logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 12

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Что за бред? — переспросила Дейла. Без малейшего стеснения выхватила у меня книжонку и быстро пролистала ее, после чего откинула обратно на диван и кратко презрительно резюмировала: — Нет, точно бред. Любовной магией тут и не пахнет. Шарлатанство и развод на деньги. Поди, кто-нибудь почитывал ее и умирал от смеха.

Я промолчала, предпочтя свои выводы оставить при себе. По моему мнению, книгу тщательно изучали. Даже краткий взгляд выхватил множество пометок на страницах, сделанных угольным карандашом. Но кто этим занимался? Аделина, чтобы приворожить к себе Николаса, или, скорее, наоборот, Николас, вздумавший выгодно жениться и польстившийся на крупное приданое?

— Жутковатое местечко, — проговорил Кайл, не обратив внимания на мимолетную сценку, произошедшую между мной и Дейлой. Подошел к каминной полке, на которой были расставлены многочисленные статуэтки, и удивленно присвистнул. — Ого! Это же настоящий ольгестский фарфор! Да за одну такую безделушку можно кругленькую сумму получить!

— Да уж, — пробормотал Седрик, подойдя ближе и убедившись в истинности слов Кайла. — Если такие сокровища скрываются в гостиной, то что мы найдем в остальных комнатах?

— Меня больше интересует другой вопрос, — задумчиво протянула я. — Почему за такое количество лет никто не разграбил дом? Местные жители наверняка были в курсе, что нейн Самуэль уезжал в спешке после гибели дочери и потому оставил здесь множество ценных вещей. Но я не понимаю, по какой причине никто за десять лет не решился нажиться на чужом горе?

— Ты такого дурного мнения о людях? — язвительно переспросила Дейла. — Быть может, мародерство просто не принято в здешних краях.

— Беатрикс права, — встал на мою защиту Янор, который пристально разглядывал содержимое книжного шкафа, занявшего целую стену. — Я не верю в людское благородство. Хотя бы из любопытства, но кто-нибудь обязательно бы наведался сюда.

— Возможно, и наведывались, — подал голос Кайл. — По крайней мере, кто-то тут явно был. Если хозяева уезжали в такой спешке, что оставили даже коллекцию ольгестского фарфора, то кто в таком случае забил окна досками?

В этот момент особенно сильный порыв ветра заставил задрожать огни свечей. На какой-то жуткий миг почудилось, что они сейчас погаснут, и мрак, притаившийся в чернильных пятнах теней, падающих от мебели, обрадованно зашептал, потянувшись ко мне длинными отростками. Но почти сразу отступил, спрятавшись в дальних углах комнаты, когда пламя взметнулось выше с недовольным треском.

— Не нравится мне тут, — дрожащим голосом произнесла я, невольно пятясь и стараясь не выходить за пределы освященного пятна. — Очень не нравится.

Седрик бросил на меня быстрый обеспокоенный взгляд и шагнул ближе.

— Не отходи далеко, Трикс! — приказал он, слегка потрепав меня по плечу.

Стоит ли говорить, что я не имела ничего против. Мысль о том, что я могу остаться в полном одиночестве, пугала до нервной дрожи. Да я от страха на месте умру!

— Полагаю, стоит осмотреть дом, — между тем продолжил Седрик. — А для этого надлежит разделиться, чтобы не шататься толпой по каждой комнате. Трикс, идешь со мной. Полагаю, Янор присоединится к нам, раз уж он обязан за тобой присматривать. Осмотрим второй этаж и мезонин. Кайл и Дейла — за вами первый.

— Так и знала, что мне придется защищать этого маленького сопливого мальчишку, — недовольно буркнула Дейла, даже не пытаясь скрыть своего разочарования от распоряжения Седрика. — Вечно мне везет.

— Я боевой маг! — закономерно возмутился Кайл. — Еще неизвестно, кому за кем присматривать придется.

Дейла скорчила скептическую физиономию, но не успела что-либо сказать. Поскольку в этот самый момент где-то неподалеку с грохотом захлопнулась дверь.

