logo Книжные новинки и не только

«Дикая кошка» Энн Макалистер читать онлайн - страница 7

Knizhnik.org Энн Макалистер Дикая кошка читать онлайн - страница 7

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

А потом резко повернулась и вышла из комнаты.

Получилось? Это вряд ли. Пока он еще вообще ничего не сделал.

А разве он собирается что-нибудь делать? Она же помолвлена.

Янис рассчитывал, что Кэт предложит ему немного посидеть и выпить вина, но вместо этого она лишь еще раз его поблагодарила и пожелала спокойной ночи.

Янис не смог до конца скрыть свое удивление, а Кэт даже и не пыталась скрыть, что хочет, чтобы он немедленно ушел. Но откуда вдруг взялось это желание? Гарри тут явно ни при чем. Неужели все дело в тех мгновениях, что они смотрели друг другу прямо в глаза?

Значит, она почувствовала то же, что и он. Притяжение, желание, страсть. Иначе бы она не стала так поспешно его выгонять.

А пока он об этом размышлял, Кэт широко распахнула дверь, как бы надеясь, что он не заставит повторять дважды и уйдет. Янис не спеша пересек комнату и остановился всего в паре сантиметров от Кэт, потом посмотрел на нее сверху вниз и заметил, что ее ресницы дрожат, а грудь судорожно вздымается и опускается.

— Спокойной ночи, Янис, — не поднимая глаз, сквозь зубы выдохнула Кэт.

— Это подождет.

— Что подождет?

— Мне кажется, что мне положена награда.

— Может, чайная ложка ванильного экстракта тебя устроит?

— Нет, — улыбнулся Янис. — У меня есть предложение получше.

И с этими словами он нагнулся и поцеловал ее.

Днем в больнице он поцеловал ее, повинуясь секундному импульсу, но тот поцелуй пробудил в нем давно забытые воспоминания.

И ему захотелось продолжения.

И вот он его получил, получил Кэт. Так что теперь он неторопливо наслаждался ее губами, побуждая ответить на поцелуй.

Кэт не стала упрямиться, а послушно приоткрыла губы. На вкус они оказались одновременно терпкими и сладкими, и Янис с радостью продолжил наступление.

Обрадовалась ли она такому повороту событий? Или удивилась? Или и то и другое? Янис почувствовал, как у Кэт вырвался приглушенный вздох, а ее губы задрожали.

Кэт замерла на месте, не пытаясь ни отстраниться, ни ответить ему. Ее губы и язык оставались неподвижными, а когда Янис обнял ее, ее руки все так же висели вдоль тела. И пока он держал ее в своих руках, он практически чувствовал, как внутри ее нарастает напряжение.

— Кэт?

На пару секунд она зажмурилась, а потом пристально посмотрела ему прямо в глаза и слегка оттолкнула его.

— Думаю, что ты уже достаточно вознагражден.

— Кэт…

— Спокойной ночи, Янис.

Но, несмотря на ее показное спокойствие, Янис чувствовал, что она не осталась равнодушной к его действием, и от этого осознания он испытывал какое-то практически животное удовлетворение.

— Сладких снов, Кэт.


— Да, это срочно, — заверила Кэт в трубку. Первый раз в жизни она уговаривала поставить ее на первое место перед работой. — Ты сам предложил приехать ко мне на выходные, и я буду этому очень рада.

Предложил, скорее уж потребовал. Но теперь он действительно ей нужен. Прямо сейчас.

— Но ты же говорила, что сама прекрасно справишься с выбором платья.

— Да, но теперь я поняла, как важен для тебя этот бал, так что хочу, чтобы ты выбрал платье вместе со мной.

Разумеется, это правда, но главное, чтобы Адам просто был сейчас рядом. Ведь после того, как Янис вчера поцеловал ее, ей просто необходимо наглядное напоминание о том, что действительно важно в ее жизни.

— Мне тебя не хватает, — продолжила Кэт. — Очень-очень не хватает.

Пусть она о нем почти и не вспоминала, но раз она смирно стояла, позволяя Янису целовать себя, то с головой у нее явно что-то не так. Остается только радоваться, что она не ответила на его поцелуй. Ведь не ответила же?

