни, звезд почти не видно. Ну, то есть не совсем, но — их очень мало. Поэтому небо черное, и этот свет.