logo Книжные новинки и не только

«Приметы любви» Эмилия Остен читать онлайн - страница 23

Knizhnik.org Эмилия Остен Приметы любви читать онлайн - страница 23

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Надеюсь, не от нас, — проговорил Артур.

— Он не ожидал вашего визита и выглядел даже обрадованным, что ли, — ответил Кавендиш. — Если бы я знал, чем ему помочь… Что такое стряслось у Эдвина? Мать одолжила у кого-то огромную сумму?

— О, вы знакомы с его матушкой? — хмыкнул Артур.

— Я же говорю, что знаю Эдвина с детства. Конечно, эксцентричные выходки миссис Лоуэлл не заметить невозможно.

— Вероятно, вы еще знаете… — начал было Артур.

— Хорошо, — прервал их Роберт. — О семье поговорим потом, миссис Лоуэлл в этой истории точно не замешана, как, полагаю, и вы, Кайл. Давайте подумаем, куда он мог так быстро побежать. Кроме банков, что еще есть в городе, привлекательное для приезжего?

— Ярмарка, — ответил Артур.

— Сосновый бор, — предположил Кайл.

— Ярмарка началась одновременно с его прибытием?

— Нет, он пришел на день раньше…

— Потому и позволил себе «вздремнуть», — догадался Артур.

— Стойте! — Роберт приподнял ладонь. — Пришел? Не приехал?

— Он пришел не по дороге, постучался в боковое окно, будто дойти до двери сил уже не хватило. Ботинки истоптаны, ноги ободраны, штаны заляпаны… Выглядел так, будто проделал миль двести пешком.

Артур дрожал, предвкушая погоню.

— Похоже, так оно и было. Лоуэлл, предположив, что по дороге догнать кого-то труднее, двигался этому кому-то наперерез пешком.

— А мы неторопливо разъезжаем в комфортных экспрессах и еще чувствуем себя авантюристами, — Роберт развел руками, — не понимая, что наше путешествие всего лишь баловство.

Артур сурово свел густые брови:

— Но почему он не поступил так же? Не поехал на поезде?

— Вероятно, причина самая простая, — Роберт посмотрел на Кайла. — Могло быть так, что у него совсем не оставалось денег?

— А его матушка была там, откуда он… э-э-э… пришел?

— Да.

— Безусловно. Миссис Лоуэлл обладает уникальным талантом высасывать все до последней крошки, — Кайл вдруг покосился на стоящий на камине портрет светловолосой девушки со вздернутым носиком. — Моя невеста кое-чем похожа на нее, поэтому я и сижу здесь, пытаясь упросить банк оформить мне наиболее спасительную для вклада сумму.

— Итак. Похищен ценный предмет. Лоуэлл бросился в погоню, получил по башке, провалялся в кустах, подхватил лихорадку, но нашел в себе силы следовать дальше. Как-то догадавшись, что воры рано или поздно окажутся в Солсбери, он решил двигаться им наперерез и прибыл в город раньше, но тут уже, поддавшись болезни, свалился почти на два дня. Почему Лоуэлл не сомневался в безошибочности своих выводов? В эти дни город живет ярмаркой, значит…

— И нам туда надо, — закончил Артур. — Пойдем же. И… Предлагаю не забирать из гостиницы Кэрри.

— Само собой! — воскликнул Роберт. — Не стоит ей лезть вместе с нами к людям, которые могут не раздумывая дать по башке.

— Возьмите меня, я уже почти совсем собрался! — заявил Кайл.

— Но что нам с вами делать? — хихикнул Артур— Мы преследуем преступников, а вы, поди, и драться не умеете?

Кайл подошел к нему и — они оказались одного роста — ответил:

— Помощь лишнего человека вам в любом случае не помешает.


* * *

Роберт остановился у крытых торговых рядов.

— Что продают на ярмарке?

— Почти все, имеющее отношение к сельскому хозяйству, — ответил Артур.

— Как нам можно сократить круг поисков? Кайл? У вас есть идеи?

— Надо искать торговцев, прибывших из Брайтона. Тех, кого преследовал Эдвин, — предположил Кайл.

Артур фыркнул.

— Вы никогда не были в Брайтоне? Там вообще нет своего производства. Это курортный городишко…

Кайл повертел в руках круглую плошку для масляного освещения и ткнул пальцем в маленькую дырочку.

