logo Книжные новинки и не только

«Сбывшийся сон» Эмили Роуз читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Эмили Роуз Сбывшийся сон читать онлайн - страница 1

Эмили Роуз

Сбывшийся сон

Пролог

Подумать только, ведь всего три недели назад она и слышать не слыхивала о Рике Марсо.

— Он — директор крупнейшего банка в Центральной Америке, ему тридцать лет, не женат, весьма неравнодушен к хорошеньким женщинам, о нем рассказывают кучу пикантных историй, и даю голову на отсечение, что примерно четверть из этих сплетен — правда. И вот тут-то ты определенно сможешь оказаться нам полезной, Синтия, детка.

— Что ты имеешь в виду, Вэл?

Девушка подняла глаза от блокнота — впервые с начала совещания начальник обратился непосредственно к ней. Синтия до сих пор чувствовала себя новичком в команде, хотя очень надеялась, что это не слишком бросается в глаза. Ее приняли на работу всего пару недель назад, и она еще не могла до конца поверить в свою удачу — в самом начале журналистской карьеры получить место в серьезной газете.

Правда, может быть, «Мир людей» и не считалась самой значительной газетой в интеллектуальных кругах, но колонка обозревателя Вэла Дилана «Взгляд изнутри» постоянно вызывала зависть одних и опасения других из-за бьющих не в бровь, а в глаз разоблачений темных дел в высших сферах.

Синтия очень гордилась тем, что является членом оперативной группы, занимающейся расследованиями в самых высоких деловых кругах.

— Я же сказал — этот парень весьма неравнодушен к привлекательным девочкам. Мы, конечно, ценим тебя, как журналиста, дорогая, но надеюсь, я не задену ничьих чувств, — Вэл с улыбкой обвел взглядом сидевших за овальным столом, — если скажу, что твое личико — самое хорошенькое из тех, которыми мы располагаем.

Она растерянно взглянула на него.

— Но все же… что конкретно ты предлагаешь?

— Интервью с глазу на глаз в интимной обстановке. Ты меня понимаешь, надеюсь?

— Я? О нет! Извини, Вэл, но… — Пораженная, Синтия даже приподнялась со стула, чувствуя, как кровь приливает к щекам.

— Но это же смешно. — Голос Вэла стал жестче. — Послушай, детка, ты ведь согласна, что если слухи о Рике Марсо подтвердятся, это будет нашим крупнейшим разоблачением?

— Да…

— И ты ведь не станешь спорить, что если этот лощеный мерзавец действительно использует свой банк для отмывания денег, полученных от торговли наркотиками, то его необходимо вывести на чистую воду?

— Да, конечно. Это грязный бизнес, и я…

— Любым способом! — снова решительно перебил Вэл, холодно глядя в ее глаза. — Тьери занимается его лондонскими связями, Сэм и Тим — на острие бритвы, в Терра-Нуеве, а тебя я только и прошу, что малость пофлиртовать с ним.

1

— Могу я предложить вам шампанского, сеньорита?

— Нет, спасибо, Уильям.

Синтия поставила пустой бокал на серебряный поднос, который услужливо подал слуга, и оглядела комнату, скользя глазами по группам оживленных мужчин в вечерних костюмах и элегантно одетых женщин, отыскивая взглядом Рика. Тот, казалось, был полностью поглощен беседой с седовласым господином — ее чуткий слух различил низкие бархатистые нотки его слегка хрипловатого голоса.

Словно почувствовав ее пристальный взгляд, Рик резко повернул голову, и они быстро и многозначительно переглянулись, прежде чем он снова вежливо улыбнулся своему собеседнику. Этот мимолетный взгляд, полный нежности и, более того, отчетливого желания близости, заставил сердце Синтии сильно забиться. Она вдруг поняла с мгновенной уверенностью, что сегодня Рик попросит ее остаться. Что же, она уже давно ждала этого момента.

Испугавшись, что румянец, окрасивший ее обычно бледные щеки, выдаст внезапное волнение, Синтия отвернулась к окну.

