Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Заняв стул напротив Зиги, я приготовилась слушать. Сосредоточенный вид друга красноречиво говорил, о том, что ему было что мне сказать. Мы с ним неделю не виделись. Не то чтобы он не горел желанием со мной общаться, это, скорее, я его избегала.

Зиги настаивал на моем возвращении домой, считая что мне в Кощеевом княжестве не место. Он придерживался мнения, что Драгомир сам со всем разберется. Как водится, у меня на сей счет было другое видение. Я бы настояла на своем, но тут внезапно к Кощеям в гости заявилась Савина. Быстренько очаровав мою подругу, Зиги перетянул ее на свою сторону.

Друзья упорно настаивали на моем отъезде, а я искала каждый раз причины остаться. Когда идеи с оправданием иссякли — просто стала реже видеться с ними. Я бы и дальше не искала встречи с друзьями, не пришли мне Зиги срочное послание.

— Тебе нужно вернуться домой, — убежденно начал Зиги, придав своему лицу хмурый вид.

— Даже не начинай, — торопливо предупредила его, предчувствуя надвигающийся неприятный разговор.

С чего я решила, что Зиги отступится и оставит меня в покое со своей заботой?..

— Стоит Цветане пожаловаться на Драгомира дядюшке, и никто не помешает Сергию Несокрушимому выдать тебя Княжеским Старейшинам, — приглушенный голос друга звучал крайне категорично. — Лишь бойким бабулям под силу защитить тебя от гнева старцев. Не хочешь отправиться к ним по доброй воле — я приставлю к тебе свою личную стражу. Станешь сопротивляться — и они вынесут тебя, связанную по рукам и ногам, за замковые ворота на глазах свахи.

Ведь знает, клыкастая зараза, чем угрожать.

— В обличии скунса ты мне больше нравился, — пробурчала я, буравя друга недовольным взглядом.

Жаль, не могла просверлить в его идеально отутюженном камзоле дыру. Хоть так бы насолила. И то радость.

— Выбирай — сама попрощаешься с Кощеями или тебя выкрадут? — медленно поднялся из-за стола Зиги. Обойдя стол, он остановился напротив меня. Его хмуро сведенные на переносице брови и прямой спокойный взгляд ясно давали понять, что он не шутил.

— Хм… ты просишь меня оставить Драгомира самому разбираться с Рыжей и ее дядей? — задумчиво уточнила я, на что друг пожал плечами и, не повышая голоса, проговорил:

— Кощеи могут о себе позаботиться.

Вроде бы Зиги перестал хмуриться, но меня не покидало ощущение, что он не отступится. И чутье меня не обмануло. Друг повернулся к столу, открыл не замеченную мной раньше благородного бежевого цвета плоскую коробку и вынул из нее зеркальце. — Мира, тебе опасно находиться в замке.

Внезапно овальное отражение засветилось — Зиги активировал портал. Но прежде, чем Зиги направил сияющий провал отражателя на меня, я честно предупредила его:

— Не трать магический заряд. Ты не маг, и не сможешь проложить конечную точку переноса. Вдруг я затеряюсь в межмирье? Кто тогда будет проедать твою сиятельную плешь?

— Придется ходить красавцем, — хмыкнул друг.

— Как знаешь, — развела я руками и сочла своим долгом дать очередное предупреждение: — Ты не думал, что будет со старостой клана Ветров, когда она недосчитается единственной внучки?

— Что с того?.. Возьмет отпуск, — не проникся Зиги, но зеркало погасил и вернул в коробку. — Ты не покинешь замок?

— Без Драгомира — нет, — покачала головой.

Поняв, что спорить со мной бесполезно, друг тяжко вздохнул и немного раздраженно проговорил:

— Сергий Несокрушимый испросил разрешения у Князя быть чаще в Княжестве. Он собирается помогать племяннице с подготовкой к свадьбе.

Так-так. Этот старый плут спешил породниться с Кощеями. Зиги не сводил с меня внимательного взгляда, и я не стала его расстраивать:

— Значить, Драгомиру придется бросить Рыжую у алтаря. Вот будет потеха. Заранее выпрошу у него билеты нам в первый ряд.

— Ты можешь, Мира, отнестись к этому серьезно? — Взгляд друга резко изменился, став колючим.

— Я серьезна. Но и отказываться от отличного повода увидеть вопящую Цветану не собираюсь, — развеселилась не к месту.

Не могла я воспринимать друга настолько серьезно, чтобы проникнутся его королевским величием и кинуться исполнять пожелания, каясь во всех мыслимых и немыслимых грехах.

— Будь осторожна. Сергий не такой, каким кажется, — прозвучал уставший голос Зиги.

Заботы королевства, легшие на плечи Зиги после свержения Гведора, его явно изнуряли.

— Я думала, он само зло, а оказывается, он — нечто похуже будет, — не разделила я его тревоги. Однако увидев помрачневшее лицо Зигуриуса, пожалела о своей легкомысленности. — С таким другом как ты, он поостережется смотреть в мою сторону, опасаясь войны с Элиградом.