Конечно нет! Совершенно точно не ответила, ведь не выжила же она из ума окончательно.

Но как она только позволила Янису поцеловать себя? Во всем виноват тот взгляд, заставивший ее вспомнить, как хорошо им было в постели. А потом он подошел к ней так близко, что она не могла не вдыхать его аромат, и отчетливо видела каждый волосок на его небритых щеках, хотя и старалась сделать вид, что смотрит сквозь него и только и ждет, чтобы он ушел.

Но он не ушел. И потребовал «награду».

А потом его губы накрыли ее губы и принялись за работу, да так, что даже теперь, при одном только воспоминании, ее сердце начинало бешено биться.

Кэт постаралась отогнать навязчивые мысли и сосредоточиться на словах Адама.

— Лумис позвал меня играть в гольф в субботу. Это очень важно, — говорил он. — Разумеется, не гольф, а то, что меня считают частью коллектива. Я пошел в это дело из-за отца, но теперь, если я стану играть с ребятами, моя карьера стремительно пойдет в гору. Ты же понимаешь.

— Понимаю, — согласилась Кэт, стараясь скрыть раздражение.

— Но это не значит, что я не приеду, мне тебя тоже очень не хватает, — торопливо продолжил Адам. Должно быть, он все же что-то почувствовал в ее тоне. — Просто я не смогу приехать завтра после работы.

— Тогда приезжай сразу после игры.

— Но мы еще потом поужинаем.

— Ну, значит, приезжай после ужина, в «Лаксе» самолеты летают сюда через каждый час.

— У «Джона Вейна» пореже.

— Точно. — Кэт неподвижно застыла на месте у окна в бабушкиной палате. Дальше уговаривать его бессмысленно, она и так зашла слишком далеко.

Вот только если она останется здесь надолго, а Адам так и не надумает приехать, то что-то определенно может случиться.

Ей и до поцелуя-то было нелегко общаться с Янисом.

Стоило Кэт только взглянуть на него, как в ней проснулись былые чувства. Но раньше ей удавалось держать их под контролем. За ужином Милош отвлекал ее от ненужных мыслей своей болтовней, а потом, когда они отправились в бар поискать себе подруг на ночь, Кэт даже обрадовалась. Ведь очевидно же, что Янис совсем не изменился, а значит, она поступила правильно.

А потом Гарри проснулся и заплакал, и она выжидала целую вечность, перед тем как решилась отправиться к Янису. Истошные вопли просто не оставили ей никакого выбора. Но даже подойдя к его двери, Кэт сомневалась, что ей вообще откроют. И твердо верила, что даже если Янис и откроет, то на заднем плане будет маячить какая-нибудь полураздетая девица, зазывающая его обратно в постель.

Но никаких девиц она не обнаружила, хотя он мог просто оставить их в спальне.

Вот только он вполне охотно пошел за ней, так что, в конце концов, он мог вернуться домой один. И от этого сопротивляться было еще сложнее.

Видя, как он не спит вторую ночь подряд, Кэт не могла отбросить настырно лезущие в голову воспоминания о том мужчине, в которого она однажды влюбилась.

По глупости влюбилась. Но, глядя, как Янис укачивает Гарри, Кэт никак не могла поверить собственным словам. Ведь она даже и не надеялась, что он может оказаться таким замечательным отцом. Мужчина ее мечты. Он всегда им был, да, к сожалению, и до сих пор остается им.

Вот только он все равно ее не любит, а всего лишь хочет. Так что если бы она вчера хоть намекнула, что согласна, то он мигом затащил бы ее в постель. В этом она не сомневалась.

И тогда бы все началось по новой — она бы снова влюбилась в человека, который не хочет того, чего хочет она, в человека, которого интересуют только его собственные надежды и желания, а до ее стремлений ему нет никакого дела.

— Хорошо, — после бесконечной паузы продолжил Адам. — Я прилечу в субботу вечером. До этого времени ты как-нибудь проживешь без меня?

Глупая шутка.

— Постараюсь.

— Мы отлично проведем время. Выберем тебе платье, сходим куда-нибудь, поужинаем. Что-нибудь романтичное, свечи, музыка…

— Не забывай про Гарри.