Вид, открывавшийся из огромного окна фешенебельной квартиры Рика, расположенной на последнем этаже, ночью был еще более великолепен, чем днем. Лондон раскинулся внизу, купаясь в мягком мерцающем сиянии огней; плавно текла черная Темза, и ее непроницаемая поверхность была подернута рябью от капель дождя, который придавал картине слегка нереальный, фантастический оттенок. Из-за дождя каждый фонарь на мосту через Темзу превратился в маленькую золотистую хризантему.

Дождь тем временем пошел сильнее, капли заструились по оконному стеклу. Словно слезы, подумала Синтия и слегка улыбнулась своим грустным мыслям. Нет, сегодня не будет слез. Она отдаст себя Рику с радостью, с готовностью, потому что любит его…

Когда же она поняла? Когда сделала последний решающий шаг от настороженности к непреодолимому влечению и вместо отчуждения и даже некоторой неприязни испытала впервые в жизни обжигающую, страстную любовь?

Это случилось сегодня вечером.

Они шли рука об руку через Сент-Джеймский парк домой к Рику и остановились покормить уток. Смеясь над парой повздоривших из-за крошек селезней, они обменялись взглядами, и тут что-то необычное промелькнуло в его зеленых глазах. Глядя друг на друга, они на несколько бесконечно долгих секунд перенеслись в какой-то совсем особенный мир, забыв, где находятся. Сердце Синтии сначала замерло, а потом застучало так, что она ощутила его биение и испытала головокружительный восторг. Ей показалось, что она парит в воздухе, так стало легко и сладко в ожидании чуда. И чудо свершилось…

Разумеется, она не сделала ничего такого, что требовал от нее Вэл! Влечение Синтия почувствовала с первой же минуты знакомства с Риком — встреча была устроена заранее, — словно внезапная искра пробежала по высоковольтному кабелю. Будучи совсем неопытной в подобных делах, Синтия, тем не менее, сумела ощутить ответную симпатию, несмотря на то, что вначале Рик держался с ней очень сдержанно, почти отчужденно, что не вязалось с тем образом обольстителя, который нарисовал Вэл.

Они начали встречаться.

Несколько дней назад, после посещения театра, Рик подвез ее до дома, внезапно обнял и поцеловал таким страстным продолжительным поцелуем, что Синтия мгновенно забыла о редакционном задании и только беспомощно прильнула к нему. Когда губы Рика скользнули по ее шее и замерли на пульсирующей жилке, она откинула голову назад и застонала от наслаждения.

Рик выпустил ее так же внезапно, как и обнял, и когда она робко пригласила его зайти к ней домой выпить кофе, он в ответ только устало улыбнулся.

— Думаю, это будет не слишком разумно, малышка, — вежливо произнес он и поцеловал ее руку.

Даже легкого прикосновения губ к ее ладони оказалось достаточно, чтобы по жилам Синтии пробежал огонь, а сердце замерло.


Задумавшись, девушка смотрела на свое отражение в залитом дождевыми струями темном оконном стекле. Очень дорогое платье из розового шелка — несмотря на ее протесты, Рик настоял на том, чтобы купить его для сегодняшнего вечера, — облегало ее стройную фигурку. Волосы цвета спелой пшеницы были искусно уложены в замысловатую прическу — правда, так ей казалось лишь до тех пор, пока не подъехали другие дамы. Нежное овальное личико освещали синие глаза, которые у ее двойника в затуманенном стекле казались совсем темными. В этих бездонных озерах так непосредственно отражались самые сокровенные ее чувства, что любой мог легко читать по ним, как по книге.

В зеркальном окне в толпе гостей она различила Рика и пожилого джентльмена — они все еще были увлечены беседой. Синтия заметила, что они смотрят в ее сторону, и с неловкой улыбкой обернулась. Глаза любимого, встретившиеся с ее взглядом, показались девушке совсем далекими — но в этом был весь Рик. Он отличался чрезвычайной целеустремленностью и мог быть суровым и непреклонным, когда речь шла о деле. Синтия уже знала, что он способен уходить в работу с головой, и в эту минуту, несомненно, его мысли были полностью поглощены какими-нибудь финансовыми операциями.

