logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Не беспокойтесь за меня, — даже не сказала — прошипела она, и мне показалось, что Дейла из последних сил сдерживается, чтобы не кинуться с кулаками на беднягу, посмевшего выказать ей чуточку больше внимания, чем того требовали обстоятельства. А специалистка по поисковой магии столь же ядовито добавила: — Побеспокойтесь лучше о себе.

— Постараюсь, — озадаченно пробормотал Джайсон, видимо тоже не понимая, что послужило причиной столь странного поведения на простую мужскую реакцию при виде красивой девушки.

— Едем, — кратко скомандовал Седрик. Обернулся к Айе и обронил напоследок: — Надеюсь, по нашем возвращении мы застанем горячий ужин на столе, а не два пьяных тела на полу.

— Айя, детка! — Джайсон укоризненно покачал головой, без особых проблем поняв, на что достаточно грубо намекнул некромант. — Ну как так можно? Ты же обещала мне, что не станешь уподобляться своей бабушке. Ты должна быть сильной и смелой!

У бедной девочки от стыда кровь так сильно прилила к щекам, что они моментально приобрели багрово-красный цвет. Она насупилась, не смея ни на кого поднять глаза и упорно разглядывая пол под своими ногами.

— Не разочаровывай меня больше, — попросил Джайсон. Затем развернулся и вальяжно вышел.

Я видела, как Кайл качнулся было к смущенной донельзя бедняжке, словно желая сказать что-нибудь в утешение. Но в последний момент остановился, тяжело вздохнул и в свою очередь отправился к выходу.

— Скотина! — сплюнула на пол Дейла, явно имея в виду ушедшего Джайсона, уже не способного услышать столь нелестное определение.

— Дейла, — укоризненно протянул Седрик, слегка опешив от столь необъяснимого взрыва эмоций, — ты чего?

Но она не стала ничего объяснять. Лишь гордо вздернула подбородок, взяла с кресла куртку и первой выскочила во двор, по дороге умудрившись ободряюще потрепать по плечу совсем погрустневшую Айю, чьи глаза подозрительно поблескивали от подступающих слез. Седрик и Кайл переглянулись и синхронно пожали плечами, после чего вышли. Янор тоже загромыхал сапогами по лестнице, поэтому мне ничего не оставалось, как последовать за ним, хотя желания ехать в имение рода Криас у меня по-прежнему не было.

Я совершенно не понимала, что за муха укусила Дейлу. Остальные, видимо, пребывали в таком же недоумении и растерянности, но никто не рискнул ее расспрашивать. Уж больно хмурый и грозный вид имела сейчас специалистка по поисковой магии. И если бы взглядами можно было убивать, то бедняга Джайсон уже переселился бы в лучший из миров. Благо, что шериф был занят разговором с тем самым невзрачным мужичком, который накануне занимался нашими лошадьми. Как же его назвала вчера Айя? Алонс, что ли? Видимо, при гостинице он выполнял обязанности конюха и подсобного рабочего.

Около крыльца уже переминалась пятерка лошадей. Я кисло поморщилась при виде великолепных животных. Нет, я умела держаться в седле, как и, наверное, любая представительница первого сословия, но относилась к данному средству передвижения с вполне объяснимой опаской. Помнится, в детстве отец однажды взял меня на охоту. Лошадь испугалась чего-то, понесла, и я неудачно свалилась с нее, сломав при этом руку. Хорошо хоть не шею, конечно, но с тех пор я предпочитаю кареты передвижению верхом.

Седрик, видимо, помнил ту давнюю историю, которую я ему некогда поведала, поэтому мне выделили самое спокойное животное — флегматичную пожилую клячу, которая то и дело тяжело вздыхала, совсем как я, недовольная предстоящим путешествием.

Я ткнула ей в морду заранее приготовленным сахарком. Кляча удивленно посмотрела на меня влажными карими глазами, не ожидая такой щедрости, однако осторожно взяла мягкими губами с моей ладони подарок. Здраво рассудив, что знакомство состоялось и было признано обеими сторонами удачным, я не без некоторого изящества взгромоздилась верхом, порадовавшись, что хоть не дам Дейле повода для новых шуток. Полагаю, что она бы позлорадствовала, если бы узнала про мои весьма непростые отношения с лошадьми.

