logo Книжные новинки и не только

«Приметы любви» Эмилия Остен читать онлайн - страница 25

Knizhnik.org Эмилия Остен Приметы любви читать онлайн - страница 25

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Но, милая, — осадила ее Элис, — мы же договорились не упоминать о…

— А я сейчас не о Лиззи, — фыркнула Патриция, вставая и размахивая каргасом. — А о поспешном отъезде мистера Лоуэлла из Индии накануне кровопролитных боев, в которых погибли его товарищи и командир.

Роберт с изумлением повернулся к Эдвину:

— Это правда?

— Как и в истории с каргасом — не совсем, — вздохнул тот. — Моя драгоценная матушка решила, что полтора года — слишком долгий срок для отсутствия единственного сына… Я получил срочное письмо, написанное рукой ее лечащего врача. В нем сообщалось, что миссис Агнес Лоуэлл при смерти и желает проститься с сыном. Черт, я пошел к полковнику, показал послание и даже предупредил, что, возможно, все не так уж и страшно, здоровье моей матери нелегко пошатнуть. Но вы, мистер Вуд, наверняка слышали о полковнике Бредшоу, уважающем семейные ценности? «Первым делом — корни», — говорил он. Поэтому и подписал мне отпуск не раздумывая. Я покинул лагерь ночью, чтобы успеть на корабль, а полкового секретаря будить не стали, командир обещал оформить все по правилам утром.

— Но полковник Бредшоу, как и многие другие офицеры, оказался предательски убит на рассвете… — закончил Роберт, который знал это.

— Да, мне сообщили в офисе Ост-Индской компании, куда я пришел по прибытии в Лондон, как только выяснил, что с матушкой в самом деле все в порядке, а поводом к письму послужила банальная простуда! Я горячо жалел погибших друзей. Мне тяжело и больно было читать газеты с известиями из Индии, но мысль о том, что вокруг моего имени могут ходить слухи о дезертирстве, — приятные черты лица Лоуэлла исказила горькая усмешка, — никогда не возникала.

Он бросил взгляд на забившуюся и самым темный угол Лиззи, но она по-прежнему не поднимала глаз.

Патриция вернулась на свое место, чуть успокоившаяся, но все еще задумчивая, и Кэролайн исподтишка даже залюбовалась ею. Несмотря на свой юный возраст, Пэт оказалась не столь уж наивной — о молодых людях она судила не только по внешности, но и по репутации, даже придирчиво изучала всю подноготную, прежде чем довериться им.

Кэрри ощутила легкий укол ревности: такой девушкой Роберт вполне мог бы увлечься, побудь он с ней наедине подольше. Что до самой Патриции… Несомненно, ее речи выдавали восхищение Робертом и безграничное доверие к нему, но не крылось ли за этим более глубокое чувство?

Пока же он сам вкратце пересказывал их приключения, опустив лишь странное нападение Влада на Кэрри, Лиззи немного оживала, Патриция оттаивала, а сестры Эндрюс скучнели на глазах. Элис еле справлялась с артритными болями, вызванными переменой погоды, а Ребекка все чаще поглядывала в окно.

— Таким образом, оправа и камень воссоединились и вернулись к своим законным владелицам. Думаю, можно считать, что история завершилась благополучно, — театрально закончил Роберт и отвесил шутливый поклон.

— Вот и хорошо! — нетерпеливо воскликнула Ребекка, приподнимаясь со своего места. — Девочки достаточно много пережили, и я надеюсь — это было последнее испытание, выпавшее на их долю. Спасибо, мистер Вуд, вам и вашим друзьям за заботу. А теперь Элизабет и Патриция могут предложить наконец всем чаю, а я вас покину, уж извините. Вчера затеяла пересадку кустов, которую пришлось прервать после вашей телеграммы, чтобы подготовиться к встрече… Раз у девочек проблем с финансами теперь не: будет, я могу вернуться к прежним заботам и проследить, что там натворил наемный работник, боюсь, как бы он не повредил корни.

— Но мы бы хотели еще раз поблагодарить вас и вашу сестру за понимание, с которым вы… — начал было Роберт.

