logo Книжные новинки и не только

«Укрощение строптивицы» Энн Эшли читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Энн Эшли Укрощение строптивицы читать онлайн - страница 1

Энн Эшли

Укрощение строптивицы

Глава первая

Январь 1815 года

Несмотря на значительное улучшение дорог, большинство из тех, кто вынужден путешествовать зимой, ни за что не оставили бы тепло и уют родного дома, если бы поездку можно было отложить. И все-таки мисс Катрин О'Мэлли решилась отправиться в путь. Начавшаяся сильная метель заставила ее принять меры предосторожности и переждать непогоду в надежном укрытии. Она сняла комнаты для себя и компаньонки на постоялом дворе, где они и переночевали. Проснувшись утром, Катрин подошла к окну и была поражена красотой пейзажа: под зимним солнцем снежный покров ослепительно сверкал, словно расшитая мириадами алмазов драгоценная риза.

Карета в полной готовности стояла на дороге. Спутница Катрин уже приступила к завтраку, с удовольствием уплетая горячие рогалики, густо намазанные джемом.

— Мы должны быть у ваших тети и дяди не позже двенадцати часов дня, — сказала Брайди менторским тоном. — Но повторяю еще раз, мисс Катрин: нужно быть сумасшедшей, чтобы носиться по стране в это время года!

— Вы прекрасно знаете, почему я решилась на это путешествие. Не могла же я отказаться от удовольствия поздравить кузину с помолвкой и провести с ней неделю-другую из-за каких-то неудобств, неизбежных в это время года!

— Я знаю, мисс Кейт, только одно. Если вы что-то вбили себе в голову, то никакая сила не заставит вас отступиться. Насколько я помню, вы еще ни разу не пропустили ни одного приглашения. Кстати, почему бы вашей кузине не отпраздновать помолвку весной, как делают все разумные девушки? Тогда стоит теплая погода и можно путешествовать, не боясь превратиться в ледышку!

— Дело в том, что будущий муж моей кузины — военный, — объяснила Катрин. — Капитан Чарлзуэрт должен выполнять свой воинский долг, даже если война с Францией уже, вероятно, закончилась.

— Дай-то бог, — сказала Брайди и, взглянув на часы в углу гостиной, поднялась со стула. — Мне кажется, настало время продолжить наше путешествие, если вы хотите приехать заранее и иметь возможность отдохнуть перед торжественным вечером. Сейчас прекрасная погода, но никто не может поручиться, что она такой и останется. Пойду, распоряжусь, чтобы кучер подавал карету, и слуги перенесли в нее наш багаж.

Кивнув в знак согласия, Катрин надела капор, взяла со столика сумочку и перчатки и вышла из гостиной в кофейню.

Она оплатила счет и быстро направилась к двери, на ходу пряча кошелек в свою сумочку. Не заметив входившего в трактир высокого джентльмена, закутанного в широкий плащ, Катрин столкнулась с ним, и в этот момент ей показалось, будто она ударилась о стену. Пошатнувшись, она упала бы, если бы сильные руки не подхватили ее.

— Приношу свои искренние извинения, мэм. Надеюсь, вы целы и невредимы?

Катрин поспешила заверить незнакомца, что нисколько не пострадала от удара.

— Мы с вами оба виноваты, сэр, — добавила она, — я не смотрела, куда иду.

Его руки все еще держали ее за плечи, и Катрин это вдруг напомнило чье-то похожее прикосновение в далеком прошлом. Она подняла голову, и у нее перехватило дыхание от взгляда на мужественные черты его лица.

Катрин смотрела в темные глаза, опушенные густыми ресницами, пытаясь вспомнить что-то давно забытое. Взгляд его теплых карих глаз был также устремлен на нее. Нельзя сказать, что она не привыкла к восхищению представителей противоположного пола, но во взоре этого джентльмена было что-то особенно притягательное.

— Мэм, вы, в самом деле, не пострадали? Может, позвать хозяйку постоялого двора? Мне кажется, вы побледнели.

— Я отлично себя чувствую, — успокоила его она. — Но я благодарна вам за заботу сэр.

Озадаченная охватившими ее странными чувствами, Катрин вышла на крыльцо и с радостью вдохнула свежий морозный воздух. Она чувствовала, что таинственный незнакомец смотрит ей вслед.

