logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Девушку? — переспросил он так тихо, что мне пришлось напрячь весь свой слух, чтобы его услышать. — И как же она выглядела?

— Плохо, — честно призналась я. После чего кратко пересказала Себастьяну мое видение, не забыв упомянуть и о том, насколько сильно оказалось обезображено лицо незваной гостьи из мира духов.

Он выслушал меня молча. Лишь однажды повел желваками — когда я описывала внешность незнакомки. После чего надолго замер, отсутствующим взором уставившись в злополучное зеркало.

Я с опаской проследила за его взглядом, готовая в любой момент зажмуриться, если вновь увижу привидение. Но зеркало лишь послушно отразило Себастьяна — и меня, сидящую рядом с ним, встрепанную и бледную от переживаний.

— Значит, вот оно как, — наконец прошептал блондин. Стремительно обернулся ко мне, и я невольно отпрянула, прижавшись спиной к подушкам. Затем грозно отчеканил, возвышаясь надо мной, подобно карающему посланнику богов: — Решено. Беатрикс, ты завтра же едешь с Седриком в имение Аделины. Я отправлю с вами и Дейлу с Кайлом. Нет, не для того, чтобы помешать вашему романтическому уединению. Сдается, дело куда серьезнее, чем мне показалось поначалу.

— Но мне надо собраться, — заблеяла я, не испытывая ни малейшего энтузиазма при мысли о долгом путешествии. — И потом, я не могу оставить дом без присмотра.

— У тебя еще есть несколько часов, — отрезал Себастьян. — А дом… О нем прекрасно позаботится и Дора. Насколько я понимаю, вы теперь деловые партнеры. Значит, несете равную ответственность за салон.

— Но… — продолжала я протестовать, внутренне содрогнувшись от осознания того, что буду вынуждена расследовать дело, связанное с призраками. Никогда не любила этих зловредных созданий.

Однако Себастьян не стал слушать моих бормотаний. Он встал, кинул еще один взгляд в зеркало, потом тяжело, сверху вниз, посмотрел на меня.

— Мои приказы не обсуждаются, — холодно уведомил он. — Привыкай к подобному положению дел, Беатрикс. Даже для тебя у меня не будет никаких поблажек.

После чего исчез. Это казалось невероятным, но он просто растворился в воздухе, оставив меня недоумевать над его финальной фразой. Что значит — даже для тебя? Это было сказано так, будто он испытывает ко мне более теплые чувства, чем к остальным. Да ну, чушь. Ни за что не поверю!

И я со вздохом поднялась с кровати, отправившись собирать вещи для долгой дороги.

* * *

Этой ночью мне так и не довелось прилечь. Как и Доре, впрочем. Я не желала ее тревожить, однако моя компаньонка, словно чувствуя неладное, сама вышла в гостиную, где я занималась упаковкой своих скромных пожиток. Ну как сказать — скромных. Я не имела никакого понятия, сколько именно продлится неожиданное путешествие, поэтому твердо вознамерилась взять с собой все, что могло пригодиться мне в долгой дороге. Правда, при этом не учла крайне ограниченные размеры чемоданов.

— Триша, ты в курсе, сколько времени? — сонно поинтересовалась она, когда я, тяжело дыша от усердия, пыталась впихнуть в сумку, так сказать, невпихуемое. Там уже было несколько платьев, перемена теплого белья, вместительная косметичка, пара колод, походная одежда. И на этом свободное место предательски закончилось, хотя груда вещей, лежащая передо мной, даже не думала уменьшаться.

— Прости, — покаянно попросила я и устало опустилась на диван. Рукой смахнула горячий пот со лба и виновато поинтересовалась: — Что, так громко ругалась? Я старалась вести себя как можно тише.

— Угу, и при этом носилась по коридору и лестнице, словно молодая необъезженная кобылица. — Дора недовольно покачала головой и демонстративно зевнула. Затем нехорошо прищурилась, уставившись на полусобранный чемодан, и тоном, не сулящим мне ничего хорошего, протянула: — И что все это значит?