— Боюсь, с поддержкой Кощеевых старейшин ему будет не страшен ни какой военный конфликт.

Вот теперь мне стало по-настоящему не по себе.

Никогда раньше не слышала про Старейшин и пакостила себе спокойно, а теперь любое упоминание о Сергии сводится к этим таинственным верхушкам Княжеского правительства.

— Выбора нет, придется просить о помощи бабуль.

— Домой? — вскинулся друг.

— Отправлять маг-почту. Или давай лучше ты, — перебросила на него насущные заботы. Глядя на внушительную стопку писем, покоящуюся на краю стола, я удивленно округлила глаза:

— Ого… Тогда тем более письмо на тебе. Одним больше, одним меньше — какая разница! Бабули мне все равно не отвечают, может, тебе больше повезет.

Зиги скептически посмотрел на меня, но возражать не стал.

Дверь в кабинет с шумом распахнулась и в кабинет ворвалась Савина.

— О Божечки, там такое!!! — прямо с порога воскликнула подруга.

Растерянно всплеснув руками, она приложила ладони к раскрасневшимся щекам.

Глава 3

— Что стряслось?! — бросилась я к ней.

Глядя мне за плечо, подруга молча указала пальцем на окно. Мы с Зиги одновременно подскочили к подоконнику.

А там… там, за окном, сидя в сундуке и браво размахивая метлой, над двором летал хранитель. Я растерянно похлопала глазами. Кто бы мог подумать, Евражка и в самом деле управлял сундуком. Сундуком?!

— Ого! Мой сундук летает?!

Взглянув на ошарашенного Зиги, оглянулась на стоявшую позади Савину. Ее плечи нервно подрагивали, а губы норовили растянуться в улыбке. Никогда до этого не видела, чтобы подруга выглядела испуганной, и одновременно с тем еле сдерживалась, готовая в любой момент расхохотаться.

А там, между прочим, было на что посмотреть.

Глядя на лихо рассекающего в сундуке хранителя, можно было подумать, что он сроднился с ним, как и с лентяйкой в его руках-веточках. Почему лентяйкой? Так метла, на пару с сундуком, обладала тем еще характером. Говоришь лететь в одну сторону, а эта строптивица пока не покрасуется, сделав в воздухе пару кульбитов, не отправится в нужном направлении.

Но вот в «руках» хранителя — сама кротость. Вон, ему на радость, для пущего разгоняющего эффекта воинственно растопырила свои прутики!

При резких поворотах по поверхности сундука скользили солнечные блики. Резные узоры (древние, наверное, как сама бабушка Акулина) яркими пятнами переливались в свете дня.

— Хорошо летят, — оценила я, сожалея, что сама до этого не додумалась, и рассеянно кончиками пальцев постучала по подоконнику.

— Высший пилотаж, — в голосе друга звучала похвала. — Хранитель смог договориться со строптивцами.

Одобрительный тон Зиги совсем не понравился Савине.

— Вы восхищаетесь этим…этим… зеленым?

Из кабинета Зигуриуса отлично просматривался внутренний дворик, и сквозь приоткрытые окна до нас доносились крики перепуганных Ежек. Я не могла налюбоваться гостьями. Норовя спрятаться, перепрыгивая на бегу через колючие розовые кусты, растущие вокруг замка, они громко поминали меня крепким словцом. Да как витиевато, что прямо гордость за себя брала. Лишь единицы догадались воспользоваться дверью для прислуги и укрыться в замке.

Конечно, большинство Ежек застревало, цепляясь подолами за ветки, но от этого веселье было только сильнее. Кусты роз теперь украшали разноцветные лоскуты из платьев.

— Малыш немного порезвился. Не наказывать же его, в конце концов, за это? — подняла я запоздало невинные глаза на подругу.

Савина продолжала с осуждением смотреть на меня, взывая к моей совести. У нее, вероятно, получилось бы меня пристыдить, если бы не одно «НО». Совести у меня отродясь не было.

— Хорошо, — неохотно согласилась Савина. На лице подруги появилось облегчение, которое, впрочем, при следующих моих словах сменилось ужасом:

— Скажу, чтобы убавил пыл и дал девушкам передышку. Потом может их хоть до заката гонять.

Я потянулась к оконным створкам, чтобы открыть их шире, и тут Евражка сменил траекторию полета. Он направил сундук на сваху. Той бы бежать в укрытие, но нет, она каменным изваянием застыла посреди двора. Уперев руки в бока, Ворона взглядом попыталась призвать хранителя к порядку.

Но тот, похоже, чхать хотел на нее и ее строгие правила.

— Мадам Ольга! — воскликнула испуганно Савина.

Неподалеку от свахи сверкнул темный проем портала, из которого вышел Драгомир под ручку с насупившейся Цветаной.

— Евражка! — в один голос вскричали мы с Зиги и выскочили из кабинета.