Теперь Синтия не сомневалась в его порядочности. Конечно, пока трудно что-либо доказать, но чутье подсказывало ей, что человек, которого она полюбила, никогда не стал бы заниматься сомнительными аферами. Решено, завтра же она скажет об этом Вэлу, а также о том, что покидает его команду. Может быть, будь она постарше… но сейчас ей не справиться с работой подобного рода.

Синтия надеялась только, что ее проницательный шеф не угадает истины: она, как последняя дурочка, безоглядно влюбилась в намеченную жертву.

Любовь… Синтия слабо улыбнулась.

Несколько часов назад она вела себя как покинутый, тоскующий по ласке ребенок. Оставшись в одиночестве в большой квартире, после того как Рик срочно уехал на совещание, а слуга Уильям отправился в парикмахерскую уложить свои безупречно подстриженные волосы, она как во сне бродила из комнаты в комнату. Сначала зашла в гардеробную, аккуратно разложила на туалетном столике Рика серебряные щетки для волос. С бьющимся сердцем заглянула в спальню, где стояла королевских размеров кровать, и, наконец, оказалась в кабинете.

Она рассеянно взяла из кучи поставленных в аккуратный ряд скоросшивателей одну папку и замерла, прикусив нижнюю губу. Если сейчас заглянуть в бумаги Рика, может быть, она сумеет с уверенностью сказать Вэлу, что в деловых операциях господина Марсо нет ничего криминального. Но нет, нельзя, ведь это личное.

Услышав, что вернулся Уильям, Синтия едва успела поставить папку на место. Она поспешно затолкнула ее в середину ряда, и когда тот вошел в гостиную, девушка, как ни в чем не бывало, сидела на светло-бежевом кожаном диване, небрежно листая журнал. Только щеки немного разрумянились…

Сейчас Синтия увидела, как Рик поставил свой бокал на столик и, лавируя между смеющимися гостями, направился к ней, двигаясь со свойственной только ему ленивой хищной грацией. Он был неотразим — худое смуглое лицо оттеняла белая рубашка, угольно-серые брюки подчеркивали стройность ног и узкие мускулистые бедра. На мгновение Синтия представила это гибкое тело обнаженным: мускулы играют под гладкой загорелой кожей, глаза полны страсти, губы приближаются к ее губам…

Она замерла, созерцая этот мысленный образ, и не заметила, как Рик оказался совсем близко. Быстро проведя языком по пересохшим губам, Синтия произнесла слегка севшим голосом:

— Ну что? Все проблемы решил?

— Я не теряю времени зря. А ты, я вижу, интересно проводишь время. — Голос его прозвучал слегка иронически.

— Ты очень внимателен. Здесь весело, Рик.

Он негромко засмеялся.

— А я как раз подумал, что всем уже давно пора исчезнуть.

Эти слова, почти заглушённые музыкой и смехом, предназначались только ей одной, и Синтия снова почувствовала, как неудержимо краснеет. Он взял ее руку, повернул так, что маленькая розовая ладошка легла на его ладонь. Потом склонился и поцеловал ее. Губы едва тронули нежную кожу, но она почувствовала, как застучало сердце, а по спине пробежал холодок, когда он коснулся губами каждого пальчика. И слегка сжал белоснежными зубами мягкий бугорок ладони у основания большого пальца.

— О, Рик, — прошептала Синтия.

Он освободил ее руку с обворожительной улыбкой:

— Когда наши гости разойдутся, я поцелую тебя по-другому, — и отошел.

Синтия испытала странное чувство: смесь веселья, страха, волнующего ожидания. Она постаралась взять себя в руки, изобразила на лице беззаботную улыбку и обернулась к стоявшей поблизости паре.


— Спокойной ночи, сеньорита Бессет.

Последний из гостей, седовласый господин с примечательной внешностью — важная персона из посольства в Терра-Нуеве, — взял ее руку и классическим жестом поднес к губам для поцелуя. Потом улыбнулся, что-то заметил Рику по-испански и скрылся в дверях.

— Что он сказал?

Рик затворил дверь.

— О, вроде того, что ты слишком очаровательна, чтобы я позволил тебе ускользнуть от меня.

— Понятно. — Она неуверенно улыбнулась. — А ты… позволишь?