— Не стоит, — бросила Ребекка, не оборачиваясь, но все же остановилась на пороге и отрезала: — Мы, знаете ли, тоже уважаем семейные ценности и в первую очередь помним о корнях…

Мисс Элис встала, и далось ей это с трудом.

— Пойду прилягу, — улыбнулась она. — В последние дни пришлось понервничать. И, по-видимому, в ближайшие придется делать это снова, — загадочно добавила она.

— Я помогу вам дойти, — засуетилась Лиззи, вскакивая и открывая дверь перед теткой, и, ни с кем не прощаясь, исчезла в спасительной темноте.

— Что с тобой, Эдвин? — внезапно спросил Кайл, наблюдающий за другом. — Ты совсем бледный.

— Мне надо подышать свежим воздухом, — глухо сказал тот, вслед за Ребеккой Эндрюс выходя на улицу.

Кайл вздохнул и побрел за ним.

Роберт переглянулся с Артуром и Кэрри и обратился к Патриции:

— Мы уедем сегодняшним вечерним экспрессом, Пэт.

— Жаль, — девушка внимательно смотрела' на них, закусив губу и что-то обдумывая.

— Нет смысла оставаться в Брайтоне, и вам, и вашим тетушкам нужен отдых.

— Да.

— И, Пэт… — Роберт обратился к ней так мягко и нежно, что подозрения Кэролайн вновь заплясали в ее голове. — Пойми, нам придется взять это с собой, — он показал на каргас. — Положить для сохранности в банк. А от вас мне нужно согласие на обращение к оценщикам…

— Погодите, — Пэт хмурилась и морщилась, но все-таки решилась. — Да-да, забирайте и кладите в сейф, только скажите, эта штука очень дорого стоит?

— Да, очень, — кивнул Роберт, пытаясь разобраться в причинах ее тревоги.

— Очень-очень, — добавила Кэрри, предположив, что понимает вопрос Пэт правильно.

— И, продав ее, мы ни в чем не будем нуждаться?

— Конечно. Хватит на вас, и на ваших детей! — громко проговорил Артур, удивляясь, почему так явно вздрогнула Патриция.

— И вы… — она с тоской посмотрела на них, — вот вы, все трое, умные люди, считаете, что надо продать его, чтобы обеспечить наше безбедное существование?

— Разумеется! — но отвечал только один Артур.

И Роберт, и Кэролайн понимали, что Пэт к чему-то клонит.

— И мы с Лиззи и так доставили вам достаточно хлопот? Вы хотели бы покоя для себя и считаете, что он необходим нам? Все и так уже хорошо, лучше не искать новых поводов для волнений?

В этот раз промолчал и Артур.

— Хорошо, я скажу вам, в чем дело, — тихо произнесла девушка.

Она обхватила одной рукой рукоятку и провела пальцами другой по полоскам золота, спускающимся от оправы камня к клинку. При этом Патриция одновременно и надавливала на них, и поворачивала весь клинок, словно заплетая на нем невидимую косу. Танцующие слоны расступились на своем эмалевом поле — и между их бивнями образовалась щель, позволяющая подцепить ногтем то, что хранилось в полости рукояти. Патриция еще немного поколдовала над ней и вытащила сложенный к узкий прямоугольник лист бумаги.

— Ого! — не удержалась Кэрри.

Роберт присвистнул. Артур растерянно похлопал себя по бокам, пытаясь обнаружить в карманах пенсне, пару лет назад рекомендованное доктором, но с негодованием отвергнутое.

— Вот так, — уныло сказала Патриция. — Я нечаянно обнаружила этот секрет, еще там, на корабле, пока рядом никого не было.

— Карта, — прошептал Артур, принимая листок из рук Кэролайн.

Та взволнованно втягивала ноздрями воздух, словно готовая к скачке лошадь.

— План расположения тайников с ритуальными предметами и жемчужинами сокровищниц раджей, если верить подписям. — Кэролайн взялась пальцами за виски. — Мисс Патриция… послушайте… Если один только каргас стоит очень-очень много, то обо всей коллекции даже говорить бессмысленно. Не хватит воображения.

— Но каргас — вот он. А тайники могли уничтожить, — разумно возразила Патриция, — могли завалить, найти, в конце концов!

— Ну, не будем видеть мир в черных красках и постараемся подумать, что нам теперь делать, — предложил Роберт. — Продавать каргас нельзя, он сам — подтверждение достоверности карты.

