Эмма Холли

Запретный плод

Посвящается моей сестре Лори, которая поведала мне, каково быть старшим ребенком в семье. Без тебя не было бы этой книги!

Пролог

Лондон, 1873 год

С лакеем?! — Лицо Эдварда исказил гнев. — Тебя застукали в спальне с лакеем?!

Он вскочил из-за письменного стола, за которым сидел, и впился пальцами в полированную поверхность так сильно, что чуть не оторвал крышку. В голове стучала кровь. Он все еще не мог поверить в то, что сказал брат.

Фредди тяжело опустился в плетеное марокканское кресло и закинул ногу на ногу. Признание далось ему нелегко, и теперь он подавленно рассматривал свои ухоженные ногти, словно это могло защитить его от бури. Он молча сидел в этой беспечной позе, хотя внутренне был напряжен до предела. Ему казалось, даже ворот белоснежной рубашки душит его. Лицо с утонченными чертами было бледным и растерянным.

— Это всего лишь мимолетное увлечение, — попытался пошутить он. — Никогда не мог пройти мимо крепкой мужской задницы!

Эдвард метнул в него пламенный взгляд и опустился в свое кресло.

— Нашел время для шуток! — Он потер виски. — Да если бы я хоть на секунду поверил в то, что это правда, то давно бы выпорол тебя, как щенка.

Что-то в его тоне предостерегло Фредди от дальнейших признаний. Он выпрямился и незаметно вытер об штанины влажные ладони. Теперь в его позе не было и намека на недавнюю беспечность.

— Извини, я зря это сказал. Ты же знаешь, что у меня своеобразное чувство юмора. — Фредди помолчал. — И давай назовем происшедшее временным помешательством. Допустим, мной двигало глупое желание попробовать что-то новое.

Эдвард пытливо взглянул в лицо брата: от него не укрылось беспокойство, отчетливо слышимое за веселым тоном. Не стоило отправлять Фредди в Итон! Это было глупое, необдуманное решение! Что с того, что каждый мальчик рода Бербруков непременно должен был пройти обучение в Итоне! Его младший брат был слишком изнеженным и ранимым существом, и можно было предсказать заранее, что он не выживет в жестокой борьбе за существование. Недальновидный поступок, еще раз подумал Эдвард. Он должен заботиться о брате, потому что после смерти родителей остался его единственным опекуном. И ведь он хотел как лучше: без суровой школы Итона Фредди нелегко придется в обществе.

Он так задумался, что не заметил, как брат присел рядом, на краешек стола, и положил руку ему на плечо.

— Послушай, — грустно сказал Фредди, взъерошив ему волосы на затылке, — здесь нет твоей вины. Это же произошло не с тобой.

Эдвард громко вздохнул и повернулся к брату. Лицо его приняло обычное спокойное выражение.

— И кто же тебя обнаружил в столь... незавидном положении?

Фред чуть заметно вздрогнул и поджал губы. Указательный палец нарисовал на черной столешнице кружок, затем другой. Он явно медлил с ответом.

— Боюсь, что в этом и есть главная загвоздка, братец. Это был местный сквайр, приглашенный Фаррингдоном.

Хозяин дома задолжал ему крупную сумму, прямо-таки неприличную.

— Имя сквайра? — настойчиво спросил Эдвард.

— Сэмюэль Стокс.

— Пивной магнат, не так ли?

— Он самый, — покаянно ответил Фредди. — После того как он получил рыцарский титул, его стали уважать и приглашать на приемы. Та еще поганка, если верить Фаррингдону.

— Проклятие, это сильно осложняет дело! Еще бы ничего, если бы тебя поймал кто-то из друзей нашей семьи. Вероятно, все ограничилось бы выговором, но едва ли бы сор вынесли из избы. А это! Здесь недалеко до публичного скандала, братец. Хорошо еще, что не дошло до суда. Тогда бы твоя репутация была загублена.

— Вообще-то... — у Фредди перехватило горло и ему пришлось прокашляться, — вообще-то Стокс хотел именно этого. Он кричал, что я не уважаю законов Итона, что я наглец и шалопай.

— Господь милосердный!

