logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 13

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Я видела, каких трудов Седрику стоило остановиться и не добавить язвительно, что он не ожидал от меня подобной прозорливости. И это сильно царапнуло меня по сердцу. Ишь ты. Такое чувство, будто ему неприятен мой мимолетный успех. Странно. Мы ведь не соревнуемся друг с другом. У нас есть общее дело и общая цель. Почему тогда он так болезненно реагирует?

— Непонятно одно, — пророкотал Янор, который тоже наверняка уловил скрытое недовольство Седрика, но, как и обычно, предпочел не вмешиваться в наши отношения. — Если Аделина знала, чем Николас зарабатывает себе на жизнь, то почему не отказалась от свадьбы?

— Ее могли одурманить любовным приворотом. — Я пожала плечами, решив пока не обращать внимания на непонятное поведение Седрика. — Вспомните книжку в гостиной. Или же она планировала опозорить Николаса, отказав ему у самого алтаря. А Николас, в свою очередь, заподозрил неладное и поспешил избавиться от невесты, став вдовцом еще до свадьбы. Да, это не принесло ему денег, зато в некотором роде спасло репутацию и позволило бежать. Джайсон сказал, что бедный жених покинул имение сразу же после гибели Аделины. Что, если он и погубил бедняжку, чтобы воспользоваться суматохой?

— Опять выводы на пустом месте, Трикс! — с некоторым раздражением перебил меня Седрик. — Не торопись так!

Я замолчала, обиженно насупившись. Вообще-то я отвечала на вопрос Янора. Или не имею права строить собственные догадки? По-моему, достаточно логично получилось.

— Прости, — уловив мое недовольство, поспешил извиниться Седрик. — Просто… Не люблю, когда на одном узнанном факте выстраивают такой воздушный замок фантазий. Этак рискуешь зациклиться на одной версии, не обращая внимания на другие детали, которые будут работать против нее. — Он сделал крохотную паузу, покосился на невозмутимого Янора, но все же добавил: — По всей видимости, Трикс, нам предстоит достаточно часто работать друг с другом. Тебе пора привыкать, что в ходе расследования я буду обращаться к тебе не как к любимой девушке, а как к коллеге. И не стану делать никаких скидок для тебя.

— Это же касается и моего дара медиума? — ядовито осведомилась я.

— В первую очередь это касается твоего дара медиума, — спокойно подтвердил Седрик и продолжил, понемногу повышая тон, пока не стал почти кричать: — Да, я знаю, что Себастьян вынудил тебя сотрудничать с тайной канцелярией, и ты сама не в восторге от этого. Но что поделать, раз уж согласилась, то играй по правилам. Работа была тебе предложена именно из-за твоих уникальных способностей. Поэтому, Трикс, уж не обижайся, но ты обязана их демонстрировать. Например, меня очень раздражает, что тебя приходится чуть ли не насильно заставлять участвовать в ритуалах. Для меня это равноценно тому, что Дейлу, специалистку по поисковой магии, перед заданием приходилось бы умолять найти какую-нибудь вещь и обещать за это подарки.

Во время этой прочувствованной тирады я ошарашенно молчала. Ого, не ожидала подобного взрыва эмоций! И я заморгала, ощутив, как подкатывают слезы. Ненавижу, когда на меня кричат! И особенно когда это делают при посторонних. Неужели не мог дождаться, когда мы останемся наедине, чтобы высказать свои претензии? Зачем отчитывать меня на глазах у Янора, который наверняка передаст все Себастьяну?

— Седрик, — в этот момент негромко обронил бывший палач, — остынь.

Седрик несколько раз нервно сжал и разжал кулаки, беря расшалившиеся нервы под контроль. Глубоко вздохнул — и вновь нацепил на лицо маску показного равнодушия.

— Прости, — повторил он на этот раз мягче. — Трикс, наверное, я высказался грубее, чем собирался. Накипело, если честно. Не сердись на меня, я не хотел тебя обидеть.

