logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 6

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Так или иначе, но Седрик уже начал подниматься по лестнице, и мне пришлось последовать за ним, поскольку он по-прежнему не отпускал мою руку. Это начинало уже злить меня. И чего он так вцепился, спрашивается? И без того понятно, что я никуда не денусь и все ему объясню. Хотя, бесспорно, с удовольствием бы избежала неприятного разговора.

В коридоре на втором этаже было еще темнее, чем в холле на первом. Через давно не мытые окна с трудом проникал скудный свет пасмурного дня. Под потолком плавал одинокий магический шар, увы, бессильный разогнать лиловые тени, залегшие по углам. Он был настолько разряжен, что едва светился, грозя в любой момент навсегда потухнуть. И, если судить по плачевному состоянию гостиницы, вряд ли у сьерры Вайлет хватит денег на покупку нового.

— Джайсон сказал, что вам потребуется четыре комнаты. — Айя остановилась и резко обернулась к нам, после чего смерила нашу компанию обвиняющим взглядом. — Но вас пятеро!

— Так уж получилось, — буркнул Седрик и хмуро покосился на невозмутимого Янора.

— В принципе все равно. — Айя презрительно фыркнула, не давая ему объясниться. — Я успела подготовить только три номера. Да и дров у нас мало, а ночи сейчас холодные. Слишком большая роскошь обогревать так много комнат, поэтому кому-то придется потесниться. Не переживайте, кровати в комнатах большие, два человека на них без труда поместятся.

— Я могу переночевать с Кайлом, — подала голос Дейла. И усмехнулась при виде того, как он засмущался от ее предложения, снисходительно обронив: — Не дрейфь, приятель. Обещаю не приставать. Но, к слову, не вижу в этом особых проблем. Нам и раньше на заданиях приходилось так делать.

— Можно поступить иначе, — протянул Седрик, перехватив умоляющий взгляд приятеля, адресованный ему. Должно быть, Кайл не пришел в восторг от идеи Дейлы, резонно предположив, что она вряд ли откажется от удобной возможности и опять примется терзать его, изводя бесконечными насмешками. — Полагаю, будет уместнее девушкам расположиться вместе, а мне придется разделить комнату с Кайлом.

— Да уж, — пробормотал Янор и ухмыльнулся каким-то своим мыслям. — Мне лучше спать без соседей.

Дейла скорчила донельзя красноречивую гримасу, исподлобья зыркнув на меня. И я вполне понимала и разделяла ее чувства. Меня аж в дрожь бросило при мысли, что я буду вынуждена делить комнату и постель с этой мерзкой девицей. К тому же вспомнились постоянные насмешки Себастьяна над моей полнейшей неопытностью в любовных делах, и я внезапно решилась.

— Нет, — твердо проговорила я и с вызовом улыбнулась, глядя в глаза Дейле. — Седрик, я бы предпочла жить с тобой.

Некромант обернулся ко мне и удивленно вскинул брови, вряд ли ожидая подобного. Конечно, не каждый день девушка из приличной семьи сама предлагает мужчине разделить с ней постель. И мои щеки залил предательский румянец стыда. Но я опять вспомнила нашу последнюю встречу с Себастьяном, гадости, которые он мне, как и обычно, впрочем, наговорил, и призвала на подмогу все свое мужество.

— Или ты против? — спросила я, стараясь, чтобы голос не задрожал при этом. — В конце концов, мы помолвлены, да и встречаемся достаточно долго…

— Ого, как птичка-то запела, — фыркнула себе под нос Дейла. Такая откровенная досада соперницы приятно погрела мое сердце. Хотя бы ради этого чувства стоило сделать Седрику настолько неприличное и двусмысленное предложение. А Дейла продолжила, даже не пытаясь скрыть свое раздражение: — Трикс, а как же нормы приличия? Или решила пойти по стопам прелестной озорницы Олессии?

Я покраснела еще сильнее, но теперь от негодования. Как смеет Дейла сравнивать меня с испорченной дочкой графа Тадеуса, чьи фотографии постельных утех в прошлом месяце всколыхнули всю Арилью, а за столицей и Итаррию!

