logo Книжные новинки и не только

«Первый удар» Эрик Ниланд читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Эрик Ниланд Первый удар читать онлайн - страница 1

Эрик Ниланд

Первый удар

Первым делом и в первую очередь мне хотелось бы поблагодарить служащих Главного Штаба: Шайн Митчелл и самого молодого из наших офицеров — Кея Ниланда.

Кроме того, следует упомянуть: разведывательное управление Microsoft's Franchise Development Group: Дуга Цартмана, Нэнси Фигатнер, Эдварда Вентура и великого Эрика С. Тротмана (бойца диверсионной группы); офицеров Второго Отдела, также известного как Microsoft's User Experience Group: Джо Тио, Матта Уиттинга, Дану Фос и Джейсона Гроса; службу снабжения из Ballantine/Del Rey: Кейта Клэйтона, Нэнси Делию, Бетси Митчелл и Стива Саффела; а также всех тех солдат Bungie, что бились на полях виртуальных сражений, чтобы создать для вас лучшую из существующих игр: Джейсона Джонса, Питера Парсонса и, конечно же, Джо Стэйтона, Джейми Грисемера и Лоррейн МакЛис.

Часть 0

ПРЕДЕЛ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Время: 06:22, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Крейсер ККОН «Столп осени», система Эпсилон Эридана, пространство возле станции «Гамма».


Спартанец-104, Фредерик, играл с боевым ножом, проворно вращая его в пальцах, что было удивительно, учитывая громоздкую броню «Мьольнир», полностью скрывавшую воина. Клинок одну за другой описывал в воздухе серии сложнейших узоров. Те немногие служащие флота, что еще оставались на палубе, побледнели и отводили глаза — как правило, присутствие вооруженного спартанца, где бы то ни было, предвещало скорое появление нескольких мертвых тел.

Он нервничал и понимал, что причиной тому вовсе не привычное волнение перед выходом на задание. Изначальная задача отряда — захват корабля ковенантов — была отложена перед лицом нового удара со стороны противника. Сейчас чужаки шли прямым курсом к Пределу, последнему из крупных военных бастионов Командования Космических Объединенных Наций.

Фред никак не мог отделаться от мыслей о бесполезности пехоты в сражениях звездолетов. Нож вновь описал в воздухе круг.

Остальные бойцы отряда расположились поблизости, заряжая оружие, проверяя свою экипировку и готовясь к битве. Спартанцы удвоили старания после того, как капитан лично спустился к ним, чтобы проинструктировать их командира — Спартанца-117, но сам Фред уже давно закончил все приготовления. Быстрее собиралась только Келли.

Он установил нож острием на кончик закованного в сталь пальца и сбалансировал его. Оружие в течение нескольких секунд стояло так, абсолютно неподвижное.

Наконец неожиданное изменение гравитационного поля «Столпа осени» заставило клинок покачнуться. Фред перехватил его и, не прерывая движения, ловко убрал в ножны. Воин почувствовал, как в его груди образовался холодный комок, когда осознал, что значит это колебание: корабль только что лег на другой курс и двигался к новой цели.

Мастер-Шеф, Спартанец-117, Джон, маршевым шагом подошел к ближайшей коммуникационной панели, на экране которой возникло лицо капитана Кейза.

Краем глаза Фред заметил едва уловимое движение — Келли подала ему сигнал. Воин открыл выделенный канал связи.

— Похоже, нам вновь предстоят неожиданности, — произнесла спартанка.

— Так точно, — отозвался Фред. — Вот только мне кажется, что неожиданностей для одной операции и так уже было предостаточно.

Келли хихикнула.

Фред обратил все свое внимание на разговор Джона с Кейзом. Каждый спартанец — воин, отобранный еще в раннем детстве и воспитанный лучшими умами военной науки, — прошел целую серию улучшений: биохимических, генетических и кибернетических. И, как результат, любой из них был способен услышать падение иголки во время песчаной бури. Так что сейчас все они с интересом прислушивались к словам капитана. «Даже отправляясь в ад, — говаривал их старший наставник Мендез, — лучше делать это после хорошей разведки».