Джайсон напоследок что-то буркнул Алонсу. Мужичок поклонился, показывая, что услышал слова шерифа, да так и остался в полусогнутом положении, пока наша небольшая кавалькада не покинула двор гостиницы.

Дорога, ведущая к имению Криас, оказалась настолько раскисшей и скользкой от постоянных дождей, что никто не рискнул посылать лошадей в галоп. Животные неторопливо трусили, держась обочины, где не было такой грязи. Убедившись, что новое падение мне пока не грозит, я позволила себе немного расслабиться и принялась обдумывать сложившуюся ситуацию.

Некоторое время я сыпала мысленными проклятиями в адрес Себастьяна, с небывалым наслаждением воображая себе те несчастные случаи, которые могли бы с ним произойти и таким образом навсегда избавить меня от ненавистного навязанного сотрудничества. Правда, в смерти Себастьяна тоже таилась определенная опасность. С него сталось бы превратиться в на редкость привязчивого призрака, который принялся бы донимать меня пуще прежнего. Согласитесь, приятного мало в каждом зеркале видеть отражение этого мерзкого типа и слышать его бесконечные ядовитые комментарии по любому поводу.

Слегка выпустив пар, я с огромнейшим трудом отвлеклась от мысленных угроз Себастьяну, заставив себя не вспоминать противного блондина, который за последние два дня довел меня буквально до белого каления. Он словно отыгрывается за тот месяц, когда я была избавлена от его навязчивого внимания. После этого я переключилась на более насущные вопросы. Итак, что мы выяснили о том деле, которое должны расследовать? Да ничего, в сущности. Загадочная Аделина действительно погибла в огне во время собственной свадьбы — поэтому, если разобраться, и явилась мне в столь пугающем виде. Но как объяснить помолвочное кольцо, присланное нашему ненавистному начальнику? Ведь Аделина собиралась замуж за другого. Хотя… Если она бросила Себастьяна, то этим можно объяснить то, что он до сих пор на нее злится.

Я покачала головой. Слишком много рассуждений ни о чем. А как привязать к давней трагедии туман и полуразвоплощенного лича? Почему это все стало происходить только год назад? Нет, на эти вопросы у меня пока не было ответов.

В этот момент начался дождь. С самого утра небо хмурилось низкими облаками, которые сейчас почти стелились по земле. Подул резкий холодный ветер.

— Ну и погодка, — пробормотал Кайл, плотнее запахиваясь в плащ. — В такие моменты я начинаю ненавидеть свою работу. Сидел бы сейчас дома, пил горячее какао…

— И слушал бесконечные нравоучения матушки, — ядовито завершила за него Дейла. — Радуйся, что хоть таким образом вырвался от нее на свободу. Подумай — вчера тебе впервые за всю жизнь не пришлось отчитываться за прожитый день. Разве это не благо?

— Я бы предпочел отчитаться, — хмуро ответил Кайл. — Матушка, наверное, сильно переживает, не получив от меня сообщений. Как бы сюда не рванула.

Я могла бы успокоить несчастного расстроенного парня, сказав о том, что Себастьян в курсе наших проблем с кристаллами связи, а значит — наверняка догадается успокоить беспокойную родительницу. Но благоразумно промолчала, крепче стиснув зубы и покосившись на невозмутимого Седрика, едущего чуть поодаль. Нет, это далеко не лучшая идея — признаваться, что встречалась прошлой ночью с Себастьяном во сне, до безобразия напоминающем явь.

Между тем дорога, мокрой лентой извивающаяся среди бесконечной пустоши болот, сделала очередной поворот, и нашим взорам предстал величественный дом с мезонином. Это произошло так внезапно, что я невольно сжала коленями бока лошади, и та послушно остановилась. Только что впереди простиралась равнина, хорошо просматриваемая до самого горизонта, и вдруг среди этого ничего появилось имение. Как такое возможно?