— Не перегибай палку, Дейла, — негромко посоветовал Седрик, наконец-то перестав изучать мою багровую от смущения физиономию. — Все-таки Трикс — моя невеста. И да, я не имею ничего против ее предложения. Хотя, право слово, несколько не ожидал…

— Ну, у нее было у кого научиться отваге, — презрительно хмыкнула Дейла, не желая униматься. И многозначительно покосилась на Янора, намекая на странное расположение ко мне Себастьяна.

— Эй, высокопочтенные! — прервала нашу занимательную перебранку Айя. — Мне, конечно, безумно интересно слушать ваш обмен любезностями, но я бы предпочла показать вам комнаты. Давайте я это сделаю — и ругайтесь на здоровье дальше, пока я обедом займусь.

Дейла рассерженной фурией обернулась к той, что осмелилась отвлечь ее от священного долга по втаптыванию меня в грязь. Но в последний момент удержалась от каких-либо слов, вновь мазнув взглядом по рукам Айи.

— Действительно, хватит, — добродушно пророкотал Янор. — Зря время теряем. А я бы еще хотел проверить, как лошадей разместили. Как-то не вызывает у меня доверия тот хлыщ, который ими занялся. Не приведи небо после дороги еще холодной водой напоит. — Он помолчал и вдруг добавил, кровожадно оскалившись: — И тогда я ему голову оторву!

— Не беспокойтесь, — заверила его Айя, невольно вздрогнув от столь искреннего и нелогичного завершения фразы. — Кого-кого, а животных Алонс любит. Он скорее себе руку отрубит, чем позволит причинить вред вашим лошадям.

И забренчала ключами, повернувшись к одной из дверей и торопясь продемонстрировать нам наши номера.

Я глубоко вздохнула. С самого нашего приезда в гостиницу меня не оставляло странное чувство опасности. Нет, не той жгучей, которая ощущается перед неминуемым нападением, а затаенной. Словно кто-то следил за нами из укрытия, выжидая, наблюдая, делая выводы. А еще мне было очень интересно, что за трагедия произошла здесь много лет назад и почему ее отголоски до сих пор волнуют Себастьяна.

* * *

В номере сильно пахло плесенью и сыростью, но я оказалась приятно удивлена. Право слово, при виде пьяной хозяйки и грязного холла, не говоря уж о пустынном коридоре второго этажа, я ожидала увидеть зрелище куда более ужасающее. Однако небольшая комната была чисто убранной, под мягким покрывалом на гигантских размерах кровати обнаружилось свежее белье с легким цветочным ароматом, а в камине лежали дрова, готовые к розжигу.

Я прошлась еще раз по номеру, дожидаясь возвращения Седрика. Он отправился за моим багажом, сурово повелев никуда не выходить до его возвращения. Но, если честно, я и сама не горела желанием отправиться путешествовать по почти заброшенному дому в одиночку, хотя понимала, что это будет единственным способом избежать неприятного разговора с женихом. Однако с другой стороны, вечно все равно не получится прятаться. И по большому счету я не чувствовала себя ни в чем виноватой. В конце концов, я-то как могу повлиять на поведение Себастьяна? Мне самой его поступки кажутся дикими и выходящими за всякие рамки приличия.

Я грустно усмехнулась, размышляя над тем, поверит ли Седрик моим заверениям в верности. Остановилась напротив зеркала и попыталась привести прическу в порядок. От влаги, которой был напоен здешний воздух, у меня начали виться и топорщиться волосы, поэтому на голове творился настоящий кошмар. Однако буквально сразу я отказалась от этого безнадежного занятия. Все равно косу придется заново переплетать, а расческа осталась в сумке, так что придется ждать возвращения Седрика.

Из-за стены послышался громкий женский смех, который оборвался так же резко, как и начался. Я покачала головой. Видать, Дейла забавляется, мертвой хваткой вцепившись в Кайла и изводя его своими пошловатыми шуточками. Бедный мальчик! Нет, порой хорошее воспитание — это недостаток. Имей он хоть каплю наглости и развязности Себастьяна, то давным-давно поставил бы нахалку на место.

