Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Голос Елисея преисполнился собственной значимости, словно он не проскакал до Кощеева Княжества на коне, а по меньшей мере нес его на себе. Мне сразу представились подрагивающие ноги королевича и ржущий конь на его горбу, задравший копыта кверху. Я не удержалась и рассмеялась.

Обидчиво засопев, Елисей порывисто сжал мой локоть. Струи воды вильнули. Я машинально отдернула руку. Брызги воды полетели в разные стороны, и послышался женский вопль, а за ним грозный окрик Драгомира:

— Мирослава!

И какой толк в заклинаниях? Вон Кощей воспоминаний лишился, а как что происходит — сразу знает, где искать виновного.

На дорожке под ручку с Цветаной мгновением позже показался и сам Драгомир. Недовольство на его лице никак не сочеталось со жгучим раздражением, промелькнувшим в его глазах при одном взгляде на спутницу.

Волосы Рыжей паклями свисали вдоль лица. Промокшая юбка некогда пышного платья болталась мокрой тряпкой, а воздушные рукава-фонарики тоскливо свисали подчеркивая убогость наряда.

— Посмотри, что ты натворила! — взвизгнула Цветана, приподнимая отяжелевший подол платья.

Драгомир поморщился, и направил на меня мрачный вопросительный взгляд.

— Я тут ни при чем. Это Елисей, — без зазрения совести спихнула все на него. — Королевич решил детство вспомнить.

— Я?! — взорвался мой спутник, вмиг забыв о королевской выдержке. — Сначала ты отказываешься идти со мной гулять, а потом, будто тебе этого мало, во всеуслышание называешь мальчишкой!

Кощей перевел скептичный взгляд с меня на королевича и светским тоном поинтересовался:

— У Вас есть виды на Мирославу?

— Я жениться на ней хочу! — уверенно выдал Елисей. Ужас его откровений настоящим ураганом обрушился на меня.

Елочки-иголочки, что будет, когда я откажу ему! Мои руки невольно дрогнули, и струи воды в очередной раз прошлись по Цветане, совсем не задев Кощея.

— Она облила меня! Специально! — заверещала Рыжая. — Сделайте хоть что-нибудь, Драгомир Павлович!

Он и сделал. Ничего не говоря, Кощей сосредоточил свой взгляд на моих ладонях. В считанные мгновения магия воды развеялась. В ожидании того, что будет дальше, я опустила руки, а когда ничего не последовало, с облегчением выдохнула.

— Вы не накажете ее? — пылая праведным гневом, дернула Цветана Драгомира за рукав туники.

— За что? — ровным голосом спросил Кощей, будто не понимая сути вопроса.

— Я по ее вине промокла!

— Не совсем. Я всего лишь искупала тебя… чуток, — произнесла с легким безразличием, с трудом сдерживая улыбку. — Солнце вон как припекает. Считай, я тебе помогла освежиться, и вы готовы ко второму кругу по саду. Ты меня по-хорошему благодарить должна.

— Заприте ее в темнице на время отбора! — громко потребовала Рыжая, не оценив мою заботу.

— Я не могу наказывать всех, кто тебе не угодил, Цветана, — терпеливо разъяснил невесте Кощей.

Распахнув широко глаза, словно ей только что дали оплеуху, Рыжая шумно выдохнула. Вдох-выдох… и вот перед нами снова улыбающаяся Цветана. Только улыбка, появившаяся на ее лице, выглядела какой-то жалкой.

Наградив меня испепеляющим взглядом, Рыжая демонстративно взяла под локоть Драгомира. Я улыбнулась в ответ. Мало ли кто из убогих вешается на моего Кощея. Продолжая строить из себя обиженную, но смирившуюся жертву, Цветана тихонько вздохнула и прижалась к Кощею, заодно намочив и его. По спокойному лицу Драгомира нельзя было понять его истинное отношение к происходящему, но было ясно — уходить он не торопился.

— Мирослава, ты готова принять предложение Королевича Елисея? — обескуражил меня Драгомир.

В смысле… Луноликая, он это серьезно?!

— Вам надо — Вы и принимайте предложение! — рявкнула я, да так, что сама от себя не ожидала. Затем выдохнула и уже гораздо спокойнее продолжила: — У меня был жених, но, как помнится, был, да сплыл.

— Мирослава, ты была помолвлена? — заинтересовался Елисей.

— Не будем о грустном, — фальшиво ласково пропела Рыжая, кончиками пальцев поглаживая рукав Кощея. Еще немного — и дырку протрет.

Драгомира, похоже, такой исход не особо волновал. Он продолжал хранить молчание, пристально всматриваясь в мое лицо. Ему там что, медом было намазано?!

— Конечно, не будем, — задумчиво ответила я Цветане и обратилась к Кощею: — Драгомир Павлович, Вы лишили меня жениха, а значит теперь обязаны обеспечить новым.

Сказала — и сама не поверила, что отважилась требовать что-то с главнокомандующего войском одного из самых крупных королевств Межмирья. Не дожидаясь скорой расправы, я осмотрелась в поисках яблони, под которой меня, если что, могли упокоить. Ничего подходящего поблизости не нашлось.