Остальные последовали моему примеру. Дейла по привычке выругалась, видимо, от избытка чувств.

— Впечатляет? — спросил Джайсон, аж лучась от удовольствия, словно сам придумал этот фокус.

— Еще как, — подтвердил Седрик. Развернул лошадь и отъехал на пару шагов назад. Затем медленно двинулся обратно, видимо пытаясь понять, как такое возможно. И опять замер, удивленно уставившись на появившийся из ниоткуда дом.

Стоит ли говорить, что и я не удержалась от искушения повторить фокус. Впрочем, как и остальные. Один Янор остался на месте, флегматично постукивая пальцами по передней луке седла. И сам виноват, как говорится, поскольку зрелище действительно завораживало. Один шаг — и на болоте, словно по мановению волшебной палочки, появлялось огромное здание. Потрясающе! Но как такое возможно?

— Дед Аделины, Винсон Криас, сам руководил процессом строительства дома, — пустился в объяснения Джайсон, не дожидаясь, когда его завалят вопросами. — Говорят, он и выбирал для него место. Видите ли, тут наблюдается сложный оптический эффект. Какой именно — лучше спросите у более образованного человека. У меня такие мудрености в голове не задерживаются. Вроде бы имение расположено в низине, и сочетание такого местонахождения с резким поворотом дороги и искажающими свойствами иллюзорного заклинания, которое было установлено Винсоном…

— Винсон Криас был магом? — неприлично перебил его Седрик, не имея ни малейшего желания выслушивать путаную лекцию про историю постройки имения.

— Да, и неплохим. — Джайсон пожал плечами. — Я бы даже сказал — отличным. Правда, соседи недолюбливали Винсона, поскольку тот практиковал некромантию…

— Что?! — в едином возгласе слилось сразу же несколько голосов.

По-моему, на неожиданную новость отреагировали абсолютно все. Даже Янор чуть повернул голову, заинтересовавшись разговором.

— Винсон был некромантом, — растерянно повторил Джайсон. — Но я не понимаю, почему это вас так удивило. Да, я знаю все эти страшилки, которые любят про них рассказывать. Мол, детей похищают и убивают на могилах, всякие жуткие обряды проводят. Однако мой отец говорил, что при жизни Винсона в нашей округе ни одного мало-мальски серьезного преступления не случилось. Напротив, народ словно поспокойнее жил, зная, что если что — всегда за помощью к нему можно обратиться.

— Понятно, — медленно процедил Седрик. — И как же Винсон погиб?

— Да почему погиб-то? — Джайсон всплеснул руками от искреннего недоумения. — Он умер своей смертью. Полагаю, что от старости. Ему было порядка восьмидесяти лет, когда однажды утром он просто не проснулся. Аделина тогда как раз обручилась. Не с Николасом, правда, а с другим. Не помню, если честно, как его звали, впрочем, помолвка и не продлилась долго. Аделина очень расстроилась, конечно, поскольку любила деда, но не горевала особо и быстро нашла утешение в объятиях нового возлюбленного. Да и в любом случае это было не трагедией, а закономерным итогом долгой жизни.

Седрик неопределенно хмыкнул и первым двинулся по дороге к имению рода Криас. Поспешили за ним и остальные. Я чуть замешкалась, поэтому замыкала своеобразное шествие. Значит, некроманта мы отыскали. Им был дед Аделины, умерший прямо перед ее свадьбой. Хм…

И я сосредоточенно нахмурила лоб, обдумывая этот факт. Даже пошевелила бровями, пытаясь изобразить усердную умственную работу, но почти сразу обреченно махнула рукой. Нет, бесполезно. Пока рано о чем-либо судить.

Чем ближе мы подъезжали к дому, тем неуютнее мне становилось. Он выглядел таким нелепым в своем величии здесь, что казался перенесенным из другого места. Словно время было не властно над ним. Однако я подмечала все новые и новые детали, свидетельствующие о постепенном упадке фамильного гнезда рода Криас.