Кейз хмурился с обзорного экрана, сжимая неуставную курительную трубку. И хотя голос его был спокоен, напряжение капитана выдавали побелевшие суставы пальцев, стиснувших эту «игрушку». Один из кораблей, базировавшихся на орбитальной станции Предела, не успел удалить свои навигационные журналы. Стоило подобной информации попасть в руки ковенантов, и чужаки получили бы координаты Земли.

— Мастер-Шеф, — говорил капитан, — мы полагаем, что ковенанты совершат точечный прыжок на позицию возле доков. Они могут попытаться высадить штурмовой отряд, пока орбитальные ОМУ не успели поразить их корабли. Нам предстоит тяжелая работа, Шеф. И я… открыт для предложений.

— Мы все уладим, — ответил Джон.

— Правда? — Глаза капитана изумленно расширились, и он наклонился вперед. — Но как вы собираетесь это сделать?

— При всем моем уважении, сэр, спартанцы были созданы, чтобы выполнять трудную работу. Я разделю свой отряд. Трое отправятся в космические доки и сделают все возможное, чтобы навигационные данные не попали в руки ковенантов. А остальные высадятся на планете и очистят ее от сил вторжения.

Фред стиснул зубы. Имея возможность выбирать, он предпочел бы столкнуться с ковенантами на поверхности планеты. Как и всех прочих спартанцев, его мало привлекали космические операции. На борту чужого корабля опасность ждала за каждым углом и не было никакой возможности узнать расположение сил противника. Полное отсутствие гравитации, разведывательной информации и твердой почвы под ногами.

Впрочем, выбирать не приходилось. Именно космические операции были самыми сложными из всех, так что Фред намеревался вызваться добровольцем.

Капитан немного поразмыслил над словами Джона.

— Нет, Мастер-Шеф. Слишком рискованно. Нам нужна гарантия, что ковенанты не доберутся до компьютеров «Толстячка». Мы можем просто вывести к стыковочному кольцу атомную мину и подорвать ее.

— Сэр, электромагнитный импульс сожжет сверхпроводящие катушки орбитальных орудий. А если вы воспользуетесь не атомным вооружением «Столпа осени», навигационная база может и уцелеть. Обыскав обломки, ковенанты найдут ее.

— Тоже верно, — произнес Кейз, задумчиво постучав мундштуком по подбородку. — Убедили, Мастер-Шеф. Будем действовать по вашему плану. Я рассчитаю курс к докам. Прикажите спартанцам приготовиться и снарядить два десантных корабля. Высадка через… — он посоветовался с Кортаной, — пять минут.

— Хорошо, сэр. Мы будем готовы.

— Удачи, — пожелал капитан Кейз, и экран погас.

Фред вытянулся по струнке, когда Мастер-Шеф повернулся к спартанцам, и приготовился шагнуть вперед…

Но Келли вновь опередила его.

— Мастер-Шеф, сэр, прошу разрешения командовать космической операцией, сэр.

Проклятие, она всегда была первой.

— Ответ отрицательный, — произнес Сто семнадцатый. — Ее возглавлю я. Линда, Джеймс, — продолжал он, — вы со мной. Фред — возглавишь Красный отряд. Отвечаешь за тактическое командование наземной операцией.

— Сэр! — выкрикнул Фред, собираясь уже оспорить приказ, но подавил в себе протест. Сейчас было не то время, чтобы пререкаться, как бы того ни хотелось. — Так точно, сэр!

— А теперь — всем приготовиться, — сказал Джон. — У нас осталось не так много времени.

Спартанцы еще несколько секунд сохраняли неподвижность.

— Смирно! — крикнула Келли.

Воины кратко отсалютовали Джону, и командир ответил им тем же рубленым движением.

Фред переключил коммуникатор на частоту Красного отряда и рявкнул:

— Пошевеливайтесь, ребята! На окончание сборов девяносто секунд, на все остальное — не больше пяти минут. Джошуа, свяжись с Кортаной и добудь мне свежие разведданные по зоне высадки. Мне плевать, пусть это будут даже картинки со спутника слежения за погодой, но они мне нужны девяносто секунд назад.

