logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— И что дальше? — уныло поинтересовалась я, украдкой погладывая на горку золотых монет, вне всякого сомнения радующую мой взор. — Вернешься на службу?

— Мм… — Седрик пожевал губами, усердно делая вид, будто задумался над моим вопросом. Затем, заметив, как я насупилась в ожидании более чем понятого ответа, негромко рассмеялся и обронил: — Пожалуй, нет. Себастьян был так добр ко мне, что разрешил остаться у тебя после сеанса гадания. И я намерен воспользоваться его любезностью.

После чего привлек меня к себе и ласково поцеловал.

Я расслабилась в его объятиях. Но, что скрывать, одна гаденькая мысль все же продолжала грызть меня исподтишка. Пожалуй, я бы многое отдала, чтобы увидеть ту, ради которой Себастьян некогда кинул вызов самому богу мертвых. Неужели она вновь объявилась?

* * *

Вечером этого же дня я сидела перед туалетным столиком в своей спальне и старательно расчесывала волосы. Седрик ушел сразу же после ужина, сославшись на то, что утром ему рано вставать, поэтому при всем желании он не может остаться допоздна. Я не останавливала его. Что скрывать, с некоторых пор меня начали страшить долгие вечерние посиделки с моим женихом. Его поцелуи и ласки с каждым днем становились все более откровенными, и это, если говорить честно, пугало меня. Нет, я не испытывала отвращения к Седрику. Мне было приятно его общество, нравились его прикосновения. Но я понимала, что рано или поздно придет тот момент, после которого он не сможет остановиться. А я пока была не готова разделить с ним постель. Да, быть девственницей в двадцать пять лет — глупо, как недавно выразился его бесцеремонный начальник. Но, в конце концов, мы помолвлены, а значит, свадьба уже не за горами. Неужели нельзя подождать еще совсем немного? И тогда моя мечта о правильной первой брачной ночи исполнится.

«Не ври себе, Трикс, — с ехидным смешком прокомментировал мои мысли внутренний голос. — Ты просто не хочешь этого. До дрожи в коленках боишься оказаться с Седриком в одной постели. И причин тому великое множество. От элементарного страха, что что-нибудь пойдет не так, до опаски разочаровать жениха своей полнейшей неопытностью в делах подобного толка».

Я с неожиданной даже для себя злостью отшвырнула расческу в сторону. Затем встала и медленно развязала халат, скинув его на пол. Несколько нервно одернула короткую ночную сорочку, не скрывающую очертаний моего тела, и принялась вдумчиво изучать свое отражение. И что во всем этом может не понравиться Седрику? Возможно, стоит посетить салон сьерры Элоизы и вновь навести на себя иллюзорные чары? Помнится, темные волосы и зеленые глаза мне шли. Хотя с другой стороны — Седрик не сказал ни слова, когда я вернулась к своему изначальному облику, а поддержание искусственной красоты обходилось в немалую сумму, что пока для меня является слишком большой роскошью. Благо хоть Себастьян был настолько щедр, что за одно гадание я получила денег больше, чем порой у меня выходило за месяц. Значит, не задержу платеж в банк и еще побаловать себя останется. Но поход к Элоизе отложим до тех времен, пока мое денежное положение не станет более стабильным.

Я с мрачным вызовом тряхнула головой, позволив своим волосам неопределенного пепельно-русого мышиного цвета рассыпаться по плечам. О чем я волнуюсь? Седрик обратил на меня внимание еще в те времена, когда я выглядела точно так же.

И я с вызовом подбоченилась напротив зеркала, позволив тонкой материи сорочки красиво обрисовать грудь.

— Прелестно, — внезапно раздался у меня за спиной насмешливый голос. — Просто превосходно! В самых смелых своих мечтаниях я и помыслить не смел, что стану свидетелем подобной сцены.

Понятное дело, я тоненько взвизгнула от неожиданности. Гневно обернулась, прежде мазнув взглядом по окнам. Нет, на них все так же была развешана тончайшая ненарушенная паутина защитного заклинания Кайла, которым рыжий маг пару недель назад оплел весь мой дом.