— Что? А, точно, Гарри. — Теперь в его словах было куда меньше энтузиазма. — Ладно, что-нибудь придумаем. Может, тот сосед твоей бабушки сможет присмотреть за ним.

— Янис?

— Точно. Он же раньше уже присматривал за ним.

— Да. — Он правда надеется, что Янис согласится сидеть с ребенком, чтобы она смогла погулять с Адамом? Кэт уже позвонила подруге по колледжу, Клер, и попросила порекомендовать ей какую-нибудь хорошую няню, но вместо этого подруга, у которой было двое собственных малышей, вызвалась присмотреть за Гарри.

Вот только вряд ли Клер захочет возиться с чужим ребенком все выходные. К тому же чем больше Кэт проводила времени с Гарри, тем меньше ей хотелось с ним расставаться.

И теперь ей бы хотелось провести время вместе с Гарри и Адамом, как будто они настоящая семья.

Так сказать, попробовать то, что ждет ее в совсем скором будущем.


Обнаженный по пояс Янис возился на заднем дворе, когда Кэт спустилась с Гарри на руках.

— Привет, — поздоровалась она, стараясь не замечать, как играют его мышцы. Похоже, что на этот раз он восстанавливал какую-то старинную вещь, а не мастерил что-то новое. Кэт всегда интересовалась его работой, но сейчас не стала останавливаться, чтобы поболтать. В последние дни она и так слишком много времени провела с Янисом.

Но Янис оторвался от работы и, отбросив со лба темные волосы, спросил:

— Идете в больницу?

— Да, — призналась Кэт, крепко держа малыша, который потянулся к Янису.

— А как же Гарри?

— Одна моя подруга согласилась с ним посидеть, — пояснила Кэт, направляясь к гаражу.

— Что? Мне эта идея совсем не нравится.

Кэт обернулась, но Янис подошел к ней так близко, что ей пришлось упереться спиной в дверь, только чтобы к нему не прижиматься.

— А что не так? У Клер есть свои дети, и она с радостью за ним присмотрит.

— Но Гарри ее не знает.

— Но он и меня еще вчера не знал! Да и тебя тоже, — добавила Кэт, хотя Гарри явно пытался вырваться из ее рук и вцепиться в Яниса.

— Но теперь-то знает, — возразил он, отбирая у нее ребенка. — И мы ему очень даже нравимся. Он потом еще плакал?

— Нет. Хотя совсем чуть-чуть поплакал, но я его быстро успокоила.

Гарри радостно возился в руках Яниса и хлопал его пухлыми ручками по лицу. А Янис морщился и аккуратно покусывал нахальные пальчики, заставляя малыша пищать от восторга.

— Хорошо. Главное, что теперь он спокоен, так что не стоит его лишний раз расстраивать.

— Да, но…

— Ребенку нужно постоянство. Больше никаких новых людей. — Что-то в его голосе заставило Кэт понять, что спорить Янис не собирается. А она даже и не подозревала, что он может быть таким. Отец и защитник, человек, способный поставить потребности Гарри выше своих собственных. Кэт не помнила, чтобы он хоть когда-нибудь раньше вел себя так. Только в ее мечтах, которые он сам и разбил вдребезги.

— И что ты предлагаешь? — осторожно спросила Кэт. — Неужели ты опять согласишься с ним просидеть весь день?

— Я могу пойти с тобой.

— Куда? В больницу?

— Да, а там видно будет.

— Но ты же занят.

— Дай мне пять минут, — попросил Янис и с Гарри на руках пошел в дом.

— Давай я его подержу. — Кэт бросилась за ними следом, но Янис не обратил на нее внимания, как будто боялся, что как только она получит ребенка, то сразу же убежит с ним.

Кэт даже на какую-то секунду задумалась, не убежать ли ей, оставив Гарри с Янисом.

Но все же осталась.

Осталась по глупости.

А всего через пару минут Янис вернулся в джинсах и рубашке с открытым горлом и закатанными рукавами и с Гарри на плечах. Они ни чем не походили друг на друга, если не считать темных волос, но Кэт все равно не могла отделаться от мысли, что перед ней отец с сыном.

И дело даже не во внешности, а в том, как хорошо они чувствовали себя друг с другом.