Седрик моментально обернулся к источнику шума, и кончики его пальцев грозно засеребрились. Кайл держал себя в руках хуже, поэтому около него уже плясало полностью сформулированное огненное заклинание.

— Мамочки! — тоненько пропищала я и отпрыгнула за спину Янора, который каким-то чудом материализовался передо мной, готовый ринуться в бой. — Что это?

— Сквозняк, — снисходительно бросила мне Дейла. — Наверняка это просто сквозняк.

Однако за самоуверенной улыбкой специалистки по поисковой магии слишком явственно скользили страх и нервозность. Она то и дело испуганно озиралась по сторонам, словно проверяя, не подкрадывается ли кто к нам.

— Веселый предстоит денек, — пробурчал Янор и положил свою лапищу мне на плечо. — Беатрикс, прошу, не отходите от меня.

— И от меня, — добавил Седрик, прежде недовольно сверкнув глазами в сторону бывшего палача.

— А ты — держись около меня! — сухо приказала Дейла Кайлу. — Иначе ремнем отшлепаю, понял?

Рыжий маг промолчал, но, судя по его потемневшим от гнева зеленым глазам, он был уже на грани настоящего взрыва эмоций. И я искренне надеялась, что его воспитание истинного дворянина рано или поздно растворится во вспышке гнева. В конце концов, сколько можно терпеть нападки дрянной нахальной девчонки?

* * *

На втором этаже оказалось намного светлее, поскольку тут оконные проемы не были забиты досками или закрыты ставнями. Седрик даже не стал зажигать огня, здраво рассудив, что скудного дневного света нам вполне хватит.

Нельзя передать словами, как сильно я трусила, когда мы сюда поднимались. Седрику пришлось тащить меня за руку чуть ли не насильно, поскольку я делала долгие остановки на каждой ступени, всерьез размышляя над тем, успею ли спуститься и пересечь погруженную во мрак прихожую, прежде чем призраки на меня нападут. Нет, слава всем богам, пока я не увидела ни одного привидения, но не сомневалась, что они здесь есть. Воздух был словно насыщен невыплаканными слезами и стенаниями душ, обреченных вечность скитаться между двумя мирами.

Наверное, желание сбежать было слишком отчетливо написано на моем лице, поскольку еще в самом начале лестницы Седрик крепко подхватил меня под локоть и с тех пор не отпускал. Янор замыкал своеобразное шествие. Теперь, чтобы осуществить свой безумный план, мне необходимо было вырваться из хватки Седрика и каким-либо образом миновать крепкого грузного мужчину, выше меня на голову и тяжелее раза в два, а то и больше. Немыслимо! И волей-неволей я смирилась со своей незавидной участью.

Наконец долгий подъем остался позади, и мы оказались в небольшом коридорчике, в который выходило несколько дверей. Свет этому помещению давало окно, расположенное почти на самой крыше. Я задрала голову и увидела мягкое подбрюшие серого низкого неба, исходящее дождем, словно кровью из смертельной раны. И тут же одернула себя, подивившись столь мрачному сравнению. Трикс, не сходи с ума! Ты сама нагнетаешь обстановку подобными мыслями!

— Ну-с, — пробормотал Седрик, задумчиво потирая подбородок и глядя на три совершенно одинаковые двери. — И куда нам держать путь в первую очередь?

— Куда ты, туда и я, — буркнула я и крепче ухватилась за рукав Седрика, поскольку в этот момент он как раз отпустил меня. Измученно улыбнулась, постаравшись пошутить: — И шагу не сделаю без сопровождения некроманта по этому жуткому дому!

— По характеру своей бывшей профессии я достаточно скептически отношусь к возможности мести со стороны призраков, — пророкотал Янор, настороженно озираясь по сторонам. — Ибо если бы души убиенных были способны на месть, то я был бы обречен сотни раз умереть в жутких муках. Но в данном вопросе я полностью согласен со сьеррой Беатрикс. Стыдно признаваться, но мне здесь весьма некомфортно.

Я мысленно хмыкнула. Впервые при мне Янор позволил себе какой-либо намек на свою бывшую профессию. Такое чувство, будто он стыдится ее. Сдается, прав был Седрик — не с одними убийцами приходилось иметь дело моему телохранителю поневоле.