На моей кровати самым наглым образом развалился Себастьян. Блондин полусидел-полулежал на подушках, с улыбкой наблюдая за тем, как я путаюсь в рукавах халата, стремясь надеть его как можно быстрее.

Наконец я плотно перепоясалась и замерла напротив него, от возмущения не зная, что сказать. Мои щеки пылали пунцовым огнем смущения и ярости. Мне было даже страшно представить, как долго Себастьян подглядывал за мной. Вот ведь гад! И я тоже хороша — нашла время и место разглядывать себя в зеркале. Но с другой стороны, где еще этим заняться, как не в собственной спальне.

— Вы… вы… — прошипела я, пытаясь не сорваться на крик.

— Да, я мерзавец, сволочь и скотина, — легко закончил за меня фразу Себастьян и многозначительным взглядом окинул мою фигуру, от чего у меня окончательно перехватило дыхание. — Но поверьте, мое вторжение стоит любых ваших ругательств. Я даже не представлял, что мне настолько повезет.

— Я… — Как и обычно в минуты крайнего волнения голос предательски покинул меня. Я была в состоянии лишь сипеть, силясь выдавить из перехваченного спазмом горла хоть что-нибудь. — Вы… Кайл обещал…

— Ой, да ладно вам! — Себастьян лишь усмехнулся при виде моей растерянности и гнева. Наклонил голову набок и снисходительно пояснил: — Я ведь предупреждал, что никакая защита Кайла не убережет вас от моих визитов. И вот именно сегодня я захотел пожелать вам спокойной ночи. Разве не имею права?

— Кажется, я вновь начинаю вас ненавидеть, — пробурчала я, немного совладав со своими нервами. Торопливо засунула руки в карманы халата, желая скрыть от Себастьяна их предательскую дрожь.

— Вновь? — с ленивым удивлением переспросил тот. — Разве вы когда-нибудь прекращали это делать?

Я могла бы ему сказать, что не так давно мне было его очень жалко. Сегодня, во время проведения сеанса гадания. Тогда Себастьян выглядел настолько потрясенным и испуганным, что я невольно забыла про все те гадости, которые он мне сделал в прошлом и наверняка еще сотворит в будущем. В тот момент мне отчаянно хотелось утешить его, сочувственно похлопать по плечу и пообещать, что все будет хорошо. Но по вполне понятным причинам я промолчала.

Однако Себастьян, видимо, без особых проблем прочитал мои мысли. Он моментально утратил свое благодушие, подобравшись, словно для прыжка, а его прозрачные глаза опасно заледенели.

— На будущее, сьерра Беатрикс, запомните, — тоном, не сулящим мне ничего хорошего, процедил он, — жалость унижает меня сильнее всего. Если вы желали оскорбить меня, то вам это прекрасно удалось.

Я испуганно попятилась. Почудилось, будто передо мной предстала смертельно ядовитая гадюка, в любой момент готовая к нападению. В голове заполошно мелькнула мысль о бегстве. Интересно, если я начну кричать, сумеет ли Дора мне помочь?

Но почти сразу Себастьян моргнул, с усилием отведя от меня взгляд. И я с немалым облегчением почувствовала, как невидимая удавка, недвусмысленно сжавшаяся на моей шее, исчезла.

— Что же, будем считать, что наш первый раунд по высказыванию друг другу любезностей завершился ничьей, — пробормотал он.

— И все же я предпочла бы, чтобы в следующий раз вы стучались перед тем, как зайти, — упрямо проговорила я, и мои щеки опять потеплели при воспоминании о том позоре, который выпал на мою долю.

Себастьян искоса глянул на меня, но сейчас его глаза уже не источали тот могильный холод, что продрал меня до костей буквально пару секунд назад. Скорее, в них плескалось искреннее незамутненное любопытство исследователя, нашедшего прежде неведомую зверушку.