В этот момент в дверь тихонько поскреблись. Я недоуменно нахмурилась. Кто бы это мог быть? Или Седрик боится, что я могу заниматься тут какими-нибудь личными делами, поэтому не желает смущать меня своим неожиданным появлением?

— Открыто! — крикнула я, продолжая придирчиво изучать свое отражение в обрамлении простой деревянной рамы. И тут же изумленно обернулась, поскольку в зеркале увидела Янора.

Мой телохранитель нерешительно кашлянул и огляделся, убеждаясь, что в комнате больше никого нет. Затем вошел и плотно прикрыл за собой дверь.

— У меня есть пара минут до возвращения вашего жениха, Беатрикс, — хрипло проговорил он, глядя куда-то поверх моей головы. — Я должен был отдать вам данную вещь сразу, но около вашего дома вы смутили меня своим желанием познакомиться, поэтому это совершенно вылетело у меня из головы. А потом, когда мы приехали сюда, я решил дождаться более удачного момента. По-моему, ваш жених не очень хорошо отреагировал на известие о том, что Себастьян повелел мне охранять вас. Полагаю, из-за следующей новости он бы расстроился намного сильнее.

Я молчала, не имея ни малейшего понятия, куда клонит Янор. Что все это значит?

— Держите.

Верзила неожиданно выбросил правую руку вперед, да так резко, что я испуганно шарахнулась в сторону, едва не врезавшись в зеркало, поскольку мне показалось, будто он собирается ударить меня. Но Янор повернул руку ладонью вверх и осторожно разжал пальцы. Я удивленно вздохнула, увидев изящную серебряную подвеску в виде мастерски выполненного цветка лилии. Украшение казалось настоящим произведением искусства, наверное, еще и из-за контраста с огромной лапищей Янора.

— Что это? — восхищенно спросила я, не торопясь принять неожиданный подарок.

— Себастьян приказал отдать это вам. — Янор как-то виновато вжал голову в плечи, видимо уже предчувствуя, какой будет моя реакция на это известие.

— Да он издевается, должно быть! — Все очарование от милой безделушки моментально пропало, словно почудилось. Я рассерженно притопнула, как никогда мечтая, чтобы судьба более не пересекала наши пути. — Он что, не понимает, как это будет выглядеть со стороны? Седрик и так уже огнедышащим драконом на меня смотрит из-за его выходок!

— Именно поэтому я решил отдать вам подвеску наедине, — терпеливо проговорил Янор. — Понимал, что это послужит лишним камнем раздора в ваших отношениях с женихом. Но сначала выслушайте меня, Беатрикс. Это не подарок. Это своеобразный способ связи с Себастьяном.

— Неужели? — Я ядовито фыркнула, не поверив ни слову. — И как же это работает?

— Когда придет время, вы сами все поймете, — уклончиво ответил Янор. — При помощи этой лилии Себастьян всегда сможет оставаться в курсе происходящего.

— А кристаллов связи, которые есть у других, ему недостаточно? — Я недовольно поджала губы, не удовлетворенная объяснением Янора.

— Ваши товарищи — маги, — снисходительно пояснил Янор. — Поэтому пусть и с трудом, но могут скрыть свои мысли. Тем более при использовании кристаллов зачастую бывают сильные помехи магического поля, что до неузнаваемости изменяет интонации и тембр голоса. Тяжело при подобных обстоятельствах судить, говорит тебе человек правду или врет. А эта вещь… В общем, сложно объяснить. Вы сами все поймете, когда Себастьян с вами свяжется.

Я недоверчиво подцепила ногтем тонкую серебряную цепочку и поднесла изящную подвеску ближе. Нет, не верю! Ну не тянет эта безделушка на что-то серьезное!

— О, я слышу, сюда поднимается Седрик. — Янор насторожился, прислушиваясь к тому, что происходило в коридоре. — Простите, Беатрикс, мне надо уйти. И наденьте подвеску, прошу! В конце концов, если я вас обманул, то вы всегда сможете кинуть ее в лицо Себастьяну при вашем возвращении в Арилью. Пожалейте хотя бы меня!

— У вас могут быть проблемы?