— Ты прекрасно знаешь, как сильно я боюсь призраков, — тихо проговорила я, усердно разглядывая пол у себя под ногами, чтобы хоть на миг не встретиться глазами с моим ненаглядным женихом. Боюсь, в таком случае я бы не удержалась и постыдно разревелась навзрыд, размазывая по щекам слезы. Впервые за долгое время я чувствовала себя как маленькая девочка, которую несправедливо отчитал строгий отец. — Поэтому каждая твоя просьба о вызове очередного духа для меня равносильна самому жуткому наказанию. Да, я действительно согласилась работать на Себастьяна, но исключительно из-за того, что у меня не было иного выхода. И наш уговор касался лишь гадания. Не веришь мне — спроси у него. Потому как если бы я с самого начала знала, в чем должна буду участвовать, то совершенно точно отказалась бы. И никакими рудниками меня нельзя было бы запугать в таком случае.

— Правда? — недоверчиво переспросил Седрик. — Странно. Себастьян сказал мне, что в первую очередь его интересует именно твой дар медиума. И, мол, ты в курсе этого и дала полное согласие на проведение любых ритуалов. Поэтому, собственно, я так удивился, когда вчера ты наотрез отказалась призвать дух Аделины. Я думал, что ты капризничаешь, получая своеобразное наслаждение от моих уговоров.

Я лишь хмыкнула при этих откровениях. Вот, значит, как. Себастьян, опять этот проклятый Себастьян! Не удивлюсь, если он специально устроил это, чтобы стравить меня с Седриком. Наверное, сейчас зло хихикает где-нибудь в Арилье, представляя, как мы ссоримся. Но все равно, это не давало Седрику права кричать на меня! Тем более в присутствии посторонних.

— Прости, — между тем в третий раз сказал он и ласково улыбнулся мне. — Трикс, если дело обстоит так, как ты сказала… Получается, я был неправ. Извини, я понятия не имел.

— Все в порядке, — солгала я, по-прежнему не глядя ему в глаза. — Ты не виноват.

Удивительно, что Седрик поверил мне, поскольку в моем голосе, несмотря на все старания, все-таки слишком отчетливо прозвучали сарказм и обида. По крайней мере, Янор заметил это, так как понимающе хмыкнул. А вот мой ненаглядный жених предпочел не обратить на это внимания, видимо, чтобы не начинать ссору по новому кругу. В конце концов, сейчас было не место и не время для выяснения отношений.

— Ладно, — с улыбкой проговорил он. — Будем считать, что дело замяли. А теперь…

Он не успел договорить фразу, поскольку в этот момент с первого этажа раздался пронзительный женский визг. От неожиданности я аж подпрыгнула на месте.

Седрик, однако, не стал терять времени на удивленные восклицания или разработку какого-либо плана. Вместо этого он с невероятной скоростью рванул к двери. Поспешил за ним и Янор. Я по вполне понятным причинам замешкалась, поскольку меньше всего на свете желала узнать, что же так сильно напугало обычно бесстрашную Дейлу, поэтому оказалась у дверей последней. Но не успела выйти в коридор. В следующее мгновение порыв ледяного ветра с силой захлопнул дверь, надежно отсекая меня от друзей.

— Эй! — Я с отчаянием задергала ручку, надеясь, что она поддастся моим стараниям. — Седрик, Янор!

Однако по непонятной причине дверь не поддавалась, словно была запертой. Что за ерунда?

— Седрик! — взвыла я в полный голос от отчаяния, осознав, что сбылись мои наихудшие кошмары и я оказалась в полном одиночестве. И это в доме, кишмя кишащем призраками! — Спаси меня!

За дверью стояла настолько полная тишина, что меня пробил холодный пот. О небо, неужели моих товарищей сожрали привидения? Иначе как объяснить, что они бросили меня на произвол судьбы? Седрик не мог не услышать, как захлопнулась дверь. Или он предпочел спасать Дейлу вместо меня?

От последней мысли мне стало еще хуже. Нет, невозможно! Но тогда почему я не слышу его взволнованного голоса и не чувствую, как дверь пытаются открыть? Янору удалось бы выбить ее с одного удара.

— Помогите! — обреченно простонала я.