— Мне придется уехать на некоторое время, — пролепетала я, уловив ее недовольство. — Дора, поверь, я бы с радостью осталась, но… Это не мое желание. В кабинете на столе лежат деньги — это ежемесячный платеж в банк. Плюс средства на питание и прочие расходы. Думаю, тебе хватит. Если случится что-нибудь непредвиденное, да не услышь Артайна мои слова, то разрешаю тебе продать книгу про верования северных варваров. Все равно там скука смертная написана. Помнится, сьер Варион Охелий, которому принадлежит букинистическая лавка на соседней улице, некогда обещал мне за нее пару золотых.

— Что все это значит, Триша? — жалобно поинтересовалась Дора, мгновенно растеряв всю свою воинственность. Тяжко опустилась в ближайшее кресло, невольно прижав руку к сердцу. — Это Себастьян, так? Куда он тебя отправляет? Наверное, что-нибудь очень опасное?

— Не волнуйся за меня. — Я с усилием улыбнулась. — Не думаю, что моя поездка связана с каким-либо риском. Я должна буду кое-что выяснить для него.

Дора тихонько охнула от моего признания и залилась тревожным румянцем, продолжая прижимать к груди руки.

— И потом, со мной будет Седрик, — продолжила я ее успокаивать. Вот только сердечного приступа у Доры мне не хватало для полного счастья! — И Кайл с Дейлой. Видишь, в такой компании мне точно ничего не грозит.

— А я бы сказала иначе, — пробурчала Дора, видимо, как и я, не испытывая ни малейшего воодушевления по этому поводу. — Нет, Седрик, безусловно, кажется мне более чем достойным молодым человеком, да и Кайл вроде ничего. Но Дейла…

Я промолчала по вполне понятным причинам. Что скрывать, меня саму не прельщала необходимость путешествия в одной компании с этой наглой девицей, которая обязательно в моем присутствии начнет строить глазки Седрику и всячески изводить меня.

— А ты не можешь отказаться? — жалобно попросила Дора, плотнее запахиваясь в теплую шаль, которую накинула поверх просторной ночной рубахи. — Тришенька, как же я тут без тебя? А еще в банк идти кредит оплачивать. Ты же знаешь, как я теряюсь в подобных местах.

— Прости, но это от меня не зависит. — Я с раздражением передернула плечами. — Поверь, будь моя воля — я бы и шагу за порог не сделала. Но…

Я зло сжала кулаки, не в силах признаться, что отныне вынуждена во всем повиноваться Себастьяну. Разве могла я буквально пару месяцев назад представить, что попаду в настолько унизительную ситуацию? Я — единственная наследница богатого знатного рода — буду лишена дворянства за преступления своих родителей. Более того, мне придется выполнять поручения мерзкого типа, имеющего прямое отношение к тайной канцелярии, лишь бы не оказаться полностью и бесповоротно разоренной!

— Себастьян Олдриж тебе приказал, так? — догадливо поинтересовалась Дора. Дождалась от меня утверждающего кивка и воинственно прищурилась. — Ух, мерзавец! Да я его…

— Ничего ты ему не сделаешь, — с усталым вздохом перебила я ее. — Как и я, впрочем. Да что там, даже мой отец оказался против него бессилен. А теперь, Дора, если действительно сочувствуешь моему бедственному положению, то помоги мне застегнуть сумку. Если честно, я была бы не против этой ночью вздремнуть хотя бы пару часиков.

Увы, моему желанию было не суждено сбыться. Я провозилась со сборами слишком долго. Когда чемоданы оказались упакованы, то обнаружилось, что ночь уже миновала. Нет, за окнами все так же плескался влажный холодный мрак середины октября, но часы показывали уже шесть утра. Я испуганно охнула, осознав сей факт, и ринулась по лестнице в свою комнату, торопясь одеться перед прибытием кареты. Впрочем, спешила я зря. Мы с Дорой еще успели выпить обжигающе горячего кофе с корицей и имбирем, от которого чуть пощипывало язык, и позавтракали блинчиками с абрикосовым джемом, прежде чем в дверь требовательно постучались.

— Дай мне знать, как доберетесь, — жалобно попросила Дора, когда я встала, намереваясь впустить ранних гостей.

