logo Книжные новинки и не только

«Трущобы Севен-Дайлз» Энн Перри читать онлайн - страница 15

Knizhnik.org Энн Перри Трущобы Севен-Дайлз читать онлайн - страница 15

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Грейси! — Он шагнул к ней и протянул руку, как будто хотел остановить.

Она театрально пожала плечами и увернулась в сторону, а затем, не оглядываясь, быстро зашагала прочь, главным образом потому, что ей очень хотелось думать, что он смотрит ей вслед, а может, даже пытается ее догнать, ей же очень не хотелось оборачиваться. Вдруг на самом деле это не так?

Дойдя до Кеппел-стрит, она вошла в дом с черного входа и быстро прошла в кухню. Она все еще была сердита, однако разочарование перевесило злость. Она повела себя с Телманом неправильно. Даже если бы ей и не удалось убедить его начать расследование таинственного исчезновения Мартина Гарви — тем более что у него могли иметься веские причины этого не делать, — она, по крайней мере, могла постараться, чтобы они расстались друзьями. Теперь же она понятия не имела, как ей в следующий раз заговорить с ним, если они вдруг встретятся. Даже не верится, как же это обидно и больно! Если честно, она этого от себя не ожидала. В один прекрасный день, причем совсем скоро, она будет вынуждена признать, что Телман ей очень даже нравился.

К счастью, в кухне больше никого не было. Она высморкалась, быстро ополоснула лицо и постаралась сделать вид, как будто с ней все в порядке. Она ставила на плиту чайник, когда в кухню вошла Шарлотта.

— Не желаете чашку чая? — предложила Грейси и даже заставила себя улыбнуться.

— С удовольствием, — ответила Шарлотта, хотя на часах было лишь половина седьмого, и села за стол. — Что не так? — спросила она и умолкла в ожидании ответа.

Грейси заколебалась, не зная, что ей сказать. То ли что все в порядке, то ли хотя бы частично правду про Мартина Гарви. Если честно, она даже не подозревала, что Шарлотта умеет прекрасно читать ее настроение. Что тоже не радовало. И все же они знали друг дружку так давно, что, если бы Шарлотта ни разу не сделала ей больно, это означало бы, что она ей просто безразлична, что, согласитесь, гораздо хуже.

— Сегодня утром я встретила Тильду, — сказала Грейси, с громким стуком поставив крышку на чайник и оставаясь стоять спиной к столу. — Она вот уже несколько дней не видела своего брата, и ей кажется, что с ним что-то случилось.

— Что именно? — уточнила Шарлотта.

Чайник засвистел, и Грейси подняла его с плиты. Ополоснув заварочник, она вылила воду в раковину и вновь наполнила его кипятком из чайника. Увы, на этом причины, вынуждавшие ее хлопотать у плиты, закончились, и она, не решаясь посмотреть Шарлотте в глаза, была вынуждена занять место за столом.

— Он больше не живет в доме на Торрингтон-Сквер, где работал, — ответила она. — И дворецкий говорит, что он там больше не работает. Но он не говорит, что случилось и куда он ушел. — Она не хотела смотреть в глаза Шарлотте, но серьезность ситуации с Мартином перевесила гордость. — Ведь если бы все было хорошо, он этого не сделал бы, — торопливо добавила она. — У них больше никого нет. Что бы ни случилось, он бы всегда сказал ей. Он же даже пропустил ее день рождения, чего за ним раньше никогда не водилось.

Шарлотта нахмурилась.

— А в чем состояли его обязанности на Торрингтон-Сквер?

— Он был личным лакеем мистера Стивена Гаррика, — тотчас ответила Грейси. — А не каким-то там рядовым, подай-принеси. По словам Тильды, мистер Гаррик ему доверял. Я знаю, людей просто так не выкидывают на улицу за какую-нибудь глупость или за то, что кто-то не вышел лицом. Но почему он ничего не сказал Тильде? Почему она должна теперь из-за него волноваться?

— Трудно сказать, — задумчиво произнесла Шарлотта. Она протянула руку и, налив им обеим чаю, вновь поставила чайник на подставку. — Как я понимаю, по нему не было видно, что он чем-то расстроен, иначе бы он наверняка сказал ей, что намерен сменить место. Возможно, он просто нашел работу получше. Тильда умеет читать?

Грейси растерянно подняла глаза.

— Если нет, ему нет смысла послать ей письмо, — рассудила Шарлотта. — Впрочем, кто-нибудь мог бы прочесть его ей.

От ее слов Грейси стало еще больше не по себе. И хотя в желудке у нее было пусто, сама мысль о еде была ей противна. Она пила чай, но сладкая горячая жидкость, что стекала ей в горло, была бессильна ее согреть.

— Что еще? — мягко спросила Шарлотта.