— У вас такой вид, будто вы натолкнулись на привидение! — воскликнула Брайди, когда ее молодая хозяйка вскарабкалась в карету и удобно устроилась напротив.

— Именно так я себя и чувствую, — согласилась Катрин. — Вы случайно не заметили высокого джентльмена, вошедшего в трактир несколько минут назад?

— Нет. А что, это был ваш знакомый?

— Он мне кажется знакомым, но я никак не могу вспомнить, где его видела. Нет, только не в Бате.

— А он красивый? — не удержалась от вопроса Брайди.

— Я бы не сказала, но он очень привлекательный. — Катрин замолчала и принялась расправлять юбку своего синего дорожного костюма. — Какая разница, красивый он или нет! Да будь он хоть прекрасный, как Адонис, меня это не интересует.

— Ну, я-то знаю, что это не так, — довольно резко возразила Брайди.

Катрин ничего не ответила и стала смотреть в окно, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.

Любящая и неизменно преданная, Брайди всегда поддерживала ее, вселяла в нее веру в себя. Катрин не смогла бы перенести страдания, которые преследовали ее последние годы, если бы не постоянная поддержка этой доброй ирландской женщины.

От Брайди Катрин знала, что родилась во время самой необыкновенной по своей разрушительной силе бури, которая когда-либо проносилась над Ирландией. Когда страна была во власти этого урагана, оставлявшего после себя следы ужасных разрушений, у Шарлотты О'Мэлли родилась дочь. Роды были тяжелыми и длительными, чуть не стоившими жизни матери. В дальнейшем, в результате осложнений, она не могла уже больше иметь детей.

Я стала карой небесной для своих близких с самого первого дня рождения, грустно подумала Катрин. Детство ее было счастливым, но в последние годы Катрин вынуждена была признать — после целого ряда трагических событий, — что она и в самом деле приносила несчастья тем, кого любила.

Глупо надеяться, подумала молодая женщина, что любой, кто станет моим мужем, не пострадает от тяготеющего надо мной проклятья. Поэтому она решила не брать грех на душу и навсегда отказаться от замужества.

Но сейчас, после неожиданной встречи на постоялом дворе, она испытала странное волнение.

Может быть, даже хорошо, что их дороги никогда больше не пересекутся, так как она боялась, что этот загадочный незнакомец окажется тем самым мужчиной, знакомство с которым поколеблет ее решение никогда не выходить замуж.


В первом часу дня наемная карета подъезжала к красивому дому тети и дяди в Гэмпшире. Вышколенный слуга Мелдрю встретил Катрин на крыльце дома и с поклоном открыл перед ней парадную дверь. Сняв капор, перчатки и плащ и отдав их слуге, она направилась в гостиную. Там тетя и кузина с увлечением занимались своим любимым занятием — вышиванием.

Миссис Лавиния Уэнтворт подняла голову и, увидев племянницу, радостно улыбнулась и раскрыла свои объятия.

— Как я рада тебя видеть, дорогая! — воскликнула она, целуя племянницу.

Катрин обратилась к кузине:

— Моя дорогая Каро, у тебя такой цветущий вид! Капитану Чарлзуэрту необыкновенно повезло! Надеюсь, все уже готово для торжественного вечера?

— Разумеется, — подтвердила Каролина. — Мы с мамой всю неделю писали приглашения почти сотне гостей. Ты не представляешь, как я рада, что ты будешь среди них! Мы ждали тебя вчера и уже решили, что ты решила не рисковать и отложила поездку.

— Как ты могла подумать такое?! Просто сильная метель, заставшая нас в дороге, вынудила меня прервать путешествие и снять комнаты на постоялом дворе. А как дядя? Ждет этого события с нетерпением? — как бы невзначай заметила Катрин, прекрасно зная, что Генри Уэнтворт, хотя и был добрым и сердечным джентльменом, не любил больших компаний.

— Было бы правильнее сказать, что он смирился с возлагаемой на него обязанностью. Похоже, он, поэтому и поехал к нашему соседу, баронету Джайлсу Осборну, чтобы заручиться его поддержкой, — отвечала тетя.


