logo Книжные новинки и не только

«Вместе или врозь» Эмили Джордж читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Эмили Джордж Вместе или врозь читать онлайн - страница 4

— Да, мы поженимся.

— Как его зовут?

Имя вырвалось машинально:

— Питер.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — раздраженно буркнул Филипп. — Ты наверняка недавно познакомилась с ним, ведь ты живешь здесь немногим более месяца.

— Разумеется, знаю.

Нэнси никогда не умела лгать. И то, что она втянула в эту авантюру ничего не подозревающего Питера, было большой глупостью с ее стороны. Спокойно, сказала она себе, никто ничего не узнает, а Филипп скоро уедет.

— Пока это секрет, — услышала Нэнси свой голос. — Так что ты, пожалуйста, не проговорись кому-нибудь.

Филипп передернул плечами — мол, мне-то что до этого.

— И где же твой избранник?

— На холостяцкой вечеринке.

Нэнси внешне казалась спокойной, но на душе у нее было тревожно. От решимости, которая подвигла ее на ложь, не осталось и следа.

— Надеюсь, не по случаю вашей свадьбы?! — в ужасе воскликнул Филипп.

— Нет-нет, это женится его друг! Давай поговорим о наших делах, — предложила она, уходя от опасной темы.

— Давай. — Он наклонился к своему кейсу. — У меня тут записано, что требуется для съемок, размеры комнат и так далее.

Он вынул папку с бумагами, и Нэнси облегченно перевела дух. Но ее спокойствие было недолгим. Подняв глаза, она увидела, что к ним через весь зал направляется Питер.

— Привет! — сказал он, остановившись у их столика. На губах Питера играла его неотразимая улыбка. — Как дела?

— Нормально, — пробормотала Нэнси упавшим голосом.

— Вы, должно быть, бывший муж Нэнси, — бодро произнес Питер, протягивая руку Филиппу. — Я Питер Розански, ее ближайший сосед.

Филипп был явно ошарашен неожиданным знакомством. Нэнси видела, каким оценивающим взглядом он смотрит на Питера. Она порывалась сказать что-нибудь, например: «Это не тот Питер, о котором я тебе говорила». Однако Филипп ее опередил.

— Не только сосед, насколько я знаю, — сказал он, вставая и пожимая протянутую руку. — Поздравляю.

Питер недоуменно уставился на него. Нэнси понимала: еще секунда — и ее уличат во лжи. Она открыла рот, чтобы вмешаться, но словно онемела — с ее губ не слетело ни звука.

— Вы, кажется, должны веселиться на холостяцкой пирушке? — тем временем продолжал Филипп.

— Так и есть, — ответил Питер, кивнув на дверь, ведущую в соседний зал. — Я просто сделал небольшой перерыв, так что не буду утомлять вас долго своим присутствием.

У Нэнси появилась надежда, что гроза пройдет стороной, но тут снова вмешался Филипп:

— Не торопитесь, Питер, позвольте мне угостить вас.

— Благодарю, но я…

— Я настаиваю. — Филипп выдвинул для него стул. — Что будете пить?

Питер постоял в нерешительности, но потом все-таки сел.

— Ну ладно. Это очень любезно с вашей стороны. Мне коку.

— Коку? — удивился Филипп. — Может, выпьете что-нибудь покрепче ради такого события?

— Я бы с удовольствием, но я за рулем. — Питер взглядом проводил Филиппа до стойки бара. — Я, кажется, ясно сказал ему, что это не моя холостяцкая вечеринка. Что он имел в виду?

Нэнси сидела ни жива ни мертва. Она только слышала, как у нее в груди бешено стучит сердце.

— Нэнси? — позвал Питер, обратив внимание на ее смятение. — О чем он тут говорил? Какое событие он имел в виду, предлагая мне выпивку?

Нэнси не знала, куда девать глаза.

— Он, наверное… почему-то… решил, что мы… что вы и я… обручены, — беспомощно пролепетала она.

— Что?! — Питер посмотрел на нее так, словно сомневался, в своем ли она уме. — Что за чушь! Откуда он это взял?

