logo Книжные новинки и не только

«Моя герцогиня» Элоиза Джеймс читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Элоиза Джеймс Моя герцогиня читать онлайн - страница 2

— Мы с ним полные противоположности, — горестно заключила Джемма и в раздражении отбросила платье.

— До чего же славно, что вы признаете очевидный факт! — воскликнул Корбин. — Как только люди начинают понимать разницу между ангелами и демонами, жить сразу становится интереснее. Слышал, что его светлость высказывается в парламенте весьма искренне, прямо и без обиняков. — Он помолчал, словно сомневаясь, стоит ли продолжать. — Говорят даже, что можно верить буквально каждому слову. — В голосе послышался ужас.

— Знаю, знаю. — Джемма грустно вздохнула. — Истинный пуританин.

— Отечеству необходимы хорошие люди, — уверенно заявил Корбин. — Жаль только, что они такие…

— Хорошие?

— Скорее всего, мне так кажется лишь в силу собственной испорченности. Даже не представляю себя в парламенте, все, буквально все, как по приказу, носят эти безвкусные парики с буклями над ушами — можно подумать, что вышли на парад солдаты.

— А я, напротив, с легкостью представляю вас в парламенте. — Джемма встала так, чтобы поймать в зеркале взгляд собеседника. — Не сомневаюсь, что вы гораздо умнее всех, кто там заседает. Предпочла бы, чтобы управление страной доверили именно вам.

Лорд Корбин от души рассмеялся.

— Надеюсь, герцогиня, наша дружба не следствие печального заблуждения.

— Наша дружба — следствие вашего неизменного остроумия, — заметила Джемма. — А еще — результат способности честно сказать, что мои чулки не гармонируют с туфлями. Ну и, конечно, нам не удалось бы подружиться, если бы вы, безжалостно сплетничая обо всех вокруг, не притворялись так, что не делаете того же за моей спиной.

— Ничуть не притворяюсь, — возразил лорд Корбин. — Дело в том, что в настоящее время в моем сердце хватает места лишь для одной-единственной женщины, и это место занимаете вы.

Джемма склонилась, чтобы поцеловать приятеля в щеку.

— Мы прекрасно друг другу подходим. — Она села рядом.

— Если не считать того, что сегодня вы настрочены крайне серьезно, — добавил гость. — И необычайно страстно.

— А что, сосредоточенность позволено проявлять исключительно в выборе чулок?

Гость задумался. Он молчал дольше, чем обычно, и наконец ответил:

— Я, например, очень серьезно отношусь к скандалам.

— Но не к самой страсти?

Он поморщился, хотя и продолжал смотреть сочувственно.

— Слава Богу, влюбленность никогда не вгоняла меня в излишний пафос. Красивой женщине серьезное восприятие жизни противопоказано.

— Почему же?

— Создается впечатление, что существует нечто, вам недоступное. А мы, не наделенные особой красотой, хотим верить, что немногие избранные владеют всем, о чем только можно мечтать. В конце концов, суть красоты в этом и заключается.

— Но я чувствую, как с каждой минутой теряю привлекательность, — пожаловалась Джемма. — Должно быть, дело в проклятом возрасте.

— Возраст и страсть! — Корбин с трудом скрывал отвращение. — Если намерены и дальше продолжать в том же духе, придется попросить горничную принести бокал бренди.

— Значит, персиковое платье надевать нельзя, — сделала вывод Джемма.

— Ни в коем случае. Более того, учитывая все, что вы только что сказали, и зеленое может оказаться чересчур вызывающим.

— Для мужа?

— Для вашего мужа, — подчеркнуто уточнил Корбин. — Герцог весьма… — Он умолк, подыскивая подходящие слова. — Видите ли, будь Бомон женщиной, его юбка подметала бы пол, а вырез закрывал шею до самого подбородка.

Джемма на миг задумалась и покачала головой:

— Но не могу же я превратиться в пуританку, чтобы соответствовать вкусам Элайджи. Придется ему брать меня такой, какая есть.

Корбин помолчал.

— Позвольте спросить, какой именно смысл вы вкладываете в слово «брать»?