— Меня спасло лишь то, что ему доложили, кто мой брат. — Фред многозначительно поднял брови. — Ты же знаешь, как уважают твое имя в тех кругах. Так что мне еще рано сдавать тебя на свалку!

— Очень мило, — хмыкнул Эдвард. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Похоже, предстоит спасать репутацию непутевого брата.

— Может, предложить им взятку? — неуверенно спросил тот. — Например, спонсировать их вступление в твой клуб?

— Что ж, — пробормотал Эдвард, пытливым взглядом изучая Фредди, — я встречусь с этим пивоваренным магнатом. Придется не только принять его в клуб, но и поставить его имя впереди самого Байта, чтобы замять этот скандал.

— Но...

Эдвард прервал возражения брата, положив руку ему на плечо. У Фредди были неплохие успехи — капитан команды по гребле, первый ученик по математике, однако все это не будет стоить и гроша, если позволить истории выплыть. Он никогда не даст младшему брату стать посмешищем в глазах общества.

— Фред, я не только предоставлю Стоксу место в клубе. Я дам ему слово, что подобная непристойность никогда не повторится. А ты должен будешь вести себя безупречно, чтобы не подставить меня под удар. Пора браться за ум, приятель. Заработать дурную репутацию очень просто, а избавиться от нее практически невозможно. Обещай, что сделаешь это!

Фредди не отвел взгляда. Он не произнес ни слова, и лишь плотно сжатые побелевшие губы выдавали борьбу, происходившую в нем.

— Тебе это удастся. Ты должен, черт возьми! — Эдвард замолчал, а затем продолжил более мягким голосом: — Тебе нужно только этого захотеть, братец, и все получится. Помнишь, как ты победил на соревнованиях в первый раз? Ценой тяжких усилий это стало возможным. А как ты учился плавать, помнишь?

Фредди фыркнул:

— Еще бы! Я поплыл потому, что очень боялся утонуть!

— Вот и теперь тебе стоит бояться, дружок. Все в жизни дается ценой тяжких усилий. Люди света не терпят тех, кто живет не по их правилам, и не прощают инакомыслия. Подобные вещи не должны становиться достоянием общественности.

— Поверь мне, Эдвард, меньше всего я хотел, чтобы это стало достоянием общественности, — тихо произнес Фред, отводя глаза. — А еще меньше я хотел втягивать в это тебя.

— Знаю. Но раз уж ты все-таки меня втянул, ты должен отвечать за свои поступки. Пресечь слухи не так-то легко. — Он вопросительно взглянул на брата. — Почему бы тебе не подумать о тех дебютантках, что выходят в свет? Это помогло бы очистить запятнанную репутацию.

— Уж и не знаю, кто из них согласится составить мне пару, если история будет предана огласке. — Фредди криво улыбнулся. — Знаешь же, как придирчивы мамаши этих юных созданий! Тем более что я младший сын — это сильно уменьшает мои шансы на успех.

— Н-да, братишка, это действительно проблема, — усмехнулся Эдвард. — Все великосветские матроны озабочены более всего финансовым положением будущего зятя.

Фредди натянуто улыбнулся и вздохнул. Конечно, он знал, что Эдвард никогда не бросит его в беде и, являясь его опекуном, будет содержать младшего брата. Фреду досталась лишь небольшая доля состояния матери, основной же капитал рода Бербруков перешел по наследству Эдварду, как старшему в семье. Разумеется, он позаботится о брате, выделив ему приличное содержание, но это не сможет обеспечить тому выгодное место на ярмарке женихов. Однако не это было причиной тяжкого вздоха. Видит Бог, он не желал спасать свою репутацию посредством такой жертвы, как быстрый брак. И Эдвард знал об этом.

— У меня нет выбора? — деловито осведомился Фред, пытаясь не выдать своего разочарования. — Клянусь, это будет нелегкой задачей — найти женщину, которая сможет стать тебе достойной невесткой.

Эдвард рассмеялся, откинувшись в кресле.

— Зато брак сразу решит твою проблему.

Говоря это, он отдавал себе отчет, что даже такой серьезный шаг, как брак, совсем не обязательно отведет опасность, нависшую над их семьей. Но для спасения репутации Бербруков хороши любые средства.

