logo Книжные новинки и не только

«Гадалка. Игра в прятки» Елена Малиновская читать онлайн - страница 9

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Я быстро ввела его в курс дела. Поведала про странный туман, каждый вечер наползающий с болот, передала слова Айи о том, что в нем скрывается некая тварь, проникающая в сны. Не удержавшись, я также пересказала историю про свадьбу Аделины, которую услышала от девушки, при этом внимательно наблюдая за реакцией Себастьяна. Однако на его лице не дрогнуло ни единого мускула. Себастьян словно окаменел, слушая меня.

— Так, — обронил он, когда я наконец закончила. Вскочил с кровати и прошелся по комнате, заложив за спину руки.

Я не мешала ему, вместо этого принялась с любопытством изучать обстановку его спальни. Интересно ведь! Вряд ли я когда-нибудь попаду сюда, будучи в своем обычном облике. Ну, по крайней мере, я надеюсь на это.

Но тут меня поджидало очередное разочарование. Комната была огромной, обстановка в ней — роскошной и располагающей к расслаблению, но я не обнаружила ни одной вещи, которая так или иначе говорила бы о характере или привычках ее хозяина. Даже полка над камином оказалась девственно чистой — ни статуэток, ни магиснимков родных и близких. Так, наверное, выглядел бы номер в каком-нибудь очень дорогом отеле. Даже книг не видно. Хотя, возможно, Себастьян полагает, что спальня создана только для отдыха.

«Угу, для отдыха, как же, — скептически буркнул внутренний голос. — Скорее, для постельных утех».

В этот момент я увидела странное приспособление в изголовье кровати — что-то очень напоминающее наручники, правда обитые изнутри мехом. И густо покраснела, когда поняла, каким именно образом Себастьян их использует.

Я поспешно отвела взгляд. Прекрасно знаю, что если Себастьян заметит мое волнение, то тут же воспользуется удобным моментом и примется всячески изводить меня своими пошлыми шутками и намеками. Да, он сказал, что я здесь в облике призрака, поэтому мне нечего опасаться. Но некоторые сомнения в истинности его слов у меня все равно оставались. Например, разве призраки могут ощущать пушистый ворс ковра своими босыми ногами или же тяжелый терпкий аромат незнакомых благовоний, витающий в воздухе? Чудно.

Я не выдержала и шагнула к камину, пользуясь тем, что Себастьян пока не обращал на меня внимания, занятый обдумыванием моего рассказа. Простерла над огнем ладонь и тут же с невольным возгласом одернула ее, когда одна из искр жгуче укусила меня. Надо же, больно!

— В чем дело, Беатрикс? — Себастьян кинул на меня быстрый взгляд и изумленно изогнул бровь, заметив, что я трясу пострадавшей от моего любопытства рукой в воздухе. — Только не говори, что обожглась!

— Вообще-то именно что обожглась, — пробормотала я, рассматривая покраснение на ладони.

Себастьян недоверчиво фыркнул и в один шаг преодолел разделяющее нас пространство. Я не успела даже отшатнуться, как обнаружила, что он стоит рядом.

— Ну-ка покажи! — приказал он. Без спроса перехватил мою руку и развернул ее к свету, после чего замер, кусая губы.

Я ничего не понимала. Я совершенно отчетливо ощущала, как пальцы Себастьяна сжимают мою ладонь, более того — даже чувствовала, как от его рубашки приятно пахнет чем-то древесным.

— Ничего не понимаю! — раздраженно прошептал он, повторив мои мысли, и посмотрел на меня.

Я невольно вздрогнула. В такой близи глаза Себастьяна выглядели раскаленными рубинами из-за пламени камина, которое отражалось в глубине его зрачков.

— Хотя в подобном побочном эффекте, вне сомнения, есть свои плюсы, — продолжил он, и его губы исказила на редкость противная усмешка. И в следующий миг привлек меня к себе, с легкостью преодолев мое сопротивление.

— Себастьян, прекратите немедленно! — прошипела я, упершись ему в грудь и пытаясь оттолкнуть. — Вы обещали!..