— А у вас она сомнений не вызывает? — поинтересовалась Патриция, и Кэролайн показалось, что девушка мгновенно стала гораздо старше. — Я-то знаю, что после меня рукоятку никто не развинчивал, иначе хобот у слона, вот, видите, где резьба, истончился бы окончательно. До этого каргас был только у отца — а отец не стал бы заниматься подделкой — и у самих жрецов, для которых подобный поступок был бы святотатством. И… Лиззи ничего не знает, иначе со всем с ума бы сошла от своей глупости.

— Вы даже сестре не рассказали? — удивился Артур. — Удивительная девушка…

Патриция вцепилась в свои рыжие кудри обеими руками и заметалась по комнате.

— Нет, нет, я чуть было не промолчала малодушно, позволив продать каргас, — но мне жалко его, это, во-первых, память об отце, а во-вторых… Так и не узнать, что еще можно получить, следуя описаниям, спрятанным в тайнике, по-моему, просто расточительство.

— Карта крупномасштабная и достаточно подробная, — покачал головой Артур. — Если она настоящая, то поиск завершится удачно.

— Я тоже так думаю, — сказала Патриция, вызвав тем самым снисходительные улыбки у всех троих. — И напрасно вы считаете, что я такая маленькая и глупая, — обиженно добавила она. — У нас с Лиззи был неплохой учитель географии, Индию он изъездил вдоль и поперек. Это настоящая карта, я даже узнала несколько возвышенностей.

— Да, я тоже понимаю, о каком месте речь, — успокоил ее Роберт. — В стороне от боевых действий и населенных районов… Там стадо слонов можно спрятать, не то что жалкий мешок алмазов.

— Так что… — Пэт с ожиданием посмотрела па них. — Вы беретесь отыскать сокровища? Все трое? Ну… Еще можете взять с собой этого, как его, мистера Кавендиша, мне он показался надежным человеком.

— Он не поедет, у него скоро свадьба, — вырвалось у Кэрри.

— А вы?

Кэролайн виновато развела руками:

— Это звучит заманчиво, но слишком неправдоподобно. Подобная экспедиция стоит денег.

— А если продать каргас…

— Слишком рискованно. — Роберт поддержал Кэролайн. — Вы с Лиззи можете остаться ни с чем. Ну… Или, если мы предусмотрительно отложим какую-то сумму, чуть-чуть побольше, чем ни с чем.

— Да и не поедем мы! — воскликнул Артур. — Это занятие для авантюристов или безумцев. К тому же там все еще полыхает восстание! Мы — обычные жители столицы, для которых верхом приключений является путешествие на поезде в провинцию. Что нам делать в Индии, кишащей ядовитыми насекомыми, да еще в стороне от мест, где можно рассчитывать на человеческую помощь?

— Там не так уж и страшно, — удрученно возразила Патриция. — Мы жили — и ничего. Мистер Вуд служил в Индии, значит, ему многое должно быть знакомо.

— Не выйдет, Пэт, — сказал Роберт. — Мы поступим иначе. Отвезем каргас в банк, а сами посоветуемся с мистером Кастлом, этот человек знает ответы на любые щекотливые вопросы. Молчать о сокровище, как ты и сама заметила, глупо, отыскать его сами мы не сумеем, тем более пока королевские войска не погасили волнения в Индии, значит, секрет надо продать, но так, чтобы вы с Элизабет не прогадали.

— Хорошо, — покорно согласилась Патриция Беккет, быстро собирая рукоятку обратно и отдавая каргас Роберту. — Надеюсь, мы не открываем ящик Пандоры.

— Какая ерунда! — воскликнула Кэрри.

Пэт слабо улыбнулась ей:

— Большое спасибо вашей дружной компании за участие. Может быть, в самом деле чаю?

Однако все дружно отказались, сославшись на желание побыстрее вернуться в Лондон.


* * *

Сумерки окутывали дом и сад, сырой вечерний воздух заставил еще не до конца оправившегося Эдвина раскашляться. Он находился в двух шагах от крыльца, и Кайл буквально налетел на друга.

— Ну что, и куда ты теперь, после того как все точки над iрасставлены? — поинтересовался Кавендиш.

