logo Книжные новинки и не только

«Дикая кошка» Энн Макалистер читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Энн Макалистер Дикая кошка читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

«Не смотри», — велел себе Янис, пока еще в нем оставалась хоть крупица благоразумия. Но с тем же успехом можно приказывать себе отвернуться от двух мчащихся друг другу навстречу поездов, перед тем как они столкнуться. И отвести взгляд он сумел лишь, когда она выпрямилась.

— Что? — спросила Кэт, только сейчас заметив, что он все еще здесь.

— Ничего, — резко выдохнул Янис, чувствуя, как его мозги растекаются кашицей, а некоторые части тела горят огнем.

— Тогда чего ты ждешь?

Как бы в подтверждение ее слов за дверью раздался тихий всхлип.

— Ты ему нужен.

— Ему нужна мама.

— Очень глупо с его стороны, — заметила Кэт, и Янис мысленно с ней согласился. — Чего он хочет? Есть?

— Возможно, я кормил его около восьми.

К счастью, на кухне было полно детского питания.

Слава богу, Мисти или Мэгги побеспокоились о нем заранее. Но Янис все равно на всякий случай позвонил сестре Талли, у которой было четверо своих детей, и спросил, чем и когда нужно кормить Гарри.

— Ты завел себе ребенка? — как и следовало ожидать, насмешливо спросила Талли.

— Мне придется о нем немного позаботиться.

— Немного, ну конечно, — с сомнением в голосе повторила сестра, а потом замучила его вопросами, на которые по большей части он не знал ответов. Вроде того, сколько Гарри лет и что он обычно ест. Янис рассказал все, что знал, так что она все же смогла кое-что ему посоветовать. Что ж, спасибо и на этом.

Нет, Гарри не плакал все те три часа, что хотел есть. Он орал как резаный, потому что все в жизни было просто ужасно: он постоянно оказывается не там, где хочет, и делает совершенно не то, что собирался, и ничего не может с этим поделать.

Из спальни послышались новые завывания.

Как же хорошо Янис его понимал!


Слезами горю не поможешь.

А иногда так хочется.

Мало того, что бабушка сломала бедро, лежит в больнице и непонятно когда оттуда вернется, так еще и неизвестно, сможет ли она и дальше жить одна.

Можно представить себе что-нибудь хуже?

Да запросто. Кроме бабушки, ей теперь нужно заботиться еще и о ребенке безответственной Мисти.

Ну и для полного счастья остается еще Янис Савас в соседней комнате. Такой же неотразимый, как и всегда, и при одном только его виде у нее начинают дрожать коленки, а мозги категорически отказываются работать.

И Кэт отчаянно хотелось запихнуть кошек в машину и вернуться в Сан-Франциско, но, разумеется, об этом не могло быть и речи. Кроме нее, у бабушки никого нет, так что она не может ее бросить. И не хочет, ведь она всегда любила бабушку и была у нее в неоплатном долгу.

Бабушка пришла ей на помощь в самую трудную минуту жизни, да и потом всегда поддерживала и заботилась о ней. И теперь пришла очередь Кэт позаботиться о бабушке. Так что о бегстве и речи быть не может.

Как и о сне.

Кэт думала, что мгновенно уснет, как только ее голова коснется подушки, а вместо этого уже несколько часов ворочалась с боку на бок, думая о мужчине в соседней комнате.

Чтобы отвлечься от Яниса, Кэт решила подумать о чем-нибудь другом. Бабушкино будущее пока что было слишком неопределенным, чтобы на нем останавливаться, а вот Гарри ей сейчас вполне подойдет.

С Гарри ей нужно что-то делать.

Не то чтобы она не любила детей, просто она с ними слишком мало общалась, зато Янис — ну вот, она опять думает о нем — неплохо справляется.

Ничего, она тоже справится, справлялась же она с Мисти, живя с ней под одной крышей у бабушки.

Правда, обычно это выражалось в том, что Мисти творила что хотела, а Кэт, которая была старше на пять лет и в десять раз ответственнее, все приводила в порядок.

И похоже, что Мисти еще совершенно не готова принять на себя полную ответственность за ребенка.