— Вообще-то твое тело сейчас находится за десятки миль от меня, — резонно возразил тот и легко подхватил меня на руки. — Так что я не могу тебе ничего сделать. Если честно, понятия не имею, что происходит и как это получилось, но не стану упускать удобную возможность. Не волнуйся, я буду очень нежен. Или тебе самой не интересно поучаствовать в подобном эксперименте?

— Ни капли не интересно! — взвизгнула я, когда он сгрузил меня на кровать и прижал к ней всем своим весом, не давая отползти. — Себастьян, я… Я Седрику пожалуюсь!

— И что ты ему скажешь? — полюбопытствовал он, нависая надо мной и одной рукой легко удерживая обе моих. Надо же, даже не представляла, что в его худосочном теле скрывается столько силы! — Что тебе приснился эротический сон, в котором его начальник к тебе нагло приставал? Хотел бы я посмотреть в этот момент на лицо Седрика! Обещай, что позовешь меня!

— Я же говорила, что не сплю!

Я чуть не плакала, не имея ни малейшего понятия, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Свободная рука Себастьяна в этот момент скользнула по внутренней стороне моих бедер вверх, без особого труда разжав плотно сомкнутые колени, и меня кинуло в крупную дрожь. Можно сколько угодно убеждать себя, что на самом деле находишься в полной безопасности, но ведь я все равно обречена все прочувствовать на собственной шкуре, так сказать. И чем тогда это будет отличаться от самого обычного изнасилования?

— То есть? — В светлых глазах Себастьян промелькнул интерес, и он чуть ослабил свою хватку. — Подвеска могла сработать только в одном случае — если бы ты заснула.

— Получается, что не только. — Я завозилась под Себастьяном, пытаясь выбраться, но он легко пресек мою попытку освободиться, однако, хвала всем богам, больше никаких действий предпринимать не стал, ожидая моих объяснений. И я затараторила: — Седрик решил провести ритуал некромантии. Ну, как тогда в моем доме, когда расследовал убийство Флавия. Он подумал, что это будет самым легким способом узнать про события десятилетней давности. Мол, кто лучше всего расскажет о трагедии, как не сама Аделина?

— Ритуал некромантии? — переспросил Себастьян, и по его лицу пробежала легкая тень непонятного испуга. Он кашлянул и сухо поинтересовался: — Полагаю, на улице в это время стоял туман. Так?

— Да. — Я кивнула.

В тот же миг Себастьян отпустил меня. Откатился в сторону, и я мгновенно вскочила на ноги. В глазах все опасно потемнело от столь резкого маневра, но я не обратила на это внимания. Испуганным кроликом метнулась к двери, намереваясь бежать куда подальше. Хватит с меня! Пожалуй, я теперь в жизни не останусь наедине с Себастьяном. И эту проклятую подвеску выкину, чтобы он меня и во сне не достал.

— Дверь заперта, — обронил Себастьян, пока я сражалась с нею, пытаясь выбраться наружу. — И ключ у меня.

После чего с явным намеком похлопал по карману своих брюк.

Я обреченно застонала и неохотно обернулась к своему мучителю. Ну что он ко мне пристал? Ни за что не поверю, что он не может найти себе женщину, согласную выполнять любые его прихоти. Почему привязался именно ко мне? Или ему нравится надо мной издеваться?

— Не ершись, Беатрикс, — миролюбиво протянул Себастьян. — Не трону я тебя, не бойся.

— Ага, как же, поверю я вам, — хмуро протянула я, настороженно наблюдая за каждым его движением. — А что тогда было до этого? Или вы на каждую женщину так набрасываетесь?

Себастьян промолчал, лишь негромко хихикнул от моего законного возмущения. Я насупилась пуще прежнего. Не понимаю, что такого веселого он увидел в этой ситуации. Мне, если честно, волком выть от отчаяния хочется!

— Ладно, прости меня, — все еще улыбаясь, обронил Себастьян. — Я больше не буду.

— Вы уже обещали мне это, — напомнила я и ехидно добавила: — Быстро вы забываете свои слова.