Понятное дело, вслух я ничего не произнесла. Лишь крепче прижалась к Седрику, который тоже бросил на Янора изумленный взгляд, вряд ли ожидая подобных откровений.

— Ну что же, — после краткой заминки проговорил мой жених, видимо благоразумно решив ничего не расспрашивать у Янора по поводу его столь странного высказывания. — Как бы то ни было, но нам надлежит проверить весь дом. Поэтому начнем по порядку.

И смело взялся за ручку крайней правой двери.

По всей видимости, некогда комната, скрывавшаяся за нею, была спальней Аделины. На это указывали розовые шелковые обои, остатки которых еще угадывались на стенах, огромное количество пыльных плюшевых игрушек и туалетный столик, заваленный всевозможными склянками с кремами и косметикой.

Я благоразумно избегала взглядов на этот предмет обстановки, поскольку он был снабжен огромным зеркалом. Почему-то меня не оставляла уверенность, что оттуда не замедлит ощериться в злобном оскале какой-нибудь призрак. И вместе с тем меня неодолимо влекло встретиться лицом к лицу с моим страхом. В самом деле, призраки ведь неспособны причинить физический вред, как буквально только что заметил Янор. Вдруг Аделина расщедрится на очередную подсказку?

Однако пока я была не настроена проверять это и потому решительно повернулась спиной к предмету искушения, уставившись на огромную кровать под полуистлевшим балдахином.

— Трикс? — тут же окликнул меня Седрик, видимо без особого труда поняв, что я намерена всеми возможными способами избегать встречи с призраком бедной сожженной заживо девушки. — Ты ничего не хочешь сделать?

— Нет, — процедила я сквозь зубы, уставившись на игрушечного медвежонка, уютно притулившегося между двух подушек. — Ничего.

— Трикс, — уже укоризненно повторил Седрик. — Не упрямься. Ты ведь понимаешь, чего я жду от тебя.

Увы, я слишком хорошо это понимала. Как же мне не повезло связать свою жизнь с некромантом! Нет, я люблю Седрика, но, по-моему, иногда он позволяет себе слишком многое. Неужели так сложно раз и навсегда уяснить, что для девушки простительно бояться призраков? Более того, это в порядке вещей. Ну и что, что я обладаю даром медиума? Это совершенно не значит, что надо заставлять меня общаться со столь неприятными собеседниками, которые так и норовят напугать до полусмерти. В конце концов, я дипломированная гадалка, а не проводник для связи с потусторонним. Карты хотя бы не демонстрируют мне всякие ужасы в виде скелетов и до неузнаваемости обезображенных лиц моих ровесниц.

Но вместе с тем я знала, что Седрик не отстанет от меня, пока не получит желаемого. Как это ни печально было осознавать, но сейчас я являлась лишь инструментом для исполнения его задания.

«Которое наверняка подвинет его еще на шаг в непростом деле обретения фамилии», — мрачно добавил внутренний голос.

Я печально поджала губы. Стоило признать, что сложившаяся ситуация все сильнее и сильнее беспокоила меня. Что стоит за моими отношениями с Седриком? Настоящее чувство или же попытка использовать меня и мои способности в собственных целях? Если второе, то я сильно разочаруюсь в Седрике. Тогда получится, что даже Себастьян ведет себя честнее по отношению ко мне. Да, он тоже нисколько не смущается, когда прибегает к помощи моего дара, но, по крайней мере, не прикрывается ложными словами о любви. Я знаю, для чего ему нужна, он знает, что я в курсе этого, и не мешает мне ненавидеть его. А Седрик… Что же скрывается за его обычной невозмутимостью и заботой? Поневоле вспомнишь, как пугающе он выглядел, когда я посмотрела на него истинным зрением.

— Пожалуйста. — Седрик, сообразив, что несколько перегнул палку, постарался смягчить приказ улыбкой. Шагнул ко мне и ласково провел тыльной стороной ладони по моей щеке, убирая назад прядь волос, выбившуюся из строгой прически. — Я понимаю, что тебе не хочется этого делать, но без твоей помощи мне не обойтись. Сама подумай: быстрее закончим с этим делом — быстрее вернемся в Арилью.