Красный отряд бросился выполнять поручение.

Нервная дрожь прошла и сменилась ледяным спокойствием. Им предстояла работа, и Фред не собирался откладывать ее в долгий ящик.


Летный офицер Митчелл поморщился, когда случайный энергетический заряд влетел в посадочный отсек и прожег метровой ширины полосу в потолке. Пылающий красным жаром расплавленный металл забрызгал обзорное стекло «Пеликана».

«К черту», — подумал пилот и включил турбины машины на максимум. Челнок цвета зеленоватой бронзы подскочил на столбе голубовато-белого пламени, пронесся над взлетно-посадочной палубой «Столпа осени» и вырвался в открытый космос. А еще пятью секундами позже влетел в настоящее пекло.

Прямо перед носом транспортника промчался и ударил в спутник связи энергетический импульс, выпущенный одним из ковенантских судов. Спутник погиб, распавшись на кучу раскалившихся обломков.

— Лучше схватитесь за что-нибудь, — сообщил Митчелл своим пассажирам, сидящим в десантном отсеке. — У нас тут компания.

Рой «Серафимов» — похожих на скарабеев ковенантских штурмовиков — вылетел строгим строем и заложил вираж, направляясь на перехват десантного корабля.

Маневровые двигатели «Пеликана» полыхнули огнем, и пузатый челнок устремился к поверхности Предела. Вражеские штурмовики прибавили хода, а их орудия начали плеваться плазмой.

Один из энергетических зарядов проскочил мимо левого борта транспортника, едва не вспоров кабину «Пеликана».

— Браво-один вызывает Кинжал-два-шесть, — протрещал в динамиках голос Митчелла, — мне бы тут не помешала помощь.

Он заложил крен на левый борт, уходя от столкновения с массивной грудой оплавленных обломков, оставшихся от патрульного катера, которому не повезло оказаться здесь в момент первого натиска. Под черными следами плазменных ожогов практически невозможно было различить боевую раскраску ККОН. Митчелл нахмурился. Положение с каждой секундой становилось все более отчаянным.

— Браво-один вызывает Кинжал-два-шесть. Где вы, черт вас дери? — прокричал он.

На обзорном экране пилота возникла четверка выходящих на огневую позицию клиновидных, угловатых кораблей — «Длинные мечи», тяжелые штурмовики.

— Кинжал-два-шесть вызывает Браво-один, — протрещал в динамиках резкий женский голос. — Смотрите штаны не обмочите. Все идет отлично.

«Ага, просто замечательно». Едва группа прикрытия успела присоединиться к «Пеликану», как приближающиеся корабли ковенантов открыли огонь из плазменных орудий.

Три «Длинных меча» из четырех отделились от построения и полетели навстречу чужакам. В черноте космоса полыхали стволы орудий и оставляли призрачные росчерки ракеты; энергетические пушки ковенантов разрезали ночную мглу, и небеса озарялись взрывами.

«Пеликан» и его единственный сопровождающий тем не менее продолжали прорываться к планете. Корабль обходил кружащиеся обломки; он крутился и метался, в то время как торпеды и плазменные заряды проносились мимо него.

Митчелл прищурился, когда орбитальные оборонительные орудия Предела дали по чужакам ответный ослепительный залп. Раскаленный добела ком плавящегося металла пролетел прямо над «Пеликаном» и его эскортом, когда те поднырнули под диск защитной платформы.

Десантный челнок вошел в атмосферу. От трения возникли языки пламени, облизывающие короткий нос транспортника, и «Пеликан» начало трясти.

— Браво-один, скорректируйте угол входа, — посоветовал пилот «Длинного меча». — Вы можете сгореть.

— Ответ отрицательный, — откликнулся Митчелл. — Либо мы сядем быстро, либо не сядем вообще. Вражеские сигналы на три и четыре часа по радару.

Еще дюжина «Серафимов» мчалась на всех парах к заходящим на посадку кораблям людей.

