Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Энид Блайтон

Тайна ограбления в театре


Глава 1. Встреча на вокзале


В ожидании Фатти Ларри и Дейзи катались на калитке у своего дома.

— Эх, хорошо! — Дейзи мечтательно подставила лицо солнышку. — Слушай, мы из-за Фатти к поезду опоздаем. А я, между прочим, соскучилась по Бетси с Пипом!

— Не переживай, мимо родного Петерсвуда они точно не проедут, — успокоил сестру Ларри. — О, а вот и Фатти. — Ларри спрыгнул на землю. — Привет!

— Привет, ребята! — воскликнул радостно Фатти. На самом деле мальчика звали Фредерик Алджернон Троттвиль, но друзья звали его Фатти. — Скоро приедет состав, и нас будет полный состав, — пошутил он.

— Гав, — напомнил о себе Бастер.

— Ах да, прости, пожалуйста, — улыбнулся Фатти. — Пять сыщиков и пёс-детектив!

— Ой, всё, нам пора, — заторопилась Дейзи. — Кстати, вы знаете, у кого гостили Пип и Бетси? У тётушки Софи, которая всех учит великосветским манерам.

— Куда ж нам теперь до них?! — хмыкнул Ларри.

— Ничего, мы быстро их перекуём, — рассмеялся Фатти. — Кстати, а как поживает А-ну-ка-разойдись? Давненько я его не видел.

В Петерсвуде работал полицейский мистер Гун: он терпеть не мог юных сыщиков, так как ребята лучше его распутывали детективные истории. И конечно, мистер Гун не любил Бастера: шустрый скотчтерьер постоянно норовил укусить констебля за ногу. Гун каждый раз кричал «А ну-ка разойдись!», стоило только ему увидеть ребят. Отсюда и взялось прозвище.

— Эх, так хочется раскрыть какое-нибудь заковыристое дело, — сказал Ларри. — Пора уже пораскинуть мозгами.

— Судя по твоим оценкам в четверти, тебе давно следует этим заняться, — язвительно заметила Дейзи.

— Звучит как комментарий от учителя: «Пораскинь мозгами», — отметил Фатти. — Я по себе знаю.

— Да ведь у тебя сплошные пятёрки, — удивилась Дейзи.

— Я о других комментариях: «Блестящий ум! Пример для школы!» — со скромным видом перечислял Фатти.

— Хватит выпендриваться! — Ларри отвесил другу подзатыльник.

Раздался паровозный гудок, и дети перешли на бег. Бедный Бастер еле поспевал за ребятами на своих коротких ножках.

Фу, слава богу, вот и перрон. Бастер, довольно тявкнув, потянул носом воздух и протиснулся к газетному киоску, возле которого топтались ноги в синих форменных брюках.



— А ну кыш отсюда! — послышался знакомый голос. — Дети, возьмите собаку на поводок!

— Ой, здравствуйте, мистер Гун! — Ребята приветствовали его хором как родного.

— Какая приятная встреча! — с лёгкой издёвкой сказал Фатти. — Надеюсь, вы в прекрасном здравии и не хандрите из-за погоды.

Ответ мистера Гуна потонул в грохоте прибывшего поезда.

— Ура, я вижу Пипа! — Ларри так яростно замахал рукой, что едва не смахнул полицейскую каску с головы Гуна. Бастер же быстро укрылся под скамейкой и наблюдал оттуда с очень важным видом — ему не нравились поезда. По такому случаю он даже потерял интерес к ногам в синих брюках.

Наконец из вагона выскочили Бетси и Пип, которых восторженно приветствовали друзья.

— Пип, как же ты вовремя! У нас наклёвывается любопытное расследование! — нарочито громко объявил Фатти. Но мистер Гун не услышал этих слов: он пожимал руку сошедшему с поезда молодому полицейскому.

— Неужели в Петерсвуд направили второго констебля? — удивился Ларри.

— Если так, то этот новенький явно симпатичней Гуна, — отметил Фатти.

— Мне он тоже нравится, — живо согласилась Бетси. — Такой милый и такой лопоухий!

— Эй, а где Бастер? — Фатти оглянулся. — А ну вылезай, трусишка!

Бастер робко выполз из-под скамейки, понуро виляя хвостом. Но громкий свист паровоза снова заставил его удрать в укрытие.

— Будь я собакой, то сидела бы сейчас рядом с Бастером. — Бетси закрыла ладонями уши.

