Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Екатерина Орлова

Я тебя ненавижу

Я. Тебя. Ненавижу!

Глава 1

По моей заднице прилетел шлепок, и я резко развернулась, готовая дать отпор обидчику, но за спиной, улыбаясь во весь рот, стояла Тася

— У тебя сейчас был шанс огрести по полной, — с улыбкой произнесла я, обнимая подругу.

— Не удержалась, прости. Такая сочная попка, да еще и затянута в такие штанишки. — Тася подмигнула. — Что за метаморфоза? — спросила она, смиряя меня заинтересованным взглядом.

Я поправила полы косухи, радуясь тому, что на улице не жарко и я могла продемонстрировать ему, как изменился мой имидж. Со стороны университетской парковки послышалось знакомое рычание двигателя, и я обернулась на этот звук. Последние полгода делала так постоянно. Я все понять не могла, как раньше не замечала Тарханова. Он ведь каждый день на протяжении трех лет мелькал перед глазами. И всегда в центре внимания, окруженный толпой почитателей и влюбленных в него девчонок. А полгода назад меня как будто током ударило. Словно наконец снизошло озарение. Правильнее было бы назвать это проклятием, но все как-то язык не поворачивался.

— Ага-а-а, — протянула Тася у меня за плечом, а потом положила на него подбородок. — Так вот ради кого это. Ради нашего университетского принца.

Я не стала комментировать ее замечание, потому что казалось, если открою рот, у меня по подбородку потечет слюнка. До чего же он красивый, глаз не отвести. Ну вот как я могла его не замечать? Нет, ну совсем не замечать Эмиля Тарханова невозможно. Он для этого слишком яркий и выделяющийся. Опять же, свита шумная. Но по-настоящему смотреть я начала на него совсем недавно. И теперь сгорала от неразделенной любви. Потому что у Эмиля каждый месяц появлялась новая девушка.

— Он тебе не пара, — пробормотал разум голосом Таси прямо мне в правое ухо. — Он ведь из восточных мужчин, а они женятся только на своих.

— Что-то незаметно. Посмотри, сколько у него было девок за это время. Шесть? Семь? Пф, нет, Тась, он вряд ли придерживается традиций.

— Это он до свадьбы хочет нагуляться, чтобы потом стать примерным семьянином.

— А может я с ним именно погулять и хочу?

Я пыталась озвучить еще какие-то аргументы, но они застряли в горле, когда Эмиль поднял голову и посмотрел прямо на меня. В смысле, в мою сторону. Из-за темных очков я не могла рассмотреть, куда направлен его взгляд, но, судя по тому, как мое тело словно обдало кипятком, а по коже распространились колючие мурашки, смотрел он именно на меня. Хотя на кого еще? Площадь перед универом была пуста, на ней только я и моя совесть с голосом лучшей подруги. Больше ему не на кого смотреть. Поэтому его взгляд был направлен на меня? Только потому что больше не на кого? Ну и смотрел бы на своих прихлебателей. Постоянно ведь вьются вокруг него.

— Поль, идем, а? — произнесла Тася и потянула меня за локоть.

— Сейчас, дай минутку.

У меня создавалось впечатление, что в тот миг мы с Эмилем смотрели друг другу в глаза. Ну, или мне хотелось в это верить. Тем не менее весь мой мир сузился до темных линз его очков, которые в какой-то момент начали приближаться. Ближе и ближе, пока не съехали на его темную макушку, и теперь у меня наконец появилась возможность увидеть эти потрясающие глаза в обрамлении черных, как ночь, ресниц. Влюбленная дура. Романтическая идиотка. Но я ничего не могла с собой поделать. Губы сами расплывались в дурацкой улыбке, когда Эмиль подошел ближе. Смерив меня внимательным взглядом, он, не останавливаясь, подмигнул мне и скрылся в недрах университетского здания, а за ним семенила вся его свита. Часть из них вращались в той же компании, что и я, поэтому мы поздоровались и даже перекинулись парой фраз.

Я наконец пришла в себя, и Таська, развернув мою безвольную тушку, направила нас в универ.

— Пойдем уже, Джульетта. У нас вообще-то экзамен, если ты забыла.

— Да тут забудешь. Всю ночь готовилась.

— И, тем не менее, сна ни в одном глазу.

— Меня накроет только после обеда.

Мы обе рассмеялись от этого замечания.

— Адреналин сильная штука, согласна. Я с утра тоже как зайчик Энерджайзер. Хотя ты знаешь, как я люблю поспать. Откуда такое счастье? — спросила она, дергая за рукав моей новой куртки.

— Мама получила премию, подарила мне куртку на окончание курса.

— Красивая. Но ты полностью изменила стиль, и я уже поняла, что все ради Тарханова. — Тася остановилась посреди широкого коридора и тормознула меня, потянув за рукав. — Слушай, Поль, я ведь серьезно. Он не женится на русской, ты же это понимаешь?

— Тась, да о какой свадьбе вообще речь? Кто сказал, что я хочу замуж?

— Это ты сейчас так говоришь. А когда ему придет время жениться и он вместо тебя выберет девушку своей веры и национальности, ты будешь страдать.

