logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 8

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ваша бабушка… — рискнула я подать голос. — Вас не страшит то, что в данный момент она спит?

— Спит пьяная. — Айя снисходительно улыбнулась мне. — Алкоголь помогает. Он не позволяет твари проникнуть в твою голову. Но необходимо напиться до бесчувствия. — После чего подняла початую бутылку вина и задумчиво добавила, глядя, как внутри алыми искрами красиво переливается жидкость. — Знаете, в последнее время я думаю, что это наилучший выход…

И налила себе полный бокал, присев к столу.

— Все занимательнее и занимательнее, — произнес Седрик и посмотрел на меня.

— Что? — моментально заволновалась я, почувствовав себя крайне неуверенно под его оценивающим взглядом. Седрик словно пытался решить в уме какую-то чрезвычайно сложную задачу.

— Да так, — уклончиво проговорил он и опять обернулся к Айе. Кашлянул, привлекая к себе внимание, и спросил: — Айя, ты что-нибудь знаешь про имение некой Аделины, которое находится в паре миль к северу от гостиницы?

— Знаю ли я? — Девушка печально улыбнулась. — Увы, даже слишком хорошо. Это же местная достопримечательность.

— И кто такая эта Аделина? — не выдержав, вмешалась в разговор Дейла.

Айя скривилась и в пару глотков опустошила бокал. Я заметила, что при этом ее пальцы так сильно дрожали, что она лишь чудом не пролила вино на себя.

— Я не так много могу рассказать, — сдавленно проговорила она. — В те времена я была слишком маленькой, поэтому не помню всех подробностей. Но совершенно точно, что Аделина Криас — дочь нейна Самуэля Криаса, владельца того имения, о котором вы спрашиваете, — погибла лет десять назад. Трагедия произошла прямо во время ее свадьбы с неким Николасом — простите, фамилию не назову. Но вроде бы он входил не в первое, а во второе сословие.

— И как именно она погибла? — продолжил осторожные расспросы Седрик.

— Говорят, это было жуткое зрелище. — Айя невольно передернула плечами. — Жених ждал ее около алтаря, готовый принести общую жертву богине плодородия Лиоре. По традиции невесту должен был подвести к нему ее отец — нейн Самуэль. И вот когда Николас уже взял ее за руку и обернулся к священнику, произошло страшное…

Айя запнулась и смолкла, облизнув пересохшие губы. Я наблюдала за смятением девушки с некоторым удивлением. Почему она так нервничает? Вряд ли она присутствовала при торжестве, учитывая, что, по моим расчетам, ей тогда было всего лет шесть, вряд ли больше.

— Никто так и не понял, как это случилось, — наконец продолжила Айя, немного успокоившись. — Говорили, что произошла чудовищная трагическая случайность и на Аделину кто-то из гостей уронил зажженную свечу. Платье из легкой ткани моментально загорелось. Поднялась сутолока, нейн Самуэль пытался сбить пламя, но все зря. Аделина погибла в огне около алтаря у ног своего возлюбленного.

— Как так? — невольно вырвалось у меня. — Неужели ничего нельзя было сделать?

— Я слышала разное про тот случай, — сказала Айя и налила себе еще вина. — Кто-то утверждал, что Аделину убили. Воспользовались огненным заклинанием и сожгли заживо. Но местный шериф так и не сумел найти никаких доказательств этому утверждению. Кстати, вы можете расспросить Джайсона Винигута — нынешнего шерифа, поскольку тогда этот пост занимал его отец, Бенджамин Винигут.

— Туман появился тогда же? — спросил Седрик, прежде пихнув меня под столом ногой. Видимо, предупреждая, чтобы не лезла в столь важный разговор со своими восклицаниями.

— Нет. — Айя покачала головой и грустно усмехнулась. — Этой напасти всего год. И тогда же у нас стало совсем худо с постояльцами. Хватало одной ночи или прогулки в проклятой мгле, чтобы понять — пора сматываться. Я умоляла бабушку последовать всеобщему примеру, но она была непреклонна. Мол, никакие призраки и злые неупокоенные духи не заставят ее бросить дело, которому она посвятила всю жизнь. — Тяжело вздохнув, она и добавила почти шепотом: — И тогда же она начала пить.