Он прищурился и пристально взглянул на нее сверху вниз зелеными глазами.

— Нет, мышонок, — голос его дрогнул, — я постараюсь не упустить свой шанс. — Он привлек ее к себе, и Синтия почувствовала, как по его телу пробежала легкая дрожь. Отстранив ее, Рик снова заглянул ей в глаза, и в жестких чертах его лица проступила нежность.

— О, дорогая, я ждал так долго — целых три недели, — прошептал он ей на ухо. — Но сегодня наступит наша ночь, правда?

Синтия чувствовала, как ее любовь вспенивается пузырьками, словно шампанское, и превращается в чистую радость.

— Ты считаешь, что нам надо… — пробормотала она.

— О, моя дорогая девочка…

Он быстро сжал ее запястья, потом, обняв за плечи, повел назад в гостиную, где Уильям и два приглашенных официанта в аккуратных черных костюмах заканчивали наводить порядок.

— Оставь все, как есть, Уильям, и сегодня ты мне больше не понадобишься.

Слуга кивнул.

— Спокойной ночи, сеньор. Сеньорита… — Он поклонился Синтии.

Уильям кивком поторопил официантов к выходу, и Синтия расслышала, как за ними осторожно защелкнулась дверь, ведущая на половину слуг.

Все еще продолжала негромко звучать народная латиноамериканская песня — немного однообразная мелодия, издаваемая тростниковой дудочкой, чередовалась с высоким, щемящим душу голосом. Рик щелкнул выключателем и среди внезапно наступившей тишины Синтия почти отчетливо услышала, как бьется ее сердце.

Рик спокойно снял пиджак, бросил галстук на стул и расстегнул две верхние пуговицы рубашки.

— Еще бокал шампанского? — Он достал неоткрытую бутылку из ведра со льдом.

— Нет, спасибо, я уже достаточно выпила сегодня. — Она с трудом произнесла эти слова, так как ужасно разволновалась и не знала, как себя вести.

Рик улыбнулся.

— Должно быть, я тоже.

Он поставил шампанское обратно, подошел к Синтии, стоявшей у мраморного камина, обнял ее и поцеловал. Как он обещал, на этот раз поцелуй был другим. Горячие губы требовательно прижались к ее губам, и когда она приоткрыла их, его язык жадно проскользнул между ее зубами. Синтия ощутила головокружительную сладость. Губы слились в подобии пьянящего экстаза, в котором очень скоро соединятся их тела…

Почувствовав внезапную слабость, девушка обхватила любимого за плечи, трепещущие ресницы защекотали его щеку, и он медленно заскользил губами вниз по ее шее, оставляя пламенный след. Настойчивая рука коснулась ее груди, сквозь тонкий шелк платья его пальцы обжигали. От ласк у Синтии закружилась голова, сладостные ощущения были настолько сильными, что она порывисто прижалась к Рику с такой безотчетной страстью, которая в другое время и в другой обстановке заставила бы ее устыдиться. Прикосновения Рика вызывали бурю чувств, она теряла голову и была готова выполнить любое его желание. Синтия понимала, что после сегодняшней ночи она уже никогда не будет прежней.

Она нежно водила кончиками пальцев по его спине, пока наконец ее руки не оказались под тонкой тканью рубашки и с упоительным восторгом заскользили по упругим мускулам.

Синтия почувствовала, как требовательные пальцы расстегивают молнию на спине. Платье легко скользнуло вниз, задержавшись на бедрах. Рик медленно опустился на колени у ее ног, на лице его застыло сосредоточенное, напряженное выражение. Он потянул легкий шелк вниз, и она переступила через платье.

Рик восхищенно оглядел стройную фигурку, совсем нагую, за исключением лишь изящных белых трусиков. С нескрываемым восторгом он любовался каждой линией ее тела — высокой грудью, розовеющей в свете настенных светильников, тоненькой талией, нежными бедрами.

— Твоя кожа чудесна, — прошептал он. Синтия с улыбкой смотрела на него. — Гладкая, как шелк. А тело пахнет медом, как летом цветущий луг… — Он положил руки ей на бедра, привлек к себе и прижался головой к ее животу.

