logo Книжные новинки и не только

«Шаг назад, или Невеста каменного монстра» Елена Вилар читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Елена Вилар

Шаг назад, или Невеста каменного монстра

Глава 1

Аэробус А-320 призывно гудел турбинами двигателя. Пассажиры в спешном порядке рассовывали багаж, который не желали сдавать в специальный отсек, дабы не платить лишние деньги. Теперь же чуть ли не ногами они распределяли пожитки по полкам над головой. На мгновение я задумалась, а вдруг мы попадем в зону турбулентности? Перед взором промелькнула картина: распахивающиеся дверцы и бесчисленные сумки, рюкзаки и чемоданы, падающие на головы тем, кто сидел с краю.

— Я хочу сидеть у окна! — прогундосила крашеная блондинка, при этом уставившись на меня.

— Ты и будешь сидеть у окна, — устало отозвался лысоватый мужчина, закидывая свой портфель наверх. — Только ты стоишь не у тех кресел.

— А я хочу тут! — упрямо взвизгнула дама.

— Тогда ты будешь тут без меня, — припечатал мужчина и занял место через проход.

Поежившись, я плотнее запахнула куртку и перевела взор в иллюминатор. Хотелось отгородиться от шума. На коленях лежала книга, заботливо подсунутая моей мамочкой со словами: «Раз не нашла свою любовь, то хотя бы почитай о том, как ее ищут». Стоило ли в очередной раз объяснять, что эту самую любовь я уже давно не ищу? Лет этак с семнадцати. Единожды осознав, что мужиками движет лишь похоть, а женщинами жажда наживы, я раз и навсегда стерла все иллюзии из собственного сознания. О нет! Я не была синим чулком и уж тем более не относила себя к разряду ханжей. Я просто жила и руководствовалась иными принципами. Секс обязательно должен быть в жизни любой женщины, хотя бы для здоровья. Да-да, эти самые оргазмы, о которых написаны тонны макулатуры, нужны прежде всего для того, чтобы женский организм гармонично существовал. Однако никто не заставляет ложиться под первого встречного, современный мир давно создал массу аналогов.

Но что-то меня занесло…

Пассажиры наконец разместились, выдохнули и приготовились слушать бортпроводников. Я же, бегло просмотрев инструкцию по безопасности, перевела взор в окно. Поле, припорошенное ровным слоем снега, заставляло погрузиться в воспоминания последних дней.



— Дорогая, мне не нравится эта твоя командировка! — еще утром возмущалась родительница, наблюдая за тем, как я методично собираю вещи в чемодан.

— Мамуль, а меж тем многие об этом мечтают, — отозвалась я, направляясь в ванную комнату за туалетными принадлежностями. — Подумай сама, — продолжила, задумчиво рассматривая косметичку, — я и месяца не проработала в этой компании, а меня уже направляют в Барселону.

— Да-да, — ехидно отозвалась мама, — с билетом в один конец.

Запихнув злополучную косметичку под кофту, я устало разогнулась, морщась от ноющей боли в спине, и, уперев правую руку в бок, произнесла:

— Потому что по плану я должна провести сверку и подготовить презентацию на месте, а уже потом станет понятно — останусь я в Испании или спешно вернусь домой.

Чуть больше месяца назад раздался телефонный звонок, и одна моя очень давняя знакомая предложила пройти собеседование на только что открывшуюся должность в крупной и быстро развивающейся компании. Она предупредила, что вообще-то на данную позицию огромный конкурс, но, несмотря на это, именно у меня есть все шансы. Просидев сутки над собственным резюме, я отправилась на собеседование.

Как ни странно, директор по кадрам, весьма молодой мужчина, лишь раз пробежал взглядом по страницам мелкого шрифта, чуть дольше задержавшись на дополнительных навыках.

— Значит, вы свободно разговариваете на английском и испанском?

— Да, — кивнула я.

— Деловая переписка?

— Да, — опять кивнула я и тут же поправила: — Английским я владею практически в совершенстве, а вот испанским скорее как любитель.

— Хм, любитель… — задумчиво произнес Артур Борисович.

После чего, отложив документы, снял очки, явно в дорогой оправе, и отвернулся к окну, что занимало всю стену. Жаль, вид из него был крайне удручающим. По соседству стояло точно такое же здание без каких-либо художественных изысков. Просто коробка из металла, камня и стекла.

— Вы нам подходите. — Слова мужчины заставили мое сердце застучать раза в два быстрее от радости. — Разумеется, мы берем вас на испытательный срок. Проявите себя — задержитесь в нашей фирме, нет — получите хорошую запись в трудовой книжке и в резюме. В любом случае для вашего будущего эта практика будет крайне полезной.

— Спасибо! — искренне выдохнула я.