— Это я… я сказала ему.

Выражение полнейшего изумления на лице Питера сменилось раздражением.

— Зачем вам понадобилось лгать? Мы ведь с вами едва знакомы.

— Это был сумасшедший, необдуманный поступок с моей стороны… Я хотела показать Филиппу, что у меня кто-то есть, и ваше имя первым пришло мне на ум.

— Весьма признателен! — В ярости Питер запустил пальцы в свою густую гриву. — Нэнси, когда я приглашал вас поужинать со мной, мне даже во сне не могло присниться, что вы воспримете это как предложение руки и сердца!

— Вы имеете полное право злиться на меня, — покаянно прошептала Нэнси. — Мне очень жаль, что все так вышло.

— Я должен объяснить ему, что…

— Нет! — почти истерично выкрикнула Нэнси и с мольбой уставилась на Питера. — Пожалуйста, сделайте это для меня. — Она прикрыла ладонью его руку, лежавшую на столе. — Филипп пробудет здесь всего два дня, и я просила его никому не говорить о нашей с вами помолвке.

— Если он решит снимать фильм в вашем поместье, он пробудет здесь гораздо дольше, — сухо возразил Питер. — Но главное, я не гожусь для таких игр. Если вы хотите заставить этого парня ревновать вас, найдите другого статиста, а меня увольте.

— Я вовсе не хочу вызвать в нем ревность!

— Тогда зачем весь этот спектакль?

Нэнси тяжело вздохнула. Она была в отчаянии. В эту минуту она была похожа на маленькую испуганную девочку. Ее плечи поникли, словно придавленные тяжким грузом.

— Вы можете ругать меня, но мне надо было как-то отгородиться от своего бывшего мужа. — Нэнси увидела, что Филипп возвращается и быстро заговорила: — Я знаю, что поступила нечестно. Не могу понять, что нашло на меня. Разве вам не приходилось говорить или делать что-то такое, что вас потом самого удивляло?

Питер не успел ответить, так как в этот момент вернулся Филипп.

— Я взял на себя смелость угостить тебя вином, Нэнси.

— Спасибо. — Алкоголь был для нее сейчас как нельзя кстати.

Филипп сел за столик и поднял свой бокал с виски.

— За вас, желаю вам счастья!

Нэнси заёрзала на стуле. В горле у нее пересохло, когда Питер встретился с ней взглядом.

Загнанная в угол и не знавшая, как оттуда выбраться, она вдруг поспешно спросила:

— Питер, помнишь о земле, которую ты хотел арендовать? Думаю, что смогу устроить тебе хорошую сделку.

Он ошеломленно уставился на нее и, с трудом придя в себя, спросил:

— Насколько хорошую?

— Она превысит все твои ожидания, — веско ответила Нэнси.

— Эй, вы! Я провозгласил тост за вашу грядущую свадьбу! — прервал их диалог Филипп. — Вы можете забыть о делах хотя бы на время?

За столиком наступила тишина. Затем Питер поднял свой бокал и весело сказал:

— Извините, Филип. Пьем за будущее.

У Нэнси словно гора с плеч свалилась. Дрожащей рукой она поднесла свой бокал к бокалу Питера.

— Расскажите, как вы познакомились, — попросил Филипп, откинувшись на спинку стула. Он переводил взгляд с одного на другого.

Рука у Нэнси задрожала сильнее, и она вынуждена была поставить свой бокал на стол.

— Как мы познакомились? — повторил Питер и посмотрел на Нэнси. В его глазах плясали веселые чертики. — Нас свела одна ретивая овца. Она незаконно промышляла в моих владениях, так что мне пришлось изловить ее и отвезти хозяйке. Как только Нэнси открыла мне дверь, между нами вспыхнула любовь с первого взгляда.

Питер протянул руку и нежно накрыл ладонью руку Нэнси — так же, как это сделала она несколько минут назад. Но если в жесте Нэнси заключалась мольба о помощи, то в движении Питера сквозил явный соблазн. Он медленно скользил большим пальцем по гладкой коже ее руки, вызывая у Нэнси приятную истому.