— Для чего это?

— Глупый вопрос. Крепить фитиль, — Артур пожал плечами. — Нам не стоит много болтать, где-то здесь Эдвин может догнать похитителя…

— На южном побережье эти штуки используются для декоративного освещения, — невозмутимо продолжил Кайл, — на западном в них наливают колониальные ароматические масла, а если ее подарить жителю Лондона, балующемуся табаком…

— То он может чистить в нее трубку. Я видел таких в паре клубов. Эстеты, которым все надо делать красиво, — встрял Роберт. — Но мы и в самом деле отвлеклись, Кайл. Пора двигаться.

Кайл поставил плошку на место.

— Я работаю в университете, мои магистерские труды и нынешняя работа посвящены торговым отношениям. Вокруг Брайтона много чего производится: есть мастерские с сувенирами, пасеки с великолепным медом, фермы с крупным рогатым скотом, великолепные клубы, где тренируют спортивных лошадей…

— Это нам разорваться и бежать в разные стороны… — простонал Роберт. — Я не знаю, с чем мог пересекаться Лоуэлл. С дамскими товарами? С кредитными банками?

— Что он делал в последние дни?

— Водил мать по шляпным магазинам и катал девушку в коляске.

— В Брайтоне есть резчики по дереву, фермеры, разводящие лошадей.

— Я с одним таким познакомился… Как раз с тем, у кого Лоуэлл нанимал коляску. И о ярмарке речи не было, но… — Роберт нервно почесал затылок — Может, нам стоит пройтись по рядам с животными и остановиться возле лошадей? Это же где-то там, на открытом месте?

— Да, пойдемте, обычно их показывают на свету, устраивая легкие навесы, — согласился Кайл. — Но почему вы вспомнили именно о лошадях?

Роберт не смог ответить — тысячи мыслей одновременно бились в голове, ему так не хватало подсказок Кэролайн, что хотелось забежать за ней в отель и предложить новую загадку, но, похоже, развязка близилась, и он не собирался втягивать девушку в неприятности.

Толкотня закончилась, и они вдохнули наконец свежего воздуха. Высушенные и вытоптанные куски грунта, бывшие некогда зелеными лужайками, разделялись невысокими загородками на узкие прямоугольные участки. Лошади, измученные или, напротив, норовящие показать себя, бродили в поисках укрытия либо с нахрапом подбегали к проходу и, вскинув головы, уносились обратно.

— Коней здесь побольше, чем людей, — заметил Артур, вглядываясь в даль. — Никого, похожего по описанию на Эдвина, я не вижу.

— Его здесь нет, — подтвердил Кайл спустя минут десять. Этого времени ему хватило, чтобы быстрым шагом пройти почти до самого конца ряда и вернуться. — Можно уходить.

— Постойте, — Роберт мучительно думал. Тяжеловозы с мощными крупами, мускулистые упряжные, легкие пегие лошадки чуть побольше пони — ничего похожего он в Брайтоне не видел, нечего даже спрашивать, откуда они прибыли.

— Вам чем-то помочь? — лениво окликнул их высокий худощавый человек в бриджах и высоких сапогах. — Здесь не все выставлены, есть еще второй ряд и перевозные денники, но это чуть и стороне, так просто не найдете. Если нужно что то конкретное, могу подсказать.

Чтобы отвязаться от него, Роберт брякнул первое, что крутилось в голове:

— Нам бы что-то типа кливлендской гнедой, но вряд ли у вас есть подобное…

Прищурившись, верзила осмотрел троицу с ног до головы, прикидывая платежеспособность возможных покупателей, затем проворчал:

— Негоже продавать жемчужину коллекции в первые же дни, говорят, это к плохим торгам… Но вы же люди серьезные?

— Нет-нет, я так спросил, — Роберт попятился, понимая, что сейчас в них сейчас вцепятся и начнут навязывать покупку, — хотелось присмотреться…

Но глаза продавца, успевшего заметить нарочитую расслабленность Вуда, уже загорелись:

— Не сомневайтесь, сэр, настоящая, кливлендская. Вернее, это он. Шикарный красавец, жаль только, что мерин, но зато послушен, умен, крепок здоровьем, прибыл из самого Брайтона…

— Мерин из Брайтона? — спросил Роберт театральным шепотом, словно актер, исполняющий роль Гая Гисборна, которому срочно надо отработать реплику о стрелке из Шервудского леса. — Покажите!