— Вас понял. Подтверждаю сигналы на три и четыре. Я займусь ими, Браво-один, — доложил пилот сопровождения. — Задайте всем жару на земле.

«Длинный меч» заложил крутой вираж и ракетой устремился навстречу ковенантам. У него не было ни единого шанса справиться сразу с дюжиной «Серафимов», и Кинжал-два-шесть не мог этого не понимать. Митчеллу оставалось только надеяться, что этим подвигом пилот сумеет выиграть для него несколько драгоценных секунд.

Включив форсаж, «Пеликан» мчался к поверхности со скоростью тысяча триста метров в секунду. Призрачная огненная аура, окутавшая ревущий челнок, из красной стала ослепительно оранжевой.

* * *

Из кормового отсека «Пеликана» были удалены все кресла для аварийной посадки, обычно крепившиеся вдоль левого и правого бортов челнока. Также, чтобы освободить больше места, были демонтированы с перегородки между рубкой и пассажирским отсеком запасные генераторы, питавшие системы жизнеобеспечения. При других обстоятельствах измененный таким образом десантный отсек казался бы невероятно просторным, но сейчас каждый кубический сантиметр его пространства был занят.

Там ожидали высадки двадцать семь спартанцев, опиравшихся друг на друга и цеплявшихся за стены; все они сидели на корточках, позволяя броне «Мьольнир» справляться со всеми перегрузками, возникавшими во время стремительного спуска. Их доспехи составлял весящий почти полтонны внутренний слой из какого-то черного сплава, поверх которого крепились переливающиеся зелеными отблесками керамические пластины. Кроме того, каждого воина окружал мерцающий ореол силового поля, излучаемого эмиттерами личных щитов. Все это, а еще и глухие шлемы с зеркальными лицевыми щитками делали их одновременно похожими на героев Древней Греции и на ходячие танки. В их облике было больше от машины, чем от человека. В ногах каждого из спартанцев лежал мешок со снаряжением, а все остальное свободное место заполнили ящики с боеприпасами. И все это начало трястись и грохотать, когда челнок вошел в плотные слои атмосферы.

— Всем приготовиться! — проревел по рации Фред.

«Пеликан» накренился, и отряд едва удержался на ногах.

Спартанец Восемьсот семь, Келли, подобралась ближе и включила канал личной связи.

— Старшина, полагаю, когда приземлимся, нам придется извиниться за ложную тревогу, — сказала она.

Фред скривился, когда осознал, что только что вещал на седьмой частоте флотского командования: его крик услышали на каждом корабле в округе. Проклятие.

— Спасибо, — сказал он Келли все по тому же закрытому каналу, и та ответила едва заметным кивком.

Его сбило с толку то, что он мог совершить настолько глупую ошибку. И Келли, его главный помощник, тоже была поражена произошедшим. А Фреду нельзя было допускать, чтобы она потеряла самообладание. По правде говоря, он сейчас нуждался в том, чтобы каждый член Красного отряда был собран и обладал ледяным спокойствием.

Но будет ли это так, зависело только от Фреда. Он не мог себе позволить снова ошибиться.

Командир сверился с показаниями биомониторов своего отряда. Все огоньки, загоревшиеся на дисплее его лицевого щитка, были зелеными. Разве что частота пульса у бойцов незначительно увеличилась. Впрочем, из общего ряда выбивались показания пилота. Сердце Митчелла стучало, точно штурмовая винтовка.

Если какая проблема и могла возникнуть в Красном отряде, она вряд ли оказалась бы связана со здоровьем; биомониторы только подтверждали это. Спартанцы были привычны к суровым испытаниям. Шишки из ККОН никогда не поручали им легкой работы.

На сей раз в их задачу входило высадиться на планете и защитить комплексы, управлявшие орбитальными орудиями магнитного ускорения. Корабли гибли в космосе один за другим, и только ОМУ не позволяли ковенантам прорвать линию обороны и захватить Предел.

Фред знал: единственное, что сейчас могло вызвать нервозность у Келли и остальных спартанцев, — это то, что они оставили там Мастер-Шефа и отобранный им Синий отряд.

