Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Екатерина Гичко

Плата за мир. Том 3

Часть 1

Глава 1

— Не смей возвращать меня! — чётко произнесла Дариласа.

Раздался оглушительный треск и грохот: хвост Дейширолеша резко сжался, возвращаясь к своему хозяину, и смял столик, как если бы он был бумажным. Посуда посыпалась на пол. Раздалась забористая ругань: Вааш от неожиданности вылил кувшин вина на голову Роашу, проигнорировав зажатый в руке кубок. Спокойнее всех отреагировал Делилонис. Он просто замер, смотря на Дариласу с вежливым интересом. Потом пальцы на его руке шевельнулись, и он с улыбкой обратился к сидящему рядом нагу:

— Мне не послышалось, да?

Тот с опаской посмотрел на вежливого наагариша.

Дейширолеш встал, не сводя настороженно-удивлённый взгляд с девушки. Вниз, с его хвоста, посыпалась посуда. И он замер, смотря на неё почти не мигая. Девушка продолжала прямо смотреть в ответ, а потом по её губам скользнула ехидная, полная торжества улыбка. И Дейш пошатнулся. Моргнул. Тряхнул головой. Растрепал причёску пальцами. И опять замер, прикипев взглядом к её лицу. Глаза его прищурились, вид стал угрожающим.

— Тейс-с-с-с-с-с-с-с-с, — низко, с леденящими кровь интонациями прошипел он.

Дариласа была умной девушкой, поэтому она развернулась и решительно потопала на выход. Миссэ и Доаш остались стоять на месте, поражённо смотря в пустоту.

— Госпожа! — следом за ней бросился Ссадаши.

— Тейс, стой! — рявкнул Дейширолеш. — Остановись немедленно!

Девушка скрылась за дверью. И наагашейд бросился за ней. В себя пришёл Вааш и, ругаясь, поспешил за повелителем, на ходу отвесив подзатыльник Делилонису. Вежливая улыбка слетела с лица наагариша, уступив место глубокой задумчивости.

Король Дорин тоже вскочил со своего места, но дорогу ему неожиданно преградил Роаш, с волос которого продолжало капать вино. Наагариш холодно посмотрел на его величество и произнёс:

— Не стоит ходить за ней.

— Но… — начал было король.

— Не стоит, — в голосе нага зазвучали стальные нотки.

В зале послышались шепотки, которые невообразимо быстро переросли в рокот и шум.

Ноздри короля негодующе раздулись.

— Какое право вы имеете останавливать меня? — процедил сквозь зубы он. — Мне нужно поговорить с наагашейдом!

Роаш прищурился. Не с Дариласой, с наагашейдом. Его хвост еле заметно шевельнулся.

— У наагашейда сейчас другие планы, и он не может уделить вам время для разговора, — холодно произнёс наг.

— Я должен увидеть… дочь!

Эта запинка чуть ли не вызвала раздражённый рык. Роаш знал эту девочку чуть больше года, но в нём самом отцовских чувств было куда больше, чем в этом человеке. И хоть он пока не мог назвать себя её отцом, ему эта девочка дорога. Как люди вообще могут так просто избавляться от своих детей, использовать их, продавать, дарить, обменивать?.. И среди нагов попадаются весьма неприятные личности, но Роаш никогда не сталкивался с тем, чтобы кто-то так безразлично относился к своим детям.

— Вы её уже видели, — сухо произнёс наг, удержав собственные эмоции внутри. — Разве этого недостаточно? Она показала всю себя.

Король стиснул зубы и взбешённо посмотрел на него.

— Моя дочь непозволительно многое от меня скрывала, — процедил он сквозь зубы. — И мне есть о чём с ней поговорить!

— А разве это её вина, что вы непозволительно мало знаете о ней? — холодно вскинул брови Роаш и, полуразвернувшись к страже у двери, отдал приказ: — Никого не выпускать! Приём продолжается.

— Не много ли вы на себя берёте?! — король бесстрашно подступил к нему. — Вы, кажется, забыли, кто перед вами!

— Я слуга своего господина, — сухо ответил Роаш. — Хотя в одном вы правы.

Он развернулся к задумчивому Делилонису.

— Наагариш Делилонис, так как главный над дворцовой стражей вы, а не я, то будете добры отдать приказ.

Делилонис медленно поднял на него взгляд и переспросил:

— Приказ?

— Да. Пусть стража закроет двери и никого не выпускает.

— Пусть… — Делилонис одобрительно махнул рукой, но стража уже двери закрыла, повинуясь приказу наагариша Роаша.

В зале стоял невообразимый шум. Наги возбуждённо шипели между собой, делясь потрясающей новостью о «немоте» госпожи. Кто-то осторожно признавался, что уже знает об этом. И на него моментально обрушивался шквал вопросов.

За столом людей тоже был галдёж, но по другому поводу. Бледные советники с ужасом смотрели на короля. Ведь это их подписи стоят под мирным договором, по условиям которого была отдана принцесса Тейсдариласа. На лице королевы лежала печать немого отчаяния. Принцесса Руаза по-прежнему была ошарашена, а её пальцы нервно барабанили по поверхности стола.

Выругавшись неподобающим для его положения образом, король круто развернулся и направился к королеве.

