Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Екатерина Радион

Верните меня домой

Глава 1

Маргарита посмотрела в черноту, что сгущалась за окном поезда. До Москвы было еще больше суток пути, а сердце уже сжималось от страха и даже чуточку болело. Неизвестность впереди, мысли о том, что будет, беспокойство о родителях — все это не давало заснуть. Вагон мерно покачивался, навевая состояние полудремы, но не более. Старушка на соседней полке ворочалась с боку на бок и бормотала сквозь сон что-то на непонятном рычащем языке.

Впереди виднелась новая жизнь. Надо как-то умудриться выжить на стипендию в Москве. Маргарита посмеивалась, она прекрасно понимала, что это трудно, если не близко к «невозможно». Единственной надеждой на выживание в первом полугодии были рефераты, которые можно писать вместо кого-нибудь за копейку, а там люди привыкнут, разленятся, и можно разгуляться. А о том, что произойдет летом, и вовсе думать не хотелось. Вряд ли ей разрешат остаться в общежитии. А возвращаться домой — смерти подобно. Сашка, единственная школьная подруга, тоже не обещала, что сможет приютить. У нее были свои планы на лето… Так и убивается дружба — расстояниями и разными целями.

Помотав головой, Маргарита попыталась взбодриться.

— Все будет хорошо. Может, ты и первый семестр не закроешь. Чего беспокоишься об этом? И так проблем хватает! — прошептала девушка себе под нос, вглядываясь в нечеткие очертания деревьев за окном. — Может, ты и не найдешь… все же говорят, что в Москве можно легко запутаться!

Последнюю фразу Маргарита почти выкрикнула. Вжав голову в плечи, Марго с опаской покосилась на старушку: а вдруг разбудила? Но соседка по купе все так же лежала, повернувшись к ней спиной.

Маргарита подсознательно боялась стариков. Она не помнила свою бабку по отцовской линии, слишком маленькая была, когда та буянила в старческом маразме, но где-то глубоко внутри нее остался страх перед стариками и их возможной неадекватностью. Вот и сейчас девушка вздрагивала каждый раз, когда соседка то выкрикивала что-то сквозь сон, то ворочалась под теплым шерстяным одеялом.

“Нет, так дело не пойдет. Сейчас совсем себя измучаешь, Маргарита!” — уговаривала себя девушка, зябко кутаясь в плед. Собравшись с духом, она взяла чашку и сходила в конец вагона за кипятком. Сложный выбор между чаем и кофе она не смогла сделать, а вернувшись, и вовсе позабыла о нем. Старушка, до этого мирно спавшая на своей полке, смотрела на вошедшую в купе девушку неестественно яркими зелеными глазами. Маргарита замерла в дверях, боясь сделать шаг внутрь.

Поезд качнулся, рука Марго дрогнула и не удержала чашку. Кипяток огненной волной прокатился по правой ноге, в глазах на мгновение потемнело. Маргарита закусила губу, чтобы не взвыть от боли. Мысли хаотично закрутились в голове: зубная паста, которую нужно срочно найти и помазать ожог, и пластиковая кружка, которая не разбилась, и это было хорошо, и боль, обжигающая боль, затмевавшая все остальное. О старухе, ее испытующем взгляде и том, что находилось за пределами купе, Маргарита забыла.

С тихим шипением сняв спортивные штаны, девушка подула на покрасневшую кожу.

— Болит? — проскрипела старческим шепотом бабка.

Маргарита вздрогнула и подняла на соседку непонимающий взгляд.

— Давай помогу, — добавила старушка, протягивая руку.

Будто завороженная, Марго наблюдала за тем, как сморщенная ладонь приближается к ноге. Девушке казалось, что сейчас не существует ничего кроме нее и этой ладони, даже самой старушки. Сердце забилось быстро-быстро, во рту пересохло от неестественного ужаса. Старуха царапнула толстым желтым ногтем по красной коже, рисуя какой-то незнакомый знак, и зашептала на неизвестном языке. Неожиданно для самой себя Маргарита осознала, что боль уходит, покрасневшая кожа приобретает нормальный цвет. “Ну вот, не успела пастой намазать. И что делать, если потом волдыри будут?” — рассеянно подумала девушка.

— Хоть бы поблагодарила, — проворчала старушка, возвращаясь на свою полку. — А то будут тут слуги Морены добрую ворожбу творить просто так.

Глаза Маргариты заблестели. Похоже, старушка из тех, кто еще помнил древние сказы. А это прекрасный материал! Позабыв об ужасе, девушка достала из чемодана блокнот и автоматический карандаш и с надеждой посмотрела на старушку.

— Расскажите мне… расскажите, пожалуйста, сказки и легенды, которые знаете! Пожалуйста! Я историк, это очень важно! — с мольбой обратилась она к соседке по купе.

Старушка кашлянула, укуталась поплотнее в плед и вновь уставилась на Маргариту неестественно яркими глазами.

— Сказки, говоришь? — улыбнулась старуха и закашлялась. — А что, коли не сказки это? Что, если волшба, твари магические и боги есть на нашей земле?

— Не может этого быть. Все имеет научное объяснение.

Старуха засмеялась, периодически похрюкивая.