Глава 1

Придав лицу строгое выражение, мисс Флоренс Фэрли вышла из душного, забитого пассажирами вагона на платформу. Руки у нее дрожали. Глазам открылось невиданное зрелище: сотни людей — извозчики, носильщики, разнорабочие — бесцеремонно толкались и возмущенно переругивались в попытке забраться в переполненный поезд. Тут и там в разноликой толпе, текшей сразу в нескольких направлениях, мелькали высокие шляпы джентльменов, но в основном это был простой люд, не стеснявший себя в выражениях и очень озлобленный.

Козырек вокзальной крыши, нависший над Флоренс, бросал тень на платформу и на море людей, которое напоминало картинку из Библии, иллюстрировавшую Вавилонское столпотворение. Девушке было здорово не по себе. Она не ожидала, что Лондон встретит ее таким шумом и суетой. Вокзал Юстон просто кишел людьми! Флоренс нервно комкала ткань шелковых юбок, и проходящие мимо люди задевали ее плечами и поклажей.

Да что это с ней! Какая разница, что за люди окружают ее на платформе — в конце концов, она приехала с определенной целью. И если она позволит себе пугаться лондонской жизни, ей никогда не добиться желаемого. Флоренс обернулась к своей спутнице. Лиззи, молоденькая служанка, выполнявшая также роль горничной, по-прежнему боялась выйти из вагона и испуганно смотрела наружу. Пальцами она цеплялась за пыльную дверь, рискуя испортить лучшие белые перчатки своей хозяйки. Старое выходное платье Флоренс мешковатым чехлом висело на ее худенькой фигурке.

Флоренс специально взяла в поездку Лиззи, чтобы чувствовать себя безопаснее. Но до сих пор, наоборот, приходилось постоянно успокаивать трясущуюся от волнения горничную. Флоренс в очередной раз за день расправила плечи и покровительственным жестом предложила Лиз следовать за ней.

— Не волнуйся, все в порядке, — мягко сказала она. Трепеща, Лиззи почти выпрыгнула из вагона, словно он выплюнул ее на платформу.

— Ой, мисс, — воскликнула она в возбуждении, — Лондон просто громадный город, правда?!

— Ты должна называть меня мисс Фэрли, — поправила Флоренс девушку. — Именно так обращается к леди ее компаньонка.

Она подхватила Лиз под локоть и стала пробираться сквозь галдящую толпу.

Было условлено, что служанка будет исполнять роль компаньонки Флоренс, потому что юной леди не пристало путешествовать без сопровождения. Явившиеся из глубинки, они даже не догадывались о том, что для Лондона их пара выглядит по крайней мере странно и что Лиз в платье Флоренс кажется нелепой и мало походит на настоящую дуэнью. Потрясенные взгляды, которые служанка бросала на проплывавшие за окном полустанки, ее неуверенность и молодость не остались незамеченными их спутниками. И если в полутьме почтового дилижанса на них никто не обратил внимания, то мужчины в поезде, разумеется, смотрели на Флоренс и Лиз с недоумением. Флоренс отнесла этот интерес на счет их невоспитанности и злилась, что даже в сопровождении компаньонки юная леди не может избежать повышенного внимания.

— Ой, мисс! — Голос служанки вернул Флоренс на землю. — Я хотела сказать, мисс Фэрли... А как мы выберемся отсюда?

— Последуем за другими. Наверняка толпа вынесет нас на улицу.

После суеты и давки перрона они оказались у входа на вокзал, под огромной аркой с невероятно большими буквами. Здесь людей было даже больше, чем на платформе, только двигались они менее суматошно, словно, очутившись снаружи, могли, наконец вздохнуть спокойнее. Миновав главные двери, похожие на створки гигантских ворот, девушки увидели множество кебменов и носильщиков, предлагавших свои услуги господам побогаче. На Флоренс и Лиз они не обращали ни малейшего внимания.

Чувствуя себя потерянной и слабой, Флоренс была близка к панике, но боялась выдать свое состояние Лиз. Она деловито оглядывалась по сторонам, пытаясь сориентироваться и стараясь не дать воли слезам. Несколько грубых мужланов толкнули ее в бок и в спину, и она упала бы, если бы служанка не поддержала ее за локоть. В этот момент над ухом гаркнули:

— Кеб нужен?