И если бы Мисти лежала в гробу, то наверняка перевернулась, если бы узнала, что именно Кэт сейчас заменяет ее ребенку мать, ведь она прекрасно знала, что больше всего на свете Кэт мечтала о семье. Вот только Мисти никогда не соглашалась считать ее родней.

И добровольно она бы никогда не доверила ей Гарри. Мисти ведь даже ни разу не приезжала к бабушке с Гарри, если знала, что встретит там Кэт. Так что сегодня она в первый раз увидела Гарри.

Да и сегодня она его еще толком разглядеть не сумела, а сразу отвлеклась на Яниса. Ну вот опять. Неужели она не может хотя бы минуту прожить без мыслей о Янисе?

Хотя его она тоже сегодня здесь встретить совершенно не ожидала.

И уж тем более не рассчитывала, что он будет спать в обнимку с ребенком.

Кэт крепко зажмурилась, пытаясь стереть это воспоминание. Вот только, похоже, эта картина намертво впечаталась ей в память, ведь когда-то она именно об этом и мечтала.

Увидев Гарри на руках у Яниса, Кэт вновь вспомнила былые мечты и надежды. А ведь она считала, что уже давно оставила их в прошлом. А с воспоминаниями к ней пришла и боль разочарования.

— Хватит! — прошептала Кэт, надеясь, что хоть так ей удастся отделаться от мыслей о Янисе. А потом открыла глаза и увидела нависшую над ней морду База.

— Отстань, — отмахнулась она от кота и аккуратно столкнула его на пол. А потом села на диване и потерла глаза. Легче не стало.

И с первого же дня их знакомства все именно так и было.

Кэт так хорошо помнила, как они впервые встретились, как будто это случилось только вчера. Она возвращалась с покупками из магазина, когда встретила этого подтянутого мускулистого парня с взъерошенными ветром волосами. Кэт шла и думала только о том, как бы побыстрее свалить свою ношу бабушке на кухню, но, когда увидела этого красавчика, мигом забыла об оттягивающих руки сумках и замедлила шаг, стараясь насладиться его видом, пока он не скрылся за углом.

Но он тоже замедлил шаг, залюбовавшись ей точно так же, как и она им. Так что если бы тогда из-под земли вдруг появился бы целый оркестр и заиграл «Од ним очаровательным вечером», то Кэт бы совершенно не удивилась.

И пусть встретились они не вечером, а днем, Кэт подобные мелочи не смущали. В конце концов, можно считать это поэтическим преувеличением. Сначала она решила, что незнакомец подойдет к ней, улыбнется и начнет флиртовать, потом они разговорятся, поймут, что созданы друг для друга, и он пригласит ее на свидание. Они влюбятся, поженятся, заведут троих детей и золотого ретривера и будут жить долго и счастливо, прямо здесь, в Калифорнии, на берегу океана.

И все действительно так и случилось, во всяком случае, что касается первых пунктов. Он подошел, улыбнулся, пофлиртовал, представился, сказал, что хочет купить бабушкин дом, пригласил ее на свидание один раз, другой, а потом еще несколько десятков раз. Они отлично подходили друг другу, и все шло ровно так, как и представляла себе Кэт.

Он купил бабушкин дом.

Все было замечательно. Даже секс, горячий, страстный и совершенно потрясающий. Хотя чему тут удивляться? Они же отлично подходили друг другу. Кэт знала, что встретила мужчину, с которым будет счастлива до конца своих дней.

А потом…

А потом все закончилось.

Оказалось, что жизнь — это не оперетта. Каждый раз, когда Кэт заводила разговоры о семье, Янис слегка от нее отдалялся, а если она упоминала заветное слово на «С», то он сразу же менял тему разговора. А потом и вовсе улетал в Сингапур, Финляндию или Дар-эс-Салам. И каждый раз Кэт с нетерпением ждала его возвращения, только чтобы получить сообщение, в котором говорилось, что он решил недельку позагорать на пляже в Гоа, а потом сразу же отправиться в Новую Зеландию.

Ну и конечно же еще оставалась Мисти, которая не могла пропустить ни одного привлекательного мужчину.

Ну а если этот мужчина еще и ухаживал за Кэт, то его привлекательность сразу же удваивалась в ее глазах.