Но торговец и так почти тащил его за рукав узкими проходами между натянутыми веревками и бревенчатыми заборчиками.

— Вот! — гордо воскликнул он. — Красавец, правда?

Роберт поднырнул под канат и приблизился к покорному гнедому, выглядевшему немного утомленным путешествием.

— Хотелось бы посмотреть на его бумаги, — с замиранием сердца произнес он, но сомнений уже не оставалось.

Такой же выпуклый профиль, широкую грудную клетку и слегка покатый круп Роберт видел недавно у другого коня, которого даже без белого сердечка на лбу можно бы было назвать близнецом этого.

— Он без бумаг, но его освидетельствовали наш ветеринар и специалист по упряжным лошадям…

— Ворованный? — резко спросил Роберт.

— Что вы, что вы! Сейчас у нас с этим строго, — худощавый отмахнулся. — Либо незарегистрированная вязка, либо приблудный. Кто же нынче ворует лошадей?

— Я знаю его хозяина. — Роберт весь подобрался, уже зная ответы на большинство вопросов, но желая докопаться до мелочей. — И знаю обстоятельства, при которых эта лошадь пропала. Упаси вас боже кому-то ее перепродать, неприятности я вам обещаю…

— Что-то здесь не так. Я взял ее у людей, с которыми работаю уже несколько десятков лет, я купил у них не одного пони и не одного тяжеловоза, какой им смысл воровать лошадей? Или у вас расовые предрассудки?

— Какие пони? Цыганские кобы небось? — Роберт похлопал лошадь по шее. — Пока, Агнец! — и вернулся к Артуру и Кайлу, тоже начинающим смекать, в чем дело.

— Ну да, они регулярно привозят мне подрощенных жеребят кобов, да нет же, не может эта лошадь быть ворованной…

— Уверяю вас, в ближайшие часы я телеграфирую ее истинному хозяину, и он немедленно примчится за своей собственностью. Вы, скорее всего, введены в заблуждение, но вот с тем, кто украл лошадь, разговор будет серьезный.

— Вы назвали его Агнцем, — вздохнул худощавый, обмякая. — А у нас он откликнулся на кличку Ламби [От англ. lamb — ягненок.]. Значит, вы не обознались.

— Эту лошадь невозможно не узнать, пол-Брайтона подтвердит вам ее имя, слишком приметная и давно возила туристов и местных по городу. Кто ее привел? Цыгане?

— Семья Влада и Гало, я уж не знаю, кто там у них старший, — торговец чуть не плакал, с досадой сжимая в руках хлыст. Ярость в нем мешалась с разочарованием, но он старался держать удар и, видимо, уже придумывал способ вернуть свои деньги.

— Ясно, — бросил Роберт и помчался к цыганскому стойбищу.


* * *

Откинув щеколду, Влад приоткрыл одну из дверей и спустился на ступеньку. Кэрри поняла, что другой такой случай подвернется не скоро: руки цыгана заняты Эдвином, сам он идет по узким деревяшкам и занимает неустойчивое положение.

С отчаянием девушка бросилась вперед, запоздало подумав, что в этой схватке может пострадать беспомощный Лоуэлл.

Влад упал, не вполне понимая, что случилось, но среагировал мгновенно: свернувшись клубком и кувырнувшись несколько раз, он вскочил на ноги, полностью готовый к обороне: чуть приседая, с лезвием каргаса в руке, сверкая зрачками и оскалившись белоснежными зубами. Кэрри перепрыгнула через лежавшего на ступеньках Лоуэлла и бросилась наутек.

Влад растопырил пальцы — Кэролайн не видела, но хорошо представляла, как это выглядит: выпущенные хищные когти — и прыгнул, оказавшись сразу за ее спиной.

— Куда же ты, дорогая? — нежно спросил он.

Девушка метнулась в сторону, оставив у него в руках пиджак, и побежала к тем загородкам, которые не выводили к цирку, — к этому заведению она теперь ни за что не рискнула бы сунуться.

Впереди показались люди, три человека, к радости Кэролайн, точно не цыгане и не цирковые.

— Сюда, сюда, Кэрри! — крикнул один из них, и девушка, собрав последние силы, пересекла истоптанную площадку и попала в объятия Роберта.