Быстро обернувшись, Флоренс оказалась лицом к лицу со здоровенным потным детиной. Вид у него был самый зверский, но физиономия услужливо улыбалась.

— Так нужен? Всего за один пенни провожу до свободного экипажа. — Он осклабился.

— Что? Целый пенс?! — воскликнула Лиз изумленно. — Да за такую услугу и фартинга много!

Флоренс улыбнулась. Она знала причины возмущения служанки — денег у них было немного. Но она понимала, что таков большой город — жадный и беспощадный, поэтому она прервала девушку:

— Успокойся, пенс нам вполне подходит. Вы получите деньги, как только мы окажемся внутри кеба, — произнесла она с достоинством.

Детина кивнул и свистнул стоявшему поодаль экипажу. Получив свой пенс, он еще раз осклабился и исчез. Странная пара его больше не интересовала.

Черный кеб оказался небольшим и не слишком удобным, зато маленькие размеры позволяли ему легко маневрировать на запруженной экипажами улице. Флоренс сказала извозчику адрес и завороженно уставилась за окно. Дорогие кабриолеты, двухместные кареты, проносившиеся мимо, удивительные здания — все вызывало ее восхищение. Она с достоинством молчала, тогда как Лиз постоянно восклицала что-то, тыча в стекло пальцем.

— Мисс, глядите! Какие балкончики, просто прелесть! Вон какая нарядная леди на той стороне!

Они проезжали Бедфорд-сквер, где движение было не столь затруднительным, и кеб немного ускорил ход. Флоренс рассмотрела колонны Британского музея, дав себе обещание зайти туда, если ей повезет остаться в Лондоне.

Вскоре экипаж въехал в деловые районы города, и девушка отметила, какие озабоченные лица у людей на улицах. Квартал был пыльный и неопрятный, но горожане, казалось, не замечали этого, спеша каждый по своим делам. Клерки и джентльмены торопились мимо золоченых башен собора Святого Павла и не видели его красоты. Здесь у каждого была своя цель, даже воздух был пропитан тревогой, и Флоренс вспомнила, какая серьезная задача перед ней стоит. Если ей повезет, Лондон станет ее городом. Девушка ощутила, как дрожат руки, сложенные на коленях.

— Приехали, мисс, — обернулся извозчик, останавливая кеб.

Сердце девушки, скакавшее бешеным галопом всю дорогу, ухнуло вниз и понеслось еще быстрее. Спускаясь на улицу, она почувствовала, что перчатки стали влажными. Через несколько минут решится ее будущее! Ее надежды сбудутся или будут осмеяны и разбиты навсегда. Отсчитав возмутительно большую сумму денег, Флоренс протянула плату извозчику. Затем она обернулась к зданию, возле которого они с Лиз вышли, и постаралась взять себя в руки.

Небольшая золоченая табличка над дверью гласила, что именно здесь принимает посетителей «мистер Моубри, поверенный». Девушка расправила плечи и позвонила в колокольчик. Почти сразу за массивной дверью послышались шаги, и появился солидный мужчина средних лет. Он оправил бороду и близоруко сощурился. Коричневый твидовый пиджак был снизу расстегнут, являя свету объемистый живот. Массивная золотая цепь для часов свешивалась из кармана. Флоренс сообразила, что перед ней сам мистер Моубри.

— Мисс Фэрли? — густым басом вопросил мужчина, переводя озадаченный взгляд с одной девушки на другую. По их одежде нельзя было понять, кто из них леди, а кто служанка.

Флоренс вспыхнула от смущения, догадавшись, какой жалкий у них, должно быть, вид. Наверняка в эти двери стучались люди куда более богатые.

— Это я, — сказала она, протянув руку. Поверенный пожал ее с достоинством — его немного позабавило такое приветствие. — Прошу простить наше внезапное вторжение. Мы не могли предупредить о визите, так как направились к вам сразу с поезда. Наверное, вам кажется это довольно невежливым, но мы хотели бы тотчас перейти к делу.

Ей было ужасно неловко, что она нарушила правила этикета, и потому ее голос дрогнул на последнем слове. Однако если мистер Моубри и был недоволен, он не подал виду. Наоборот, гостеприимно улыбнувшись, он сделал приглашающий жест.