— Почему вы не заявили в полицию? — резко спросила Дейла. — Попросили бы прислать специалистов, способных разобраться в происходящем.

— Почему не заявили? — Айя флегматично пожала плечами. — Шериф Джайсон сказал, что посылал множество рапортов в Арилью, но там его подняли на смех. Мол, чушь и глупость — морок, способный причинять физический вред.

Седрик удивленно вскинул брови при этом заявлении, но промолчал. Лишь несколько раз размеренно стукнул подушечками пальцев по столу.

Я вяло ковырялась вилкой в предложенном рагу, проигнорировав уже остывший суп, и с любопытством прислушивалась к беседе. Да, чует мое сердце, дельце нам выдалось весьма непростое. Какое отношение к давней истории имеет Себастьян? Оказывается, это не он был женихом Аделины. Но что тут случилось много лет назад и почему спустя столько времени отголоски той трагедии всплыли именно сейчас?

— Скажите, а год назад в ваших краях ничего не происходило? — спросила я, не обратив внимания на суровое покашливание Седрика, опять недовольного моим вмешательством в разговор, и посмотрела на Айю. — Чего-нибудь такого, что предшествовало бы появлению тумана.

— Что вы имеете в виду? — настороженно поинтересовалась она.

— Ну не знаю. — Я махнула в воздухе вилкой. — Быть может, град выпал с голубиное яйцо. Дождь из живых лягушек прошел. Молнией чей-то дом сожгло.

— Хм… — Айя нахмурилась, явно пытаясь что-нибудь припомнить. Затем неуверенно сказала: — Если честно, ничего на ум не идет. Единственное — старый шериф погиб. Ну, отец Джайсона, нейн Бенджамин. Поехал охотиться на уток и пропал. Спустя сутки его лошадь, все перемазанная в болотной тине, одна вернулась домой. Его искали, но так и не нашли. Все решили, что он угодил в топь и не сумел выбраться.

Седрик уже делал какие-то заметки в блокноте, который он торопливо достал из кармана сюртука. Видимо, рассказанное показалось ему достаточно важным.

— Впрочем, о той истории можете расспросить Джайсона. — Айя рассеянно посмотрела в окно. — Сегодня он вряд ли нас навестит. Дураков нет в туман соваться. Полагаю, завтра с утра заедет проверить, как вы разместились, а заодно покажет дорогу до имения Аделины.

— Спасибо, — учтиво поблагодарил ее за откровенность Седрик. — И на этом, пожалуй, закончим. А то, вижу, мы вас совсем утомили.

Айя словно не услышала его слов. Она сидела, неестественно выпрямившись, и с каким-то немым отчаянием глядела на почти полный бокал, будто гадая — хватит ли этого количества алкоголя ей для того, чтобы тварь из тумана не пробралась сегодня в ее сон.

Остаток ужина прошел тоскливо. Я без аппетита разделалась со своей порцией тушеных овощей и мяса, затем долго цедила невкусный чай, больше всего напоминающий какие-то помои, и кидала жадные взгляды на бутылку вина. Однако Седрик украдкой пригрозил мне кулаком, когда я потянулась за ней сама, вздумав налить себе бокал. Видимо, этим вечером он был настроен категорически против алкоголя. Остальные мои товарищи тоже не спешили начинать светские разговоры. За столом стояла мертвая угрожающая тишина, лишь изредка нарушаемая неосторожным звяканьем столовых приборов.

Наконец безрадостное застолье завершилось. Айя, извинившись, удалилась первой, вроде как невзначай прихватив с собой бутылку, в которой оставалось еще достаточно вина. Полагаю, этой ночью она собиралась последовать примеру бабушки и утопить в алкоголе свой страх. Я, в свою очередь, торопливо скомкала салфетку, лежащую у меня на коленях, и встала.

— Не уходи, — негромко попросил меня Седрик. — Надо обсудить наши дальнейшие действия.

— А что, разве есть варианты? — вмешалась в разговор Дейла, сверкнув хищной улыбкой. — Как я вижу, туман еще не рассеялся. Почему бы не сделать вылазку? На сон грядущий, так сказать. Заодно проверим, что за твари в нем скрываются.