Влад тигром налетел на них, но между ним и спасающейся Кэрри оказался упитанный Артур, которого сбить с ног было непросто даже очень сильному человеку.

— Что тут происходит? — возмущенно воскликнул он.

Влад мгновенно вытащил каргас и приставил к его горлу.

— С дороги! — прорычал он.

— Но-но! — Артур втянул голову и шею в плечи, но с места не сдвинулся, напротив, попытался дернуть цыгана за рукав.

Влад чуть перехватил каргас, направив его вперед не острием, а лезвием, и повторил угрозу:

— Любому, кто станет между мной и моей судьбой, я перережу глотку.

В этот напряженный момент жизнь Артуру спас только плотный шейный платок, туго замотанный по случаю ветреного дня: как ни был остер ритуальный клинок, даже процарапать дорогой шелк не получилось. И секунд, потраченных на угрозу, хватило на то, чтобы цыгана одновременно схватили Кайл и подоспевший Роберт.

Влад выкрикивал ругательства и отчаянно отбивался, но при всей его силе и ловкости сражаться сразу с тремя крепкими мужчинами, один из которых военный в отставке, было непросто.

Кэролайн подобрала втоптанный в грязь каргас и вернулась к Лоуэллу, он дышал ровно, но девушка все равно сильно волновалась за его жизнь, и эта тревога перебивала ту, которая почти останавливала ее собственное сердце — в нескольких шагах от нее Роберт и Артур боролись с разъяренным цыганом.

Кэрри понимала, что надо бежать за полицейскими и доктором, не теряя драгоценного времени, но как оставить Роберта в беде? Любая нелепая случайность могла стоить ему жизни, и неизвестно, не прятал ли Влад в одежде еще какое-то оружие.

Кэролайн взяла каргас и направилась к дерущимся, как бы ни извалялись они уже все в грязи, различить кричащую одежду Влада удавалось без труда. Нет-нет, нападать девушка не собиралась — только попугать, но для этого пришлось подойти ближе. Тут раздался крик Кайла — и он отполз в сторону, держась за вывихнутую руку. Артур, отчаянно ругаясь, пытался навалиться на Влада сверху, но мешал этим Роберту, тому не оставалось свободы действия, цыган же выскальзывал из любого захвата.

Вокруг начали собираться зрители: пара цыганских мальчишек, две женщины в нарядах ярмарочных гадалок, огромная дама в оранжевом платье…

— А ну-ка разойдись, что здесь такое? — зычно крикнула последняя, мельком взглянула на Кэролайн и отважно шагнула в центр драки, не задев при этом барахтающегося Кайла.

Она получила предназначенный Владу гулкий удар кулака в бок и словно вовсе не заметила его — сграбастала цыгана огромными руками и как спеленутого ребенка оттащила в сторону.

Повторно замахиваться на женщину Роберт, конечно, не стал, он лишь мельком глянула на сжатую в кулак руку:

— Какой великолепный хук мог бы быть, не уйди он мимо цели.

— Тихо! — проорала цыганка, и, к изумлению Кэролайн, Влад весь обмяк и безучастно махнул рукой.

Роберт отступил на шаг и, посмотрев на Кэрри — жива, жива, жива, — ехидно поинтересовался:

— Теперь-то я могу поговорить с настоящим главой клана?

— Сейчас-сейчас, только дадим ему отдышаться как следует, — спокойно ответила Гало. — А то накинулись втроем на одного… И не стыдно? А еще джентльмены… — с укоризной добавила она.

Роберт с тревогой обнял Кэрри и взял у нее каргас.

— Из-за этой штуки страдают люди, — сказал он цыганке.

Та вновь прищурилась, быстро прикинула дороговизну камня и заметила:

— Мы такими изделиями не занимаемся, она не наша. У нас серебро, железо и кожа.

— Это каргас, — хмуро пояснил Влад. — А в нем камень судьбы.

Гало всплеснула руками:

— Надо же, нож из детской сказки? Кто бы мог подумать, что он существует.

— Я знал, я верил! — горячо сказал Влад, больше не делая попыток ни на кого напасть и избегая встречаться взглядом с Кэролайн.

— Помню, все уши прожужжал. Лучше объясни, как сюда попали эти люди? И кто валяется там у ступенек? Он хоть живой?

— Длинная история, — сказали одновременно Роберт и Кэрри.