— Нам срочно необходим наследник, — невозмутимо пояснила Джемма.

— Несомненно. Но мероприятие вовсе не требует от вас страсти и уж тем более не подразумевает волнения. Впрочем, можно поставить на ночной столик бутылку бренди и время от времени позволять себе глоток-другой.

— Хочу большего.

— Ага, значит, отсюда и стремление к пылким чувствам? — заключил Корбин.

— Наверное, я просто глупа.

— Вы не первая в этом строю, герцогиня, однако задача не из легких.

— Лучше зовите меня по имени, — угрюмо поправила Джемма. — Тем более что вы единственный, кому оно известно.

— Я не намерен афишировать чрезмерную осведомленность, да и вам не советую. Итак, насколько можно понять, необходим урок: как заставить мужа воспылать страстью к собственной жене?

В столь откровенной формулировке идея предстала бесконечно далекой от реальности.

— Надену зеленое платье.

— Соблазнительный наряд пользы не принесет; этот прием не…

— Этот прием не для Бомона, — продолжила фразу Джемма. Взяла со стола розовую ленту и принялась накручивать на палец.

— А если наденете персиковое, то и вообще смутите или рассердите. Поверьте, столь вызывающие наряды созданы с одной целью: возбуждать в мужчине стремление к недоступным радостям, к тому, что невозможно даже представить. Но супруг…

— Да-да, конечно.

— Необходимо его удивить, — продолжал мудрый знаток, человеческой натуры. — Повернуться неожиданной, непредсказуемой стороной.

— Нет у меня никаких сторон! — в отчаянии воскликнула Джемма. — Я умею играть в шахматы, и он это отлично знает. Иногда играем вместе.

Корбин застонал:

— Как пожилая супружеская чета?

— В библиотеке, — пояснила герцогиня, — пока обсуждаем прошедший день.

В глазах гостя мелькнули озорные огоньки.

— Что вы придумали? — мгновенно заинтересовалась герцогиня.

— Кое-чего он действительно никогда не видел.

— О чем вы?

— У вас богатое прошлое. Более того, есть и определенная репутация.

Джемма покачала головой:

— Моего прошлого он открыто не одобряет; к тому же терпеть не может любые проявления буйного воображения. Несколько лет назад приехал ко мне в Париж накануне Двенадцатой ночи. Видели бы вы выражение его лица, когда я сказала, что джентльмены должны появиться на балу в костюмах сатиров! Разумеется, герцог наотрез отказался. В итоге все до единого французы щеголяли с длинными хвостами, а Бомон расхаживал по залу в строгом фраке, словно о маскараде и речи не было.

— Само собой. Его светлость и скандал — понятия взаимоисключающие.

— Элайджа содержал любовницу, однако никто не заметил в данном обстоятельстве даже тени скандала. — Джемма сердито бросила ленту на туалетный столик.

— Потому что ничего скандального здесь не было и нет. Любовницы обычны и привычны. А для такого человека, как Бомон, присутствие в жизни подобной особы рано или поздно окажется фактом глубоко постыдным.

Джемма вопросительно вскинула брови.

— Этим женщинам платят, — пояснил лорд Корбин. — Щедро платят за воплощение всевозможных мужских фантазий.

— Фантазии! — с отвращением фыркнула Джемма. — Он регулярно встречался с ней во время перерыва на ленч, да не где-нибудь, а в своем кабинете в «Судебных иннах»! О каких фантазиях может идти речь?

— Это всего лишь бизнес, — заметил Корбин. — Скорее всего, договор был заключен еще до брака, а потом руки не дошли отменить. В каком возрасте герцог унаследовал титул?

— О, совсем юным, — ответила Джемма. — А вы слышали, как умер его отец? Вот уж скандал так скандал!

— Как не слышать! Скончался на месте преступления… с четырьмя женщинами?

— С двумя, — поправила герцогиня. — Всего лишь с двумя. Судя по всему, «Дворец Саломеи» удовлетворял самые изощренные вкусы и оставался любимым заведением старого герцога.