Синтии показалось, что сердце пронзил кинжал, до того острым было ощущение. Она опустилась на пол и, обнявшись, они упали на мягкий ковер. Не помня себя, Синтия пылко притянула Рика к себе, охваченная дрожью страстного желания.

Настойчивые телефонные звонки вернули ее к действительности. Телефон звонил в невообразимой дали от прерывистого дыхания Рика и бешеного стука ее собственного сердца.

Синтия замерла.

— Рик! Телефон!

Он невнятно выругался.

— Да ну его к черту! — И снова потянулся к ее губам.

— Нет-нет, ты должен ответить, — нежно проведя рукой по его щеке, она лукаво улыбнулась. — Для великого Рика Марсо не существует ненужных звонков. — Он шутливо нахмурился, но она мягко добавила: — Ведь впереди у нас целая ночь, правда?

— Ну хорошо, злая девочка. — Рик ласково потянул выбившуюся прядь шелковистых волос. — Но знай, после я отплачу тебе за это. — Он разомкнул руки. — Бог мой, я и не предполагал, что так трудно уйти от тебя. Мне хотелось, чтобы это длилось как можно дольше, я мечтал цедить время по драгоценной золотой капельке, до тех пор пока… — Он свел брови и с раздражением посмотрел на трезвонящий телефон.

— Пока?.. — с замиранием сердца переспросила она, когда он все же поднялся и направился к телефону.

— О… пока ты не потеряешь голову от моих ласк и со слезами не станешь упрашивать меня побыстрее овладеть тобой. И вот вместо этого я оказался на ковре, как какой-то зеленый юнец.

Взяв телефонную трубку, он бросился на диван.

— Марсо слушает. Привет, Джек, ты выбрал удивительно подходящий момент, скажу я тебе. — Он с улыбкой быстро взглянул на Синтию. — Забыл у меня дома что-нибудь? Я спрошу у Уильяма… Нет? Тогда в чем же дело?

Синтия с любовью вглядывалась в жесткое красивое лицо. Рик поймал этот взгляд и заговорщически улыбнулся. От этой улыбки внутри у Синтии что-то болезненно сжалось.

Рик ни разу не говорил с ней о любви. Когда она видела его с другими женщинами — в театре, ресторане или, самое неприятное, сегодня у него в гостях — ее переполняло чувство собственной незначительности. Но сейчас, глядя на него, она подумала вдруг с внезапной решимостью: во что бы то ни стало, я сделаю так, что он полюбит меня.

— Понятно… — Погруженная в свои мысли, Синтия едва слышала, о чем говорит Рик. — Да-да, Джек, я тебе очень признателен. Нет, ты совершенно правильно сделал, что сказал мне.

Рик опустил трубку на рычаг, медленно подошел к Синтии и замер, глядя на нее со странным выражением. Словно, невольно подумала Синтия, старается получше запомнить ее обращенное к нему лицо, как если бы ему не суждено увидеть его снова. Что-то пугающее было в его безмолвной неподвижности, в изменившемся лице. Но вот, после минутного молчания, которое длилось, казалось, целую вечность, он негромко произнес:

— Ты забыла рассказать, как у тебя продвигается сбор материала.

— Какого материала? — Она озадаченно взглянула на него, откидывая назад упавшую на глаза прядь волос.

— Только не говори, что ты не понимаешь, о чем идет речь. — Рик сказал это по-прежнему негромко, почти шепотом, но внезапно в его глазах загорелся огонек, злой и опасный, чего она прежде не замечала. — «Образ жизни самых состоятельных людей мира» — кажется, так называется серия разоблачительных статей, которые вы намерены публиковать?

Синтия поднялась с ковра и стояла, не зная, что сказать.

— О… но сейчас я совсем не думала об этом.

— Не лги мне, черт возьми!

Ярость, зазвеневшая в словах, обожгла ее как пощечина. Синтия вскинула голову и встретилась взглядом с его глазами, в их зеленоватой глубине пылал ледяной огонь.

— Что тебе сказали по телефону? — Она провела рукой по лбу, стараясь собраться с мыслями. Припухшие губы все еще пылали от поцелуев.