— Даже если у меня с ним что-то и будет — что вряд ли, — то я сразу дам себе установку не влюбляться.

Тася иронично вскинула брови и впилась в меня взглядом.

— Да ты уже по самые уши, подруга. Куда ж еще сильнее?

— Не придумывай глупостей, — отмахнулась я.

Подруга взяла меня под руку, и мы продолжили путь к нужной аудитории.

— Ладно, пару дней перетерпеть, а потом он, как всегда и бывает, укатит на каникулы в какие-нибудь теплые страны, а тебя за это время отпустит.

— Он выпускник. Тогда я его уже не увижу.

— Ну придешь на выпускной, поздравишь своего прЫнца, и успокоишься.

— Да, поздравишь тут. Вон его сколько девок окружает.

— А ты в курсе, что он два дня назад с Маринкой расстался?

— Да? — я честно пыталась не выдавать своей радости от услышанного, но Таська меня слишком хорошо знала, чтобы не уловить в моем голосе радостные нотки.

— Слюнки подбери, неизвестно еще, не греет ли кто новый его гостеприимную постель.

— Да что ты так против него настроена?

— А то, моя дорогая, Поленька, что твои крокодильи слезы утирать мне.

— Ну ладно, не злись. Не пойду я на выпускной, нечего мне там делать.

Под вдохновенную речь Таси о моей рассудительности мы добрались до нужной аудитории.

— Ну, с Богом, — выдохнула я, подходя к толпе одногруппников, которые уже спорили между собой, кто пойдет в первой пятерке.

— Мы с Полей еще на консультации место заняли! — выкрикнула Тася, прерывая препирательства, после чего мы погрузились в равномерный гул вместе с теми, кто не согласен с позицией моей подруги.

Глава 2

— Сдала?

— Да, мамуль, на отлично!

Я чмокнула маму в щеку и выдернула практически из-под ножа полоску отрезанного огурца.

— Ох, и пахнут они, не могу.

— Поля, возьми в холодильнике, помой и хрусти. Я вообще-то себе на работу собираю.

— Ну прости, мамуль, — протянула я и снова чмокнула ее в щеку. Мама всегда таяла от подобного.

— Я в отпуск думаю к Вале поехать, с малышом помочь. Не хочешь со мной?

— Очень хочу, мам, но мне нужно найти подработку на лето. Надо же на что-то покупать сапоги. Да и пальто уже пора бы обновить.

— Ой, дите ты мое неприкаянное, — вздохнула мама, а я села на стул, глядя на нее.

— Чего ж это неприкаянное? Смотри, у нас вон и квартира имеется, да и мы есть друг у друга.

— Папа бы тобой гордился.

Услышав всхлип, я поднялась и обняла маму со спины.

— Ну чего ты? Разве бы он обрадовался, узнав, что ты льешь слезы?

Мама похлопала меня по руке.

— Моя мама говорила мне: «Выходишь замуж за военного — будь готова стать вдовой».

От ее слов я поежилась, по коже побежали неприятные мурашки.

— Как будто накаркала, — пробурчала я.

— Да будет тебе. У нее ведь первый муж тоже был военным, и тоже погиб. Вот она и хотела уберечь меня от такой же участи. Но разве сердцу прикажешь?

— Сердце, мамочка, — это мышца. Кому, как не тебе, медику, знать это?

Мама лишь покачала головой.

— Ох, Поленька, ты сама не понимаешь, о чем рассуждаешь. Мышца-то она мышца, только вот любовь не в мышце живет, а в голове. Мы только говорим, что в сердце. Много ты своей голове приказать можешь?

— Да моя голова только меня и слушается! — возразила я.

— Если бы она только тебя и слушалась, ты бы многое делала не так, как делаешь.

— Например?

Мама не успела ответить, потому что из прихожей раздался громкий рингтон моего телефона. Я сорвалась с места и скорей побежала туда. Почему так быстро? Моя наивная мышца все еще надеялась, что звонит Тарханов, вдруг хочет пригласить меня на свидание. Я достала из куртки телефон. Тася.

— Да, Тась?

— Слушай, я бы ни за что тебе не рассказала, но тогда ты убьешь меня за то, что я утаила от тебя такое. — Я насторожилась, готовая услышать какую-то жесть, и непременно про Эмиля. — Тарханов сегодня устраивает у себя вечеруху.

— Оке-е-ей, — протянула я, давая понять, что слушаю дальше.

— Ну что «окей», Поль? Идем или нет?

— Ты же говорила, чтобы я от него отдалилась.

— Да ладно тебе. Не обязательно ж встревать с ним, там будет много людей. Но я без тебя не пойду.

— Это еще почему?

— Так мы везде вместе. Идем, Поль?

Полируя носком тапка паркет в коридоре, я прикидывала варианты. Конечно, мне хотелось пойти. Само собой, я была не прочь увидеть Эмиля. Но что, если он будет там с новой девушкой? Тогда я своей кислой миной испорчу все веселье. В тот день мы сдали самый сложный экзамен, остался пустяк. Естественно, все хотели повеселиться, и я не исключение.