— Постараюсь. — Я неопределенно пожала плечами. — Дора, не уверена, что в той глухомани, куда я еду, есть кристаллы связи. Но я попробую разжалобить Седрика. Если, конечно, ему не запрещено пользоваться подобными вещами ради личных нужд.

Дора жалобно вздохнула, наблюдая за мной огромными влажными глазами испуганной лани. А я провела рукой по аккуратно заплетенной косе, проверяя, не выбились ли волосы из прически, и отправилась открывать.

На пороге смущенно мялся знакомый верзила, который не так давно отвез меня в лес, где Себастьян приготовил ловушку для моего отца. Правда, при этом он совершенно забыл предупредить меня о том, что планирует разыграть мое похищение. В итоге я едва не сломала себе шею, пытаясь убежать от этого громилы.

— Доброе утро, найна, — пророкотал мужчина, и у меня привычно ослабели колени от невольного ужаса.

— Разве ваш начальник не сказал вам, что меня его стараниями лишили дворянства? — ядовито поинтересовалась я, неприязненно уставившись на верзилу. Да, конечно, он не был виноват в моих бедах, более того, успел извиниться за то похищение, но все равно. До сих пор дух захватывает, как вспомню свой бег по ночному лесу, закончившийся падением с обрыва.

— О, простите, — смущенно пробормотал верзила, отчаянно комкая в огромных лапищах свое неизменное кепи. — Я не хотел вас обидеть.

И громко шмыгнул носом, будто собираясь разрыдаться.

— Ладно, не извиняйтесь, — сухо разрешила ему я. Громила так искренне демонстрировал раскаяние и желание загладить былую вину, что мне стало его жалко. Наверное, стоит быть к нему чуть ласковее. Он ведь не виноват в том, что вынужден исполнять приказы Себастьяна. И, немного подумав, я протянула ему руку, уже мягче продолжив: — Зовите меня просто Беатрикс. И я бы хотела в ответ услышать ваше имя.

Громила в ответ с таким немым изумлением уставился на протянутую руку, будто увидел ядовитую змею. Я невольно скосила глаза, гадая, что именно его настолько удивило и испугало. Да нет, вроде бы все в порядке. Ногти не обломаны, заусенцев нет. И чего, спрашивается, он так воззрился?

— Простите, Беатрикс. — Верзила в этот момент очнулся от своего ступора и виновато зарокотал: — Я просто… Мне уже давно… Меня зовут Янор.

И с неожиданной для такого крупного и высокого мужчины грацией согнулся в поклоне, почтительно мазнув губами по воздуху около моего запястья.

— Вот и познакомились. — Я с немалым облегчением убрала руку, вполне довольная манерами своего нового приятеля. — А то как-то странно — видела вас несколько раз, а имени не знала.

Янор продолжал смотреть на меня с донельзя странным выжидающим выражением на лице. Будто я что-то должна была сделать, но не сделала. Я позволила себе немного приподнять бровь, показывая, что мне непонятно его поведение.

— Простите, — вновь засмущался он, отведя взгляд. — Давайте я помогу вам загрузить в карету вещи. И отправимся в путь. Остальные будут ждать нас около полицейского управления.

Пока Янор выносил на улицу мои чемоданы, я тепло простилась с Дорой. Расцеловала ее в обе щеки и в тысячный, наверное, раз за последние несколько часов пообещала не делать глупостей и быть осторожной. А заодно держать ухо востро с Дейлой. Именно со стороны специалистки по поисковой магии Дора видела наиглавнейшую опасность для меня в предстоящей поездке. И в чем-то я разделяла ее мысли.

Затем я залезла в карету и махала своей верной компаньонке рукой, пока мы не повернули на соседнюю улицу, где находилось ближайшее отделение полиции.

Именно там меня ожидали остальные участники путешествия. В повозке моментально стало тесно, когда они поспешили занять места. Благо еще, что ни Седрик, ни Дейла не взяли с собой много вещей, иначе мы бы точно не поместились. Только на редкость хмурый и неразговорчивый Кайл приволок целый баул, по размерам едва ли не превосходящий всю карету.