У Кэт никогда не было ни игрушки, ни развлечения, ни мальчика, ни мужчины, которых Мисти бы не попыталась у нее отобрать.

С Мисти все было понятно с самого начала, но она никогда не думала, что Янис может так с ней поступить.

Ну а даже если бы у нее и остались какие-либо сомнения, после того как она видела, как Мисти вешается на него на пляже, подсаживается в баре и выходит из его дома в семь часов утра, то ответ Яниса на прямо заданный вопрос развеял бы их окончательно.

— Какое место в твоей жизни занимаю я, а какое — Мисти?

— Какое место ты занимаешь в моей жизни? — Янис уставился на нее так, как будто никогда не задумывался о подобных вещах.

Кэт тогда все сразу поняла, но, до боли сжав кулаки, все же кивнула, надеясь, что он сможет сказать те слова, о которых она столько мечтала.

Но вместо этого он лишь спросил:

— А какое место ты хочешь в моей жизни?

От этого разговора столько всего зависело, что Кэт просто не могла отступиться.

— Я хочу любви. Я хочу свадьбу. Я хочу семью.

Но с каждым словом Янис все больше бледнел.

Ладно, дальше можно не продолжать, Мисти может смело его забирать.

— Но я не спал с Мисти, она просто зашла за солнечными очками. Она оставила их у меня вечером и хотела забрать перед тем, как идти на работу.

Но стоило в груди Кэт встрепенуться крохотной надежде, что, возможно, еще не все потеряно, как он продолжил:

— И на ней-то я уж точно не хочу жениться. — При одной мысли об этом его аж передернуло. А потом он покачал головой и, глядя ей прямо в глаза, добавил:

— Я вообще не собираюсь жениться.

Теперь все ясно, но, несмотря на навалившуюся на нее тяжесть, Кэт все же сумела выговорить:

— Спасибо тебе.

А потом повернулась и ушла.

— Ты не злишься? — крикнул ей вдогонку Янис.

— Нет, конечно, — бросила она, не оборачиваясь.

Унижена, раздавлена, опустошена.

Кэт продолжала идти.

— Отлично, может, закажем вечером пиццу?

Ну уж нет.

Даже сейчас Кэт не могла забыть ту обжигающую и при этом ледяную ярость, что накатывала на нее волнами. Она еще никогда не чувствовала себя настолько униженной. А потом Кэт оставила бабушкин дом. Она уже придумала имена для их детей, а он хотел разделить с ней только пиццу!

Очаровательный вечер закончился, а вместе с ним настоящая любовь и прочие глупости.

И Янис Савас.

Не прошло и трех месяцев, как она переехала в Сан-Франциско и устроилась работать библиотекарем.

Бабушка расстроилась, но Кэт настояла на своем, оставив между собой и мужчиной, отказавшимся быть ее настоящей любовью, больше шестисот километров. Она поступила правильно. Вот только бабушке об истинной причине своего бегства она ничего говорить не стала.

Собственную глупость лучше держать в тайне ото всех.

А Яниса с тех пор она старательно избегала, ведь он оставался все таким же сногсшибательным и неотразимым. И даже теперь, когда она помолвлена с мужчиной, который хочет от жизни того же, что и она, при одном только виде Яниса ей в голову снова лезут глупые песенки.

В отчаянии Кэт бросилась на диван, да так резко, что умудрилась промахнуться мимо него и рухнула на пол. А потом, болезненно морщась, все-таки на него залезла и неподвижно замерла, боясь, что вот-вот заплачет Гарри или в дверях появится Янис и спросит, чем она тут занимается.

За стенкой все было тихо, но стоило Кэт только вздохнуть с облегчением, как из спальни послышались тихие всхлипы. И постепенно они становились все громче.

Потом из спальни выскочил Янис и захлопнул за собой дверь.

Неужели он хочет бросить ее наедине с орущим младенцем?

Не включая света и даже не глядя в ее сторону, он медленно продвигался вперед.

Вот только вместо входной двери он открыл дверцу холодильника и вытащил бутылочку. Кэт понимала, что ей нужно закрыть глаза и постараться уснуть, а вместо этого разглядывала его полуобнаженное мускулистое тело.