А Делилонис наконец пришёл в себя. Он вскочил, запустил пальцы в волосы и заметался из стороны в сторону, разбрасывая подушки и двигая хвостом стол.

— Роаш, ты слышал это?! — поражённо шипел Дел, не прекращая метаться. — Нет, ты слышал! Я же не один это слышал?!

— Ну и? — скучающе подтвердил Роаш, расчёсывая влажные волосы пальцами.

— А что ты такой спокойный?! — возмутился Делилонис. — Дариласа заговорила! Ты слышал это?! Заговорила!

Тут он замер и уставился на Роаша, подозрительно прищурившись.

— Постой… Ты, что, знал?

Рыжий наг брезгливо осмотрел забрызганную вином одежду.

— Конечно, — с достоинством произнёс он. — Я же её опекун.

Хвост Делилониса негодующе взвился.

— Я тоже! — яростно зашипел он. — Но я-то ничего не знал! Почему ты не сказал мне?

Роаш ещё раз пригладил свои волосы и ответил:

— Извини, из головы вылетело.

Взбешённый Делилонис пополз на него, угрожающе вскинув хвост. А потом застыл, и на его лице появилось сперва осознание, затем лёгкий испуг.

— Дейш… Дари…

И метнулся к выходу. Перед ним расторопно открыли двери, и наг вылетел в коридор.

А Роаш неожиданно вскинул голову к потолку и широко, радостно улыбнулся. Увидевшие это наги оторопели: невозмутимый наагариш крайне редко улыбался. На душе у Роаша было легко и свободно. Он и до этого приёма знал, что Дариласа никуда от них не уедет. Наагашейд уже не вправе распоряжаться её судьбой, так как она член его семьи, семьи Вааша и семьи Делилониса, а это значит, что Дариласа теперь такая же подданная, как и все женщины в княжестве. Но в душе Роаша бушевала ревность к королю-отцу Дариласы. Он никогда не ревновал её ни к Ваашу, ни к Делилонису. Но её кровный отец вызывал в нём бурю эмоций. И сейчас, увидев этого человека вживую, оценив его отношение к девочке, Роаш успокоился, и ревность исчезла. Не соперник. Даже мстить ему не хочется, сообщая о том, что теперь у Тейсдариласы есть более достойные «папаши». Роаш ещё раз улыбнулся. На фоне короля он ощущал себя действительно достойным.

— Что ты наделала?! — король стремительно подошёл к столику и навис над королевой. — Ты понимаешь, что именно ты наделала?!

Арония испуганно посмотрела на него снизу и ответила:

— Я не знала о том, что она… такая.

Голос звучал сипло. Руки королевы тряслись. Она прекрасно понимала весь ужас ситуации. Её муж всегда мечтал о возрождении рода, а тут… Она закусила губы, сдерживая стон отчаяния. Ей казалось, что она сейчас лишится чувств от ужаса.

— Почему никто предварительно ничего о ней не выяснил?! Почему!!! — орал король, не обращая внимания на то, где они находятся.

Но в зале стоял такой гвалт, что его слова просто тонули в шуме.

— Но мы даже предположить не могли! — чуть не плача, закричала в ответ королева. — Что я ещё должна была делать?! Он потребовал твою дочь! Мне нужно было отдать ему Руазу?!

Руаза вздрогнула и посмотрела на мать. Король несколько присмирел, получив отпор.

— Отдали бы эту Чёрную пустошь! — рявкнул король.

— Я бы и отдала! — отчаяние королевы прошло, уступив место злости. — Если бы я знала о ценности этой девчонки, я бы отдала и эти земли, и что-нибудь в придачу к ним. Но я не знала! Ты сам-то знал?! В чём ты можешь обвинять меня, если ты сам только сегодня об этом узнал?!

Король отшатнулся, издал яростный полустон-полурык и заметался из стороны в сторону. А королева опять закусила губы, силясь сдержать слёзы обиды за обвинение, которое ей высказал муж. Как будто бы она одна во всём виновата! Она смогла взять себя в руки и более-менее успокоиться. Нельзя показывать свои чувства. Не здесь, на глазах у всех.

А Руаза словно не слышала ссоры родителей и продолжала смотреть перед собой отсутствующим взглядом. Внутри всё сковал холод страха. Тейсдариласа — оборотень… оборотень… Эта мысль непрерывно стучала в её голове. Настоящая скальная кошка. Взрослая. Сильная. Принцесса прерывисто вздохнула. Нет, она не боялась утерять право на престол. Королевой будет именно она. Её готовили к этому с рождения. Она боялась правды.


Тейсдариласа стремительно шла по коридору в сопровождении Ссадаши и даже не думала остановиться и обернуться кошкой. На душе царило спокойствие. Вот и всё. Больше у неё нет секретов. Ей больше незачем скрываться. Кошка внутри радостно отозвалась рыком. Она многие годы шла на разные ухищрения, лишь бы скрыть своего зверя. Ограничивала его свободу, держала на коротком поводке, никогда не позволяла делать всё, что той захочется… И всё это из-за страха стать частью королевской семьи. Её зверь долгое время не знал свободы именно из-за этого страха, и Дариласа всегда испытывала перед кошкой вину за такие ограничения.