Стены, некогда бывшие белоснежными, потемнели от постоянных дождей. Стекла сохранились в целости лишь на втором этаже, на первом окна были заколочены досками, между которыми зияла черная пустота. Сквозь каменные ступени крыльца пробивалась трава.

— Печальное зрелище, — неожиданно подал голос Кайл. — Как неумолимо время!

— Да уж, — прошептала Дейла, думая о чем-то своем. Понурившись, она то и дело растирала себе лоб, словно силясь припомнить что-то.

— Скажите, а что случилось с отцом Аделины после ее гибели? — окликнула я Джайсона, вспомнив, что хотела спросить это у Айи еще вчера, но забыла.

Мой голос показался слишком громким в звенящей тишине ненастного дня. Он эхом отразился от стен дома и вернулся к нам многократно усиленным. И мне стало не по себе. На миг показалось, будто я увидела какую-то тень в окне мезонина. Словно кто-то наблюдал за нами. Но стоило мне только моргнуть, как наваждение растаяло.

— Тише! — невольно попросил Джайсон, с каким-то испугом оглядевшись по сторонам, будто нас кто-то мог подслушать на этой бескрайней равнине болот. Затем опомнился, виновато кашлянул и негромко ответил: — Вопреки всем традициям, Аделину похоронили в тот же день, когда она погибла. Печальная ирония судьбы — гости, приглашенные на свадебное торжество, в итоге стали свидетелями жуткой трагедии. Впрочем, на погребальный обряд почти никто не остался. Все поспешили разъехаться, потрясенные жестокой насмешкой богов. А нейн Самуэль сразу же после происшествия навсегда покинул эти края. Он был вдовцом, дочь оставалась единственной радостью в его жизни. В последний раз его видели вечером подле фамильного склепа. На следующее утро окна в доме оказались заколоченными, а сам он исчез.

— И никто не знает, что случилось с Самуэлем потом? — поинтересовался на этот раз Седрик, задрав голову и внимательно глядя на окна второго этажа. Неужели тоже увидел в них тень какого-то существа?

— Говорят, он уехал из Итаррии. — Джайсон пожал плечами. — Вроде бы, подался в Ольгестию, но в этом я совершенно не уверен. С момента своего отъезда он не прислал моему отцу ни открытки, ни весточки, хотя они были дружны в свое время.

— А жених Аделины? — продолжил расспросы Седрик. — Как его, Николас, что ли? Он что делал после гибели невесты?

— Сьер Николас Адамсон тоже не задержался здесь. — Интересно, мне показалось, или голос Джайсона действительно дрогнул на фамилии жениха Аделины? Однако шериф уже продолжал с подчеркнутым равнодушием: — Он даже не дождался погребального обряда. Я это знаю, потому что отец очень возмущался этим фактом. Если честно, понятия не имею, куда он делся. Ходили слухи, что подался в столицу, где быстро нашел себе новую богатую дурочку.

— Вы считаете, что Николас был брачным аферистом? — спросила я, без особых проблем поняв, на что он намекает.

— По крайней мере, мой отец был в этом уверен, — хмыкнул Джайсон. — Сами посудите: Николас появился в наших краях неожиданно, никто понятия не имел, откуда он приехал. Парень был весьма смазлив и крайне самоуверен. Первым делом он объездил все местные состоятельные семьи, не утруждая себя такой мелочью, как получение приглашения. Уж насколько нейн Самуэль не любил гостей, и то не устоял перед его напором. Просто однажды поздним вечером Николас появился перед дверьми его дома. Наплел, что заблудился, конь охромел и вообще… Естественно, Самуэль не мог оставить его ночевать на открытом воздухе. А там не успел он оглянуться, как единственная и горячо любимая дочка заявила, что жить без Николаса не может и не будет. А ведь к тому моменту она уже была помолвлена. Вроде бы ее жених был весьма состоятелен и даже входил в придворное общество. Самуэль пытался вразумить упрямицу, убеждал, что не стоит верить каждому проходимцу и рушить столь выгодную партию. Но что там… В итоге Аделина пригрозила, что покончит с собой. Мол, без Николаса ей и жизнь не нужна. Самуэлю пришлось уступить. Кто же знал, что в итоге он все равно потеряет дочь. — Джайсон сделал паузу и облизал пересохшие от долгой возмущенной тирады губы. Затем глубоко вздохнул и добавил извиняющимся тоном: — Вы простите меня за горячность. Я прекрасно помню, как мой отец клял на все лады этого самого Николаса. Вроде бы даже пытался разузнать что-нибудь из его прошлого. Правда, я не в курсе, вышло ли что-нибудь из той затеи.