— Не так давно ты пряталась за мной, только заслышав гудок паровоза, — поддразнил сестру Пип.

Бетси залилась пунцовой краской, и Фатти торопливо сменил тему:

— Пойдёмте отсюда. Бастер, вылезай, поезд уже уехал.

Бастер неохотно покинул укрытие, но, увидев, как в его сторону шагают ноги в синих форменных брюках, радостно кинулся им навстречу.

— Проклятая собачонка! — Гун поспешно отпрыгнул назад и повернулся к молодому коллеге: — Кстати, дорогой Пиппин, обратите внимание: на этого пса давно пора составить рапорт. Возьмите на карандаш!

— Неужели теперь нашего Бастера начнут преследовать сразу два полицейских? — иронично заметил Фатти.

— О двух полицейских речи не идёт, — сердито пробурчал Гун. — Я отправляюсь в отпуск, а Пиппин временно меня заменит. Очень хорошо, что вы сразу попались на глаза, ибо я и вас попрошу взять на карандаш. Мой дорогой друг Пиппин, вот эти пятеро детей возомнили, будто способны раскрыть все криминальные дела в нашем городе. Вы даже не представляете, сколько они мне доставляют хлопот. С ними держите уши востро и не раскрывайте им материалов дела, если таковое появится. Они всюду суют свои носы и превращают в ад жизнь любого полицейского.

— Спасибо за такие прекрасные рекомендации, мистер Гун. — Фатти обменялся взглядами с молодым полицейским. — Добро пожаловать в Петерсвуд, мистер Пиппин. Надеюсь, вам тут понравится. Обращайтесь, если что.

— Ну? Что я вам говорил? — взъярился Гун. — Эй, вы, опять за своё?! А ну-ка разойдись! И заберите своего пса. Я проинформирую мистера Пиппина обо всех ваших фокусах. Вооружён, значит, предупреждён!

И Гун зашагал прочь, увлекая за собой коллегу. Пиппин виновато оглянулся и подмигнул Фатти.

— Он такой милый и… — вздохнула Бетси.

— Да-да, и такой лопоухий, — отмахнулся Пип. — Ты слышал, Фатти? Сколько же гадостей Гун ему наговорит ещё про нас!

— Это уж точно, — рассмеялся Фатти. — Скоро у нас заполыхают уши!

Так оно и случилось. Мистер Гун излил душу коллеге, описывая хулиганские выходки юных сыщиков и пса-детектива.

— Вы с ними построже, — предупреждал он. — Особенно с тем высоким мальчишкой. Настоящий сорвиголова!

— Надо же, а на меня он произвёл очень благоприятное впечатление, — робко возразил Пиппин.

Мистер Гун презрительно фыркнул:

— Троттвиль артист тот ещё! Сколько раз он меня запутывал, подсовывал ложные улики и разваливал дела. Он полоумный, вот что я вам скажу: переодевается в разных людей и ведёт себя как клоун.

— Но инспектор Дженкс совсем другое о нём говорил. Он им восхищается. — Пиппин нахмурился.

При этих словах Гун побагровел, а Пиппин испугался, уж не хватит ли того удар.

— Он присосался к инспектору как пиявка, — не унимался Гун. — Этот Фредерик Троттвиль — подлиза, каких мир не видывал. Так что не стоит воспринимать слова инспектора всерьёз. И кстати, опасайтесь рыжих, особенно если расследуете преступление.

— Почему именно рыжих? — удивился Пиппин.

— Включите мозги! Я о Фатти говорю. У него целая коллекция париков. Уж сколько я перевидал рыжих, и каждый раз это оказывался Фатти. Его четверо друзей тоже не сахар — ну совершенно не уважают закон.

Пиппин совсем растерялся, но спорить не стал. В конце концов, старший коллега обладал огромным сыскным опытом, которого молодому констеблю как раз не хватало. Прибытие в Петерсвуд Пиппин считал большой удачей в своей карьере.

Они уже подошли к дому Гуна, когда тот примирительно заметил:

— Надеюсь, без меня ничего не случится. Но если что — немедленно свяжитесь со мной и держитесь подальше от этих юных сыщиков. Вы уже взяли на карандаш ихнего пса? Его давно пора призвать к порядку.

Пиппин был весьма обескуражен. Ему понравились и ребятишки, и собака. Но, похоже, у мистера Гуна иное мнение. Пиппин не хотел начинать знакомство с разногласий и сосредоточился на своих прямых обязанностях.