logo Книжные новинки и не только

«Вместе или врозь» Эмили Джордж читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Эмили Джордж Вместе или врозь читать онлайн - страница 5

6

Небо было прозрачно-голубым. Теплый ветерок предвещал хорошее бабье лето. Нэнси быстро сбросила ботинки, сняла носки, закатала до колен брюки и ступила в кристально чистую воду озера.

Вода была очень холодной, галька впивалась в подошвы ног, но молодая женщина не обращала на это внимания. В такой чудесный день радостно было сознавать, что ты живешь на белом свете. Она не помнила, когда была так счастлива в последний раз. Возможно, сама природа наполняла ее своей живительной силой. Или все дело в том, что сегодня утром Филипп сказал, что ее дом идеально подходит для съемок его фильма? На вырученные деньги она отремонтирует дом, останется и на зарплату работникам, и на выплату части долга дяди Майлза.

Словом, жизнь Нэнси неожиданно изменилась к лучшему.

И сегодня у нее обедает Питер. Он позвонил, чтобы узнать, в какое время может заехать за своим пиджаком, и она неожиданно для самой себя пригласила его на обед. Перед тем, как пойти на озеро, Нэнси приготовила салат и поставила в духовку мясо. Это будет своего рода праздничный обед. Она, правда, не смогла отвертеться от ужина в компании Филиппа, но ей удалось перенести его на то время, когда Филипп приедет на съемки. Мысль о том, что скоро она будет вынуждена встречаться с бывшим мужем каждый день, портила Нэнси настроение, но она старалась думать о другом — о том, что сможет наконец решить наболевшие финансовые проблемы.

Сентябрьское солнце начинало припекать, прозрачная вода манила к себе. Нэнси огляделась. Кроме нее да нескольких овец, пасущихся неподалеку, не было ни души. Питер должен приехать не раньше чем через час. У нее еще останется время принять душ и переодеться.

Она вышла из воды, быстро сняла рабочие брюки и шерстяную кофту и, оставшись в бюстгальтере и трусиках, снова вошла в озеро. Ледяная вода обжигала кожу. Сделав глубокий вдох, Нэнси нырнула. После секундного шока молодая женщина ощутила приятное возбуждение.

Она проплыла десяток ярдов, перевернулась на спину и, расслабившись, стала смотреть на голубой купол неба. Ее мысли лениво блуждали от одной темы к другой.

Все-таки южане очень приветливы, думала Нэнси, вспоминая свою поездку в городок за продуктами сегодня утром.

Миссис Ваккур просияла, увидев ее в дверях своего супермаркета.

— Готовитесь к романтическому обеду? — спросила она, подмигнув покупательнице, и стала предлагать французское шампанское, бельгийский шоколад и другие деликатесы. При этом толстушка все время как-то странно подмигивала.

Вспоминая об этом сейчас, Нэнси нахмурилась. Почему миссис Ваккур так вела себя?

— Нэнси! — услышала она строгий оклик, разнесшийся над озером.

Она вздрогнула, перевернулась на живот и посмотрела на берег. Там стоял Питер. Нэнси подплыла поближе.

— Привет. Вы приехали рано! — крикнула она, оставаясь по горло в воде.

— Вы были сегодня утром в городе? — резко спросил Питер.

— Да, мне надо было купить кое-что, — подтвердила она, недоумевая по поводу его сердитого тона.

— И вы, конечно, не смогли промолчать, — мрачно изрек он.

— Простите?

— Поздно извиняться! — Питер сердито провел рукой по волосам. — Я согласился участвовать в вашей идиотской афере, полагая, что все останется между нами. Но вот я приезжаю сегодня в Лэдлоу, и весь городок радостно поздравляет меня с помолвкой!

— Вы напрасно обвиняете меня, я никому ничего не говорила! — Забыв, во что одета, Нэнси вылезла из воды.

— Может, причина в том, — продолжал Питер, не слушая ее, — что ваш муж собирается пробыть здесь какое-то время? — Как я слышал, вы получили то, что хотели, и он будет снимать свой фильм в вашем доме.

— Бывший муж, — поправила Нэнси. — Да, он… А кто сказал вам об этом?

— Ваш бывший муж, когда я столкнулся с ним в супермаркете сегодня утром. Как раз в то время, когда миссис Ваккур поздравляла меня с помолвкой.