— Мне тяжело держать себя в руках рядом с красивой девушкой, — вкрадчиво произнес Себастьян, и я закономерно зарумянилась. Впрочем, он практически сразу добавил, не обращая особого внимания на мое смущение. — Но хватит об этом. У нас есть более насущные вопросы. Меня весьма заинтриговала твоя история, Беатрикс. Интересно, что же вы раскопаете в итоге.

— А нельзя хоть немного приоткрыть завесу тайны? — ворчливо попросила я. — Хотя бы расскажите, кто такая эта Аделина. Это вы ее убили?

— Нет, — с какой-то странной интонацией, в которой я явственно услышала огорчение, ответил Себастьян. — Не я. Я ее и пальцем не тронул.

— Ну так скажите хотя бы, что вас с нею связывало! — взмолилась я.

— Ты настолько плохого мнения о своем женихе и его таланте следователя? — Себастьян язвительно хмыкнул. — Я думаю, он вполне способен самостоятельно выяснить все, что нужно, для раскрытия этого дела. И потом, Седрик все больше и больше удивляет меня. Так беззастенчиво использовать любимую девушку, буквально насильно заставляя ее участвовать в весьма малоприятном ритуале… Не думал, что он на подобное отважится.

Я открыла было рот, чтобы со злостью опровергнуть его слова и попытаться выгородить своего жениха. Да, где-то глубоко в сердце у меня сидела эта заноза, и Себастьян своими словами лишь озвучил мое недовольство, но все равно. В конце концов, Седрик был вынужден так поступить, и в немалой степени по чужой вине. Не понимаю, зачем городить тайны на пустом месте! Но я не успела сказать ни слова, как комната стремительно потемнела и закружилась в диком водовороте.

— Снимешь подвеску — голову тебе оторву! — из какого-то невообразимого далека донеслась до меня суровая угроза Себастьяна. — Беатрикс, я не шучу!

Я не успела ему ничего сказать, поскольку осела в привычном обмороке.

* * *

На этот раз пробуждение оказалось куда менее приятным. Первой пришла боль, настолько сильная, что меня вывернуло в сухом рвотном позыве. Болело, казалось, все. Каждая связка в моем теле ныла, каждая жилка пульсировала нестерпимым страданием.

— Потерпи, Трикс. — Что-то прохладное прикоснулось к моему пылающему лбу. — Сейчас я помогу.

Я замычала, не в силах выразить ту боль, которая терзала меня изнутри. Словно дикий зверь, она выгрызала мое нутро.

— Все будет хорошо, — продолжал хлопотать надо мной Седрик. — На, выпей.

После чего меня ласково, но непреклонно приподняли и попытались влить в горло какой-то травяной отвар.

Я закашлялась, подавившись, затем начала жадно пить. Чуть горьковатая жидкость в один момент уняла мою тошноту, и комната наконец-то обрела свои знакомые очертания. Правда, при каждом неосторожном движении в глубине глазниц продолжала вспыхивать острая горячая боль, но с нею уже можно было смириться, не пытаясь разбить себе голову, чтобы таким образом прекратить свои мучения.

Одного взгляда хватило, чтобы узнать наш гостиничный номер. За окнами по-прежнему клубился ночной мрак, правда, сейчас без белесой примеси тумана, видимо схлынувшего под утро. Тьму разгоняла лишь одинокая свечка, стоящая на столике у моего изголовья. Я лежала на кровати, а рядом сидел очень хмурый Седрик, который виновато прятал от меня глаза, с преувеличенным вниманием уставившись на что-то в потолке.

— Что случилось? — прошептала я, изнеможенно откидываясь на подушки.

— Я оказался наказан за свою самоуверенность, — расплывчато ответил Седрик, по-прежнему упорно не глядя на меня.

Я посмотрела на свои руки. Как и следовало ожидать, запястье правой было туго перемотано бинтом. Значит, Седрик опять вырезал на нем знак подчинения. Но почему на этот раз я настолько паршиво себя чувствую?

— Что-то пошло не так? — спросила я, ощущая, как боль медленно покидает мою многострадальную голову.