— Мы готовы, — объявил Янис.

— А Милош не захочет к нам присоединиться?

— Нет, у него вчера выдалась трудная ночка, а когда он проснется, то наверняка будет страдать от похмелья. Бедняга.

Янис сказал все это с такой нескрываемой радостью, что Кэт просто не смогла не рассмеяться.

А потом они отправились в больницу, и Кэт окончательно убедилась, что теперь, когда Янис Савас всерьез взялся ее очаровывать, у нее не осталось ни малейших шансов устоять перед ним.

Всю дорогу он не переставал ее веселить, и с ним так легко было разговаривать. Если бы он попытался с ней флиртовать, то она еще смогла бы обороняться, а вместо этого он лишь расспрашивал ее о работе в библиотеке, о том, как она играет с детьми, делает для них кукол и учит малышей создавать настоящие произведения искусства из обычных тряпок.

Когда Кэт стала с жаром рассказывать обо всех этих мелочах, она так и ждала, что он ее вот-вот прервет, а вместо этого Янис сказал, что он занимается почти тем же самым, а на ее удивленный вопрос пояснил:

— Да, просто ты оживляешь старые тряпки, а я — дерево.

И тогда Кэт поняла, что он имеет в виду. Она хорошо знала, что основные деньги ему приносит торговля ценным деревом, но что по-настоящему он счастлив только тогда, когда творит из дерева или вдыхает новую жизнь в старые поврежденные и никому не нужные предметы мебели.

Янис заговорил о том, как сейчас работает над голландским туалетным столиком XVII века, и в его словах было столько страсти, что Кэт просто не могла отвести от него глаз.

— Это над ним ты сегодня работал?

— Да, он принадлежит жене моего брата. Он передается по наследству в их семье уже три с половиной сотни лет.

— И ты не побоялся за него взяться? — Кэт даже не пыталась представить себе как денежную, так и историческую ценность этого столика.

— Для меня это большая честь. К тому же он нуждается в серьезном ремонте. Он уже просто на куски разваливается, а ему еще придется выстоять перед целой оравой ребятишек.

— А у них целая орава ребятишек?

— Пока есть только дочка, но сын уже на подходе. Но они вряд ли остановятся на достигнутом.

— Молодцы.

— Как скажешь.

Кэт специально дала Янису понять, что за последние три года ее взгляды на жизнь совершенно не изменились. А может, ей просто нужно было в очередной раз напомнить об этом себе.

Ее ждет целый день в обществе Яниса и Гарри, так что теперь ей нужно быть очень аккуратной в своих желаниях. Ведь они воплощаются буквально на глазах.

И это даже не Адам с Гарри. Все намного хуже. Сегодня у нее будет именно та семья, о которой она столько мечтала. Но только на один день.


Нет, он, конечно, творил глупости и похлеще, но все же.

Вот, например, в десять лет Янис скатился с крыши бани на велосипеде и сломал обе руки. Или в семнадцать лет в одних плавках полез в ядовитый плющ за футбольным мячом. Или когда пригласил великолепную Люси Джейнс на студенческий бал, забыв, что уже договорился пойти туда с Рейчел Вилас.

А вот сегодня он предложил Кэт провести с ней и Гарри весь день.

И дело не в том, что ему не понравилось. А вовсе даже наоборот. Слишком понравилось.

И теперь Янис просто не мог не вспомнить, что с Кэтрионой Маклин ему было хорошо не только в постели. А сегодня, рассказывая о своей работе с детьми, она прямо-таки светилась. И пусть она и утверждала, что эта работа всего лишь временная, Янис видел, что она наконец-то нашла дело своей жизни.

Да и Сан-Франциско, похоже, ей тоже нравился, судя по ее словам, она жила в крошечной квартирке, зато в очень интересном районе, где всегда можно было найти что-то новое.

— А после того, как ты выйдешь замуж, ты продолжишь работать? — Янис удивился собственному вопросу не меньше, чем Кэт. Ему-то до этого какое дело?

— Пока не заведем детей, продолжу. Я сама буду воспитывать собственных детей, — добавила Кэт, глядя на Гарри.

— Я в этом и не сомневался.