Фред отдал бы все, чтобы оказаться сейчас вместе с ним, и понимал, что каждому спартанцу в группе высадки кажется, будто они выбрали слишком легкий путь. Если от действий их «космических ковбоев» зависело сдерживание всего наступления ковенантов, то работа Красного отряда казалась не сложнее послеобеденной прогулки, хотя и была необходима.

Келли толкнула Фреда плечом, и тот понял, что она пытается его приободрить. Таланты и без того не знающей себе равных по ловкости спартанки многократно усиливались системами «Мьольнира». Она просто не могла случайно прикоснуться к нему, пока не захотела бы этого. Так что любой подобный жест говорил громче слов.

Но прежде чем командир успел что-либо ответить, «Пеликан» изменил направление полета, и на отряд навалилась гравитация.

— Сейчас может немного потрясти, — предупредил пилот.

Спартанцы припали на колени, когда челнок заложил крутой вираж. Один из ящиков выскользнул из крепежей, отскочил от пола и врезался в стену.

Канал внешней связи вдруг наполнился шипением, сквозь которое пробился голос пилота «Длинного меча»:

— Говорит Кинжал-два-шесть. Веду бой с вражескими штурмовиками. Попал под встречный огонь… — Послание неожиданно оборвалось, захлебнувшись в треске статических разрядов.

«Пеликан» настигла взрывная волна, и по обшивке транспортника застучали металлические осколки.

Несколько пластин брони раскалились и пошли пузырями. Металл обшивки вскипел от попадания энергетического снаряда, и на секунду десантный отсек наполнился дымом, который, впрочем, тут же был выброшен наружу благодаря более высокому давлению внутри челнока.

Сквозь прореху в толще титановой брони пробились солнечные лучи. Транспортник вильнул влево, и Фред смог заметить пять «Серафимов», преследующих «Пеликан» и покачивающихся при попадании в зону турбулентности.

— Надо стряхнуть их! — прокричал пилот. — Держитесь!

Челнок резко спикировал, завывая работающими на пределе возможностей двигателями. Стабилизаторы десантного корабля оторвались, и «Пеликан» начал терять управление.

Спартанцы вцепились в опорные скобы, пытаясь сохранить равновесие, а ящики со снаряжением были уже готовы сорваться и полететь по пассажирскому отсеку.

— Адски трудная высадка получается, ребята, — прошипел по внутренней связи пилот. — Угол захода введен в автопилот. Двигатели на обратную тягу. Вот так! Я в бешенстве. Я…

Вспышка озарила проход в кокпит, и в пассажирский отсек влетел крошечный осколок бронестекла.

Сигнал биомониторов пилота угас.

Головокружительное вращение челнока только усиливалось. Теперь по всему отсеку вертелись в танце куски металла и снаряжение.

Ближе всего к люку кокпита сидел Спартанец-029, Джошуа. Он привстал и заглянул туда.

— Попадание плазмы, — произнес он. А затем, помедлив долю секунды, добавил: — Переведу управление сюда.

Надежно вцепившись в выступ на стене левой рукой, правой он начал стремительно набирать последовательности команд на клавиатуре, вмонтированной в стену.

Келли пробралась вдоль правого борта, удерживаясь там благодаря вращению вышедшего из повиновения «Пеликана». Ее целью был пульт возле десантного люка, активирующий встроенные в него заряды взрывчатки.

— Сейчас рванет! — крикнула Келли.

Спартанцы пригнулись.

Раздался взрыв, и люк отделился от стремительно падающего челнока. По внешней обшивке плясали языки огня. В течение считаных секунд пассажирский отсек должен был превратиться в раскаленную печь. С ловкостью канатоходца Келли высунулась наружу, и ее энергетические щиты запульсировали, сражаясь с жаром.

«Серафимы» дали лазерный залп, но лучи рассеялись в раскаленном следе, оставленном падающим «Пеликаном». Один из вражеских кораблей потерял управление. Они слишком углубились в атмосферу, чтобы нормально маневрировать. Остальные развернулись и начали набирать высоту, возвращаясь на орбиту.