Грейси задумалась. Ей до известной степени было приятно, что Шарлотта ее понимает, однако она по-прежнему корила себя за то, что все так глупо получилось с Телманом. И, что еще обиднее, такое случилось с ней впервые. Раньше она умела держать себя в руках. Вот и сейчас Шарлотта ждала от нее то же самое. И как же не хочется ее разочаровывать!

Женщины должны быть умнее и не позволять себе глупых выходок, какую позволила себе она. Грейси сделала еще один глоток чая. Чересчур горячий. Нужно подождать, пока остынет.

— Ты узнала что-то еще? — задала новый вопрос Шарлотта.

На него у Грейси был готовый ответ.

— Почти ничего. Даже когда она сказала дворецкому, что она сестра Мартина, он ей ничего не сказал. Ни что случилось, ни куда он уехал.

Шарлотта опустила взгляд на скатерть.

— Мистер Питт больше не работает в полиции. Может, нам стоит обратиться к мистеру Телману? Вдруг он нам поможет?

По щекам Грейси разлилась краска стыда. Солгать не получится.

— Я уже просила его, — убитым голосом прошептала она, глядя в стол. — Он сказал, что ничего не может сделать, потому что Мартин имел полное право уехать куда ему вздумается и ничего не сказать сестре. Это не преступление.

— Понятно. — Шарлотта на несколько мгновений задумалась, затем осторожно, одними губами попробовала чай и, решив, что тот остыл, сделала глоток. — В таком случае мы должны что-то предпринять сами, — сказала она наконец. — Расскажи мне все, что тебе известно, про Тильду и Мартина, а также про дом мистера Гаррика на Торрингтон-Сквер.

Грейси почувствовала себя одиноким матросом, который наконец на горизонте увидел землю. Ура, что-то все-таки можно сделать! Она послушно рассказала Шарлотте о своей дружбе с Тильдой, делая упор на самое главное: ее честность, упорство, воспоминания о детстве, о ее мечтах в один прекрасный день обзавестись собственной семьей, о том, как они с братом помогали друг другу, пока росли одни, без родителей.

Шарлотта слушала ее, не перебивая, и в самом конце кивнула.

— Думаю, ты права, — согласилась она. — Здесь что-то не так. Мы должны узнать, где он, жив ли он и здоров. Вдруг он и впрямь потерял работу и стыдится рассказать об этом своей сестре? В таком случае надо помочь ей войти в его положение, а ему по возможности помочь найти новое место. Как я понимаю, ты не знаешь, мог ли он совершить какую-нибудь глупость?

— Не знаю, — честно призналась Грейси. — Тильда точно никогда бы не совершила, но это не значит, что и он такой же. Ей кажется, что он такой честный, как и она. Но ведь она его сестра.

— Это верно. Трудно думать плохо о близких людях, — согласилась Шарлотта.

Грейси с надеждой подняла на нее глаза.

— И что же нам делать?

— Ты скажешь Тильде, что мы ей поможем, — ответила Шарлотта. — Я пока наведу справки про Гарриков. Стивен Гаррик наверняка знает, что случилось, даже если он не в курсе, где Мартин Гарви находится сейчас.

— Спасибо вам, — серьезно поблагодарила ее Грейси. — Огромное спасибо.

***

На четвертый день после убийства Эдвина Ловата газеты наконец громко потребовали ареста или, на худой конец, — допроса Сэвила Райерсона. Ведь, как известно, в момент убийства тот находился в том же доме. Автору статьи было достаточно задать вопрос, что он там в это время делал. Ответ напрашивался сам собой.

Питт сидел за завтраком хмурый и бледный. Шарлотта сделала вид, будто ничего не замечает, дабы не прерывать болезненный ход его мыслей. Защитить Райерсона, как то требовал мистер Гладстон, становилось все сложней и сложней. Шарлотта незаметно наблюдала за мужем, очень при этом переживая, что не может ничем ему помочь. Но будь она честна, она бы решила, что Райерсон виноват пусть не в преступлении, то хотя бы в попытке его скрыть. Не вызови некто неизвестный полицию, он бы помог убрать тело с места убийства и сделал бы все, что в его силах, чтобы замести следы. А что это, как не преступление?

Никакое умение разрешить проблемы на ткацких фабриках Манчестера было не способно это оправдать. Да и вообще, какое отношение к этим фабрикам имеет тот факт, что в Иден-Лодж обитала его любовница? Это была его личная слабость, каприз, за который он теперь вынужден будет заплатить огромную цену.

Шарлотта посмотрела на хмурое лицо мужа и тотчас ощутила прилив гнева. Как можно требовать от человека, чтобы он спас кого-то от собственного неблагоразумия, а потом обвинять его в том, что он не сумел этого сделать? Хотя и дураку ясно, что это невозможно. Ее мужа заставляли закрыть глаза на правду, а ведь именно необходимость раскрыть правду была не только его первейшей обязанностью, но и моральным долгом. В течение многих лет от него требовали именно это, и вот теперь его принуждают поступиться собственными убеждениями и профессиональной честью.

Питт поднял глаза и перехватил ее взгляд.