Да и когда ей еще представится возможность полюбоваться тем, как Янис подогревает детские бутылочки?

— Хочешь сама его покормить? — неожиданно спросил он.

Не желая показывать, что за ним наблюдала, Кэт сделала вид, что этот вопрос ее разбудил.

— Что? — спросила она, сонно приподнимаясь. — Ты меня разбудил.

— Я в этом не сомневаюсь. — Он ей явно не поверил, да и немудрено, когда Гарри так надрывается.

Янис капнул молоком себе на запястье, и Кэт не удержалась и спросила:

— Богатый опыт?

— Вроде того. — Он протянул ей бутылочку, но, когда она даже не попыталась ее взять, лишь пожал плечами. — Тогда спи дальше.

Не обращая на нее больше внимания, он вернулся в спальню. И постепенно отчаянные вопли голодного Гарри затихли, сменившись иканием, а потом тихим посапыванием, к которым присоединился шепот Яниса.

Кэт попробовала себе представить Адама с ребенком на руках, с их ребенком, вот только этот воображаемый малыш не шел ни в какое сравнение с сопевшим за стенкой младенцем.

А потом послышалось кое-что новенькое, то, что она никак не рассчитывала услышать в исполнении Яниса. Но ошибки быть не могло.

Янис Савас пел колыбельную.

Глава 3

Когда дверь спальни открылась в следующий раз, Кэт уже успела встать, одеться, привести себя в порядок и, что самое важное, собраться с мыслями.

Услышав колыбельную в исполнении Яниса, Кэт сразу же принялась представлять себе разные глупости, так что ей даже пришлось в очередной раз напомнить себе, что, хотя и прошло почти три года, и она сама, и Янис совсем не изменились и по-прежнему хотят от жизни разного.

И даже если Янис в состоянии накормить ребенка из бутылочки, а потом укачать под колыбельную, это еще не значит, что он хочет собственного малыша, а тем более двух или трех.

В отличие от Адама.

И не стоит об этом забывать.

Когда дверь спальни открылась, Кэт широко, пусть и не совсем искренне улыбнулась уже одетому Янису и малышу. Как же хорошо она помнила эту щетину!

— Доброе утро, — поздоровалась она, пытаясь отбросить ненужные воспоминания.

— Доброе утро, — отозвался Янис сонным голосом.

— Хорошо выспался?

— Лучше не бывает, — усмехнулся он, даже и не пытаясь сделать вид, что говорит правду.

Можно подумать, что это не из-за Гарри, а из-за нее он не спал полночи. А ведь Гарри даже не ее ребенок, так что она совсем ни в чем не виновата. Вот только спорить сейчас Кэт совершенно не хотелось, так что она жизнерадостно продолжила:

— Доброе утро, Гарри. Хорошо выспался?

Гарри явно понял, что обращаются к нему, вот только, вместо ответа, он отвернулся и уткнулся лицом Янису в грудь.

Отлично, еще один парень не хочет иметь с ней ничего общего.

Кэт хотела было пощекотать голую пятку малыша, но потом решила, что так ее рука окажется слишком близко от талии Яниса, и передумала.

— Если хочешь, то я сварила кофе.

Кэт прекрасно знала, что Янис любит пить кофе по утрам, так что чуть было не отказалась от этого напитка сама. Но потом вспомнила, что взрослых подобные пустяки не волнуют, и все-таки сварила кофе.

Вот только от улыбки Яниса ее сердце так бешено забилось, что она сразу же об этом пожалела.

— Ты — ангел, — заверил он и, перехватив Гарри поудобнее, налил себе кофе. — Спасибо.

Не успел еще Янис поднести чашку к губам, как Гарри сразу же за ней потянулся. Вот только Янис легко и непринужденно перехватил ручонки мальчика, не позволив тому обжечься.

— А ты отлично справляешься.

— С чем? Могу сам себе налить кофе?

— Ага, а потом еще и не проливаешь его на ребенка.

— У меня было много практики.

— У тебя много детей?

— У меня много мелких родственников, всяких там племянников и троюродных сестер, — скривился Янис.

— Неужели? — Кэт почувствовала, что немного завидует, а еще вдруг поняла, что, пока она старательно мечтала об их будущих детях, она так толком ничего и не узнала о его семье.

