Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Екатерина Флат

Ветер без имени

Глава 1

Тишина в библиотеке

За мной следили. Уже третий день то и дело появлялось смутное ощущение чужого взгляда. Но сам неведомый преследователь не спешил попадаться на глаза. Я даже сначала списала это на игру собственного воображения. Мало ли, вдруг просто легкая паранойя на фоне вытрепавшей все нервы сессии? Но сегодня я все-таки увидела того, кто за мной наблюдал.

Начавшийся дождь застал меня на подходе к городской библиотеке. Я ускорила шаг и уже поднималась по широким ступеням к двустворчатым дверям, когда снова почувствовала тот самый взгляд. Резко обернувшись, так и замерла на месте. На этот раз преследователь даже не собирался скрываться. Стоял чуть в стороне возле одной из колонн, обрамляющих здание. И хотя дождь немного смазывал видимость, незнакомца я разглядела хорошо. Высокий темноволосый мужчина лет двадцати семи, довольно симпатичный. Смотрел на меня очень серьезно, словно чего-то ждал. Может, что подойду и спрошу: «Какого черта, любезный, вы меня преследуете?» Но самое странное, дождь его будто не касался.

Я лишь на миг отвела взгляд, но незнакомец каким-то непостижимым образом исчез. Но не мог же он мне почудиться? Или мог?

— Определенно, надо отдохнуть, — тихо прошептала я самой себе, устало потерев глаза.

Вот только отдых в ближайшее время точно не светил. Вздохнув, я поспешила к дверям библиотеки.

Хотя Артем заранее меня предупреждал, мол, Елена Яковлевна — дама суровая, я все-таки надеялась, что брат драматизирует. Но увы, как выяснилось, это он еще мягко выразился.

Заведующая архивом нетерпеливо ждала меня в просторном читальном зале. Посетителей почти не было, лишь усатый мужчина что-то дотошно искал в подшивках газет, да полусонная старушка методично раскладывала книги на стеллаже у библиотекарского стола. Я бы очень хотела надеяться, что нужная мне Елена Яковлевна — эта дремотная бабушка. Но реальность жестока — заведующей оказалась сухопарая дама с прокурорским взглядом и жизнерадостностью гробовщика, которая ждала меня прямо у входа.

— Анна, значит? — Она смерила меня придирчивым взглядом в ответ на мое вежливое «Добрый вечер!» — Зонтом пользоваться не пробовали?

Я старательно скрыла всколыхнувшееся раздражение. И промокнуть ведь даже не успела, так чего придираться?

— Дождь начался внезапно. И по прогнозу сегодня обещали ясную погоду.

— Ну, милочка, кто в наше время верит прогнозам! — Елена Яковлевна презрительно фыркнула. — Хотя что с вас взять… — Снова неприязненный взгляд. — Вы Артему — старшая сестра, насколько я понимаю?

Пришлось мысленно посчитать до десяти, чтобы унять рвущиеся с языка колкости.

— Я младше Артема на пять лет, — как можно спокойней ответила я. — Мне двадцать один.

— Студентка…

Прозвучало так, словно это было преступлением.

— Да, студентка.

Вот и так знает же. Зачем уточнять?

Елена Яковлевна недовольно поджала тонкие губы. Еще с полминуты придирчиво меня разглядывала и наконец выдала:

— Вы нам не подходите.

Я даже не успела ничего ответить, как заведующая архивом продолжила:

— Мало того что студентка, так еще и сразу видно, что легкомысленная. Наверняка одни свидания на уме.

— А это вы как определили? — Я едва сдержала смешок. — По тому факту, что я в ясный день без зонта из дома вышла?

— У нас, милочка, тут библиотека, а не пляж. Уж будьте любезны одеваться прилично.

Интересно, чем ей неприличен вполне себе милый летний сарафан длиной до колен? Но прежде чем я озвучила вопрос, Елена Яковлевна со вселенским снисхождением выдала:

— Вы нам не подходите, но мы вас берем.

Ну и где логика?

— Хотя я бы на своем месте точно брать не стала, — добавила заведующая.

Логика загнулась в тяжких муках.

— Но раз уж Артем попросил… — Очередной выразительный взгляд на меня и тяжелый вздох. — Пойдемте.

Она направилась между книжных стеллажей в глубь зала. Я побрела за ней, уже жалея о собственной затее. Когда брат обещал помочь с подработкой в городской библиотеке, я представляла полнейшую идиллию. Вот я бережно раскладываю книги, некоторые читаю, сидя в мягком кресле, а рядом на столике — чашечка кофе, печеньки… Тишина и покой. Никто меня не достает, не выносит мозг… Блаженное одиночество. И в моих мечтах к этой идиллии ну никак не прилагалась в комплекте злющая заведующая. Впрочем, я и архив представляла себе иначе.

Через неприметную дверь и дальше по узкой темной лесенке мы спустились в чуть ли не кромешный мрак. Елена Яковлевна щелкнула выключателем, и тусклый свет единственной лампочки обрисовал мои будущие владения. Похоже, зал был не меньше читального. Судя по затхлому воздуху, о такой штуке, как «проветривание», тут не слышали. Скорее всего, здесь и окон не имелось. Ну да, теоретически подвал.