— Да-да, конечно, — рассеянно проговорила я, думая совсем о другом. Подняла голову и в упор уставилась в холодные глаза Седрика, силясь угадать, о чем он думает на самом деле.

Увы, для этого надо было обладать проницательностью Себастьяна ил и же талантом телепата. На лице моего жениха была написана лишь легкая обеспокоенность и забота. Правда, на дне зрачков тлело еще какое-то чувство, но я так и не сумела разгадать, какое именно.

Ну что же, по всей видимости, моя участь была предрешена. И я набрала полную грудь воздуха, словно перед прыжком в ледяную воду, после чего резко развернулась и посмотрела на злополучный туалетный столик.

Сначала мне показалось, что ничего не произошло. В пыльном зеркале отразилась лишь я и смутная тень Седрика рядом. Но затем я поняла свою ошибку. Мужчина, стоявший рядом со мной в отражении, был заметно выше моего жениха.

Я удивленно моргнула, надеясь, что наваждение развеется. На какой-то миг показалось, будто я увидела Себастьяна — совсем юного, удивительно симпатичного… Но как такое возможно?

А через секунду на меня навалилось непонятное оцепенение. В ушах зазвенело от внезапной тишины. Подвеска на шее дернулась, наливаясь тяжестью, и комнату заволокло туманом, который, впрочем, вскоре сгинул.

Нет, я не потеряла сознания. Я по-прежнему твердо стояла на ногах, хотя чувствовала себя до крайности странно. Мне было слишком тесно в моей одежде, слишком душно и…

«И я вообще нахожусь не в своем теле», — мрачно заключила я, бросив взгляд в зеркало.

В отражении я увидела уже знакомую мне черноволосую красавицу Аделину, которая лениво поправляла прическу. Синего цвета домашнее платье выгодно подчеркивало нежную белизну ее кожи и бледность собеседника девушки, который выглядел, если честно, весьма нелепо. Черный бархатный камзол подчеркивал его неестественную худобу, светлые волосы были так туго зачесаны назад, что и без того острые скулы грозились порвать кожу. Себастьян, наверное, и сам осознавал, насколько смешон сейчас, поскольку с силой вцепился в рукоять шпаги, прикрепленной к перевязи. Но это лишь усиливало общий эффект комичности, так как его оружие из-за обилия драгоценных камней на рукояти больше напоминало игрушечное, чем настоящее боевое. Присовокупите к этому лихорадочный румянец на щеках несчастного, темные круги под глазами, говорящие о бессонной ночи, а то и не одной, — и получите портрет Себастьяна.

— Аделина! — В этот момент он рухнул передо мной на колени. Точнее, перед той девушкой, чье тело я на какое-то время заняла. — Прошу тебя! Неужели ты променяешь меня на какого-то проходимца?

— Не унижайся, Ян, — холодно обронила красавица, и в отражении зеркала я увидела, как по ее губам скользнула презрительная усмешка. — Все уже решено. Я люблю Николаса, он любит меня. И сегодня вечером мы поженимся.

— Но ради тебя я пошел на сделку с богом мертвых… — На Себастьяна сейчас было больно смотреть. В его прозрачных глазах дрожали, переливаясь, слезы, готовые в любой момент проложить две влажные дорожки по щекам. — Ты хоть понимаешь…

— Я не верю тебе, — оборвала его Аделина, пожав худенькими плечиками. — Да, я умирала от черной лихорадки, ну и что? Откуда мне знать, что ты говоришь правду? «Ах, Аделина, ради тебя я вызвал самого Альтиса и вырвал твою душу из его рук…» Согласись, звучит как бред. Лучше признай, что заслуга в моем спасении целиком и полностью лежит на целителях, которых нанял отец, не жалея денег.

— Но… — растерянно протянул Себастьян, не ожидавший такой отповеди. Поднял руку и рванул отворот рубашки, обнажив запястье.