— Не стоит извиняться, мисс Фэрли. Мне доставит величайшее удовольствие быть полезным дочери давнего друга.

Оказавшись внутри, Флоренс незаметно обвела взглядом помещение. Небольшая контора поверенного была со вкусом обставлена и выглядела ухоженной. Массивный стол, многочисленные полки с толстыми томами книг, турецкий ковер под ногами без следа потертости — все говорило о том, что дела у мистера Моубри идут неплохо. Это придало Флоренс уверенности.

— Как поверенный моего отца, — начала она, — вы, должно быть, знаете, что он оставил мне очень небольшой капитал.

Мужчина неторопливо кивнул.

— Это так. Удивлен вашей силе воли, мисс Фэрли. Такое крохотное наследство для иных леди равно нищете.

— Верно, — подтвердила Флоренс, теребя в руках перчатки. Что скажет этот человек, когда она выложит ему свой план? С невероятным трудом девушка продолжила: — Последние шесть месяцев я старалась растянуть эту сумму, но поняла, что деньги не бесконечны. Особенно такие маленькие деньги. Я не виню отца. Будучи викарием от Бога, он имел неплохой доход и считал, что сбережения на будущее — моя задача. Я не разубеждала его, зная, как мало он разбирается в мирской жизни. Мне не хотелось его беспокоить, потому что я любила его всем сердцем. Но сейчас я оказалась в довольно трудном положении: даже максимально сократив свои расходы, я едва свожу концы с концами! Все, что у меня осталось, — моя служанка. Я не могу бросить ее на произвол судьбы, потому что эта девушка сирота, как и я, и она может пропасть одна.

— Понимаю. — Мистер Моубри говорил с мягкой улыбкой, но тон его был серьезен. Помолчав немного, он осторожно спросил: — Прошу прощения за мою откровенность, мисс Фэрли, но вы... привлекательная юная особа. Вам не приходило в голову устроить свою судьбу с помощью брака?

— В этом и состоит мое намерение, — кивнула девушка, волнуясь. — Но дело в том, что... возможно, это слишком самонадеянно с моей стороны, но я хочу выйти замуж удачно. Пока за мной ухаживал всего один джентльмен, имевший серьезные намерения. Это провинциальный викарий — друг отца. Он предложил раздать мои деньги бедным и отправиться с ним в Африку, дабы наставлять заблудшие души на путь истинный. Не сомневаюсь, это в высшей степени благородная цель, и будь на его месте кто-то другой, я бы согласилась. Но он, как бы это сказать...

— Лицемерный святоша?

— Да-да, именно так, — с облегчением подтвердила Флоренс, чуть покраснев. Хотя собеседник и понял ее с полуслова, его прямота смутила ее.

— Так вы за этим прибыли в Лондон? Потому что здесь больший выбор джентльменов?

— Да, я здесь для того, чтобы найти подходящую партию, — ответила Флоренс. — Я слышала, в Лондоне есть богатые леди, готовые поддержать и вывести в свет молодую девушку на один сезон, при условии, что ее сопровождает компаньонка и что она представлена уважаемому человеку. Такому, как вы. Я готова потратить хоть половину оставшихся денег на это предприятие, если вы сведете меня с подобной женщиной. Разумеется, я... заплачу за вашу помощь, хотя и не так много, как следовало бы.

Мистер Моубри открыл рот, чтобы что-то сказать, но Флоренс не позволила ему вставить и слова — впервые в своей сознательной жизни она прервала мужчину старше себя. Необходимо было ввести его в курс дела прежде, чем он успеет возразить.

— Я отдаю себе отчет, — продолжила девушка, — что хочу довольно многого, поэтому не собираюсь предъявлять к кандидату высоких требований. Младший сын в семействе вполне подойдет мне на роль мужа. Даже если он будет не членом известной фамилии, а торговцем, главное, чтобы он мог обеспечить меня и отнесся с уважением. Понимаю, что я — не слишком выгодная партия. Но я немного разбираюсь в музыке, могу объясниться по-французски. Кроме того, я привлекательна и обучена хорошим манерам. Любви я не требую, пусть будет хотя бы взаимная приязнь. Главное для меня — иметь постоянную крышу над головой и не бояться за свое будущее.