— Я бы не лез на рожон, — неожиданно обронил Янор, за время ужина не проронивший ни слова. — Сперва надо понять, с чем имеем дело.

— И что ты предлагаешь? — Дейла рассерженно обернулась к нему. — Сидеть в доме и не спать всю ночь, а то вдруг приснится что-нибудь страшное?

— Есть другой вариант, — тихо сказал Седрик и посмотрел на меня.

— Нет. — Я неверяще покачала головой. — Седрик, не заставляй меня! Я правда не хочу это делать! Быть может, стоит сначала наведаться в имение и посмотреть, что происходит там?

— Трикс, — ласково, словно разговаривая с несмышленым ребенком, начал Седрик. Он поднялся и замер напротив меня. — Ты же сама слышала: Аделина погибла много лет назад. Вряд ли в здешних краях остался хоть кто-нибудь, кто присутствовал на той злополучной свадьбе. Все разбежались, спасаясь от странного тумана. А так у нас появится шанс узнать подробности из первых уст, так сказать.

Я скорчила умоляющую физиономию. Седрик чуть скривил губы, пряча в уголках насмешку, но продолжал строго смотреть на меня, ни капли не смягченный моей выразительной мимикой.

— Не нравится мне твоя затея, — хмуро проговорила я и умоляюще покосилась на Янора.

В конце концов, Себастьян приставил его для моей охраны. Неужели он не сможет защитить меня, если Седрик вдруг насильно потащит меня в круг?

— Не смотрите на меня так, Беатрикс, — хмыкнул тот, без слов поняв мою беззвучную мольбу о помощи. — Да, Себастьян велел мне вас оберегать, но лишь от опасности извне. Вряд ли ваш жених желает вам зла. И, говоря откровенно, я только обрадуюсь, если проведение ритуала позволит нам как можно быстрее вернуться в Арилью. У меня самого мурашки от этого места.

Я насупилась пуще прежнего. Ну вот, последняя надежда на счастливое избавление от неприятной обязанности уступить свое тело какому-то призраку испарилась без следа.

— Пожалуйста, — попросил Седрик и шагнул ко мне. Ласково провел рукой по щеке, убирая растрепавшиеся волосы назад. — Трикс, я обещаю, что все будет в порядке.

Я обреченно зажмурилась и кивнула. Ладно, будь что будет. Дважды я уже участвовала в этих безобразиях. Надеюсь, третий раз не станет роковым.

* * *

Для проведения ритуала Седрик выбрал одну из заброшенных комнат на втором этаже. Войдя туда, я уважительно хмыкнула, воочию убедившись в том, какой нелегкий труд проделала Айя, готовя для нас номера. Здесь было очень холодно и сильно пахло сыростью и плесенью. Грязные полотна рваной паутины висели по углам, словно величественные гобелены, и подрагивали от малейшего сквозняка. Единственное зеркало оказалось настолько запыленным, что отблески от зажженных свечей виделись в нем тусклыми огоньками.

Я принялась растирать плечи. Меня начинала колотить мелкая противная нервная дрожь. Нет, я верила, что Седрик ни за что на свете не причинит мне вреда. Но в этот самый момент навязчивое ощущение чужого внимания стало просто-таки невыносимым. Чей-то злой немигающий взгляд сверлил мне затылок, заставляя пригибать голову в ожидании нападения. В висках ударили первые, пока еще несмелые молоточки пробуждающейся мигрени.

Остальным, однако, не было никакого дела до моих переживаний. Кайл и Седрик занялись обычным и знакомым для них делом: мой жених откинул ковер с пола в сторону и сейчас расчерчивал место предполагаемого вызова души покойной Аделины, а Кайл, в свою очередь, обходил комнату, что-то нашептывая себе под нос. После каждого шага с его пальцев падали тонкие зеленоватые нити, которые быстро впитывались в рассохшиеся скрипучие половицы. Странно. Видимо, таким образом он пытался обезопасить нас от неприятностей, поскольку в прошлый раз подобные чары при ритуале не применялись.