— А ты забавная, Беатрикс, — внезапно произнес он, словно не заметив, как от подобной неразрешенной фамильярности меня передернуло, однако благоразумно не называя меня сокращенным именем. — Боишься меня, но все равно хорохоришься, при этом прекрасно осознавая, что зависишь от меня и моего расположения полностью. Или хочешь сказать, что не размышляла этим утром, какую безделушку, доставшуюся от родителей, продать в первую очередь, чтобы покрыть ежемесячный платеж по банковским обязательствам? Согласись, мой визит оказался на редкость своевременным и удачным для тебя.

— Если мои дела пойдут совсем худо, то я всегда могу покинуть Итаррию, — чуть слышно возразила я, сама не веря в то, что говорю.

— Ну-ну, — многозначительно обронил Себастьян. — Хотел бы я посмотреть на твою попытку пересечь границу.

Я насупилась, уловив в его голосе неприкрытую угрозу. Мол, твои родители выскользнули из моих рук, но тебе-то так точно не повезет. Впрочем, буквально сразу Себастьян широко заулыбался, не желая продолжать разговор в прежнем тоне.

— Хватит, Беатрикс, — попросил он. — Право слово, я пришел сюда не ругаться. Если тебе станет легче, то разрешаю назвать меня Сёбой — и успокоиться на этом. Поверь, подобной чести не удостаивался даже король.

— Тогда чем я обязана вашему позднему визиту? — уже спокойнее произнесла я, при этом не делая ни малейшей попытки воспользоваться любезным разрешением Себастьяна перейти на более личное общение. Пожалуй, все же не стоит его злить. И без того сегодня уже изрядно отличилась.

— Мне нужна твоя помощь, — честно признался он. — И я готов щедро заплатить за нее. Твое сегодняшнее гадание… В общем, оно поразило меня до глубины души. Я думаю, что тебе под силу справиться с моим поручением.

— Желаете узнать, кто отправил вам кольцо? — предположила я.

— Да. — Себастьян кивнул. — Как ты, без сомнения, уже догадалась, оно принадлежало очень дорогому для меня человеку. Беда в другом. Я был уверен, что… В общем, это послание оказалось для меня вестью из мира мертвых. И это не преувеличение. До сегодняшнего дня я готов был поклясться, что Аделина…

Себастьян вдруг поперхнулся, словно простое имя встало камнем поперек его горла. С приглушенным полувздохом-полустоном принялся массировать виски, будто страдая от головной боли.

Я в свою очередь беззвучно хмыкнула. Аделина. Вот, значит, как звали возлюбленную Себастьяна. Но я не понимаю. Альберт говорил, будто ради ее спасения Себастьян вызвал самого бога мертвых. А сам блондин утверждает, что Аделина мертва. Неужели тогда он потерпел поражение? Но если это так, то при чем тут сердечная рана, на которую намекал король?

— Я хочу, чтобы ты поехала в ее родовое поместье, — наконец твердо проговорил Себастьян, справившись с секундной слабостью, и непреклонно взглянул на меня. — Беатрикс, мне нужно знать правду, какой бы невероятной она ни была. Знаешь, я готов даже поверить в то, что Аделина восстала из мертвых, чтобы отомстить мне. Потому что иного объяснения этому кольцу не вижу.

— Я не совсем понимаю, — робко сказала я, несколько удивившись столь странному поручению. — Почему вы такое значение придаете всему этому? Раз уж вы настолько уверены в факте гибели Аделины, то, быть может, имела место чья-то злая шутка.

— Если это чей-то розыгрыш, то мне тем более необходимо об этом знать, — оборвал меня Себастьян, и его глаза страшно и сухо блеснули в невысказанных обещаниях наказания дерзкому незнакомцу. — И тогда, клянусь, этот человек вообще пожалеет о том, что родился на свет.

Я зябко поежилась. Могу лишь посочувствовать врагу Себастьяна. Сдается, пощады ему точно не следует ожидать.

— В общем, собирайся, — столь же ледяным тоном отчеканил блондин. — Утром за тобой заедет карета, которая отвезет тебя в имение Аделины. Оно долгие годы было заброшено, однако неподалеку есть гостиница, где ты сможешь остановиться с максимально возможным в данном случае комфортом.