Генри Уэнтворт действительно отправился верхом в Осборн-Хаус, и в эту минуту старые друзья, сидя у камина, наслаждались бургундским.

— Уверяю тебя, я обязательно приеду, — сказал сэр Джайлс. — Моя сестра никогда не простит мне, если мы не явимся на торжество. Мы будем точно в восемь.

— Ты настоящий друг, Осборн. Признаться, меня совсем не радует перспектива развлекать кучку сварливых старушек.

Сэр Джайлс улыбнулся.

— Вдова леди Чарлзуэрт весьма грозная матрона. Просто удивительно, как она и ее апатичный муж смогли вырастить двух таких уравновешенных и привлекательных сыновей. Ричард очень приятный молодой человек. Я уверен, что все пройдет у вас сегодня вечером как по маслу.

— Слава богу, стоят тихие солнечные дни, хотя, может, и не везде. Племянница моей жены вчера не явилась, как обещала.

— Она едет издалека? — спросил сэр Джайлс.

— Из Бата. Моя дочь очень расстроится, если кузина не приедет. Каролина ее просто обожает, да и моя жена тоже. Лавиния даже пыталась уговорить ее навсегда переехать к нам, но безуспешно. Катрин, видите ли, приятнее жить в доме, оставленном ей в наследство двоюродной бабушкой.

— Ее родители умерли? — спросил сэр Джайлс.

Генри Уэнтворт утвердительно кивнул.

— Да, к моему глубокому сожалению. Ее отец в 1808 году был послан правительством в Португалию, чтобы закупить верховых лошадей для Британского экспедиционного корпуса. Погрузив лошадей на нанятый корабль и объединившись с двумя другими судами, прибывшими из Англии, они вышли в Бискайский залив, где их атаковали французы.

— Проклятье! — гневно воскликнул сэр Генри. — Где был английский флот? Где была охрана, хотел бы я знать?

— Сестра моей жены так и не оправилась после гибели мужа. Она умерла через несколько недель. Мой тесть, полковник Фэрчайлд, приехал в Ирландию и забрал Катрин к себе. — Генри Уэнтворт печально покачал головой. — Только бедная девочка начала приходить в себя после смерти родителей, как полковник — ее дедушка — умирает от сердечного приступа.

— Да, вашей племяннице пришлось нелегко, — задумчиво проговорил сэр Джайлс, пытаясь вспомнить, где он слышал фамилию Фэрчайлд.

— Полковник решил, что девочке нужно достойное воспитание, и привез ее к своей незамужней сестре в Бат, чтобы Катрин могла посещать там школу. Этот дом в Бате теперь принадлежит Катрин. Правда, она не может тратить деньги, вырученные от продажи недвижимости ее отца, как и деньги, полученные в наследство от дедушки, до тех пор, пока ей не исполнится двадцать пять лет.

Появился дворецкий и объявил о новом посетителе. Сэр Джайлс вскочил и радостно приветствовал высокого молодого человека:

— Росс, мой дорогой мальчик! Какая приятная неожиданность!

Молодой человек пожал руку сэру Джайлсу, а хозяин дома представил сэру Генри Дэниела Росса.

— У меня для вас письмо от Крэнфорда, которое я обещал передать вам лично, — сказал майор.

— Благодарю тебя, мой мальчик, — сказал сэр Джайлс, принимая от майора запечатанное письмо.

— Крэнфорд? Уж не тот ли это высокочтимый Чарлз Крэнфорд, член парламента? — воскликнул мистер Генри Уэнтворт.

— Да, это он, — подтвердил сэр Джайлс. — Ты с ним знаком?

— Нет, но когда я занимался недвижимостью тестя, его дом в Дорсете купил не кто иной, как Чарлз Крэнфорд.

— Чарлз Крэнфорд действительно купил дом полковника Фэрчайлда, — сказал майор. — Мой дом стоит по соседству от дома полковника, которого я очень хорошо знал.

— Боже мой! Как тесен мир! — воскликнул мистер Уэнтворт. — Вы, случайно, не знакомы с моей женой Лавинией, младшей дочерью полковника? Хотя, — добавил Уэнтворт, — вы были мальчиком, когда мы с ней поженились, и она уехала из графства.