— Стоит ли удивляться, что ваш супруг решил вынести связь с любовницей на всеобщее обозрение? — пожал плечами гость. — Где проще доказать, что твои вкусы не отклоняются от нормы, чем в собственном кабинете?

Джемма удивленно замолчала.

— Но Элайджа говорил, что любит ее, — наконец неуверенно произнесла она.

— Если вы его рассердили, то, стоит ли удивляться подобному утверждению? Со злости можно заявить что угодно. И все же очень трудно любить ту, которой платишь за самое интимное удовольствие. Деньги убивают чувство.

— Вы вселяете ужас. — Герцогиня смотрела так, словно увидела проницательного, всезнающего психолога впервые в жизни.

— Стараюсь, — самодовольно отозвался Корбин — Понимаете, что именно я предлагаю?

— Пока нет.

— Если мечтаете соблазнить мужа, с которым прожили уже много лет, думаю, лучше всего продемонстрировать ему ту сторону собственной натуры, которая открылась миру в Париже.

— Значит, персиковое платье? — Джемма вопросительно подняла брови.

— Нет. Слишком агрессивно и вызывающе сексуально. Чтобы привлечь Бомона, необходимо проявить воображение, предстать веселой и игривой, показать, что существуют радости, недоступные палате лордов и неведомые любовнице. Надо действовать спонтанно, непредсказуемо и интересно.

— Не могу предположить, чем Элайджа…

— Способен заинтересоваться? — Корбин покачал головой. — И я тоже, герцогиня, и я тоже. В этом и заключается вызов. А еще мне кажется, что надо заставить супруга выбрать именно вас.

Хотите сказать, что следует демонстративно поощрять ухаживания Вильерса? — Джемма слегка поморщилась.

— Не исключено. Но помимо этого, было бы неплохо, чтобы с герцогом начала кокетничать дама, способная сравниться с вами в красоте и силе характера.

— Нет, это уж слишком! Поощрять соперницу? Ни за что!

Советчик пожал плечами:

— Ни одна леди не посмеет перейти вам дорогу, если не убедится, что путь свободен. Честно говоря, безразличие — самый надежный союзник. Мужчина никогда не захочет получить ту, которая покорно лежит у его ног. — Взгляд Корбина скользнул к полу, словно, на ковре действительно пресмыкались поклонницы.

— Просить ни за что не буду, — решительно заявила Джемма.

— Всего лишь хочу предостеречь против неосторожной демонстрации всему миру вновь обретенной страсти. Пусть герцог сам к вам придет, пусть, если возможно, отвоюет ваше внимание у другого соискателя. Бомон женился рано и по понятным причинам не успел вдоволь насладиться буйством молодости.

— Но в прошлом году одна молодая леди буквально ходила за ним по пятам, — задумчиво произнесла Джемма. — Некая мисс Татлок, помните?

— Та, которую вы прозвали мисс Метла? Особа с длинным носом и сомнительным чувством юмора? О, ради Бога, Джемма! Достойная соперница обязана соответствовать вашим стандартам красоты, ума и положения в свете.

— Его любовницу зовут Сара Коббет, — грустно сообщила Джемма.

— И этим все сказано, не так ли? Бедняга пользовался услугами женщины с фамилией Коббет. Честное слово, тронут до слез.

— Вы уверены, что даете мудрый совет?

— Безусловно. Парню еще не приходилось чувствовать себя объектом соперничества. Поверьте, он будет счастлив хотя бы потому, что одной из претенденток окажетесь вы.

Джемма задумалась.

— Откуда вам все это известно? — наконец уточнила она после долгого молчания.

— Люблю наблюдать за другими, вот и все, — ответил Корбин, не сумев скрыть легкого налета грусти. — Некоторые бросаются в гущу событий подобно вам, дорогая герцогиня, в то время как другие, включая вашего покорного слугу, предпочитают держаться в сторонке и внимательно смотреть, что и как делают первые.

— Понимаю, — согласилась Джемма. — Вам давно пора сидеть в парламенте и манипулировать простаками, начисто лишенными здравого смысла.