— Вообще-то не все… — пробормотал Эдвин и решительно повернулся к другу, ухватив того за пуговицу на плаще. — Послушай, я не могу уйти, не поговорив с ней! Понимаешь?

— Похоже, она не слишком-то стремится к разговору с тобой, — буркнул Кайл, высвобождая пуговицу из судорожно сжатых пальцев Лоуэлла. — Иначе не спряталась бы так поспешно.

— Она очень скромная… и могла не захотеть разговаривать со мной при всех. Или просто перенервничала и устала…

— Конечно, уже поздно. — Кайл потыкал ногтем в циферблат вытащенных из жилетного кармана огромных старинных часов. — Давай-ка отправляйся в гостиницу, сколько можно злоупотреблять гостеприимством хозяек? Навестишь их еще раз завтра утром, и если твоя ненаглядная Элизабет все-таки захочет тебя видеть — объяснишься с ней. А я потороплюсь на вокзал, последний поезд в Солсбери уходит через полчаса. Прощай, — махнул он рукой и покинул застывшего в задумчивости Лоуэлла.

Эдвин уже готов был согласиться с голосом разума, ведь и в самом деле — за плечами у них долгая дорога, потом тяжелый разговор… Наверное, и правда лучше отложить личное на утро и дать возможность мисс Беккет отдохнуть и прийти в себя, но тут как раз на пороге появились слегка задержавшиеся в гостиной Джайлзы и Вуд, за которыми следовала Патриция. Она-то и накинулась на Эдвина, словно желая выместить на нем все свои страхи и переживания за сестру:

— Вы?! Почему вы здесь?! Мистер Лоуэлл, кажется, вы собирались кое о чем поговорить с моей сестрой, или я ошибаюсь?!

От гнева хорошенькое личико Пэт раскраснелось, это было заметно даже в густых сумерках.

— Да, конечно, — воскликнул Эдвин, сомнения которого тут же рассеялись, — но где же она?!

Пэт, не отвечая, резко ткнула пальцем вверх, и молодой человек, подняв голову, увидел в раскрытом окне второго этажа нежное любимое лицо Элизабет.

— Мисс Беккет! — Он сдернул с головы шляпу, надетую было при выходе из дома. — Могу я надеяться, что вы удостоите меня несколькими минутами вашего внимания?

Лиззи молча кивнула и скрылась, окно за хлопнулось.

— Да идите же, в гостиной сейчас никого нет, вот и поговорите, — подтолкнула его Пэт и по вернулась к ожидавшим финала этой сцены остальным гостям: — Доброй дороги вам, господа. И еще раз спасибо за все.


* * *

Войдя в только что покинутую собравшимися комнату, Эдвин обнаружил, что Лиззи уже ждет его там. Зябко кутаясь в теплую пуховую шаль, девушка стояла спиной к окну и внимательно изучала половицы, словно пыталась разглядеть там что-то очень важное.

Эдвин шагнул было к ней, но, не увидев ответного движения, сник и, застыв в нескольких шагах от Лиззи, с горечью в голосе произнес:

— Вы, наверное, ненавидите меня, мисс Беккет?

— Я?! — Она наконец подняла глаза и изумленно взглянула на юношу. — За что? За то, что, рискуя жизнью, вы пытались исправить совершенную мною ошибку? Скорее, это вам следовало бы…

— За то, что исчез и не давал знать о себе столько времени. Но я в самом деле не мог — представьте, что подумали бы мисс Эндрюс, приди в ваш дом телеграмма от, скажем, Кайла Кавендиша о том, что я лежу с лихорадкой в Солсбери, но напал на след.

Лиззи не удержалась и смешливо фыркнула:

— Пожалуй. Конечно, я не ненавижу вас, мистер Лоуэлл. — Она запнулась и после паузы добавила: — Я только очень… очень волновалась, не случилось ли с вами чего-то плохого… — голос ее упал почти до шепота, а руки стиснули края шали.

— Дорогая мисс Беккет… Лиззи… — Эдвин подошел к девушке совсем близко и заглянул в любимые голубые глаза. — Если после всего произошедшего вы не передумали… если по-прежнему не против разделить со мною ту не слишком богатую и праздничную жизнь, которую я могу вам обеспечить, я прямо сейчас пойду просить у мисс Эндрюс вашей руки! Вы… Лиззи, вы скажете мне «да»?