— Черт!

— Вот именно. — Питер метнул на нее сердитый взгляд.

— Вы объяснили ей, что никакой помолвки не было? — У Нэнси стучали зубы, но она не знала, от холода или от страха.

— Нет, и ваш бывший с интересом ловил каждое ее слово. Я сам себе удивляюсь, почему не сказал им, что это шутка или что-то в этом роде. — Его взгляд на минуту задержался на ее полуобнаженной фигуре. Кожа Нэнси имела приятный загар, и на его фоне капли воды, сверкавшие на солнце, были похожи на крошечные бриллианты. — Я согласился помочь вам, но мы не договаривались оповещать всю округу о нашей мнимой помолвке. — Говоря это, Питер старался не смотреть на ее полные груди, поддерживаемые чашечками бюстгальтера, на тонкую талию, на женственные бедра, обтянутые кружевными трусиками.

Нэнси вышла на берег и тряхнула головой.

— Мне очень жаль, что так получилось, — едва слышно проговорила она. — Но даю вам слово, что если они и слышали что-то, то не от меня.

— Значит, это сделал кто-то другой. Филипп тоже уверяет, что не он.

— Вы спрашивали его?

— Да, когда мы вышли из супермаркета. В это время миссис Смитсон с почты крикнула мне через всю улицу, что уже приводит в порядок свою шляпу по такому случаю. Черт знает что! — Питер нахмурился. Он не мог серьезно разговаривать, когда перед ним стояла почти нагая привлекательная женщина. Он протянул руку и взял ее одежду с камня. — Оденьтесь, — раздраженно велел он, — а то вы скоро совсем окоченеете.

— Спасибо.

Нэнси взяла свои вещи. Питер отметил про себя, что у нее длинные и красивые ноги.

— Филипп мог сболтнуть что-нибудь случайно, — заметила она, надевая брюки. — Я просила его хранить тайну и не думаю, что он намеренно нарушил свое обещание. На него можно положиться.

— Вы очень высокого мнения о нем, несмотря на то, что он разбил вам сердце, — проворчал Питер.

— А кто говорит, что он разбил мне сердце? — сразу ощетинилась Нэнси.

— Вы. Вчера вечером, когда втянули меня в свою авантюру.

— Я не могла сказать такое! Вы превратно поняли меня. Я сказала, что мы расстались по обоюдному согласию.

Питер недоверчиво хмыкнул.

— Могу я спросить, что происходит между вами и Филиппом Дойлом? Во что я вляпался, сам того не ведая?

— Ничего не происходит. Я уже говорила вам, что мне нужны деньги и мои отношения с бывшим мужем чисто деловые.

— Зачем же вы тогда ломаете перед ним комедию? Поскольку уж я согласился стать вашим фиктивным женихом, то, может, вы объясните мне, в чем дело?

Нэнси и сама понимала, что его требование справедливо.

— Я сделала это, потому что… Филипп хочет, чтобы я вернулась к нему, а если он будет знать о помолвке, то оставит меня в покое.

— Но вы, кажется, говорили, что он женат, — сказал Питер после небольшой паузы.

— Был женат. Его второй брак тоже развалился.

— Вы, должно быть, очень хотите вернуться к нему, — заметил он холодно.

— Ничего подобного!

— Бросьте, Нэнси! Будьте честны хотя бы перед самой собой, — презрительно произнес Питер. — Вы придумали жениха для того, чтобы сделать себя более желанной для Филиппа.

Его слова ударили Нэнси в самое сердце. Она в испуге уставилась на Питера, лицо ее стало белее мела. Нэнси вдруг осознала, что не уверена в самой себе. Возможно ли, чтобы человек, совсем не знающий ее, так точно угадал, что творится в ее душе? Разглядел что-то, чего не смогла увидеть она сама?

— Нет, — Нэнси яростно затрясла головой, — я еще не сошла с ума, чтобы хотеть вернуть Филиппа!

— Это потому что он сильно обидел вас? — мягко спросил Питер.

Нэнси встретилась с ним взглядом и зло выкрикнула:

— Да! Он обидел меня! Удовлетворены?!

Питер пожал плечами.

— Это не мое дело.

— Правильно. Не ваше. Может, вы теперь перестанете заниматься со мной психоанализом?