— Я помню, что у полковника было две дочери, сэр. Но, как вы справедливо заметили, прошло слишком много времени с тех пор, как я в последний раз их видел.

— Ну, сэр, я уверен, что моя жена будет рада снова встретиться с вами. Она до сих пор тепло вспоминает места, где прошли ее детство и юность. Кстати, мы сегодня вечером будем принимать гостей по случаю помолвки моей дочери. Почему бы вам не зайти к нам? Лавиния с удовольствием вспомнит старые добрые времена.

Выпив свой бокал и отказавшись от второго, сэр Генри бросил взгляд на часы, стоявшие на каминной полке, и сказал, что ему пора возвращаться домой.

— Надеюсь увидеть вас на нашем торжественном вечере, майор.

— Он действительно будет рад тебе, Росс, — сказал сэр Джайлс, когда сосед ушел. — Я не хочу оказывать давление на тебя, но встретят нас с распростертыми объятиями.

— Война закончилась, и все возвращается на круги своя, — сказал майор, принимая из рук хозяина бокал.

— Может быть, для тебя, Росс, — возразил сэр Джайлс, доставая из кармана письмо, которое ему только что вручил майор. — Но среди нас есть те, кто полон решимости добиться истинной справедливости. Крэнфорд сообщил мне, что в начале апреля устроит у себя дома вечеринку и пригласит интересных людей. Ты будешь его гостем?

— Возможно, — ответил майор, явно не желая связывать себя обязательствами.

— Я слышал, что ты продал свой офицерский чин, — сказал сэр Джайлс, сменив тему разговора. — Чем ты собираешься теперь заняться, закончив карьеру военного?

— Своим имением, домом. Вся моя недвижимость — в запущенном состоянии! — ответил Росс.

— Значит, старые раны наконец-то зажили? Рад слышать, что ты готов остепениться.

Глава вторая

— Я надену этот жемчуг, Брайди, — решила Катрин, придирчиво осмотрев свое отражение в большом зеркале.

Брайди выполняла самые разные обязанности. Она была домоправительницей, поваром, занималась также и туалетами Катрин, умела искусно уложить ее густые каштановые кудри с рыжеватым отливом в красивую прическу.

— Я думаю, учитывая торжественность вечера, мы поступим правильно, выбрав это нарядное платье, — добавила Катрин. Темно-зеленое бархатное платье ей очень шло: мягкие складки подчеркивали тонкую талию, а цвет усиливал изумрудный оттенок глаз. Брайди застегнула жемчужное ожерелье, в то время как сама она надевала такие же сережки. — В этом наряде я не буду похожа ни на девочку, только что закончившую школу, ни на искушенную кокетку.

Брайди с трудом сдержала улыбку. У ее молодой хозяйки не было ни высокомерия, ни холодного презрения, свойственного светским красавицам, хотя по красоте и обаянию Катрин им не уступала. Природа наградила ее тонкими правильными чертами лица и стройной фигурой, и где бы она ни появлялась, она всегда приковывала к себе восхищенные взгляды мужчин.

— Мисс Катрин, вы прекрасно выглядите, — не удержалась от похвалы преданная Брайди.

Несколькими минутами позже Катрин вызвала восторг и миссис Уэнтворт, которая поднялась наверх, чтобы проводить племянницу в зал, где должно было состояться торжество по случаю помолвки Каролины.

— Каждый раз, когда смотрю на тебя, Катрин, я вспоминаю свою незабвенную сестру — так ты похожа на нее, — с чувством сказала тетя. — Мой отец, а твой дедушка, — продолжала она, — восхищался умными женщинами, которые не боятся высказать свое мнение. Ему бы очень понравилось беседовать с тобой, моя дорогая!

— Да, я не боюсь говорить вслух то, что думаю, — ответила Катрин. — Однако обещаю, что вечером буду вести себя хорошо и держать свой острый язык за зубами.


Капитан Ричард Чарлзуэрт, в сопровождении членов своей семьи и друзей, приехал первым, и вскоре Катрин обнаружила, что сидит рядом с будущей свекровью своей кузины.