Янор аж крякнул при виде чудовищного размера чемодана. Покачал головой, глядя в упор на мигом покрасневшего Кайла.

— Это не я! — сразу же принялся он оправдываться. — Это матушка вещи собирала! Скажите еще спасибо, что она весь дом мне на всякий случай не упаковала.

— И отдельная благодарность, что ваше горячее прощание прошло дома, — подала голос Дейла, презрительно тряхнув по-прежнему шикарной белокурой шевелюрой. — Не представляю, как Себастьяну удалось ее убедить не тащиться к полицейскому участку. Ты крупно обязан нашему новому начальнику, приятель. Иначе бы на всю жизнь посмешищем остался.

Кайл молчал, от каждого сказанного слова Дейлы багровея все сильнее и сильнее.

— «На кого же ты меня покидаешь, дитятко, — не успокаивалась Дейла, явно кому-то подражая — уж больно визгливо это вышло. — Куда же едешь себе на погибель. Держи ноги в тепле, не забывай молиться перед сном нашей всеблагой и всемилостивой…»

— Довольно! — вдруг сурово рявкнул Седрик, видимо пожалев бедного товарища, который от стыда не знал куда деваться. — Дейла, право слово, иногда ты становишься невыносимой!

Дейла фыркнула и прелестно наморщила свой чуть вздернутый носик, недовольная, что ее лишили забавы поиздеваться над бедолагой Кайлом. И, судя по тому предвкушающему взгляду, которым она одарила пылающего стыдом рыжего мага, в скором времени нас ждал второй раунд издевательств. Дейла явно не натешилась, найдя отличный повод помучить обычно безответную жертву.

Седрик внимательно посмотрел на нее и недовольно покачал головой, без особых проблем поняв то же, что и я. Но не стал ничего говорить, лишь сочувственно потрепал несчастного Кайла по плечу и залез в карету.

— Доброе утро, — проговорил он, садясь рядом со мной.

Я не удержалась от искушения позлить Дейлу, поэтому дождалась, когда она займет свое место напротив меня, после чего приветствовала Седрика страстным поцелуем в губы, хотя обычно предпочитала не демонстрировать наши отношения при посторонних.

В первый момент тот опешил, едва ли не отпрянув от неожиданности, но затем поспешил воспользоваться удачной возможностью и с нескрываемым удовольствием притянул меня ближе.

Краем глаза я заметила, как Дейла скривилась в злобной гримасе, но промолчала. Лишь в ее синих глазах промелькнуло какое-то странное выражение — среднее между отвращением и страданием.

Затянувшуюся сцену прервало появление Кайла, который как раз закончил помогать Янору крепить багаж к крыше кареты, поскольку откидные полки позади повозки были уже заняты моей поклажей. Рыжий маг тяжело опустился рядом с Дейлом и устало смахнул выступившую испарину.

— Надеюсь, вы не собираетесь миловаться всю дорогу? — с измученным смешком осведомился он, и кончики его ушей предательски порозовели. — Нет, не подумайте, что я имею что-нибудь против, но все же столь явное прилюдное выражение чувств кажется мне несколько… э-э-э… — И замялся, не в силах найти более-менее приемлемое определение нашему поцелую, которое бы не обидело ни меня, ни Седрика.

— Неуместным, — закончила за него Дейла, хотя по ней было видно, что она с трудом удержалась от более емкого словца. — И потом, Трикс, Себастьян нам сказал, что ты введешь нас в курс дела. Хотелось бы услышать, какого демона меня, как и остальных, впрочем, разбудили глубокой ночью и приказали ранним утром топтать мостовую перед полицейским участком. Прям аж от любопытства распирает.

— А он вам ничего не объяснил? — с удивлением спросила я, с некоторым усилием и при очевидном нежелании Седрика прекратив затянувшийся поцелуй, призванный продемонстрировать мое превосходство над соперницей.

— Нет. — Дейла покачала головой и растянулась в своей обычной ядовитой улыбочке. — Впрочем, еще больше меня интересует другое. Получается, накануне ты встречалась с Себастьяном. И, по всей видимости, он нанес тебе визит достаточно поздно. Иначе бы нас не подняли по такой тревоге. Я верно рассуждаю?