— Не стоит благодарить. За хорошие деньги у нас требуют хорошую работу…

В тот же день я подписала контракт. Сумма, причитающаяся к поступлению на мою банковскую карту, и правда оказалась внушительной. Столько мне еще никогда не платили.

Потребовалось ровно три дня, чтобы понять: московские зарплаты в Питере могут быть лишь тогда, когда требования к работе также московские. Да-да, двадцать четыре часа, семь дней в неделю, и всегда в режиме дедлайн. Однако для моего молодого организма все это было по силам, ведь я четко осознавала, что при таких доходах уже через год смогу позволить себе первую собственную жилплощадь. И пусть она будет за Кольцевой дорогой, и пусть, по словам отца, это будет скорее дупло, чем нора, ибо именно так, по его мнению, выглядит квартира-студия, но это же будет мое! Собственное! Единоличное!

О да, есть к чему стремиться, а потому оставить терзания, и, как говорила героиня одного из американских фильмов, «i love my job».

Что лично я переводила как: «Безмерно люблю свою работу, не осознавая, как выгодно она имеет меня».

Через неделю я не только осознавала, за что мне полагалась такая заработная плата, но и узнала, куда делась моя предшественница. Ненормированный рабочий день подразумевал, что прерывать его можно лишь на сон. Притом если спать вы соизволите на рабочем месте, используя в качестве подушки клавиатуру от компьютера, то с вас еще и вычтут за порчу офисного имущества.

«Выходные? А что это?!» — именно так, не скрывая сарказма, как-то ответила личный секретарь нашего генерального директора. Та милая женщина, что вела проект, который мне поручили, прямо с рабочего места отправилась в городскую центральную больницу с диагнозом «нервное истощение» и подозрением на гипертонический криз, и это в тридцать лет! Однако я как та ворона из широко известного бородатого анекдота, которая ставила цели и не видела препятствий.

...

«Я ворона сильная, накачанная, только в голову долбанутая».

Все померкло и сомнения отпали, как только на пачке с документами я увидела: «Барселона». С того момента, как начала изучать испанский язык, я бредила этим городом. Гуляла по виртуальным улицам карты Гугл, заходила в дома, изучала музеи, магазины, мысленно пила кофе в многочисленных уличных забегаловках…

Три недели, не выходя из офиса в центре Петербурга, я искала офис в Барселоне для нашего филиала. Вела переписку, общалась по телефону. Вчера было плановое совещание, на котором секретарь директора вручила мне билет как раз в тот момент, когда сам Илья Эдуардович произнес:

— Мария, вы вылетаете. С помещением мы определились. Ваша задача — осмотреть все на месте и подготовить развернутую презентацию, после этого подготовить все документы. До тридцатого декабря офис должен быть открыт.

— Слушаюсь, — отозвалась я, внутренне ликуя.

Разумеется, я была счастлива, ведь такая возможность появляется лишь раз. Это был мой личный шанс.

— Маша! — голос матери выдернул меня из раздумий. — Ну раскинь ты своими аналитическими мозгами, — родительница все еще пыталась до меня достучаться, — сегодня двадцатое декабря! Вся Европа гудит в предвкушении рождественских праздников. Милая, ну поговори ты со своим руководством! Не проще ли перенести поездку на начало января?

— Мам…

Кинув укоризненный взгляд на сидящую в кресле женщину, я в последний момент упаковала платье, которое, вопреки маминым возгласам, считала именно вечерним, а не мешком для картошки с парой стразинок, которые и рассмотреть почти невозможно.

— Мамуля, вот увидишь, еще до боя курантов я буду резать оливье на нашей кухне и рассказывать, какой дивный город Барселона.

— Нет, моя хорошая, — устало отозвалась мать. — Не будешь. Я намедни у тети Тофы была.

— Даже слышать не хочу! — взвилась я, застегивая молнию на чемодане. — Твоя тетя Тофик…

— Тофа! — поправила мамуля.

— Плевать! — перебила я, не скрывая эмоций. — Она на прошлое Рождество поклялась, что до конца года я выйду замуж. И?! Где?! В каком углу затерялся тот таракан, которого надо поцеловать, чтобы он превратился в прекрасного принца?! Знать не хочу, что эта еврейка с цыганскими корнями родом с задворок Одессы тебе наговорила!

— Она видела, как ты доберешься до места, — растягивая слова, продолжила мама, намеренно игнорируя мое возмущенное пыхтение. — Но сказала, что ты не вернешься.

— Ее бы слова да Богу в уши! — вспылила я. — Мам! Ты же взрослая женщина, между прочим, имеющая докторскую степень. А слушаешь гадалку замшелую! Ну когда ты перестанешь шляться к этой шарлатанке?! — не на шутку распалялась я. — Кто?! Вот скажи, кто меня оставит в Барселоне?! Эх… Я бы с удовольствием, но куда пойти?! Кому отдаться?! Короче! Перестань нести ерунду!