Тут спину обжег злой, горящий ненавистью взгляд. В комнате ощутимо потемнело, как бывает перед грозой. Я чуть скосила глаза и с ужасом увидела, как на пол рядом со мной упала чья-то тень. Низ живота скрутила боль ужаса.

— Пожалуйста, не надо… — прошептала я, обреченно наблюдая, как тень медленно увеличивается в размерах. Видимо, призрак, находящийся в комнате, неспешно приближался ко мне, растягивая удовольствие.

И вдруг на мое плечо тяжело опустилась чья-то рука. Я взвизгнула не от боли, а от страха. Чуть повернула голову и захлебнулась в вопле немого ужаса, поскольку увидела костлявую длань самого настоящего скелета. И постыдно рухнула в обморок, спасаясь от дальнейшего представления, устроенного для меня привидением.

* * *

Увы, мне не дали насладиться покоем. Буквально сразу же благословенное темное забытье сменилось ярким светом, и я с отчаянным криком рухнула с высоты. Мне повезло — я упала на мягкую кровать. И не повезло одновременно, поскольку в данный момент на ней находился Себастьян с некоей девицей. Естественно, оба полностью обнаженные.

— Мамочки! — вскрикнула я, угодив боком прямо на чью-то очень острую коленку.

— Мамочки! — вторила мне девица отчаянным визгом, слетев с кровати и путаясь в покрывале.

— Демоны! — решил быть более оригинальным Себастьян. Он, ни капли не стесняясь своей наготы, тоже поспешил вскочить и принять боевую стойку, воинственно выставив вперед кулаки.

Я почувствовала, что густо краснею, поскольку никогда прежде не видела голого мужчину в такой близости. Взгляд помимо моей воли приковался к тому, что находилось пониже пояса у моего начальника. Нет, я была в курсе, что детей не находят в капусте и их не приносят драконы. Я прекрасно знала, как именно они появляются на свет. Но я никогда не представляла, что главный мужской орган должен выглядеть именно так. В книгах его рисовали обычно намного меньше. А тут…

И я нахмурилась, пытаясь понять, как такое может доставлять неземное удовольствие, о котором писалось во всех прочитанных мною любовных романах. Если честно, более всего это было похоже на некое орудие пыток.

— Трикс! — в следующий миг сплюнул на пол Себастьян, торопливо потушив зловещего вида сиреневые огни на своих пальцах. — Всех отродий Альтиса тебе в кошмары! Неужели мои сотрудники обнаглели до такой степени, что спят уже и днем?

Незнакомка, осознав, что мы знакомы, зло фыркнула, тряхнула рассыпавшейся по спине пышной гривой золотистых волос и гордо прошествовала к выходу, на ходу обронив что-то весьма нелицеприятное Себастьяну. По-моему, крайне нелестно отозвалась о всяких девицах, которые в своем желании забраться в чью-то теплую кровать без малейшего стеснения валятся на голову своей жертве. Правда, высказано все это было намного более кратко и эмоционально.

— Я не сплю, — жалобно проблеяла я, изо всех сил пытаясь смотреть куда-нибудь в другую сторону, но неизменно возвращаясь взглядом к обнаженному торсу Себастьяна. — Я упала в обморок. От страха…

На этом месте мой голос постыдно дрогнул, и я едва не завыла от горя и отчаяния. Как ни стыдно было признавать, но я с куда большим удовольствием осталась бы в спальне Себастьяна, выслушивая его бесконечные сомнительные остроты и отбиваясь от домогательств, чем вернулась бы в тот проклятый дом. Особенно если учесть, что там до меня как раз добрался какой-то скелет.

— Так, — мгновенно успокоился Себастьян. Сел на краешек кровати и рявкнул: — Рассказывай!

Его светлые глаза в этот момент так страшно сверкнули, что я не осмелилась спорить. Тараторя и глотая окончания слов, я быстро выложила ему, каким именно образом осталась одна в комнате. При этом меня трясла мелкая противная дрожь. Да, сейчас я была здесь, но мое тело оставалось там! Кто знает, что злобный призрак с ним в данный момент делает!

— Ну, Янор, — пробормотал себе под нос Себастьян. — Голову тебе оторву, когда вы вернетесь! Тебе и этому хлыщу Седрику!