— Вы недостаточно интересуете меня, чтобы подвергать вас психоанализу, — огрызнулся Питер.

Нэнси стало больно. Почему? — задалась она вопросом. Ведь этот человек ничего не значит для меня.

Питер, следивший за сменой эмоций на ее лице, вдруг пожалел о своих жестоких словах. Нэнси действовала на него очень странно: иногда жутко раздражала, но были минуты, когда ему отчаянно хотелось защитить ее. Как, например, сейчас. Нэнси смотрела на него глазами раненого животного, и он почувствовал, как у него в груди шевельнулась жалость.

— Ну, возможно, это не совсем так, — поспешно добавил Питер.

— Вы просто пытаетесь быть вежливым, потому что думаете, что задели мои чувства. — Нэнси покачала головой.

— А я задел их?

— Ничего подобного! — сердито ответила она.

— Очень хорошо. — Питер улыбнулся. — Я рад, что мы разобрались с этим вопросом.

Когда он улыбался, Нэнси не могла долго злиться на него.

— Я вообще не понимаю, почему мы спорим об этом, — сказала она со вздохом, — Причины, по которым я пошла на обман, не имеют к этому никакого отношения. — Она стала зашнуровывать ботинки. — Я втянула вас в эту игру, я и обязана вытащить вас из нее, прежде чем весь городок бросится покупать новые шляпы для свадьбы.

— Да уж, медлить здесь нельзя, — согласился Питер.

— Я скажу Филиппу о разрыве так называемой помолвки, когда он приедет на съемки фильма, — сказала Нэнси, завязав наконец шнурки на ботинках.

Она поежилась от холода. Небо заволокло тучами, подул резкий ветер. Молодая женщина вдруг осознала, что ее волосы и белье мокрые.

— Вам надо вернуться домой, пока вы не простудились, — мягко заметил Питер.

— И пока обед не сгорел. — Нэнси вопросительно посмотрела на него. — Вы не передумали обедать у меня?

— Почему я должен передумать? Несмотря на недоразумение с помолвкой, мы с вами можем быть добрыми друзьями, не так ли? — с улыбкой ответил Питер.

— Не возражаю, мы ведь соседи.

Они пошли в направлении ее дома. Ветер набирал силу, гоняя по небу тучи. Неожиданно Нэнси споткнулась, и Питер схватил ее за руку, не дав упасть.

— Боже, вы совсем продрогли! — воскликнул он, сжав ее ледяные пальцы в своей теплой руке. — Вам не следовало лезть в воду — сезон купания уже закончился. И, кстати, пока я не забыл: никогда не заплывайте далеко от берега, когда вы одна. Здесь сильные подводные течения. — Питер взглянул на небо. — Нам надо поторопиться, скоро начнется дождь.

Не успел он произнести эти слова, как на землю упали первые крупные капли. Они побежали. Ветер, хлеставший им в лицо, был пропитан запахом вереска.

Когда они влетели в дом, Нэнси уже не чувствовала холода. Кровь в ее жилах бурлила, как вода в хорошей отопительной системе. Питер взглянул на нее и улыбнулся. Щеки у нее покраснели от бега, волосы высохли и превратились в роскошную волнистую массу. И, когда Нэнси застенчиво улыбнулась ему в ответ, она напомнила ему солнышко, выглянувшее из-за туч.

Она провела языком по пересохшим губам, которые выглядели настолько нежными и соблазнительными, что Питеру захотелось поцеловать их. Но с еще большим удовольствием он заключил бы Нэнси в объятия и исследовал каждый дюйм ее прекрасного тела. Подавив желание, Питер отошел от Нэнси на шаг и потянул носом.

— Как здесь вкусно пахнет!

— Жареный барашек, — рассеянно сообщила хозяйка.

Нэнси видела, что Питер намеревался поцеловать ее, и с бьющимся сердцем ждала этого. Но она ошиблась, чем была сильно расстроена.

— Предлагаю вам пойти переодеться, а я тем временем проверю жаркое, — предложил Питер.

— Хорошо. — Нэнси была рада уйти куда угодно, лишь бы не находиться рядом с ним.