— Себастьян действительно навещал вчера Трикс, — поспешил мне на выручку Седрик. — И я присутствовал при этом. Он попросил ее провести сеанс гадания, чтобы выяснить кое-какие подробности об одной вещи.

— Вот как? — Дейла недоверчиво хмыкнула. — Чудно. Неужели такой человек, как Себастьян, верит в гадание? Чепуха какая-то!

— Видимо, он имел возможность убедиться в том, что я на самом деле обладаю даром предсказания, — с достоинством возразила я.

— Но если ты, Седрик, присутствовал при их разговоре, то, получается, знаешь, куда мы едем, — не унималась Дейла, и мне невыносимо захотелось ударить ее чем-нибудь тяжелым по голове. — Верно?

В карете повисла напряженная тишина. На Седрике скрестились взгляды Дейлы и Кайла, а я от волнения закусила губу, понимая, в какую неудобную ситуацию попала. Увы, но он ничего не сможет рассказать своим товарищам, поскольку повторный визит Себастьяна нанес мне уже без его участия. И сейчас Седрик неминуемо поймет, что его начальник приходил ко мне позже вечером. Вот ведь гадюка эта Дейла! Подгадила так подгадила. Специально пытается вызвать в Седрике ревность. Нелегко мне будет ему объяснить, что вторая моя встреча с Себастьяном прошла так же невинно, как и первая.

«Да неужели? — с противным смешком осведомился внутренний голос. — То, что он застал тебя почти обнаженной, — это невинная сцена? Да и затем Себастьян теряться не стал, когда ты упала в обморок после того, как увидела в зеркале призрака. То-то Дейла порадуется, услышав эти волнующие подробности. А уж Седрик в каком восторге будет — даже страшно представить».

— Если Себастьян считает, что Трикс лучше меня введет вас в курс дела, то пусть будет так, — в этот момент проговорил Седрик и лучезарно улыбнулся насупившейся Дейле. — Кто я такой, чтобы сомневаться в словах начальства?

После чего положил свою руку поверх моей и незаметно пожал. Я ласково посмотрела на него, молчаливо благодаря за оказанную поддержку, но в следующий миг Седрик наклонился и чуть слышно шепнул мне на ухо:

— Однако не думай, Трикс, что я забуду вопрос Дейлы. Ты ведь ответишь мне на него? Потом, когда мы останемся наедине.

— Конечно, — так же тихо проговорила я, и мой голос от вполне объяснимого волнения предательски дрогнул.

Седрик отстранился и пристально на меня посмотрел. От его холодного изучающего взгляда я невольно затрепетала как осиновый лист на ветру. Однако он ничего не сказал, лишь глубоко вздохнул. Да, по всей видимости, разговор нам предстоит более чем серьезный. И мне придется быть очень убедительной, доказывая свою невиновность.

— Ну, так куда мы едем? — капризно напомнила основную тему разговора Дейла. Мимолетная сценка, произошедшая между мной и Седриком, не прошла мимо ее внимания, и сейчас она довольно улыбалась, словно кошка, объевшаяся сметаной.

Я сжала кулаки с такой силой, что ногти больно вонзились в кожу. Это помогло мне взять под контроль разбушевавшиеся нервы. И я спокойным голосом начала излагать свою версию событий.

Злость на Себастьяна, поставившего меня в крайне неудобное положение перед женихом и его коллегами, была настолько велика, что я не стала отказывать себе в удовольствии и рассказала про некую даму, ради которой он некогда вызвал бога мертвых. Затем поведала про кольцо, полученное им совсем недавно. Не удержалась от искушения и намекнула, что, по моему мнению, эти события могут быть связанным. А значит, едем мы в поместье его бывшей невесты…

— Секундочку! — на этом месте оборвал меня Седрик, приподняв палец. — Трикс, милая, твои выводы и рассуждения, конечно, очень занимательны и, безусловно, заслуживают интереса, но давай вернемся к фактам. Себастьян ведь сказал, кому принадлежит поместье, в которое мы едем?