— Все пошло не так. — Седрик со злостью шарахнул кулаком по одеялу, и я испуганно подпрыгнула. А он продолжил, скривившись, словно от сильной боли: — Трикс, прости меня. Пожалуйста. Я должен был сразу сообразить, что это не лучшая идея — заниматься некромантией, не выяснив прежде природу проклятого тумана.

— Да что случилось-то? — уже громче спросила я и удовлетворенно заметила, что горло совершенно не саднит. Получается, в этот раз Седрик не мучил призрака. Если, конечно, на его зов кто-нибудь явился.

— Айя была права — в тумане действительно скрывается какая-то тварь, — произнес Седрик и осмелился украдкой на меня посмотреть. — Естественно, она поспешила воспользоваться удобным моментом. Я обязан был понять всю опасность затеваемого дела. Ведь существо из тумана являлось людям именно в снах, то есть, когда их души были менее всего связаны с телом. Получается, оно отчаянно ищет новое воплощение, а я так подставил тебя, дав твари то, что ей было надо.

— Все хорошо, что хорошо заканчивается, — фыркнула я. — Ты ведь выгнал эту тварь, так что не о чем беспокоиться. Да, я пережила более чем неприятное пробуждение, но, полагаю, это не такая великая трагедия, чтобы убиваться по ней вечно. — После чего лукаво улыбнулась и добавила: — Не беспокойся, я найду, что именно тебе предъявить в качестве счета за мои страдания.

Однако Седрик не поддержал мою шутку. Он тяжело вздохнул и отвлекся от изучения потолка, ради разнообразия уставившись себе под ноги.

— Так, — негромко обронила я, ощутив, как внутри все сжалось от нехорошего предчувствия. — Полагаю, это еще не все новости?

— Да, — пробормотал Седрик, упорно не глядя на меня. — Трикс, понимаешь, я не совсем уверен, что мне удалось полностью выгнать тварь из твоего тела. Нет, я старался, но… Она слишком сильно сопротивлялась. Вцепилась в тебя так отчаянно, что я испугался причинить уже тебе непоправимый вред. Боюсь, если бы я продолжил, то ты… — И он замялся, не в силах произнести страшное признание.

— Ты бы на всю жизнь осталась слюнявой идиоткой, — помог ему женский голос.

В этот самый момент я увидела Дейлу. Специалистка по поисковой магии притаилась в кресле, которое стояло в самом дальнем углу комнаты, где тени были особенно густыми, поэтому я не заметила ее сразу.

— И что теперь делать? — испуганно спросила я. — Когда придет туман — мое тело вновь займет какая-то тварь?

— Не думаю. — Седрик отчаянно замотал головой. — Если ты будешь в сознании, то ей ни за что не победить твой разум.

— Не понимаю.

— Не спи во время тумана, — жестко пояснила мне Дейла. — И все будет в порядке.

Между нами повисла напряженная тишина. Седрик украдкой поглядывал на меня, словно проверяя, не взорвусь ли я сейчас от негодования. Лицо Дейлы скрывалось во мраке, поэтому я при всем желании не могла понять, какие эмоции сейчас испытывает моя извечная соперница. Но не сомневаюсь, что злорадство. А я… Я ощущала какую-то странную опустошенность. Не было сил даже злиться на Седрика за столь неудачное завершение ритуала. А ведь я имела полное право сказать, что изначально предупреждала — ни к чему хорошему его затея не приведет.

— На самом деле все не так плохо, — наконец рискнул подать голос Седрик, убедившись, что я пока не настроена рвать и метать. — Я уверен, что эта связь с существом из мира мертвых многократно усилит твои способности медиума.

— Ну, спасибо, утешил. — Я скептически хмыкнула. — Если честно, меня совершенно не радует вероятность постоянно видеть призраков. Я их боюсь до ужаса.

Седрик опять виновато завздыхал, видимо затрудняясь назвать еще хоть одно преимущество моего невольного приобретения.

— И что за тварь поселилась в моем теле? — спросила я, решив разузнать подробнее про моего нового соседа. — Это демон?

— Нет. — Седрик отрицательно мотнул головой.