— И чрезвычайно запутанная, — добавил Артур, помогая подняться скривившемуся от боли Кайлу.

Цыганка же, заметив землистую бледность на лице Кавендиша, подошла к нему, подхватив под мышки, поставила на ноги, нимало не смущаясь того восторженного близорукого взгляда, которым Кайл смотрел в вырез ее платья, дернула за руку, щелчком возвращая ее на место, покачала головой и подняла из грязи очки.

— Вот, возьмите… А вы миленький — не будь я сейчас занята, непременно погадала бы. Люблю таких, серьезных и симпатичных, им в жизни должно везти… — она посмотрела на Влада. — Им-то не до сказок. Но хватит болтовни. — Она еще раз строго поглядела на всех, мысленно наклеивая каждому ярлык: незамужняя красотка, инфантильный бобыль, живущий в семье с дамами, порочный красавчик. — Давайте-ка в вардо, там меньше любопытных глаз.

И она вошла в кибитку, с усилием, но грациозно втащив в нее тело Эдвина.


* * *

Роберт не сводил глаз с находящегося напротив Влада, тот отвечал ему столь же яростным взором. Кэролайн смочила водой из фляги лицо Артура и положила на лоб Эдвина батистовый платок. Артур сел рядом с сестрой, как и Роберт, он чувствовал опасность, исходящую от Влада, и готовился, если что, броситься в бой, используя вес, свое единственное преимущество. Кайл притулился у стенки, завершая полукруг.

Гало стояла посреди вардо, уперев руки в пышные бока, нахмурив густые брови, и поочередно поворачивалась ко всем присутствующим.

— Давайте говорить по одному. Спрошу прямо. Почему вы напали на моего брата?

— Он гнался за мисс Джайлз, — ответил Роберт, к своему удивлению, испытывающий к огромной цыганке невольное уважение.

Гало посмотрела на Влада, который промолчал, что-то обдумывая.

— Ты не сказал «нет», — тихо произнесла она, и от этих ее слов цыган не то чтобы сильно присмирел, но стал гораздо спокойнее.

— Я хотел договориться.

Гало перевела взгляд на Кэролайн, которая в присутствии друзей осмелела и постаралась посмотреть на ситуацию с юмором: Влад ей больше не угрожал, а пересказывать весь тот бред, что он нес, девушке не хотелось бы.

— Мы не сошлись в теме разговора, — подтвердила она слова цыгана, — поэтому я, вспомнив о неотложных делах, решила поспешить.

От ее нарочито небрежно брошенных слов Роберт вздрогнул, но уточнять ничего не стал.

— Разобрались. — В кибитке было жарко, и над верхней губой цыганки выступили капельки пота. — Теперь поговорим об этом красавчике. Почему он лежит без сознания?

— Он мешал нам говорить, — скривился Влад.

— Но и без него у вас беседа не сложилась? — хмыкнула Гало. — Ты ударил его?

— Да, разочек.

— Неправда! — встряла Кэрри. — Он уже нападал на Лоуэлла в лесу возле Брайтона.

— Не трогал я его, — ответил Влад, окончательно лишенный того фанатичного блеска в глазах, с которым преследовал Кэрри. Теперь он говорил с тягучей ленцой, нащупывая линию обороны и старательно сохраняя лицо. — Он напал на Ранко и Янока, один из них треснул его по голове подвернувшейся под руку корягой. Ребята защищались. Как, впрочем, и я сейчас.

— Значит, Брайтон? — уточнила Гало. — Этот тип с недопробитой головой дошел сюда за нами оттуда. Он без сознания, но, может, вы мне скажете, что заставило его преследовать Влада?

— Вот это, — тихо сказала Кэролайн, демонстрируя каргас, но не давая его цыганке в руки.

Но той и одного взгляда хватило, чтобы оценить натуральность камня и тонкость работы.

— Это не подделка, — с изумлением произнесла она. — Откуда он взялся?

— Каргас принадлежит моим подопечным, — ответил Роберт, — двум сиротам, отцу которых я обещал, что прослежу, чтобы в Англии их никто не обидел.

— А как он очутился здесь, в нашем вардо? Я думала, каргас существует только в детских сказках, в которые верил наш отец и которые так любил слушать Влад. Наследие предков, столетиями хранящееся в заброшенных индийских городах..