— Имеет. Только вот ученые волшебство считают высокими технологиями. А коли скажу тебе, что это особое свойство души. Что коли будешь развиваться и работать, то сможешь летать сама, а ежели мало духовных сил, то возьмешь метлу и полетишь на ней?

— Это…

— А что, коли я открою для тебя другой мир? — задумчиво произнесла старушка.

А потом, будто змея, бросилась вперед, схватила Маргариту за руку и уставилась в ладонь, водя по ней указательным пальцем.

— Ты живешь не в том месте и не в то время, ты делаешь то, что хочешь, но это не то, чего хотят от тебя другие. Ты идешь против всех, неся погибель и разрушения…

Старушка довольно захохотала. Ее ледяные пальцы больно сжимали запястье Маргариты. Девушка пыталась вырвать руку, но старушка с невероятной для нее силой держала ладонь, не давая пошевелиться.

— Морена, Царица Ночи, Владычица начала нового пути, услышь ту, что следует годы за тобой. Настало мое время перейти по мосту в новое царство. По заветам твоим нашла я преемницу себе, и будет она нести волю твою в мире смертных.

Маргарита непонимающе смотрела на старуху, которая свободной рукой достала из-под пледа странного вида книгу в черной обложке. Таких сейчас не делают, казалось, от фолианта даже пахнет древностью. Покрытый темной шершавой кожей, он вызывал странный трепет внутри.

Открыв книгу где-то в середине, старуха поднесла запястье ко рту и прокусила кожу. Алые капли крови упали на страницы, и только в этот момент Маргарита поняла, что они пустые. Старуха же потянула девушку на себя, больно укусила и ее, окропив кровью еще несколько страниц.

— Передаю тебе силы свои. Живи по совести, да не по законам. Будь защитницей и заступницей, а книга поможет. А серп богини станет символом твоего посвящения.

Старушка закашлялась, выпуская Маргариту.

— С вами все в порядке? — испуганно спросила девушка, позабыв о собственной ране, но соседка ее не слушала, роясь у себя за пазухой.

— Молчи, ты не понимаешь. Это твоя судьба! — старушка снова закашлялась, доставая маленький предмет и вкладывая его в книгу. — Я две сотни лет ждала преемницу, которую пошлет мне богиня. И дождалась. Книгу не показывай никому, в ней все, что тебе нужно знать. Коли не будет ответа, напиши кровью вопрос на странице и покажи Матери-Ночи. И ежели это знание необходимое, то даст она ответ.

Старушка забралась на свою полку, скрестила руки на груди. Маргарита с интересом рассматривала страницы книги, на них начали постепенно проявляться буквы неизвестного языка. Рана на запястье затянулась словно сама собой.

Серебряный серп на тонкой, потемневшей, скорее всего, от пота, веревке, притягивал ее взгляд. Именно его старушка вложила между страниц книги как самое дорогое сокровище. Он будто требовал, чтобы девушка коснулась его. Не в силах противиться, Маргарита с особым трепетом дотронулась до украшения. На мгновение в глазах потемнело, а потом мир будто бы обрушился на нее сотней новых непонятных ощущений.

Придя в себя, девушка посмотрела на соседку по купе и с ужасом поняла, что та побледнела, а грудь не вздымается. Схватив старушку за запястье, Марго попыталась нащупать пульс, но его не было. Спрятав книгу под подушку, Маргарита побежала к проводнику.


Принимать правду было болезненно. Старушка умерла тихо и, как надеялась Маргарита, без боли, но все же от этого легче не становилось. Последующие часы превратились в самый настоящий ад. Марго плохо помнила, как на ватных ногах возвращалась от проводника, как пришел начальник поезда и медик. Серые, почти выцветшие глаза закрыли, и на несколько минут стало легче. Но самой Маргарите казалось, что сейчас может произойти что-то ужасное. Гнетущее чувство неизбежности чего-то недоброго нависло над ней. То ли страх, то ли паника заполонили ее сознание. Не находя логического объяснения своему состоянию, Маргарита пыталась отвлечься. Выйдя в коридор, она уперлась лбом в окно. За толстым стеклом все так же проносились мимо ели и высокие березы.

Неожиданно даже для самой себя, Марго вспомнила одну из старых деревенских баек. Так, глупая страшилка. Из тех, что дети с упоением пересказывают друг другу у костра, стараясь напугать как можно сильнее.

«И жила в той деревне ведьма. Одни говаривали, что злая она и детей на порог к ней не пускали. Другие же сами к ней бегали за советами. Но вот пришло время ведьме умирать. Отдала она свои записи ученице, легла на печь… и стали доноситься из той избы крики и стоны. Долго умирала ведьма, больше недели. Даже ученица ее не могла облегчить муки. А на девятый день люди, изведенные криками, пришли к дому ведьмы и разобрали крышу. И тут же старуха испустила дух! Вот только не простила она мучений своих тем, кому помогала долгие годы. И поговаривают, что дух ее до сих пор бродит по деревне… и лунной ночью можно увидеть, как она доит молоко у коров и коз, как метет на поле с рожью. А поутру нет молока у скотины, а поле все вытоптано!»