— Но… — неуверенно протянула я, несколько опешив от столь резкого приказания. Кашлянула и неуверенно продолжила: — Себастьян, уместно ли будет…

— Седрик поедет с тобой, — не слушая моих робких возражений, отрубил тот. Премерзко ухмыльнулся, снова окинув меня раздевающим взглядом. — Полагаю, несколько дней, проведенных вами в уединенном месте, помогут тебе наконец-то справиться со своей нерешительностью, и ты перестанешь мучить бедолагу холодностью. Как я погляжу, твоя аура по-прежнему имеет удивительно нежный цвет.

— Это вас не касается! — моментально окрысилась я, мгновенно забыв про прежний вежливый тон, неуместный при общении с подобным наглецом.

— Да я в общем-то ничего и не говорю, — на редкость миролюбиво протянул Себастьян. — Просто мне жаль Седрика. Должно быть, несладко ему приходится постоянно останавливаться на самом интересном моменте при общении с тобой, не выходя из навязанных правил приличия. А ведь рядом с ним всегда присутствует весьма симпатичная особа, которая куда проще относится к подобного рода вещам. Зуб даю, уж она-то не стала бы мучить бедолагу-некроманта вечными отказами.

— Это вы про Дейлу, что ли? — спросила я, чувствуя, как сердце болезненно сжалось от жестоких слов Себастьяна.

Тот в ответ лишь негромко захихикал, не собираясь удовлетворять мое законное любопытство. Хотя этого и не требовалось. Только эта наглая привязчивая девица постоянно строила глазки Седрику. Не оставляет меня уверенность, что она продолжает это делать, наплевав на нашу помолвку.

— Быть может, стоит отправить ее с вами? — продолжил Себастьян после недолгого приступа веселья. — Но тогда придется и Кайла снаряжать… Хм… Вообще-то может получиться очень весело. Ваша компания напоминает мне взрывную смесь огненных камней и слез дракона. Но дело не кажется мне достаточно серьезным, чтобы отвлекать такое количество народа от выполнения служебных обязанностей. Надо ведь еще приготовиться к визиту короля Прерисии…

Я не дослушала размышлений Себастьяна. В этот момент мою спину уколол чей-то злой немигающий взгляд, и я невольно обернулась, не успев даже удивиться сему факту. И тут же завизжала во весь голос от ужаса.

Поскольку в зеркале, стоящем за мной, отражалась высокая девушка в ярко-алом подвенечном платье. Словно ожила карта невесты, выпавшая сегодня Себастьяну. Водопад черных вьющихся волос красиво падал с обнаженных плеч незнакомки, подчеркивая фарфоровую белизну ее кожи. Было только одно «но», так сильно испугавшее меня, — лицо девушки. Оно оказалось до неузнаваемости обезображено огнем. Кожа пузырилась, слезая с костей, подобно шкуре линяющей змеи. Один глаз вытек, на месте второго была непонятная мешанина чего-то омерзительно белесого на вид.

Больше я не стала вглядываться в облик незваной гостьи из мира духов, поспешив скрыться в благословенной тьме обморока. И в последний момент перед тем, как вокруг меня распустился цветок небытия, я почувствовала, как Себастьян подхватил меня на руки, уберегая от падения на пол.

* * *

— Беатрикс, очнись!

Кто-то с силой потряс меня за плечи, от чего моя голова бессильно мотнулась из стороны в сторону. Я предпочла сделать вид, будто это относится не ко мне, попытавшись вернуться в благословенную тишину обморока. По крайней мере, там до меня не доберется никакой злобный призрак.

— Если ты сейчас же не откроешь глаза, то я буду вынужден влепить тебе пощечину, — мрачно предупредил меня Себастьян. — И ты опять на меня обидишься. Подумай, стоит ли продолжать это притворство…

Оставаться в небытии становилось все сложнее и сложнее. Я прекрасно понимала, что Себастьян не угрожает мне — лишь информирует о дальнейших действиях. А у него слова редко расходятся с делом.

— Беатрикс, в последний раз предупреждаю — не зли меня. — В тоне Себастьяна прорезались металлические нотки. — Считаю до трех. Раз, два…

— Безобразие, — в этот же миг жалобно выдохнула я, не доводя игру до опасного предела. — Неужели я не имею права спокойно полежать в обмороке?