Сразу видно, что она все так же жаждет завести семью, как и три года назад. И теперь, увидев, как она обращается с Гарри, Янис с легкостью мог представить ее в роли матери.

Неправильная мысль.

Неправильный день. Обычно он в семью не играет, а если уж совсем серьезно, то обычно он ничего худшего себе и представить не может.

А потом они пришли в больницу, и Янис лишь улыбнулся, когда с ними поздоровалась медсестра и сказала:

— Какой хороший мальчик, да и на вас он похож больше, чем на вашу жену.

— Мог бы и сказать, что он не наш, точнее, не твой, — покраснев, заметила Кэт, когда медсестра ушла.

— А какая разница?

А потом, оставив Яниса с Гарри внизу, Кэт пошла к бабушке, но совсем скоро вернулась с ней в кресле-каталке.

— А из вас получилась бы отличная семья, — заметила Мэгги.

— Бабушка! — покраснев, воскликнула Кэт.

— Я всего лишь говорю очевидное.

— Не стоит, — возразила Кэт.

А потом, когда они уже возвращались домой, Кэт вдруг попросила у Яниса прощения.

— За что?

— За бабушкины слова. Иногда у нее бывают очень странные идеи.

— Да ерунда, — отмахнулся Янис.

— Только не подумай, что она из-за меня так сказала. В конце концов, у меня есть Адам.

— Да-да, мужчина твоей мечты. А где он, кстати?

— В Сан-Франциско, работает. Но в субботу он будет здесь.

— Да неужели?

Эта новость Яниса совсем не обрадовала, и остаток дороги он молча вел машину. Да и Кэт, занятая собственными мыслями, не пыталась поддерживать разговор.

А когда приехали домой, оказалось, что Гарри уже крепко спит.

— И что теперь? — спросила Кэт. — Вдруг я его разбужу?

— Давай, я его отнесу.

— А что, если ты его разбудишь?

— Не разбужу, — заверил Янис. Пусть он и не был в этом уверен, зато решил, что если малыш все-таки проснется, то они побудут еще немного вместе, пока будут его укачивать. Что ж, было бы неплохо. Сегодня был замечательный день, и Янису не хотелось, чтобы он так быстро кончался.

Дождавшись, пока Кэт уступит ему место, Янис осторожно отстегнул Гарри от кресла, поднял его на руки и понес к себе.

— Что ты делаешь? — удивленно спросила Кэт, которая уже начала подниматься к Мэгги.

— Несу его в кровать.

— Но его кроватка у Мэгги.

— Да, но сегодня он поспит у меня.

— Но ты не обязан за ним присматривать.

— Я знаю, но он может проснуться, и ты опять прибежишь ко мне.

— Не прибегу.

— Но вчера-то ты прибежала.

— Да, но теперь у меня есть ванильный экстракт.

Но не обращая внимания на ее слова, Янис отнес мальчика к себе в дом и уложил в кровать.

— Янис, это просто глупо, — настаивала Кэт, застыв на пороге его спальни и не решаясь идти дальше. — Я прекрасно могу о нем позаботиться.

— Могла бы, но сегодня тебе не придется ни о ком заботиться. Он ночует у меня.

Кэт буркнула себе под нос что-то невнятное.

— Ты что-то сказала?

— Сказала. И что мне теперь делать? Янис пожал плечами:

— Почитать журнал. Подумать о том, что у нас будет на ужин. Пойти со мной и развлечь меня разговором, пока я работаю.

Янис рассчитывал, что после последнего предложения она уйдет, но Кэт лишь спросила:

— А ты покажешь мне тот туалетный столик?

Янис по ее глазам понял, что она действительно очень хочет увидеть этот столик, так что он просто ответил:

— Иди за мной.


Так нечестно.

Он слишком хорош, слишком обаятелен, а чего стоит его улыбка? Но дело не только во внешности и характере. Он так легко и непринужденно справляется с Гарри, так преклоняется перед той древесиной, с которой работает, так внимательно слушает ее глупые рассказы о работе в библиотеке. Ведь он даже спросил про тряпичных кукол!


После того как они вернулись, ей нужно было просто проститься и уйти, а раз уж ему так захотелось, то пусть он взял бы к себе Гарри на одну ночь, так ведь нет, нужно ей было все усложнять!