logo Книжные новинки и не только

«Проклятый» Эмили Болд читать онлайн - страница 9

Knizhnik.org Эмили Болд Проклятый читать онлайн - страница 9

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Поиски легенды и ее последующее обсуждение затянулись. Была уже глубокая ночь, когда мы, усталые, но полные надежды, разошлись по комнатам. Мы с Пейтоном тесно прижались друг к другу на уютной кровати и не могли уснуть, несмотря на усталость.



— Расскажи мне еще раз, — попросила я, потому что боялась упустить что-нибудь важное. К тому же легенда была настолько прекрасна, что я чуть не заплакала, когда Шон переводил ее нам.

Я нежно провела рукой по груди Пейтона. Осторожно коснулась еще свежего шрама. Его грудь вздымалась под моей щекой, когда он начал говорить.

— Легенда о пяти сестрах повествует о человеке, который давным-давно жил со своими пятью дочерьми неподалеку от Кинтайла. По его словам, он был друидом. Мужчина так сильно оберегал своих дочерей, что они выросли невинными и в то же время невежественными. Все они были необыкновенно красивы, так красивы, что из-за этого, а также из-за страха перед их отцом ни один мужчина в округе не осмеливался подойти к ним.

Однажды он послал девушек ловить рыбу. Это день стал днем их гибели, ибо зло подстерегало девушек в образе двух статных мужчин. Две старшие сестры остались на берегу, и, когда мужчины представились им, они сразу поддались их льстивым словам и приятной внешности. Поскольку девушки прежде никогда не оказывались лицом к лицу со злом, они не смогли распознать его. Иноземным воинам было легко обманывать прекрасных девушек и красть их сердца благодаря ложным обещаниям. Так продолжалось день за днем, и, доверяя медово-сладким речам воинов, они принимали это за любовь, и мужчины через свои обещания склонили их к браку.

Однако в один из последующих дней, когда сестры вернулись, статные воины исчезли. Девушки осознали свои ошибки, и их разбитые сердца в мучениях кричали так громко, что это грозило им смертью. Они были так привязаны друг к другу, что все пятеро чувствовали одну и ту же боль и предательство, как будто их сердца были потеряны навсегда. Им ничего не оставалось, как обратиться за помощью к отцу. Он винил себя в несчастьях своих любимых дочерей и не мог вынести их страданий. Их чистые сердца не могли справиться с предательством, и поэтому он сделал единственное, что сделал бы любящий отец, который может унять боль своих детей. Он спас их сердца и избавил их от мучений.

Он обратил своих дочерей в камень, чтобы они все время были в безопасности, и никто больше не мог причинить им боли. Он создал горы, неповторимые и прекрасные, как каждая из его дочерей, тем самым воздавая почести каждой из них. Когда придет время, они станут сильными, как скалы, которые отныне их окружали, и им останется только подать свои золотые голоса и превратиться обратно в беззаботных девушек, какими они были до того, как встретились со злом лицом к лицу. И тогда они смогут последовать по дороге, обрамленной розами, которую он все время держал открытой, чтобы дочери могли вернуться к нему и простить его вину в их несчастьях. Пока розы цвели в тени сестер, дорога назад в юность и любящие объятия отца оставалась открытой.

Когда Пейтон закончил свой рассказ древними, почти поэтическими словами, слезы выступили у меня на глазах.

— Разве это не чудесная история? — Я изо всех сил пыталась заставить свой голос не дрожать, так сильно меня трогала судьба сестер.

— Именно так, mo luaidh.

Следующие несколько минут мы молча лежали рядом. Сквозь окно лунный свет падал на наше одеяло, и в моем воображении складки одеяла превращались в могучие и древние горы. Я видела перед собой пять горных вершин. Пять душ, защищенных навеки твердым камнем.

И я думала о том пути, который все время держал открытым для них их отец. Существовал ли этот путь на самом деле? Или, в конце концов, это всего лишь легенда?

— Как нам найти этот разлом во времени, этот путь, который создал друид? — тихо произнесла я вслух то, о чем размышляла.

— У меня есть идеи, откуда начинать наши поиски, — сонно ответил Пейтон. В следующее мгновение он уснул, судя по его ровному дыханию. Я еще долго лежала и молилась о совместном будущем с человеком, который находился рядом со мной. Потому что никто не превратит меня в камень, чтобы унять мою боль. Мне пришлось бы жить с этими мучениями.

Глава 8

Было туманное утро. Сырость проникала даже под одежду, и все тело покрылось мурашками. Я бросила тоскливый взгляд назад, на машину Пейтона, которая только что так приятно согревала меня.

На пересеченной местности я не могла поспевать за двумя шотландцами, которые уже добрались до небольшого кладбища рядом с Auld a´chruinn на дороге, ведущей к островам. Прямо за кладбищем возвышался величественный горный массив Кинтайла с его пятью вершинами — пятью сестрами.