— А мы не могли бы продолжить разговор в доме? — недовольно поинтересовалась Дейла. Бросила поводья и демонстративно принялась дышать на озябшие пальцы. — А то, знаете ли, дождь-то все не унимается.

Я поправила капюшон, который спасал меня от мороси, и лишний раз порадовалась удачной покупке. Нет, все-таки куртка стоила своих денег. Легкая, теплая. А посмотришь на Дейлу — аж саму от холода дрожь пробивает. Нос красный, мокрые волосы сосульками свисают налицо. Брр, бедняжка!

— Вы можете оставить лошадей на заднем дворе, — посоветовал Джайсон. — Там есть конюшня. Вроде бы она даже не сильно пострадала от времени. По крайней мере, от ветра и дождя животные будут укрыты. Давайте я покажу, где это, — и с вашего позволения откланяюсь.

— Вы разве не пойдете с нами в дом? — невольно вырвалось у меня.

— Нет. — Джайсон замотал головой, и я уловила в его глазах всполох панического страха. — Нет, даже не просите. Я буду лишь мешаться у вас под ногами. Да и потом, у меня еще много дел, а вы тут наверняка до вечера останетесь. Увы, служба зовет.

Я скептически изогнула бровь, не поверив ни слову. Ага, служба его зовет, как же. Признался бы откровенно, что просто струсил. Хотя я его не виню. Мне самой до безумия не хотелось идти в этот дом, который наверняка кишмя кишел привидениями и злобными духами.

* * *

Мелкая морось, донимавшая нас всю дорогу сюда, сменилась крупным сильным дождем. Я стояла в темной гостиной заброшенного дома и слышала, как капли барабанят по крыше, а поднявшийся ветер уныло завывает в печной трубе, словно умоляя впустить его.

— Ну-с, начнем. — С этими словами Седрик прищелкнул пальцами, и под потолок взмыл крошечный огненный шар.

— Уместно ли… — начала было я, собираясь напомнить про слишком быстрый расход магической энергии в этом месте, но тут же замолчала, поскольку Седрик при помощи чар лишь разыскал свечи и зажег их, после чего торопливо разорвать нить, подпитывающую заклинание.

При живом огне гостиная стала выглядеть еще страшнее. Блики от свечей извивающимися змеями ложились на стены, танцевали на полу, и казалось, будто в углах, куда свет не достигал, мрак стал еще плотнее и физически ощутимее.

Холодок пробежал по моей спине, когда я огляделась. Было такое чувство, будто хозяева только что покинули дом. На барном столике горделиво высилась открытая бутылка вина, покрытая толстым слоем пыли, рядом притулилось несколько бокалов и тарелка с чем-то безнадежно засохшим, превратившимся в вековые окаменелости. На ближайшем диване лежала раскрытая книжка обложкой вверх.

Невольно заинтересовавшись, я подошла ближе и подняла книгу. Изумленно вздернула брови, прочитав название: «Особенности приворотов и отворотов в любовной магии».

— Любопытно, кому бы это могло понадобиться, — пробормотала я себе под нос. Открыла на той странице, где когда-то прекратилось чтение неведомого мне человека. — Хм… «Если вы хотите, чтобы ваш избранник мог думать и желать только вас, щедро нанесите на свое тело специальное масло, призванное возбуждать желание и способное сформировать сердечную привязанность. Оно сделано практически без использования магии, только на основе феромонов и особых эфирных масел, поэтому даже опытный маг не почувствует неладное. Для предъявителя этой книги специальная скидка — десять процентов! Обратитесь к тому человеку, кто продал вам книгу».