Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Элизабет Мид-Смит

Школьницы

Предисловие от издательства

Элизабет Томасина Мид-Смит родилась в 1844 году в Ирландии, в семье протестантского священника. Стремление писать появилось у Элизабет в раннем возрасте, что приводило в ужас ее отца — женщины в их семье никогда не зарабатывали на жизнь своим трудом. Но честолюбивая девочка отправилась в Лондон. Проводя много времени в читальном зале Британского музея, она самостоятельно подготовила себя к писательской карьере. Ее первые произведения появились в 1861 году — когда Элизабет было 17 лет…

Наиболее известны ее романы для девочек и женщин, которые сразу стали пользоваться огромной популярностью (некоторые из них уже знакомы нашим читателям, они выходили в серии «Маленькие женщины» — «Девичий мирок», «Школьная королева», «Чудесный замок» и др.). Элизабет Мид-Смит по праву считается «прародительницей» такого направления в литературе, как «школьные романы».

Писательница пробовала свои силы и в других жанрах, создав целый ряд исторических, приключенческих и детективных романов и повестей. Ее литературное наследие огромно — 300 произведений, включая короткие рассказы и статьи в журналах.


Повесть «Школьницы» (The Little School-Mothers: A Story for Girls) вышла в свет в 1907 году. Ее действие разворачивается в Англии, в закрытой школе для девочек.

В один прекрасный день здесь появляется знаменитый исследователь Африки Малькольм Дюрант. После смерти жены он один воспитывает маленького сына, и теперь, отправляясь в путешествие, хочет оставить мальчика на попечение школьниц. Той, кто завоюет сердце малыша, достанется приз — прекрасный пони.

Необычайное событие выбивает девочек из колеи. Каждая старается обратить на себя внимание Ральфа Дюранта. Соперничество неожиданно оборачивается серьезной проверкой для самих учениц: ведь оно обнажает как хорошие, так и дурные стороны их характеров…


На русском языке повесть выходила только в начале ХХ века — в переводе Е. М. Чистяковой-Вэр. Мы сочли возможным представить его нашим читателям в литературной обработке.

Часть первая

Глава I. Школа миссис Бёртон

— Сегодня вечером в нашу школу приедет новая ученица, Робин Стерлинг, — сказала миссис Бёртон. — Ей двенадцать лет, она никогда прежде не училась в школе. Прошу вас взять ее под свое крылышко. Вы слышите, Фредерика и Пешенс Четволд? Гарриет Лен и Джейн Буш, я надеюсь, вы будете с ней ласковы. Роза, Сесиль и Вивиан Эмберлей и без того всегда и внимательны к младшим, и готовы им во всем помочь. Робин отослали из дома потому, что ее мать больна. Эта девочка совсем домашняя и, конечно, станет скучать. Я обещала ее родным, что ей будет у нас хорошо, и надеюсь, вы поможете мне исполнить обещание. Ну, кажется, все. Теперь начнем занятия. Мисс Спарк, пожалуйста, займитесь с третьим классом историей. Мисс Девиньи, шестой класс ждет вас в синей гостиной.

Через минуту воспитанницы Эббифилдской школы разошлись по классным комнатам, и большая зала, в которой они собирались для молитвы и чтобы выслушать наставления миссис Бёртон о новой ученице Робин Стерлинг, опустела. Теперь из классов доносилось лишь сдержанное гудение голосов.

Эббифилдская школа стояла неподалеку от Нового леса, в получасе езды по железной дороге от города Борнмут. Лето уже перевалило за половину; приближались каникулы. В школе было всего двадцать учениц. В третьем классе учились Фредерика и Пешенс Четволд, Гарриет Лен, Джейн Буш и три сестры Эмберлей. В первом было четверо маленьких детей, которые больше играли, чем занимались, и чувствовали себя вполне счастливыми. Самым старшим был шестой класс, эти девушки считались уже по чти взрослыми: Констанс Эмберлей (сестра Розы, Сесили и Вивиан), Джулия Прайс, Агнесс Винтер… Все девушки были серьезными и ответственно относились к своему образованию.

По-видимому, в школе не было дурно воспитанных детей, все они были из почтенных и уважаемых семей, хоть, по правде сказать, Гарриет Лен и Джейн Буш одноклассницы любили меньше, чем других девочек. В школе царило полное спокойствие, и, когда в воскресенье воспитанницы парами шли в старую церковь, или посещали цветочную выставку в Борнмуте, или весело играли на лужайках, окружавших Эббифилд, они казались одинаково довольными, благополучными и счастливыми.