— Да, если Себастьян подумает, что я был недостаточно убедителен при разговоре с вами, — печально вздохнул Янор. После чего прижал палец к губам, умоляя меня о соблюдении тишины, и, пятясь, выскользнул в коридор.

Я в последний раз полюбовалась игрой бликов от зажженных свечей на тонком плетении красивого цветка. После чего неохотно застегнула цепочку на шее и спрятала подвеску за ворот платья. Нет, у меня не было никакого желания разговаривать с Себастьяном, но, пожалуй, иного выхода не оставалось. Этот мерзкий тип все равно доберется до меня. И если я его ослушаюсь, то не сомневаюсь, что он без проблем найдет какой-нибудь изощренный способ наказать меня. Пожалуй, не стоит злить столь опасного человека по пустякам. Прибережем силы для по-настоящему крупных проблем.

В дверь опять постучались, на этот раз громче и увереннее.

— Войдите! — крикнула я, не сомневаясь, что вернулся Седрик.

Так и произошло. Некромант, тяжело дыша, втащил в комнату мои многочисленные чемоданы и обессиленно рухнул на кровать. После чего вынул из кармана теплого сюртука носовой платок и с явным наслаждением утер пот со лба.

— Ну и набрала ты с собой вещей, Трикс, — проговорил он, даже не пытаясь скрыть сарказма в голосе. — Такое чувство, будто зимовать тут собралась.

— Да не приведи небо! — испуганно ахнула я и суеверно поплевала по три раза через каждое плечо.

Слабая улыбка тронула губы Седрика, но он тут же прогнал ее и стал по-прежнему пугающе суровым. Его серо-зеленые глаза ощутимо заледенели, когда он в упор посмотрел на меня.

— Я догадываюсь, о чем ты хочешь меня спросить. — Я устало вздохнула и села в кресло напротив некроманта, мгновенно подобравшегося, будто перед прыжком. — Дело в Себастьяне, да?

Седрик медленно кивнул, не отводя от меня напряженного взгляда.

— Я клянусь тебе, что между нами ничего нет, — спокойно проговорила я, пытаясь в этот момент не вспоминать о том злополучном поцелуе в королевском дворце. В конце концов, это произошло неожиданно и насильно для меня. И я отомстила Себастьяну, влепив ему пощечину.

— Но он еще раз навещал тебя вчера, верно? — спросил Седрик. — Уже после моего ухода?

— Увы, но да. — Я негромко хмыкнула. — Кстати, скажи Кайлу, что он зря мнит себя непревзойденным боевым магом. Потому что его защита даже не пикнула, когда Себастьян заявился. Естественно, без приглашения. Напугал меня при этом до дрожи в коленках.

— И что дальше? — Седрик говорил спокойно, но я видела, каких трудов ему это стоило. Волнение некроманта выдавали его руки, которые он нервно то сжимал в кулаки, то разжимал.

— Он сказал, что собирается отправить меня с тобой в имение некой Аделины, поскольку считает, что присланное ему кольцо связано с этой загадочной девушкой. — Я упорно обходила обстоятельства позднего визита Себастьяна, и пока мне это вполне удавалось. Полагаю, Седрик вряд ли обрадуется, узнав, что его начальник заявился ко мне, когда я уже готовилась ко сну, и увидел меня практически обнаженной.

— Он намеревался отправить сюда нас двоих? — Переносицу Седрика расколола тонкая вертикальная морщинка. — А при чем тут Кайл и Дейла?

— Во время разговора с ним я увидела призрака, — негромко обронила я и невольно повела плечами, которых будто коснулся ледяной сквозняк. Седрик не торопил меня, и после краткой паузы я продолжила, прежде облизнув моментально пересохшие губы: — Это была девушка в ярко-алом подвенечном платье. Но ее лицо… Оно оказалось обезображено огнем. Это было… было… отвратительно…

Последнее слово я выдохнула, и мой голос задрожал без всякого притворства. Мне было невыносимо вспоминать облик той незнакомки, которая перед смертью, вне всякого сомнения, сильно страдала.

А спустя мгновение меня уже обнимал Седрик, с поразительной скоростью пересевший с кровати на подлокотник моего кресла.