Был ли мой озноб вызван погодой или отголосками легенды, я не знала. Но меня слегка подташнивало, когда я покинула узкую проселочную дорогу и через распахнутую калитку вошла на старое кладбище.

Меня окутала зловещая тишина, которая в менее пасмурный день, возможно, действовала бы не так жутко, но мои нервы и так были напряжены до предела, и дискомфорт только усиливался. Когда я двинулась дальше, птица взлетела вверх и с карканьем скрылась в верхушках деревьев. Туман поднимался с берега озера, и все это напоминало фильм ужасов, даже уединенность этого забытого богом места соответствовала атмосфере.

Я растерла руки и позвала Пейтона. Рядом с ним мне сразу станет лучше.

— А вот и мы, — прокричал он в ответ и вышел из-за здания бывшей часовни, которое было сердцем этого места последнего упокоения.

Я осторожно двигалась вперед, чтобы не споткнуться об одно из почти погруженных в землю надгробий. Древние захоронения излучали умиротворение и спокойствие, и чем дальше я шла, тем больше меня покидал дискомфорт. Сочная трава мягко брала верх там, где раньше были ухоженные тропинки. Многие надгробия склонились под гнетом стихии, а другие и вовсе были сломаны. Серебристые паутинки тянулись через едва различимые тропинки. Я обрадовалась, когда Пейтон положил свои руки мне на плечи и поцеловал меня в висок.

— Что думаешь? Мы пришли в правильное место? — спросила я и нетерпеливо посмотрела на него.

— Оглянись вокруг. Это ли не самое подходящее место для легенд?

— Все так, но откуда тебе знать, что где-то здесь и правда есть разлом во времени? Или что этот путь действительно ведет сквозь время, как гласит легенда?

— Этого я не знаю, но место выглядит тем самым. Мы находимся у подножия пяти сестер, в их тени, что так же может означать ограду. Здесь перед нами, у озера Даич, девушки, должно быть, повстречали свою беду. А видишь там, на вершине холма, большой памятник? Его называют «Отцом друидов».

Я сглотнула. Неужели это все просто совпадение? Полное соответствие легенде вызывало у меня мурашки, и я была рада, что Шон снова присоединился к нам. Он уже успел обойти все кладбище и выглядел слегка растерянным.

— Я ничего не нашел, — сердито буркнул он и провел рукой по своим коротким светлым волосам. — Может, мы сами себя вводим в заблуждение. Только потому, что во многих других легендах кладбища играют важную роль или им якобы присуща великая сила, не значит, что в нашем случае все точно так же.

— Хм, но у меня хорошее предчувствие по поводу этого места. Почему-то оно просто кажется мне правильным, — размышлял вслух Пейтон, оглядываясь по сторонам.

— А что, если поискать у памятника? Возможно, он отмечает собой особое место или содержит какую-то подсказку, — предложила я.

Оба согласились со мной, и мы пошли вверх по крутому склону. В движении мне стало тепло, и я расстегнула куртку. Здесь, наверху, воздух был чистым, и с каждым шагом все больше открывался вид на глянцевую блестящую поверхность озера, простиравшегося у пологих склонов сестер.

— Я тут еще раз подумал, — заговорил Шон, — вчера я говорил серьезно. Пейтон, я не думаю, что у тебя хватит сил отправиться в такое путешествие. Ты забыл, какой тяжелой была тогда жизнь? Один путь отсюда до замка Буррак займет несколько дней.

Тем временем мы достигли памятника. На самом деле даже небольшой подъем сильно истощил силы Пейтона, и, измученный, он опустился к подножию камня. Я выскользнула из куртки и села на непромокаемую ткань, потому что мне совсем не хотелось запачкать брюки. Шон бросил последний взгляд на зловеще поблескивающую в тусклом утреннем свете воду, а затем посмотрел на брата.

— Даже не знаю, что я должен делать, ведь мы до сих пор не нашли пути сквозь время… если он вообще существует, — подавленно пробормотал Пейтон.

Однако Шон, судя по всему, не был готов отказываться от надежды:

— Но, когда мы найдем его, нам нельзя будет терять времени, а подумать мы вполне можем и сейчас. Я пойду вместо тебя и принесу тебе кровь. А ты, черт возьми, продержишься здесь до тех пор, пока я не вернусь, ты понял?

Пейтон долго смотрел брату в глаза, прежде чем подать ему руку, и Шон облегченно вздохнул.

— Клянусь, брат, я не позволю тебе умереть, — заверил его Шон.

Я отвернулась, потому что почувствовала себя незваным гостем, нарушившим этот интимный момент между ними. Но я была рада, что Пейтон не будет подвергаться еще большей опасности. Мое доверие Шону, который стал мне близок, как брат, было безграничным. Если кто и мог принять этот вызов, то только решительный шотландец передо мной. По крайней мере, это время не было ему чуждым, и он должен справиться без проблем.