Но так как она уже имела опыт в общении с высокомерными, самоуверенными дамами — ее двоюродная бабушка Августа была одной из них, — Катрин мало трогали прямолинейные и колкие реплики леди Чарлзуэрт. Она решила ничего не говорить и не делать такого, что омрачило бы кузину в самый торжественный день ее жизни. Проведя в обществе вдовы целых двадцать минут и даже любезно согласившись сыграть с ней партию в вист, Катрин, прибегнув к хитрости, передала ее на попечение дяди и незаметно исчезла.

— Мисс О'Мэлли, не позволяйте моей маме завладеть вами, — прошептал ей на ухо веселый голос.

Обернувшись, Катрин увидела только что обрученную пару.

— Теперь, когда официально объявлено о нашей помолвке, мне кажется, Ричард, ты можешь обращаться к моей кузине не так формально, — мягко пожурила Каролина своего жениха.

— С радостью последую твоему совету, дорогая, если мисс О'Мэлли не будет возражать, — ответил Ричард.

Катрин тут же заверила его, что не возражает. Она одобряла выбор своей кузины.

— Кажется, вам пора открыть танцы контрдансом.

— Разумеется, — согласилась Каролина. — Но обещай мне, что ты недолго будешь сидеть у стены в ожидании приглашения на танец. Армейские друзья Ричарда тебе этого не позволят!

— Мне кажется, несправедливо появляться на балу офицерам в военной форме, в которой они выглядят такими красивыми и шикарными, что затмевают молодых людей в штатском.

— Конечно, — улыбнулась Каролина, глядя на только что вошедшего офицера, на котором был мундир такого же темно-зеленого цвета, как и бархатное платье ее кузины. — Посмотри, Ричард, кто это? Может, он из кавалерии?

— Такую форму носят только королевские стрелки, дорогая. Прошу прощения, милые леди, но я хотел бы пойти и узнать, кто этот офицер.

— Мама любезно разговаривает с ним, — заметила Каролина, когда Ричард ушел. — Смотри, он пришел с Джайлсом Осборном! Интересно, кто бы это мог быть? Я никогда его не видела.

Катрин тоже посмотрела на прекрасно сложенного высокого джентльмена в великолепном мундире.

— Боже мой! — воскликнула она, когда незнакомец обернулся к подошедшему к нему Ричарду, и она увидела его лицо. — Не может быть…

— Ты с ним знакома, Катрин? — удивленно спросила ее кузина.

— Да… нет… не знаю. Но уверена, что это тот самый джентльмен, с которым я сегодня утром столкнулась в дверях постоялого двора.

Невольно признаваясь себе, что рада столь неожиданной встрече, она наблюдала за ним, восхищаясь изяществом его манер. Поймав на себе взгляд молодого человека, она поняла, что он тоже узнал ее.

— Кажется, судьба решила, чтобы наши пути снова пересеклись. — Глубокий голос и приятная улыбка смягчали строгие черты его лица.

Катрин настолько взволновала эта встреча, что она не заметила, как ее рука оказалась в протянутой руке незнакомца.

— Мисс Катрин О'Мэлли, — сказал Ричард, — позвольте вам представить майора Дэниела Росса, офицера, отвагой и беззаветной храбростью которого гордится Британская армия.

Это имя так потрясло ее, что Катрин быстро высвободила свою руку. Как она могла не сразу узнать человека, которого долгие годы презирала! Она задыхалась от гнева, но сумела сдержать свои чувства и скрыть охватившее ее смятение.

С невозмутимым видом Катрин извинилась и поспешила в комнату, отведенную для дам. Там, сев в кресло, она вспомнила то время, когда несколько месяцев прожила в доме своего дедушки в Дорсетшире, где подружилась с дочерью их соседа, Хелен Раштон.

Их сблизило неутешное горе, которое им обеим принесла война, — отец Хелен, служивший на флоте Его Величества, также погиб в морском сражении.

Хелен делилась с Катрин самым сокровенным. Она призналась подруге, что влюблена в молодого джентльмена, который отсутствовал несколько лет, но, наконец, вернулся в родные края. Говорили, что он совсем недавно приобрел чин армейского капитана.

Девушка была без ума от капитана Росса и, когда узнала, что она не единственная, кому он уделяет внимание, — ее соперницей оказалась одна местная молодая вдовушка, — была настолько потрясена, что утратила всякий интерес к жизни. Бедняжка так и не оправилась от его коварной измены.