Почти все пространство занимали пыльные стеллажи. Совсем немного отводилось под рабочую зону. Разбежаться было негде. Небольшой стол, на нем — ламповый монитор и проводная мышь. Точно обитель раритетов. Может, тут и данные на дискетах хранят?

— Будем считать, что первая неделя у вас — испытательный срок, — отвлекла меня от размышлений Елена Яковлевна. — Посмотрим на вашу скорость и качество проделанной работы. Вопросы есть?

Есть. Зачем она волосы в такой тугой пучок стягивает?

— Нет, вопросов нет, — отрапортовала я, надеясь, что заведующая вот-вот уйдет.

Она и сама явно не рвалась задерживаться. Но, похоже, еще не все нотации были озвучены.

— Ну что ж, Анна, думаю, вы сами должны прекрасно понимать, какие у нас здесь правила. Это библиотека. А в библиотеке что? — Она красноречиво огляделась по сторонам.

— Затхлость, пыль, запустение?

— Тишина! — возмутилась заведующая. — В библиотеке тишина! Так что никакой музыки и шума! А то знаю я вас, студентов!

Ехидство так и подмывало с деланым расстройством спросить: «А что, пьяные оргии тоже нельзя?» — но я сдержалась.

Елена Яковлевна между тем продолжила:

— Наверху в читальном сегодня Мария Юрьевна дежурит. Если возникнут неотложные вопросы, поднимитесь и у нее спросите.

Я сразу же представила, как спрашиваю у этой самой неведомой Марии Юрьевны: «Эх, и как мы с тобой докатились до жизни такой? Сидим тут в разгар лета в библиотеке…»

— И еще, Анна, соблюдайте идеальный порядок! Не вздумайте устраивать здесь анархию. Все, что возьмете, возвращайте на прежнее место. Обращайтесь с достоянием архива крайне бережно. Все поняли?

Я с готовностью кивнула.

— Что ж, вечером, перед закрытием библиотеки, я проверю, как вы поработали, — прозвучало с заведомой гарантией, что результаты моего труда ей явно не понравятся.

Больше ничего не говоря, Елена Яковлевна наконец-то удалилась. Я снова без особого энтузиазма огляделась по сторонам. Повесила сумку на спинку обшарпанного стула, включила стоящий под столом системный блок. Компьютер тут же зашумел так, словно собрался на взлет. И то спасибо, что вообще рабочим оказался.

С полминуты задумчиво поразглядывав темный монитор, я решила позвонить брату. Учитывая, с какой скоростью загружалась система, я бы успела не только с Артемом поговорить, но и чуть ли не смысл жизни найти.

Правда, дозвонилась только с третьей попытки, сигнал здесь ловился крайне слабо.

— Ну что, ты где? — весело поинтересовался брат через три гудка.

— В архиве. И что-то это меня совсем не впечатляет. Одна заведующая чего стоит.

— Да ладно тебе, вполне милая тетушка. Ты, главное, спорь с ней поменьше, повежливее будь. Тогда, авось, и продержишься там какое-то время. Сама же просила найти тебе самую спокойную подработку, так что не ворчи теперь.

— Я и не ворчу. Я вообще звоню сказать, чтобы ты вечером за мной заехал. Около шести примерно.

— Анька, ты издеваешься? — страдальчески взвыл Артем.

— Ну ты брат мне или как? — насупилась я.

— Брат. И, как и полагается всем нормальным старшим братьям, я вечером планирую кое-куда поехать с одной весьма милой блондиночкой. Ну ты чего, сама, что ли, домой не дотопаешь? Недалеко же. Лентяйка ты, Анька, и эксплуататорша моей доброты!

— Тем, да не в этом дело. Просто, понимаешь, за мной какой-то тип следит. Я ведь говорила тебе вчера еще, что взгляд чужой частенько в последние дни чувствую. А сегодня вот засекла, кто меня преследует. Я боюсь, он вечером будет у библиотеки караулить.

— А что за тип-то? — Артем сразу посерьезнел.

— Брюнет такой высокий, симпатичный. Лет, может, двадцать семь.

— Хех, а вдруг у тебя просто поклонник завелся? Вот и таскается теперь следом, робеет, влюбленный бедолага. Аньк, ты смотри, счастье еще свое упустишь. Может, хоть перестанешь наконец синий чулок изображать? Ладно, если б страшненькая была, так нет же, очень даже наоборот, но…

— Тем, не начинай, а? — мрачно перебила я. — Какой еще поклонник, что за бред? Может, это маньяк!

— А он похож?

— Ну… нет. Так откуда мне знать, вдруг ни один маньяк на самом деле не похож на маньяка! Вдруг они все умеют маскироваться под нормальных? В общем, Тем, будь человеком, встреть меня вечером, ладно?

— Ладно-ладно, — брат вымученно вздохнул. — Ну все, давай, — и сбросил вызов.