— Ну-ну, — прошептал он, гладя меня по волосам. — Успокойся, Трикс. Ничего не бойся, пока я с тобой.

Я прижалась к нему. Было так приятно просто сидеть рядом, чувствуя, как наши сердца бьются в унисон.

— Значит, твое видение встревожило Себастьяна настолько, что он решил, будто моего участия в деле окажется недостаточно? — поинтересовался Седрик, рассеянно поглаживая меня по плечу.

— Угу, — буркнула я, млея от удовольствия. Еще никогда я не чувствовала себя настолько уютно и защищенно.

— Полагаю, ты не имеешь никакого понятия, зачем Себастьян приставил к тебе Янора, — скорее утвердительно, чем вопросительно протянул Седрик.

Я все же кивнула, подтверждая его слова. Говорить сейчас совершенно ничего не хотелось.

— Странно. — Седрик легонько поцеловал меня в макушку. — Не понимаю, чего добивается Себастьян. Зачем он отправил нас в эту глухомань? И с какой стати приставил к тебе самого Янора Кровавого? Если дело настолько серьезно, то почему нельзя было сразу рассказать, что или кого именно мы должны тут отыскать?

— Кстати, почему Янора называют Кровавым? — полюбопытствовала я. — Вроде бы такой любезный человек. Внешность, конечно, у него та еще. Но зато вежливый и обходительный.

— Он ведь участвовал в твоем похищении, — напомнил мне Седрик. — И помогал Себастьяну устроить ловушку на твоего отца.

— Я на него не сержусь, — честно ответила я. Подумала немного и лукаво добавила: — И могу напомнить, что ты тоже был в том лесу и тоже наблюдал за тем, как Аннет меня едва не спалила заживо.

Седрик что-то недовольно пробурчал, не найдя, что ответить на столь резонное возражение.

— Впрочем, на тебя я тоже не сержусь, — легкомысленно заключила я. Отстранилась немного и строго взглянула на жениха. — Но это не повод уходить от прямого вопроса! Ты же знаешь, что я в курсе всех твоих уловок. Итак, почему Янору дали это жуткое прозвище?

Нежелание Седрика отвечать явственно читалось в его глазах, потемневших от волнения. Я насупилась, уже готовая обидеться на столь вопиющее проявление неуважения, как он решился. Набрал полную грудь воздуха, словно перед прыжком в ледяную воду, и выпалил:

— Потому что долгое время он был королевским палачом.

— Что? — недоверчиво переспросила я. — Каким палачом?

— Самым обычным. — Седрик встал и принялся расхаживать по комнате, заложив за спину руки. — Трикс, об этом не принято говорить в приличном обществе. И уж тем более мне не хотелось бы обсуждать это с любимой девушкой. Но факт остается фактом: иногда люди совершают преступления. Чаще всего, к счастью, они достаточно прозаичны: воровство, мошенничество, обман. Но, увы, порой люди убивают друг друга. И тогда их приходится за это наказывать. Жестоко наказывать, чтобы другим, так сказать, неповадно было.

— Конечно, я в курсе, что такое убийство, — разозлилась я на снисходительный тон Седрика, которым он рассказывал мне прописные истины. — Не забывай, что не так давно в моем доме расправились с королевским камергером. Хотя, если честно, он не заслужил такой быстрой и легкой смерти. Но палачи — это ведь что-то из глубокой древности, разве не так? Я думала, что теперь преступников наказывают по-другому. Ну, отправляют на рудники, к примеру.

— Чаще всего так и бывает. — Седрик остановился напротив меня и криво ухмыльнулся. — Но… Трикс, порой люди в своей жестокости переходят всяческие рамки. И становятся подобными диким зверям, правда, с одним отличием: животные убивают ради пропитания, они же — надеясь утолить жажду крови. Обычно такие преступления стараются замолчать, чтобы не шокировать общество.

— Разве можно убить просто так? — Я никак не понимала, что пытается сказать мне Седрик. — Обычно на преступления идут из-за какой-нибудь выгоды. Ну, или от отчаяния, ревности, той же неразделенной страсти. Но просто так? Ты хочешь сказать, что подобное сейчас случается?