— Целые толпы.

— Повезло тебе.

— Мне везет, пока они держаться от меня в стороне.

Да, Янис совсем не изменился. Вот только независимо от того, любит он детей или нет, он отлично справляется с Гарри. Кэт оставалось лишь наблюдать, как он привычными движениями достает чистую бутылочку, наливает в нее воды, скручивает крышку с банки с сухой смесью. И только когда Янису пришлось насыпать мерной ложечкой смесь в узкое горлышко бутылочки, одновременно удерживая брыкающегося Гарри на руках, у него возникли некоторые трудности. Что ж, приятно сознавать, что и он несовершенен.

— Давай помогу, — предложила Кэт, отбирая у Яниса мерную ложечку. Но при этом их пальцы соприкоснулись, и она почувствовала себя так, как будто ее ударило током. Как глупо, прямо как в каком-нибудь любовном романе. Если, конечно, не считать того, что Янис на героя не тянет.

Из-за этих дурацких мыслей Кэт даже выронила ложечку, но Янис ее поднял и снова вложил Кэт в руку.

— Сколько сыпать? — чувствуя себя полной идиоткой, спросила Кэт.

— Три.

И под внимательным взглядом Яниса она послушно насыпала три ложки смеси, и при этом он стоял так близко, что Кэт практически чувствовала тепло его тела.

— Садись, — предложила Кэт и, закрыв бутылочку, старательно ее встряхнула. Она стояла спиной к Янису, так что, когда его рука внезапно потянулась к шкафчику, перед которым она стояла, она вздрогнула от неожиданности.

— Что ты…

— Мне нужна ложка, — спокойно пояснил Янис, — я же собираюсь его кормить.

— Но бутылочка…

— И бутылочка тоже. — Янис полез в шкафчик, и их руки снова на пару секунд прикоснулись друг к другу. На этот раз у Кэт хватило выдержки не дергаться, но вот реакция собственного тела на прикосновение Яниса ей совершенно не понравилась. А между тем сам Янис как ни в чем не бывало подхватил банку с персиковым пюре и уселся на диван с Гарри на коленях.

— По-моему, в шкафу есть специальный стульчик для кормления. Мисти уже давно его здесь оставила. Видимо, она часто сваливает Гарри на бабушку и не хочет лишний раз его с собой таскать.

Кэт встала и заглянула в шкаф.

— Да, он здесь, — продолжила Кэт, вытаскивая свою находку. Наверное, не нужно обладать какими-то особыми знаниями, вроде проектировки ракет, чтобы разобраться в использовании стульчика, вот только с первого взгляда понять, что с ним делать, у Кэт не получилось.

— Давай сюда, — велел Янис. И сразу же отобрал у нее стульчик, сунув ей в руки ребенка.

Копошащийся комок по имени Гарри оказался намного тяжелее, чем казался на вид, к тому же у него явно была своя точка зрения на то, где ему надлежит находиться. Так что, еще толком не успев его взять, Кэт практически уронила его на пол, а потом, подхватив в последнюю секунду, крепко прижала к себе.

Как она вчера и говорила, она привыкла общаться с дошкольниками, а не с младенцами. И теперь, держа Гарри на руках, Кэт чувствовала себя очень странно, но при этом необычайно правильно. Так что она просто не смогла удержаться и, склонив голову, провела губами по его пушистой макушке, вдыхая запах детского шампуня и чистого белья.

А пока она возилась с малышом, Янис уверенными движениями привел стульчик в боевую готовность. Так что ей не оставалось ничего, кроме как сделать вид, что ее этим не удивишь. Гарри снова завозился у нее на руках, а потом пребольно дернул за волосы.

— Ай!

— Похоже, у меня появился соперник.

Покраснев при одном воспоминании о том, как ей нравилось, когда Янис запускал пальцы в ее волосы, Кэт попыталась разжать цепкие пальчики.

— Давай лучше я.

И не успела она запротестовать, как сильные мужские пальцы аккуратно разжали мертвую хватку Гарри. При этом Янис провел костяшками пальцев ей по лицу, а потом отбросил ее непослушные волосы за спину, а Кэт старательно делала вид, что все это ее совершенно не касается.