Взяв девушку за руку, он ощутил ледяной холод ее пальцев и попытался согреть их своим дыханием.

Лиззи кивнула, не в силах вымолвить ни слова и только глаза ее сияли вновь обретенным светом уверенности и счастья.

— Конечно, я согласна, — наконец сумела вымолвить она, проведя кончиками пальцев по щеке, губам, лбу Эдвина. — Тем более что ребенку нужен отец, а его матери — законный супруг, — и лукаво, совсем как Пэт, улыбнулась ошеломленному юноше.

Несколько секунд он осмысливал новость, а потом, совершенно по-мальчишески схватив девушку в охапку, закружил ее по комнате.


* * *

Поезд мерно постукивал по рельсам, убаюкивая похрапывающего Артура и вызывая тоскливые мысли у Роберта.

Кэролайн, его милая, дорогая Кэролайн, сидела напротив и печально вглядывалась в сумрак.

Вся она дышала таким уютным спокойствием, что Роберт был готов отдать все, что у него есть, лишь бы снова и снова иметь эту возможность — любоваться ею в тишине и (спящий сейчас Артур не считается) уединении.

— Кэрри, — позвал он шепотом.

— Что?

Девушка медленно перевела на него взгляд.

— А ведь тебе захотелось поехать за сокровищем, да? Я заметил, после вопроса Патриции ты была в сомнениях.

— Ну… да, — немного смущенно ответила Кэролайн. — Я позволила себе немного помечтать о жаре, о слонах, о скалах с узкими тропинками и пещерах с летучими мышами… Картинки, нарисованные воображением, понравились мне, но это не более чем красивые мечты. Вы с Артуром правы — для подобного нужны дух авантюризма и деньги. А если девочки все-таки выберут поиски и продадут каргас, то лучше бы им нанять профессионалов. А тебе тоже захотелось вернуться в Индию?

— По правде сказать, да, — признался Роберт.

— Это странно, правда? — Кэролайн поправила занавеску на окошке. — Ты раньше так сердился на брата за то, что он сослал тебя в эту страну, но теперь готов все повторить?

— Почему-то да, — произнес Роберт. — В Лондоне я чувствую себя бездельником. И меня душит роскошь: фарфор, белоснежные салфетки, начищенное серебро…

— Статуэтки ангелочков и розочки на обивке и портьерах, — закончила Кэролайн. — Понимаю, как тебе трудно приходится в нашем доме.

— Вытерпеть можно, — пробурчал Роберт.

— Но ради чего ты это терпишь?

— Ради хозяйки.

Кэролайн улыбнулась.

— Ты выйдешь за меня замуж? — шепотом спросил Роберт.

В глазах Кэролайн на миг вспыхнули огненные звезды, ничего подобного он раньше не видел.

— Да, — кивнула она.

Роберт переспросил ее еще дважды, и каждый раз ответ был одинаков:

— Да. Не сомневайся.

— А здорово… я теперь буду любить рюшечки, — растерянно пробормотал Роберт. — Бантики, салфетки, шкафы с одеждой…

— Как их можно не любить? — рассмеялась Кэролайн. — Это, знаешь ли, у некоторых людей называется «комфорт».

— Тогда будем жить с комфортом, — убежденно заявил Роберт. — Я обещаю, что в ближайшее время перестрою свои комнаты в особняке на Риджент-стрит по твоему вкусу.

Звезды вспыхнули вновь, еще сильнее и ярче.

— Тетушка Жанет поможет тебе советами, — прошептала Кэролайн.

Роберт взял ее ладонь — мягкую, теплую и родную — в свои руки. Перевернул и осторожно прикоснулся губами к нежной коже на запястье.

— Обещаю, что не буду ими пренебрегать, — произнес он. — Я стану покладистым, покорным, послушным и домашним. А по воскресеньям ты сможешь выгуливать меня в парке на красном поводке. Ну… как скажешь, Кэролайн, — так и будет.

— Да, думаю, тебе так или иначе, но придется изменить образ жизни, — согласилась девушка.

Роберт внимательно посмотрел на нее — звезды в глазах горели ровно и ясно.