Не бездельничала и Дейла. Она стояла рядом с Седриком, держа в руках его сюртук, который он снял, чтобы не запачкать в меловой крошке, и пристально наблюдала, как пол покрывается вязью непонятных символов.

Один Янор остался не у дел. Впрочем, он не особо переживал по этому поводу. Мой горе-телохранитель очистил от ветоши ближайший стул и с удовольствием расположился на нем у самого порога. Словно следя — не вздумает ли кто сбежать?

Я прошлась было по комнате, но тут же на меня грозно цыкнул Кайл, которого, видимо, цокот моих каблуков сбивал с ритма заклинания.

— Успокойся, Трикс, — поддержал его Седрик, на секунду отвлекшись от вырисовывания особенно замысловатого символа. — Расслабься. Все будет хорошо.

Я была бы рада последовать его совету, но при всем желании не могла. Мои нервы звенели, как натянутые до предела струны — только тронь пальцем, и с жалобным звоном они порвутся. Почему-то было очень страшно. Так страшно, будто я готовилась взойти на эшафот.

— Ну вот. — Седрик встал и довольно оглядел творение рук своих. — Безупречно.

Затем обернулся ко мне.

Я попыталась улыбнуться ему, однако в итоге у меня получился измученный жалкий оскал затравленного зверя, потерявшего надежду на спасение.

— Трикс, ты чего? — насторожился Седрик, наконец-то почувствовав мое отчаяние. Подошел ко мне и ободряюще приобнял. — Боишься?

— Да. — Я не выдержала и уткнулась лицом в его рубашку. — Седрик, мне не по себе. Я даже не понимаю почему. Но… Мне кажется, твоя затея ничем хорошим не закончится.

— Верь мне, — прошептал он. Чуть отстранился и испытующе посмотрел мне в глаза. — Все будет хорошо. Я обещаю.

Я глубоко вздохнула. Как, ну как мне объяснить ему, что я ощущаю чье-то присутствие в комнате? Поневоле вспомнишь слова Айи о твари, скрывающейся в тумане. А вдруг она воспользуется удобной возможностью и поспешит занять мое тело, пока моя душа будет витать между мирами? Сможет ли тогда Седрик выгнать ее?

— Не переживай, — напоследок сказал Седрик и поцеловал меня.

Странно, если раньше это ободрило бы меня, то теперь я ощутила глухое раздражение. Опять промелькнула мысль, что порой мой ненаглядный жених самым бесцеремонным образом использует меня для достижения собственных целей. И, кажется, на этот раз он забыл о мере.

Между тем Кайл втащил в круг стул и смахнул с него пыль. Приглашающе похлопал по спинке рукой.

— Занимайте свой трон, Беатрикс, — проговорил он. Из нашей компании он был единственным, кто еще соблюдал правила официального тона при общении со мной.

Я еще раз вздохнула, словно пытаясь насытиться воздухом перед затяжным прыжком в воду. Зачем-то разгладила несуществующие складки на поясе платья. И вступила в круг.

Кайл заранее принялся зеленеть, по печальному опыту зная, какие именно неприятные детали содержит этот ритуал. Все то время, пока Седрик привязывал меня к стулу, бедный юноша гулко сглатывал слюну, из последних сил сдерживая тошноту.

— А может, мне выйти? — жалобно прошептал он, когда Седрик закончил и покинул круг. — А то вдруг плохо станет, как в прошлый раз.

— Нет, — жестко отрубил некромант. — Кайл, как-никак ты боевой маг! Хочешь ты этого или нет, но ты достаточно часто будешь сталкиваться с кровью. Так что привыкай.

Я закрыла глаза, уже не слушая возражений несчастного мальчугана. В ушах поселился навязчивый звон, который усиливался с каждой секундой. И мною овладело странное оцепенение.

Запястья, которые Седрик слишком сильно перехватил бечевой, начали неметь. Кончики пальцев покалывало от недостатка кровоснабжения.

Я почти не слышала слов заклинания, которое читал Седрик, стоя у меловой черты. Чудилось, будто я медленно погружаюсь в черную непрозрачную воду, не пропускающую никаких звуков. И вот наконец она сомкнулась у меня над головой небытием обморока.

* * *

— Привет.