После чего с трудом разлепила один глаз и сразу же распахнула оба, поняв, что от стыда готова провалиться сквозь землю. Ну или в данном случае — сквозь кровать. Уж в больно двусмысленной ситуации я находилась.

Себастьян успел перенести меня на постель. Более того, он развязал мой халат и сейчас сидел рядом, в то время как его левая ладонь бесстыже покоилась на моей почти неприкрытой груди.

— Нахал! — гневно фыркнула я, чувствуя, что малейшие остатки слабости мгновенно покинули меня. Села и поспешно запахнулась, готовая растерзать наглеца голыми руками.

— Я всего лишь пытался облегчить тебе дыхание! — без слов понял причину моего возмущения Себастьян. — Мне показалось, что пояс халата слишком сильно сдавил тебе ребра.

— Ага, а рукой, должно быть, вы контролировали пульс? — ядовито поинтересовалась я.

— Да, совершенно верно, — согласился он, глядя на меня абсолютно невинным взглядом незаслуженно обиженного ребенка.

Я аж поперхнулась от подобного лицемерия. Это же надо — нагло лгать мне прямо в лицо! Ну все, этим поступком Себастьян окончательно убил во мне все добрые чувства к нему. Не скрою, сегодня на какой-то миг мне показалось, что в нем еще осталось нечто приятное. Но теперь я понимаю, как жестоко ошибалась. Он — не что иное, как бездушный монстр, который умеет мастерски притворяться обычным человеком, чтобы манипулировать людьми!

— Нет, пожалуй, все же стоит нажаловаться Седрику на ваше недостойное поведение и безобразные выходки, — вполголоса выдохнула я, из последних сил сдерживаясь, чтобы не надавать ему звонких пощечин.

— Не стоит, сьерра Беатрикс, — с притворной заботой и нарочитой вежливостью посоветовал мне Себастьян. — Тем самым вы поставите своего жениха в крайне неудобное положение. В этой ситуации он будет обязан вызвать меня на дуэль, если, конечно, не пожелает прослыть трусом. И неминуемо погибнет, что и сам прекрасно осознает. Если же он промолчит, то навсегда покроет свое имя несмываемым позором. От подобного проявления слабости очень нелегко отмыться. Понятное дело, Седрик предпочтет первый вариант, что превратит вас во вдову еще до замужества. Или же таков ваш план избавления от Седрика? Тогда я могу подсказать вам менее кровопролитные способы.

Я открыла было рот, чтобы возразить ему, но внезапно с отчаянием поняла, что Себастьян во всем прав. Увы, но дело обстоит именно таким образом. Если я расскажу Седрику про приставания его начальника ко мне, то тем самым наверняка лишусь жениха. Он погибнет, поскольку обязательно встанет на защиту моей чести.

И в глазах защипало от несправедливости сложившейся ситуации. Я торопливо опустила голову, украдкой шмыгнув носом от подступивших рыданий.

— Ну-ну, не стоит так горячо реагировать на мои шалости, — с неожиданным смущением пробормотал Себастьян, отводя глаза. — Я и не думал, что они тебе настолько неприятны. Обещаю, что я постараюсь впредь держать себя в рамках. Просто ты так забавно реагируешь на все это… Да и грешно было упускать настолько удобный случай. Я оказался не в силах удержаться от искушения.

После чего протянул мне носовой платок, в который я поспешила уткнуться, скрывая свои слезы.

— Пожалуй, пора вернуться к более насущным вопросам, — мягко продолжил Себастьян, милостиво дождавшись, когда я немного успокоюсь. — Беатрикс, что случилось? Почему ты рухнула в обморок? Признаюсь, это было весьма неожиданно. Ты словно призрака увидела.

— Все верно, — пробормотала я, несколько удивленная тем, как приятно звучит его голос, когда он не пытается меня напугать или каким-либо образом унизить. — Я увидела в зеркале девушку.

Себастьян замер после моих слов. Его глаза утратили всяческое выражение, превратившись в два сверкающих осколка льда.