Однако, оказавшись в спальне, Нэнси забыла о мокрой одежде. Присев на край кровати, она попыталась разобраться в чувствах, которые нахлынули на нее минуту назад. Она твердо знала, что между ней и Питером Розански не может быть никакого романа. Хватит с нее Филиппа, из-за ее бесплодности фактически бросившего ее. Один поцелуй, правда, ни к чему не обязывает, и уж такую малость она могла себе позволить, если бы Питер не спасовал.

— Посмотри правде в глаза, Нэнси, — сказала она себе. — Ты просто не нравишься ему. Особенно после шока, который он испытал, побывав сегодня утром в городке.

Нэнси прыснула, представив выражение его лица, когда на Питера со всех сторон посыпались поздравления по поводу мнимой помолвки. Если Питер действительно был закоренелым холостяком, как утверждала миссис Ваккур, он должен был прийти в ужас от всего этого.

Почувствовав, что к ней вернулось самообладание, Нэнси встала, подошла к шкафу и достала из него джинсы и белую блузку.

Она вошла в кухню в тот момент, когда Питер проверял, как прожарилась баранина.

— Ну как? — бодро спросила Нэнси.

— Готова.

Питер обернулся и посмотрел на нее. Как ей удается выглядеть такой сексапильной в джинсах и простой блузке? — с раздражением подумал он. Но это меня не должно волновать, я не собираюсь крутить с ней любовь, сказал себе Питер. Во-первых, она относится к тому типу женщин, от которых за милю разит серьезностью. Во-вторых, эта красотка, очевидно, не задержится в наших краях надолго. Скоро ей надоест игра в фермершу и птичка с радостью вернется в Нью-Йорк. Но самая главная причина заключается в том, что она до сих пор любит бывшего мужа. Так что все, что я могу себе позволить, это дружбу, подытожил Питер.

— Вы не порежете мясо, пока я буду накрывать стол? — попросила Нэнси.

— С удовольствием.

Она открыла дверь, соединявшую кухню с небольшой уютной столовой. Нэнси ловко разожгла камин и принялась за сервировку стола. Когда Питер через несколько минут появился в столовой, все было готово.

— У вас опять проблемы с электричеством? — предположил Питер, увидев на столе две горящие свечи в старинных подсвечниках.

— Нет, я устранила неполадку в тот же вечер. Пробки перегорели.

— Вашим талантам нет конца, — пробормотал Питер.

— Я самостоятельный человек, если вы это имеете в виду, — весело сказала Нэнси и, выдвинув стул, предложила гостю сесть.

— Спасибо.

Питер смотрел, как Нэнси направилась на кухню, и вскоре оттуда послышалась приглушенная музыка.

— Я люблю классику, — сказала она, вернувшись в столовую. — А вы что предпочитаете?

— Мне тоже она нравится. Но, чтобы слушать музыку, у меня должно быть особое настроение, — пояснил Питер.

— Я понимаю, что вы имеете в виду. — Нэнси села напротив него. — Если вам грустно, то серьезная музыка усиливает вашу грусть.

Питер смотрел на пламя свечи, отражавшееся в глазах сидящей напротив женщины, и гадал, что же происходило в ее жизни в тот момент. Может, развод?

— Какую еще музыку вы любите? — спросил он.

— Мне нравится диксиленд. Мне кажется, этот стиль хорошо гармонирует с местной природой.

— Вы приукрашиваете нашу действительность, Нэнси. Здесь может быть очень красиво, когда светит солнце, но для городского человека размеренная сельская жизнь подчас становится невыносимой.

— Я знаю.

В столовой повисло напряженное молчание, но Нэнси не могла уловить причину этой неловкости. Питер долго смотрел на нее испытующим взглядом, затем отвел глаза в сторону и сказал:

— Важно, чтобы вы знали, на что себя обрекаете.

— Я справлюсь, — с улыбкой сказала Нэнси. — Вы живете далеко от меня?

— Шесть миль по прямой. Достаточно далеко, чтобы успеть прийти вам на помощь.

— Очень жаль… — пробормотала себе под нос Нэнси и опустила глаза в тарелку с салатом, удивляясь самой себе: похоже, я начала флиртовать с Питером. — Вы всегда жили здесь? — спросила она как можно небрежнее.

Он покачал головой.

— Я учился на ветеринара. Получив диплом, уехал на два года в Техас.

— А я думала, что вы изучали сельское хозяйство.