За долгие годы герцогиня Бомон ни разу не дала себе труда задуматься о том, что побудило Элайджу выставить напоказ любовницу, но пережить оскорбление так и не смогла. Как бы там ни было, а брак фактически распался, и молодая супруга с разбитым сердцем сбежала в Париж.

Да, на самом деле все оказалось до банальности просто: как правило, джентльмены снимали своим содержанкам дома в пригородах; никому и в голову не приходило назначать свидания в кабинете, на глазах у коллег и подчиненных.

Вошла Бриджит с двумя бокалами на серебряном подносе.

— Наконец-то! — воскликнул лорд Корбин, принимая долгожданное шампанское. — Напряженная работа ума вызывает жажду.

— Надену зеленое, — решительно заявила герцогиня и повернулась, чтобы горничная завязала тесемки на кринолине.

— Две мушки, — авторитетно заключил мудрец. — Одну для поцелуев, возле губ, а вторую — под глазом.

Шелковистый муар легко скользнул по кринолину. Корсаж подчеркнул и приподнял грудь. Джемма вопросительно взглянула на заинтересованного зрителя.

— Безупречно, — оценил лорд Корбин. — Прелестно и в то же время вполне прилично. А поскольку зеленое платье идеально, хотя и несколько неожиданно гармонирует с розовым камзолом, ничто не мешает мне постоять рядом с первой красавицей Лондона.

Джемма с улыбкой пригубила шампанское. В сердце теплилась искра радости.

— Ярко-красную помаду, Бриджит, — распорядилась она.

— Шалунья, — эхом отозвался джентльмен.

А вот как вы глядела герцогиня Бомон час спустя…

Волосы были тщательно напудрены и украшены зелеными розами с таинственно мерцающими изумрудными лепестками. Сияющие глаза смеялись, а крошечная темная мушка возле рта привлекала внимание к неотразимо пухлым красным губкам. Образ своевольной покорительницы сердец привлекал смелостью, хотя и не сулил легкой победы.

— Безупречно, — повторил Корбин, вставая с кресла.

— Вы просто чудо! — воскликнула Джемма, целуя его в щеку.

Гость расплылся в довольной улыбке.

— Обожаю создавать себе приятные развлечения, — гордо признался он. — Право, герцогиня, вечер обещает немало интересного.

Глава 2

Кембридж, поместье достопочтенного Уильяма Питта

26 марта 1784 года


Вот уже почти час герцог Бомон пытался вырваться из дома премьер-министра. Группа самых влиятельных джентльменов королевства провела две недели в бесконечных обсуждениях законов и законопроектов, в поисках самых надежных путей нейтрализации замыслов Фокса и наиболее эффективных способов блокировки предложений оппозиционера. Каждый убедительный аргумент изощренного политического противника и опытного оратора следовало подробно рассмотреть со всех сторон, оценив как отрицательные, так и положительные аспекты выступлений.

Элайджа долгими часами сражался за идеи, которые искренне считал справедливыми, — в частности, упорно пытался доказать необходимость срочного прекращения работорговли. Ряд битв удалось выиграть, хотя во многих случаях победа осталась за оппонентами. Что ж, суть политики как раз и состоит в умении взвесить и сопоставить неизбежные потери и возможные победы.

— Непременно передам ваши сомнения его величеству, — с низким поклоном пообещал герцог Бомон премьер-министру, достопочтенному Уильяму Питту. — Разумеется, со всем возможным тактом. Согласен, опасно устраивать королевское празднество в непосредственной близости от плавучей тюрьмы.

— Подчеркните, что эти кошмарные сооружения строились с другими целями, — напомнил лорд Стиблстич, цветущий джентльмен с маленькими глазками хитро выглядывавшими из-за пухлых щек. В сочетании с обычной, отнюдь не толстой фигурой лицо казалось излишне полным, а глаза и даже нос существовали в отдельных, специально предусмотренных углублениях.

Элайджа прикусил язык: спорить со Стиблстичем не имело смысла. Его величество и без того прекрасно знал, что пришвартованные на Темзе списанные военные суда создавались с иными целями, а теперь бесславно, как и весь английский флот, доживали свой век.