— Я подумал: Боже, какая красивая женщина. — Голос Питера звучал низко и очень интимно. Он говорил так, словно они сидели за столиком вдвоем. — Я был полностью очарован. Вот женщина, с которой я хочу прожить до конца моих дней, сказал я себе в ту минуту.

— Но вы же совсем не знали ее, — возразил Филипп.

Его слова вывели Нэнси из колдовского оцепенения. Она резко выдернула руку из пальцев Питера.

— Конечно, не знал. Питер излишне романтичен.

— Но, дорогая, тебе как раз и нравится во мне эта черта, — изображая удивление, нараспев проговорил Питер.

Нэнси кипела от бессильного гнева. Его это развлекает! — зло подумала она, глядя на его довольную физиономию.

— Нэнси тоже всегда была романтиком в душе, — задумчиво произнес Филипп. Мужчины одновременно посмотрели на нее, один — печально, другой — озорно улыбаясь. — Поэтому она и сбежала в Луизиану. Здешняя природа, очевидно, соответствует ее романтическому настроению. Но знаете, Питер, Нэнси горожанка до мозга костей, она не сможет быть счастлива в этой глуши.

Нэнси с возмущением посмотрела на бывшего мужа. Как он смеет говорить обо мне в таком снисходительно-небрежном тоне да еще в моем присутствии?!

— Я вижу, Филипп, ты действительно плохо меня знаешь, — сухо возразила она. — Уверяю тебя, я могу сообразить, что мне нужно в этой жизни, — добавила она с нескрываемым сарказмом.

— Да уж, — подхватил Питер, — вы напрасно беспокоитесь о Нэнси. Она просто рождена для фермерства. Каждое утро встает с петухами, и к пяти утра у нее уже все коровы подоены.

— Не может быть! — воскликнул потрясенный Филипп. Он прекрасно помнил, как его бывшая жена любила понежиться в постели по утрам.

Нэнси, метнув на Питера убийственный взгляд, проговорила елейным голосом:

— Дорогой, ты немного преувеличиваешь. Раньше пяти тридцати я не встаю.

Питер ухмыльнулся и продолжил свою игру:

— Да, любовь моя, но это случается, когда я задерживаю тебя в постели.

Лицо Нэнси стало пунцовым.

— Я должна извиниться, мне надо идти, — быстро проговорила она, взглянув на свои часы.

— Не убегай, посиди еще немного, — стал уговаривать ее Филипп.

— Ничего не поделаешь, — ответил за Нэнси Питер. — В провинции все так живут: рано ложатся, рано встают.

Нэнси готова была испепелить его взглядом. Она, разумеется, была благодарна ему за то, что он ее выручил, но какого черта этот наглец лезет туда, куда не просят?

— Прости, Филипп, но мне в самом деле пора. В котором часу приезжает завтра твой ассистент?

— Часов в одиннадцать. Когда она появится, я тебе позвоню и скажу, во сколько мы будем у тебя.

— Прекрасно. Я, правда, думала, что это мужчина.

— О нет! Дениз Коэн — женщина до кончиков ногтей. — Филипп плотоядно ухмыльнулся. — И настоящий профессионал своего дела.

— Хотел бы я на нее взглянуть, — вмешался Питер.

— А знаете, — оживился Филипп, — я предлагаю поужинать завтра вчетвером! В ресторане отеля весьма прилично кормят. Я угощаю.

Эта идея повергла Нэнси в ужас.

— Нет, мы не можем, — стала торопливо отказываться она. — Завтра вечером Питер… — Она посмотрела на него, пытаясь придумать более-менее уважительную причину. Ее взгляд скользнул по его широким плечам. — Завтра у Питера занятия по бодибилдингу.

Нэнси испытала небольшое удовлетворение, увидев, как сузились глаза ее обидчика. Не все коту масленица, злорадно улыбнувшись, подумала она. Но ее торжество длилось не долго.

— Ничего, дорогая, — спокойно, даже лениво, парировал Питер, — ради такого случая я готов пожертвовать одним занятием. Мы с тобой потом поупражняемся. Вдвоем, — добавил он с придыханием.