На тот самый день, когда миссис Бёртон объявила своим воспитанницам о приезде Робин Стерлинг, был назначен пикник. Его устраивала мисс Девиньи, учительница, которая вела занятия в шестом классе. Девочки собирались в двух шарабанах [Шараба́н — открытая повозка с поперечными сиденьями в несколько рядов.] доехать до местечка Марк Эш, милях в шести от школы, напиться там чаю, поиграть и побегать на свежем воздухе и только к вечеру вернуться домой. Миссис Бёртон решила остаться дома, оставив воспитанниц на попечение мисс Спарк и мисс Девиньи. И с раннего утра все девичьи сердца трепетали от восторга в предвкушении этого удовольствия.

Мисс Девиньи любили все девочки, и немудрено. Нельзя сказать, чтобы эта учительница была изумительно красива или необыкновенно умна, но она обладала удивительным очарованием и привлекала к себе всех, с кем ей приходилось иметь дело. Под влиянием мисс Девиньи самые неспособные ученицы делались остроумными и понятливыми, мрачные становились добродушными, замкнутые — откровенными. Когда девочкам в третьем классе приходилось одолевать трудности английского, французского и немецкого языков, надежда перейти в класс мисс Девиньи придавала им сил и терпения. Заниматься с ней в синей гостиной было настоящей радостью. Так считали все воспитанницы ее класса, которым уже приходилось иметь с ней дело, а остальные верили им на слово.

Но теперь школьницы говорили не о мисс Девиньи. Их волновало удивительное событие: в третий класс поступает новая ученица. Появление новой девочки по чти перед каникулами само по себе казалось странным; но весьма необычным было и то, что новенькую отдавали на попечение остальных воспитанниц.

Волнениям не было конца. Во время перемены девочки собрались, чтобы обсудить предстоящее появление новенькой. Даже шестиклассницы поглядывали на них с завистью, находя несколько странным, что миссис Бёртон возложила эту ответственность на третьеклашек. Понятно, что старшие считали себя слишком взрослыми, чтобы вмешиваться в разговоры малышей, но их тоже занимала судьба Робин.

— Только подумайте, какое у нее смешное имя: Робин Стерлинг [Робин (англ. robin) — малиновка, Стерлинг (англ. starling) — скворец.]! — воскликнула Фредерика. — Малиновка и Скворец! Вот так птица!

— Не надо смеяться над новенькой, — покачала головой Пешенс. — Давайте лучше заботиться о ней. Интересно, в каком «отделении» она будет жить?

— Возле меня, в дальнем конце спальни, есть свободное место, — сказала Гарриет Лен.

— О, не воображай, пожалуйста, Гарри, туда ее не поместят! — насмешливо проговорила Джейн Буш. — Поверь мне, ее будут всячески баловать. Я отлично знаю, как все будет: ей отдадут место у окна, самое лучшее, может быть, даже твое, Роза, — Джейн засмеялась. — Пожалуй, тебе придется переселиться: твое место наверняка приглянется нашей «птичке». Вот увидишь, что я права!

— Не будь злюкой, — серьезно сказала ей Роза. — Что за беда, если мне и придется уступить свое место? Бедная девочка! До двенадцати лет она жила дома, с родными, которые заботились о ней. А теперь беречь и лелеять ее будем мы. Мне кажется, это даже приятно!

И с ней согласились все, кроме Гарриет и Джейн.

— Интересно, какой она окажется, — задумчиво проговорила Сесиль Эмберлей.

— Я отлично знаю, какая она! — вызывающе воскликнула Гарриет и выдвинулась вперед. — Запомните мои слова: в этой Робин наверняка окажется что-нибудь странное. Почему нам следует ласково обращаться с ней, как просит миссис Бёртон? Почему мы должны ухаживать за ней? Может быть, она слабенькая или больная, может быть, карлица, уродина или косая…

— Полно, Гарриет, — фыркнула Вивиан Эмберлей, младшая из четырех сестер, а потому самая избалованная. — Я терпеть не могу косых!

— Но лучше быть косой, чем горбатой, — вставила Джейн.

— В ней наверняка есть какой-нибудь недостаток, — продолжала Гарриет. — Может быть, не такой заметный, но что-нибудь непременно есть. Она, должно быть, крошечная, безобразная и трусиха. В этом я совершенно уверена. Конечно, мы будем хорошо обходиться с ней, но в то же время нужно ей показать, что она не смеет своевольничать.

— Возможно, ты и права, — заметила Пешенс Четволд. — Мне не особенно нравится тон Гарриет, но и я думаю, что мы не должны позволять этой девочке распоряжаться нами. Если мы ее избалуем, она не будет любить нас.

— Конечно, — подтвердила Фредерика.

— Знаете, а я буду ее баловать! — возразила Роза. — И уверена, что она совсем не такая, как ты, Гарриет, думаешь! — она сердито взглянула на Лен. — Прежде всего у нее чудесное имя, и я убеждена, что она хорошая девочка.

— Не будем ссориться из-за нее, — примирительно заметила Джейн. — Ведь мы редко спорим. Будет досадно, если из-за этой Робин в школе начнутся распри и неприятности… О, слышите? Колокол! Идемте. Ну, кто скорее?