Я невольно вздрогнула, поскольку на его коже бугрился шрамами знак слепого и рогатого бога мертвых — глаз, перечеркнутый молнией.

— Ах, оставь, Ян! — манерно протянула Аделина. — Эту татуировку тебе могли сделать в любом храме Альтиса. По сути она ничего не доказывает. И ты это знаешь.

Себастьян опустил голову, видимо переживая несправедливые слова своей возлюбленной. И я вновь увидела жестокую ухмылку на губах Аделины. Запоздало пришло понимание, что она искренне наслаждается ситуацией. Вот ведь дрянь! Она уверена, что Себастьян говорит правду по поводу сделки с Альтисом, но предпочитает мучить его.

— Ну что же, — медленно протянул он в этот момент и встал. — Я больше не буду унижаться. Желаю тебе счастья с Николасом. Но прежде изучи, пожалуйста, это.

И бросил на кровать конверт из плотной бумаги, который достал из внутреннего кармана камзола.

— Что это? — поинтересовалась Аделина, капризно надув губки. — Поди, всякие гадости про моего жениха?

— Угадала. — Себастьян кивнул. — Я потратил очень много времени, чтобы выяснить его прошлое. Даже с моими связями это оказалось весьма непростым делом. Думаю, результат тебя удивит.

— Я не буду ничего читать! — Аделина зло сжала кулаки. — И не мечтай, у тебя не получится расстроить мою свадьбу! Не сомневаюсь, что там написаны одни гадости и даже наверняка приведены доказательства. Липовые доказательства, которые сделали для тебя твои люди.

— Я клянусь, что все написанное там — правда, — устало и очень медленно процедил Себастьян. — Прежде прочитай, Аделина. Если, конечно, не хочешь стать третьей женой этого красавчика. Правда, учти, что прежние две счастливо упокоились уже через полгода после свадьбы, естественно оставив ему все свое немаленькое состояние. Впрочем, эти деньги не принесли ему удачи в пакорт. Видимо, в очередной раз проигравшись в пух и прах, он отправился на очередную охоту за богатенькой дурочкой.

Произнеся эти слова, Себастьян одернул полы камзола и вышел, не дожидаясь, пока ошарашенная его откровениями Аделина скажет хоть слово.

Девушка несколько раз размеренно стукнула длинными холеными ноготками по лакированной поверхности столика, успокаиваясь. Прошипела себе под нос парочку изощренных проклятий, должных как можно скорее призвать Альтиса по душу Себастьяна. И обернулась от зеркала к кровати, все же решив воспользоваться советом своего отвергнутого поклонника…

Я так и не узнала, чем закончилась эта сцена, поскольку в следующий миг поняла, что гляжу уже на свое отражение в зеркале. И рядом стоит обеспокоенный Седрик. Перенос из того времени в это случился так мягко и незаметно, что уложился в промежуток времени между двумя ударами сердца.

— Ну?.. — поторопил меня Седрик, заметив, что мой взгляд вновь обрел осмысленность. — Ты что-то видела, Трикс?

— Да, — медленно произнесла я. — Сдается, Джайсон оказался прав: Николас действительно был брачным аферистом.

После чего быстро пересказала все, чему стала невольной свидетельницей. Правда, при этом упорно избегала говорить о том, какому унижению подвергся Себастьян в этой самой комнате. Вряд ли наш драгоценный начальник придет в восторг, узнав, что я видела, как он стоял на коленях перед отвергнувшей его девушкой. Даже страшно предположить, что он тогда сделает со мной, лишь бы другие не узнали про его давнишний позор!

По-моему, Янор заподозрил, что я недоговариваю. Его темные глаза как-то загадочно блеснули, но мужчина промолчал, позволив мне закончить рассказ, который не занял много времени.

— Значит, твои предположения оказались верны, — кратко резюмировал Седрик, и почему-то я уловила в его голосе раздраженные нотки, словно ему не понравилось то, что мои домыслы о любовной связи между Аделиной и нашим начальником полностью подтвердились. — Себастьян действительно любил Аделину и был помолвлен с ней. Хм…