Лицо Нэнси пылало огнем. Но она не собиралась участвовать в этом ужине. Завтра же она твердо заявит Филиппу, что об этом не может быть и речи.

— Ну все, я ухожу. — Нэнси мило улыбнулась бывшему мужу. — Увидимся завтра.

— А ты ничего не забыла? — игриво спросил Питер, вставая.

Нэнси замерла в ожидании очередного подвоха.

— Мой поцелуй на прощание, — сказал он и, с притворным вожделением посмотрев на ее губы, наклонился к ней.

Какая наглость! Нэнси почувствовала прилив острой ненависти к этому человеку. Пока она гадала, как выйти из щекотливой ситуации, глаза Питера насмешливо блеснули, и он коснулся своими губами ее губ.

Их прикосновение — теплое, нежное и в то же время требовательное — обожгло Нэнси, и трепет пробежал по ее телу. Она невольно ответила на поцелуй. Это длилось какое-то мгновение, но ощущение было бесподобным.

Наконец Питер отстранился. Молодая женщина, онемев от замешательства, молча смотрела на него. Она заметила, что из глаз ее мучителя исчезли насмешливые огоньки, и его лицо стало очень серьезным. Но, когда на губах Питера снова появилась чуть заметная усмешка, Нэнси сразу вернулась на землю из страны грёз. Она поняла, что этот поцелуй тоже был одним из его трюков, чтобы позлить ее.

— До свидания, — пробормотала она, дрожа от ярости.

— Нэнси, — остановил ее Филипп, — ты не сказала мне, как до тебя добраться.

— Извини, совсем забыла! — Нэнси разозлилась на себя за то, что не может справиться с дрожащим голосом. Она порылась в сумочке и достала лист бумаги, на котором загодя набросала план местности. — Вот, возьми, пожалуйста.

Она взглянула на Питера, надеясь, что тот не заметил нервозности в ее жестах. А он улыбался. Глаза его сияли дразнящим, добродушным светом. Он все понял, удрученно подумала Нэнси.

— До свидания! — бросила она ему, натянуто улыбнувшись.

— Я провожу тебя до машины, — вызвался Питер. — До встречи, Филипп. А может, присоединитесь к нашей холостяцкой вечеринке?

Нэнси стремительно направилась к выходу. Питер нагнал ее, когда она спускалась по ступенькам, и схватил за руку.

— Подождите!

— Что вы себе позволяете? Что за игру вы вели в баре в присутствии моего бывшего мужа? — накинулась на него Нэнси, дав волю накопившейся злости.

— Я играл роль вашего жениха. Разве не об этом вы умоляли меня?

— Вы переусердствовали! — в бешенстве прошипела Нэнси. — Вы нарочно сделали это, чтобы поставить меня в неудобное положение перед Филиппом.

— А я считаю, что сыграл отведенную мне роль вполне профессионально, — возразил Питер. — Это вы переиграли с бодибилдингом.

— Да-а-а? А что скажете по поводу ваших намеков на нашу якобы общую постель или того, что я встаю в пять утра доить коров?

— Ну… я хотел поставить вашего бывшего на место. Я уверен, что вы можете встать в пять часов, если захотите, — с плохо скрытым ехидством сказал Питер. — А насчет нашей общей постели… я просто вошел в образ. Ведь если бы я действительно был вашим женихом, то непременно делил бы с вами постель. — В голосе Питера появились чувственные, соблазнительные нотки. — И я уж конечно был бы недоволен, если бы вы покидали эту постель слишком рано. — Он улыбнулся, заметив вспыхнувший на щеках Нэнси румянец.

— Можно было действовать более тонко, — стояла на своем она, не позволяя увести себя на скользкую тему.

— О каких тонкостях вы толкуете, когда именно вы втянули меня в эту чертову игру?! — не выдержал Питер.

— Да, но вы не должны были соглашаться на ужин! Вы знали, что мне это не нужно!

Питер пожал плечами.

— После того как вы пообещали мне аренду вашей земли, я решил хоть как-то воздать вам за вашу доброту. — Питер рассмеялся, увидев ярость, вспыхнувшую в глазах молодой женщины. — Надеюсь, вы сдержите свое обещание?