Я изумилась, услышав хрипловатый баритон, чей хозяин, к моему величайшему сожалению, был мне даже слишком хорошо знаком. Себастьян? Что он делает здесь? И как успел добраться до этой гостиницы? Неужели я столько времени пробыла без сознания?

Эти вопросы промчались у меня в голове за долю секунды, пока я набиралась смелости открыть глаза. А то мало ли. Вдруг ритуал пошел как-нибудь не так и моему телу был причинен непоправимый вред. Не зря ведь Себастьян сюда приехал.

— Так и будешь жмуриться? — В голосе блондина скользнула ирония.

Я осторожно приоткрыла один глаз. Затем, не удержавшись, распахнула оба. Потому как оказалось, что я не лежу, а стою. Причем в совершенно незнакомом месте, уж никак не похожем на номер провинциальной гостиницы, в которой слишком давно не было посетителей.

Больше всего это место напоминало чью-то роскошную спальню. В камине уютно потрескивали поленья, рождая на стенах причудливый танец огненных искр. Под потолком плавал магический шар, отрегулированный таким образом, чтобы в комнате оставался приятный полумрак.

Прямо напротив меня на огромной кровати, застеленной мягким пушистым покрывалом, вальяжно разлегся Себастьян. Он задумчиво крутил между пальцев бокал с вином, терпеливо ожидая, когда я справлюсь с первой оторопью.

Я опустила голову и оглядела себя, пытаясь найти на своем теле какие-нибудь следы проведенного ритуала. И тут же кровь резко прилила к моим щекам от негодования и стыда.

Тяжело было описать тот наряд, в котором я предстала перед Себастьяном. Так, наверное, выглядело бы одеяние какой-нибудь невольницы или танцовщицы из гарема прерисского правителя. Тугой корсаж ярко-алого цвета почти не прикрывал грудь. Широкая юбка такого же насыщенного цвета при любом моем движении разлеталась на множество полосок, бесстыже оголяя ноги чуть ли не до бедер. На запястьях и щиколотках — массивные золотые браслеты.

— Тебе нравится? — Себастьян улыбнулся, когда заметил, с каким ужасом я разглядываю себя.

Я была пока не в состоянии ему ответить. В этот самый момент я обнаружила, что в мои распущенные волосы заплетено великое множество золотых нитей. Н-да, хуже положения не придумаешь.

— Что… — просипела я, силясь выдавить хоть звук из горла, перехваченного спазмом негодования. — Как… Почему?..

И завертела головой, выискивая хоть какой-нибудь кусок ткани, в который могла бы завернуться, чтобы спрятаться от откровенно раздевающего взгляда Себастьяна.

— О, не переживай, Беатрикс. — Наглец ехидно скалился, прекрасно осознавая, какие чувства меня сейчас терзают. — На самом деле в данный момент ты не здесь, а сладко сопишь рядом со своим женихом. Так что успокойся, твоей чести ничего не угрожает. Просто мне очень хотелось увидеть тебя именно в таком виде. А то ты обычно носишь настолько строгие платья, что это сводит меня с ума от огорчения.

— Как это я не здесь? — переспросила я, пропустив мимо ушей сетование Себастьяна на мою манеру одеваться. — Но я не понимаю…

— Это действие подвески, которую тебе передал Янор, — сказал тот. — Помнишь, однажды ты меня поразила необычным умением путешествовать вне своего тела. И я решил воспользоваться твоим даром. Подвеска — это своеобразный якорь, привязывающий тебя к моей спальне. Отныне каждый раз во время твоего сна ты будешь оказываться здесь. По крайней мере, это будет происходить до тех пор, пока на тебе этот подарок. А уж мое дело придать твоей душе некое материальное воплощение. Все-таки общаться с красивой полуодетой девушкой намного приятнее, чем с трепещущим от малейшего сквозняка призраком.

— Но я не сплю, — возразила я, чуть поморщившись от обычного развязного тона собеседника.

— Вот как? — В глазах Себастьяна промелькнуло любопытство. Он поставил бокал на прикроватный столик, сел, скрестив на покрывале ноги, и кратко скомандовал: — Рассказывай! Что там у вас происходит?