Однако присутствие на палубах и в трюмах сотен преступников создавало серьезную проблему, неожиданное столкновение с которой вряд ли могло обрадовать его величество. Более того, Элайджа не сомневался, что именно парламент нес ответственность за разумное решение накопившихся вопросов.

— Всего лишь на прошлой неделе бандиты пытались бежать, — добавил Стиблстич скрипучим голосом, не сомневаясь в оригинальности заявления.

— Дворецкий сообщил, что ваш камердинер чувствует себя значительно лучше, — обратился Питт к герцогу, не обращая внимания на брюзжание Стиблстича. — Как только желудок окончательно придет в норму, сразу отправлю парня в Лондон.

— Прошу прощения за доставленные неудобства, — снова поклонился Элайджа. — Не сомневаюсь, что Викери также чрезвычайно признателен за терпение и заботу. — Он повернулся и направился к выходу. Карета уже давно ждала в боевой готовности, чтобы доставить герцога на королевскую яхту «Перегрин», где…

Где ему предстояла встреча с Джеммой.

Две недели постоянных споров и продолжавшихся далеко за полночь попыток доказать коллегам по партии неэтичность занимаемой позиции довели его до полного изнеможения, и все же Бомон с радостью ждал возможности подняться на борт. Устроившись на мягком сиденье в углу кареты, он тут же крепко уснул и проснулся лишь от стука колес по булыжной мостовой лондонских улиц.

Достал из жилетного кармана часы и нетерпеливо взглянул на циферблат. В запасе оставалось всего лишь сорок минут — в случае опоздания «Перегрин» отчалит без него. Король пожелал выйти на середину реки и плыть вниз по течению, озаряя Темзу сиянием ярких огней и радуя окрестности оглушительной музыкой.

Экипаж неожиданно накренился и резко остановился. Элайджа призвал себя к спокойствию: улицы Лондона с трудом вмещали обилие транспорта, так что неожиданные остановки давно вошли в привычку.

Спустя две минуты его терпение иссякло, и герцог постучал в потолок.

— Какого черта, Маффет? — лаконично осведомился он.

— Проехали Олдгейт, но впереди вся улица стоит, ваша светлость! — отозвался кучер.

Элайджа со стоном распахнул дверь. Грумы уже спустились на мостовую и теперь стояли возле лошадей. Густая толпа мешала рассмотреть причину затора.

— Что там случилось? — спросил он, проходя вперед.

— Точно не знаем, ваша светлость, — доложил Маффет, — но, кажется, на Сейтор-стрит построили баррикаду. Вернее, все еще строят.

И правда, в начале улицы возвышалась гора мебели, пустых бочек и прочей громоздкой утвари. Люди весело толкались: кто-то тащил кресло, кто-то пытался увернуться от неожиданно покатившейся бочки. На тротуаре горели два костра и, судя по всему, шла бойкая торговля печеной картошкой.

— А главный здесь есть? — осведомился Элайджа.

— Что-то не видно, — пожал плечами Маффет. — Даже не знаю, ваша светлость, как отсюда выбраться. Он показал назад.

Герцог обернулся: за спиной собралось огромное количество повозок и экипажей — все они миновали городские ворота и оказались в ловушке.

Элайджа окинул критическим взглядом собственную одежду. Праздник на королевской яхте требовал придворного костюма, а потому герцог старательно нарядился в золотисто-желтый, расшитый яркими цветами камзол с позолоченными пуговицами. Что и говорить, в толпе это безобразие будет выглядеть как нелепый букет бархатцев. Черт возьми!

Он решительно направился туда, где костры озаряли баррикаду неровным пламенем — не слишком ярким, но позволявшим свободно ориентироваться в пространстве.

Стоило ему попасть в круг света, как крики и смех мгновенно стихли. Молодой парень с грязными бесцветными волосами и рыбьим ртом застыл, так и не успев взгромоздить на кучу мебели шкаф. Его товарищ, плотный высокий человек средних лет, оказался менее впечатлительным.

— Вечер добрый! — жизнерадостно приветствовал он сверху.