Конечно, то, что сил больше не было смотреть в манящие янтарные глаза, не имело к этому никакого отношения.

— Согласен, — раздалось неожиданно уверенное.

— А-а-а? — переспросила, повернувшись к Кощею.

— Я найду тебе жениха.

Вытаращившись на Кощея, я изумленно открыла рот и, не зная, что сказать, тут же закрыла.

— Надо же, Мирославе — и нечего ответить, — беззлобно усмехнулся Кощей.

— На первого встречного не соглашусь, — хмуро предупредила его.

— Нисколько не сомневался.

Я присмотрелось к Драгомиру. «Как-то быстро он со всем соглашается», — шевельнулся внутри червячок сомнения.

— Взамен, Мира, ты перестаешь цепляться к Цветане. — Вот пошли и условия. Значит, все как прежде: Кощей — и без памяти Кощей, свою выгоду не упустит.

— Обещаю, — легко согласилась я, из вредности не собираясь выполнять условие.

— Кхм… — скептически изогнул бровь Драгомир.

— Клянусь! — и снова этот недоверчивый взгляд. Не верит. Тогда я уставилась на его невесту: — Клянусь Рыжей!

— Как ты смеешь?! — вытаращилась она на меня.

Действительно, чего это я.

— Клянусь Цветаной! — поправилась я и постаралась придать себе самый честный вид, на какой только была способна.

Кощей смотрел на меня со смесью любопытства и буквально осязаемого кожей недовольства.

— Вы не должны ей позволять… — заверещала Рыжая.

— Поздно, — отрезала я.

— Почему? — спросила обалдевшая Цветана.

— Обещание дано, — улыбнулась ей, — Клятва дана. Договор заключен!

— Но..

Не слушая лепет Рыжей, я схватила за руку оторопевшего Елисея и, бросив на ходу Кощею «До встречи!», потащила королевича к замку.

Зиги, наверное, там меня уже заждался.

Глава 2

Проторенной дорожкой, подгоняемая льстивыми, и оттого все более раздражающими речами Елисея, я мухой если не долетела, то точно домчалась до замка. Благо, у меня имелся повод, позволяющий пускай и на время, распрощаться с надоедливым ухажером.

Вбежав в холл, не сбавляя скорости, я пронеслась мимо лестницы и застывшего на нижних ступенях Борислава.

— Мира, ты куда? — услышала за спиной ошарашенный голос королевича.

Быстро юркнув в коридор, пока Елисей не вздумал преследовать меня, не останавливаясь, прокричала в ответ, используя свой самый веский аргумент:

— Его Величество Зигурус о встречи просить изволил. Как примерная претендентка, желающая поймать в свои сети Князя, я не смогла ему отказать в такой малости.

— Мирослава, о каком князе ты говоришь?! Что будет с нами? Ты об этом подумала? — раздался собственнический окрик рванувшего за мной Елисея.

Да не тут-то было. Пока королевич хлопал ушами, я успела добраться до искомой двери и, открыв ее, обернулась на пороге.

— Нет и никогда не было никаких «нас»! Есть только ты и я. В самое ближайшее время я собираюсь выйти замуж за самого невероятного мужчину во всех мирах! — о том, что речь шла совсем не о князе, я предусмотрительно умолчала. Как не стала и сообщать Елисею о том, что открыла охоту на Драгомира. Кроме того, отступать было не в моих правилах.

Дождавшись, когда запыхавшийся Елисей окажется в нескольких шагах от меня, показала язык и захлопнула перед его перекошенным от злости лицом дверь.

Резкие яростные возгласы Елисея проникали даже через толстую дверь. Никогда раньше не слышала такую отборную ругань, тем более — от особ королевских кровей. Его злость была отличной расплатой за перенесенные муки, которые мне приходилось терпеть в его обществе.

— Пожалей бедолагу, — услышала скучающий, лишенный всякой жалости голос Зиги за своей спиной.

— Ты сочувствуешь ему? — не сдержав улыбку, повернулась к другу.

— Нисколько, — не стал отпираться он и, положив на стол какие-то бумаги, поднял на меня хитро прищуренные глаза.

Я никак не могла привыкнуть к новому статусу Зиги. В строгом сером костюме, на фоне темных тяжелых портьер, за темным же элегантным столом с изогнутыми ножками, в кресле с высокой спинкой, напоминающем трон, он выглядел величественным и отстраненным, как полагается любому правителю. Но вот его лицо осветила озорная мальчишеская улыбка, и в этом незнакомце я узнала друга.

— Ты неплохо устроился, — одобрительно кивнула я.

Осматривая большой, во всю стену, стеллаж с книгами, медленно пошла к другу. На противоположной стене висели яркие гобелены с изображенными на них битвами. Уютный диван у стены выглядел заманчиво для уставших ног. Туфли утопали по щиколотку в мягком высоком ворсе ковра. Даже жалко было по нему ступать. Зачем вообще устилать пол этим ворсистым чудом? Место этого ковра в спальне, где проходимость меньше.