— Они не виноваты. — Я всхлипнула и судорожно вцепилась в край одеяла. — И вообще… Я теперь знаю, как буду вас называть. Яном!

Понятия не имею, почему я это брякнула, вспомнив, как именно называла Себастьяна его невеста. Наверное, хотела, чтобы он разозлился и вытащил меня из того дома. Уверена, что при особом желании у него хватило бы на это сил. Вызвал ведь он некогда самого бога мертвых. А скорее всего, просто пыталась отомстить ему за ссору с Седриком. Более чем уверена, что в этом его вина чуть ли не определяющая. Седрику сказал одно, мне другое — и вот закономерный итог.

Я тут же поняла, что сглупила. Нет, Себастьян, вне всякого сомнения, разозлился. Его светлые глаза буквально заледенели изнутри, и на какой-то краткий миг я даже порадовалась, что мое тело все-таки осталось в доме с привидениями. Подумаешь, какой-то призрак до меня добрался! Сдается, разгневанный Себастьян любому неупокоенному духу даст сто очков форы.

— Так, — еще раз произнес он, и теперь ради разнообразия меня заколотило крупной дрожью от его тона. — Сьерра Беатрикс Ильен, кажется, в ближайшем будущем нас ждет весьма непростой разговор.

— Сначала мне надо остаться в живых, — буркнула я, с радостью чувствуя, как мир вокруг начал привычно дрожать в зыбкой дымке переноса.

— Учти, если ты погибнешь там, то я жестоко расправлюсь со всей твоей компанией, — предупредил меня Себастьян, и почему-то я была уверена, что он не шутит. — Кстати, и сама не надейся скрыться от меня в мире мертвых. Найду и накажу так, что даже Альтис назовет это неслыханным!

— Призраки не умеют чувствовать боли, — неуверенно возразила я, уже балансируя на грани перехода.

— Пожалуйста, возвращайся живой, — вместо новой угрозы вдруг услышала я. И удивилась, насколько жалобно это прозвучало из уст грозного Себастьяна.

А в следующую секунду меня кинуло за десятки миль от уютной безопасной спальни моего начальника. И я открыла глаза, готовая увидеть самый жуткий свой кошмар…

* * *

— Вы не представляете, какая сейчас молодежь пошла!

— Да-да, — поддакивала я, вжавшись в кресло и изо всех сил стараясь не глазеть на своего собеседника сверх необходимого, а точнее — вообще опасаясь поднять на него глаза.

— Я ведь любил Аделину больше всего на свете!

Я вздрогнула, когда крепкая дубовая дверь за моей спиной застонала от очередного удара и едва не сорвалась с петель, но, увы, удержалась и на этот раз. Интересно, уж не таран ли Седрик с Янором притащили, пытаясь штурмом взять злополучную комнату?

— Конечно, из моего сына получился аховый отец, — между тем продолжал разглагольствовать собеседник, не обращая ни малейшего внимания на попытки моих товарищей прийти ко мне на помощь. — Мать Аделины погибла от родовой горячки. Для Самуэля это оказалось страшным ударом. Первые годы жизни дочери он провел в бесконечном загуле, пытаясь в вине и случайных связях утопить горе потери. Пришлось мне заняться воспитанием Аделины. Я ведь вырастил ее с самых пеленок, сьерра. Это мне она сказала первое слово, я ловил ее, когда она падала после первых неудачных шагов, я мазал ее синяки и царапины лечебной мазью. Потом, конечно, Самуэль одумался и стал самым заботливым отцом в мире, но все же…

— Я понимаю, — проблеяла я. Не удержалась и украдкой посмотрела на него, надеясь, что призрак покойного деда Аделины принял более приемлемый для разговора вид.

Увы, но Винсона Криаса, по всей видимости, не заботили такие мелочи. Передо мной по-прежнему высился самый обыкновенный скелет. Ну, если скелет, который способен ходить и вполне внятно изъясняться, можно назвать обыкновенным. Хм… Интересно, а как у него это получается? Почему кости держатся вместе, не рассыпаясь, ведь их больше не скрепляют мышцы, связки и сухожилия? И самое главное — каким образом он говорит?