— Так вот почему вы вызвались проводить меня? Хотели удостовериться, что получите свой кусок пирога? — ядовито спросила она, с трудом обуздывая нарастающую злость.

— Одну минуту! — Питер перестал улыбаться. — Не надо делать из меня дурака. Я помог вам и, думаю, заслуживаю благодарности.

— Я знаю. — Нэнси прикусила нижнюю губу, мысленно признавая его правоту. — И я действительно благодарна вам. Не беспокойтесь насчет земли, я сдержу слово.

Питер испытующе посмотрел на нее. На бледном лице Нэнси, обрамленном разметавшимися волосами, как два драгоценных камня сияли голубые глаза.

— Очень хорошо, — мягко произнес он.

Снова начался дождь.

— О Господи, я забыла зонтик! — воскликнула Нэнси.

Питер снял с себя пиджак и поднял его над головой Нэнси.

— Где ваша машина?

Она указала на боковую улочку.

— Тогда в путь.

Он приобнял ее за талию, и они побежали к машине. Нэнси могла сказать, что оставила зонтик у двери бара, но промолчала. Ее потрясло рыцарское поведение Питера. Кроме того, ей приятно было ощущать его руку на своей талии, чувствовать его твердое, стройное тело, тесно прижимавшееся к ней. Ее волновало исходившее от этого мужчины ощущение силы. Когда они приблизились к автомобилю, Нэнси достала из сумки ключи и вежливо поблагодарила провожатого.

— Рад был помочь своей временной невесте.

Она улыбнулась. Их головы почти соприкасались под его пиджаком. Нэнси вспомнила недавний поцелуй Питера, и ей захотелось повторения.

А интересно, каков Питер в постели?

Стоило ей подумать об этом, как сердце снова учащенно забилось, в ногах появилась слабость. Нэнси резко вынырнула из-под пиджака и очутилась под дождем.

— Если хотите, я могу подбросить вас до отеля, — сказала она.

— Благодарю.

Они молча проехали короткое расстояние.

— Еще раз спасибо за то, что выручили меня сегодня, — тихо сказала Нэнси, остановив машину у дверей отеля.

— Пустяки. — Питер посмотрел на ее лицо, освещенное яркими огнями, и вдруг сказал: — Ваш бывший муж, видать, крепко вас обидел.

— Почему вы так решили?

— Это единственное, что приходит в голову, когда видишь, как вы сторонитесь его.

Его догадка оказалась настолько верной, что Нэнси не стала даже возражать.

— Могу добавить только, что этот парень — дурак, — убежденно добавил Питер.

Знай ты истинную причину распада моего брака, горько подумала Нэнси, твои симпатии, возможно, были бы на стороне Филиппа.

— В том, что мы расстались, виноват не только Филипп, — вступилась за бывшего супруга Нэнси. — Некоторые — я в том числе — вообще не должны вступать в брак.

— Вам бы следовало предупредить меня об этом до нашей с вами помолвки, — пошутил Питер.

— Прошу прощения. — Нэнси грустно улыбнулась. — Мы забудем об этом, как только мой бывший муж уедет.

— А что будет, если он решит использовать для съемок ваше поместье?

— Скажу ему, что мы поссорились и расторгли помолвку, — не раздумывая ответила Нэнси. — Не волнуйтесь, дальше сегодняшнего представления дело не зайдет.

— Главное, чтобы оно не дошло до алтаря, — криво усмехнувшись, скаламбурил Питер. — Я тоже, кажется, для брака не гожусь.

Нэнси рассмеялась.

— Ну, тогда я не представляю никакой опасности для вас. Не забудьте свой пиджак, — сказала она, увидев, что Питер взялся за ручку дверцы.

— Оставьте его пока у себя. Он вам понадобится дойти от машины до дома. Я заберу его завтра.

Нэнси смотрела, как он взбежал по ступенькам и исчез за дверью отеля. Мысль о том, что она увидит этого мужчину завтра, была не такой уж неприятной.