— А кто это тогда? — Я нервно забарабанила пальцами по покрывалу. — Или вернее спросить — что?

Седрик не хотел отвечать мне. Это нежелание так явственно читалось в его серо-зеленых глазах, что я окончательно испугалась. Небо, что за дрянь осталась во мне? Неужели она еще хуже демона? Последнего хоть изгнать возможно.

— Ты когда-нибудь слышала про личей? — вновь вмешалась в разговор Дейла, которой, по всей видимости, доставляло особое удовольствие просвещать меня по поводу того, насколько сильно сплоховал мой жених.

Я неопределенно пожала плечами. Нет, это слово я когда-то слышала, но дать ему точное определение…

— Это как-то связано с некромантией, да? — неуверенно предположила я.

— О, напрямую. — В голосе Дейлы послышалась усмешка в ответ на мое столь вопиющее невежество. — Личами становятся после смерти могущественные некроманты. Как ты знаешь, люди, избравшие себе туже отрасль магического искусства, что и, к примеру, Седрик, чаще всего имеют дело с магией смерти. Поэтому им тяжело найти окончательный покой после того, как их жизненный путь подойдет к концу. И чем могущественнее некромант, тем дольше ему предстоит скитаться по земле. Чаще всего — в облике скелета или мумифицированного тела, конечно. Но эта материальная форма достаточно уязвима. Поэтому по-настоящему сильные колдуны предпочитают нематериальные способы существования. Как известный тебе туман, способный в моменты необходимости вселяться в тела живых и подчинять их своей воле. Понятное дело, зачастую личи сохраняют способность колдовать. И нередко она многократно возрастает.

— И что же, Седрик тоже после смерти будет скитаться по земле пару веков? — ужаснулась я.

— После смерти тела некромантов принято сжигать во время особого ритуала упокоения, — со слабой усмешкой пояснил тот. — Обычно это является достаточной гарантией того, что душа упокоенного мага не станет тревожить живых. Но если некроманта убили или же он умер в том месте, где никто и никогда не слышал про этот обряд… мы получим лича. Причем нередко весьма мстительного, если он переселился в призрачный мир по чьей-то злой воле. И тогда наипервейшим его желанием будет покарать обидчика. А для этого необходимо обзавестись новым телом. Зачастую это у него получается без особых проблем. Пусть не навсегда, но он находит себе временное пристанище. Так появляются одержимые, о которых ты наверняка не раз слышала. Ведь далеко не только демоны могут поработить человеческий разум.

— Подожди! — оборвала его я, нахмурившись от смутной, еще неоформленной мысли, промелькнувшей у меня в голове. — Теперь я понимаю, почему во время тумана людям снятся странные сны. Но, получается, за год лич так и не осуществил своего желания, ведь одержимых в здешних краях вроде как не появилось. Почему?

— Это очень старая душа, — пояснил Седрик. — Она даже разучилась разговаривать. У нее осталось лишь одно желание — отомстить.

— Кому? — удивленно спросила я. — Разве мог какой-нибудь человек прожить так долго?

— Иногда жажда мести настолько велика, что убитый готов уничтожить не только обидчика, но и весь его род, — вместо Седрика ответила Дейла, и неуловимые нотки в ее голосе заставили меня поежиться. А девушка помолчала немного и чуть слышно добавила: — И я могу это понять.

Я сделала очередную мысленную заметку. Ох, кажется, в прошлом Дейлы действительно произошла какая-то страшная трагедия. Еще бы найти способ, чтобы выяснить подробности.

— Но почему этот самый недоразвоплощенный лич появился в здешних краях только год назад? — продолжала я недоумевать после краткой паузы. — Если он настолько старый, то где он был все это время? И какое отношение, хотелось бы знать, все это имеет к Аделине? Ведь не туман же, в самом деле, отправил Себастьяну кольцо.

— Очень правильные вопросы, Трикс. — Седрик кивнул, соглашаясь со мной. — Но пока на них, увы, нет ответов.

— И что мы будем делать?

— Тебе прежде всего надо поспать. — Он улыбнулся, наклонился и ласково поцеловал меня в лоб. — Тебе сегодня сильно досталось.