— Вы меня слушаете? — недовольно осведомился Винсон, и в пустых глазницах скелета зловеще полыхнуло зеленое пламя.

— Да, безусловно, — заверила его я, чувствуя, как от иррационального ужаса вновь перехватывает горло. Помолчала немного и осмелилась на вопрос: — Простите меня за любопытство, но… Вы реальны?

— Пф-ф-ф! — презрительно фыркнул скелет, видимо до глубины души оскорбленный моим невежеством в подобного рода вещах. — Что за нелепые предположения? Конечно же нет! Мое тело было сожжено по всем правилам, дабы я не возродился в виде какого-нибудь бестолкового лича. А то шарахался бы по округе, пугая людей и пытаясь вселиться в какого-нибудь бедолагу.

— А… — Я совершенно ничего не понимала в происходящем, поэтому была способна лишь маловразумительно промычать нечто, должное выражать крайнюю степень удивления. — Вы… Как?..

— Желаете спросить, почему в таком случае вы меня видите? — с еще большим презрением осведомился скелет. — Сьерра, если честно, ваше невежество меня поражает. Удивительная неосведомленность для человека, который одной ногой находится в сумеречном мире!

— Что?! — пораженно переспросила я и на всякий случай поджала ноги — вдруг действительно умудрилась во что-нибудь вляпаться. — Как это?

Полагаю, изумление, написанное у меня на лице, было настолько искренним, что нейн Винсон Криас забеспокоился. Подошел ближе, потянулся к моему лицу острыми фалангами пальцев, и я невольно отпрянула, с величайшим трудом сдержав порыв заметаться по комнате с душераздирающими воплями ужаса. Однако вовремя вспомнила, что вряд ли покойный некромант желает мне смерти. Иначе разделался бы со мной еще в тот момент, когда я лежала на полу без сознания. Но вместо этого был настолько любезен, что перенес меня в кресло и даже обрызгал какой-то чрезвычайно затхлой водой, происхождение которой я совершенно не желала узнавать. Нервы целее будут, как говорится.

Кожу обожгло холодом, когда он прикоснулся ко мне. Но долго это не продлилось. Почти сразу Винсон отдернул руку, а я принялась ожесточенно массировать щеку, словно пытаясь стереть след от касания призрака.

— Нет, я абсолютно уверен — вы способны видеть мир мертвых, — сухо констатировал некромант. — Это достаточно редкий дар, но не уникальный. В вашем возрасте вы обязаны были узнать про него все!

В последней фразе Винсона прозвучало злое раздражение на мою вопиющую глупость.

— Простите, — жалобно попросила я. — Но вы ошибаетесь по поводу моего якобы дара. Понимаете, буквально вчера со мной произошел несчастный случай. Печальное стечение обстоятельств. Поэтому теперь я вроде как имею связь с миром мертвых, но на самом деле ничего в этом не смыслю. — После чего быстро изложила скелету подробности провалившегося ритуала вызова души его давно упокоенной внучки.

Винсон выслушал меня внимательно, не перебивая. Лишь удивленно хмыкнул, когда узнал про странный туман, наводящий ужас на жителей всей округи целый год.

— Вот как… — медленно протянул он, когда я закончила свой рассказ. Сухо затрещал костяшками пальцев, задумавшись.

А в коридоре между тем как-то подозрительно все затихло. Это еще что такое? Неужели Седрик и Янор устали меня спасать и решили немного отдохнуть? Наглецы какие! А вдруг в этой комнате скрывалось бы какое-нибудь злобное и чрезвычайно голодное умертвие? Правда, в таком случае от меня давным-давно остались бы только воспоминания.

— И ритуал проводил этот ваш товарищ, который сейчас пытается сюда проникнуть? — поинтересовался Винсон и кивком указал на дверь.

— Ага, — подтвердила я.

А в следующий миг в коридоре что-то грохнуло, да так сильно, что я подпрыгнула на месте от неожиданности и прикрыла голову руками, всерьез испугавшись, что на меня обрушится потолок. Комната окуталась клубами легчайшей взвеси побелки.