— Мой отец думал так же. Но меня всегда тянуло к животным. Мне пришлось заняться фермерством после смерти отца, когда ферма перешла ко мне по наследству.

— Значит, вы не жалеете, что взяли на себя управление фермой?

— Нет, разумеется. Мне нравится работа на ферме. Она, конечно, не слишком прибыльна, как вы скоро сами убедитесь, когда поживете здесь подольше. Но я кое-что добавил к отцовскому наследию — вложил большие деньги в разведение лошадей. Сейчас моя конеферма успешно развивается, а я получаю огромное удовольствие от общения с лошадьми. — Питер поднял на Нэнси глаза. — Вам надо приехать ко мне как-нибудь и посмотреть на мое хозяйство.

— Спасибо, с удовольствием. — Она отпила глоток вина. — Но сначала мы должны уладить проблему с нашей мнимой помолвкой.

— Вы правы.

— Как вы считаете, что мне следует сделать? Я могу поехать в супермаркет, откуда, судя по всему, разнесся этот слух, и сказать миссис Ваккур правду. — Нэнси поморщилась. — Я буду чувствовать себя последней дурой, но я заслужила это.

— Я так не думаю, — мягко возразил Питер. — Когда приезжает ваш бывший муж?

— В следующий понедельник, да не один — с оравой помощников. Они будут готовить дом для съемок.

— А где они остановятся?

— В «Людовике», полагаю.

— Значит, Филипп будет жить не у вас?

— Боже сохрани, нет, конечно! — ужаснулась Нэнси. Она встала и начала убирать посуду со стола. — Честно говоря, я стараюсь поменьше думать о нем. Меня интересуют лишь деньги, которые Филипп мне заплатит за использование моего дома.

Она пошла на кухню за горячим, Питер тоже встал и последовал за ней, но остановился в дверном проеме.

— А что интересует Филиппа?

— Его новый фильм, разумеется. Он очень амбициозен, карьера у него всегда стояла на первом месте.

— Вы по этой причине развелись?

Питер задал этот вопрос очень тихо, но у Нэнси возникло ощущение, что ее ударили ножом в сердце.

— Нет, не по этой. — Она подняла на Питера полные боли глаза. — Мне бы не хотелось говорить на эту тему.

— Извините, я не собирался копаться в вашей личной жизни.

— Дело не в этом…

Нэнси не хотела отталкивать Питера скрытностью, но и не могла назвать ему настоящую причину развода, которая оставила в ее душе до сих пор не зажившую рану. Разве можно просто взять и признаться, что ты не могла дать любимому мужу ребенка, которого он отчаянно хотел?

Они снова сели за стол. На тарелках дымились мясо и жареный картофель, но Нэнси вдруг потеряла аппетит.

— Если хотите, мы можем поиграть в помолвку еще неделю, — осторожно предложил Питер, заметив перемену в ее настроении. — По крайней мере, вы будете чувствовать себя свободнее на ужине с участием вашего бывшего мужа.

— Вы будете присутствовать на этом ужине в качестве моего жениха? — с надеждой спросила Нэнси.

— Да, если это поможет вам.

— Поможет. — Она облегченно перевела дух.

— Вам это может показаться смешным, но вчера в баре я с содроганием думала об этом проклятом ужине. А сегодня даже рада, что он состоится.

— Но сегодня, как мне представляется, ситуация для вас ухудшилась, — заметил Питер. — Пока в вашем доме будут идти съемки, вам предстоит видеть Филиппа каждый день.

— К сожалению. Вы действительно потерпите еще недельку? Я даже не смела надеяться на это…

— Я же сказал, что потерплю. Но с этим спектаклем надо покончить до возвращения Деборы.

— Кто такая Дебора? Ваша девушка? — насторожилась Нэнси.

— Моя тетка. Она сейчас отдыхает в Европе — к счастью. Потому что, будь она здесь, все уже получили бы приглашение на свадьбу.

Нэнси рассмеялась, обрадовавшись, что Дебора оказалась тетей, а не подружкой. У нее даже поднялось настроение.

— Я не шучу, — проворчал Питер, по-своему истолковав причину ее веселья. — Недавно Дебора вбила себе в голову, что мне пора жениться, и начала знакомить меня со всеми девушками подряд. Словом, развила такую бурную деятельность, что я готов от стыда провалиться сквозь землю.