logo Книжные новинки и не только

«Медвежье озеро» Эрин Хантер читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Эрин Хантер Медвежье озеро читать онлайн - страница 1

Эрин Хантер

Медвежье озеро


Глава I

ЛУСА

Луса во все глаза смотрела на медвежонка гризли. Он был почти вдвое крупнее ее, и не случайно во время драки, когда этот злобный забияка прижал Лусу к земле, она мысленно распрощалась с жизнью. Но теперь Луса глядела на него без всякого страха. Красный свет заходящего солнца, просачиваясь сквозь листву деревьев, бросал ржавые отсветы на бурую шерсть Токло.

Перед ней был пропавший медвежонок Оки!

«Я могла бы до самой смерти искать его, и все равно бы не нашла. Значит, это чудо? Или это духи привели меня к нему?»

Токло свирепо посмотрел на Лусу и прорычал:

— Откуда ты знаешь мое имя?

— Я… Я тебя искала, — смущенно ответила Луса. — Я ушла из Медвежатника и проделала огромный путь…

— Чего-чего? — ощерился Токло. — Что еще за медвежатник такой?

— Это такое место, где живут медведи, — пояснила Луса, чувствуя себя гораздо увереннее на знакомой территории. — Черные медведи, вроде меня, гризли и еще огромные белые медведи. Плосколицые кормят нас и лечат, если мы вдруг заболеем, а другие плосколицые приходят на нас посмотреть. А за оградой живут всякие другие звери, — подумав, прибавила она. — Тигры, фламинго, и еще животные с длинным болтающимися носом…

Токло презрительно фыркнул.

— Ты жила с другими зверями? — недоверчиво проворчал он. — Тебя кормили плосколицые? Какая же ты после этого медведица? Настоящие медведи до такого не опускаются!

В животе у Лусы все оборвалось — она видела, что Токло жутко рассердился, но понимала, что еще раз драться с ним не сможет. И еще она дала Оке слово, что передаст ее последние слова этому медвежонку.

— Плосколицые привезли твою мать в Медвежатник. Она… она там умерла. — Луса благоразумно решила, что не стоит еще больше злить Токло рассказом о том, что его мать настолько обезумела от тоски по своим детям, что бросилась на одного из плосколицых… — Перед смертью она передала мне послание для тебя. Она сказала…

Но Токло резко повернулся к Лусе спиной.

— Мне неинтересно, что она сказала!

Ничего не понимая, Луса засеменила за ним следом.

— Но я обещала…

— А я сказал, что не хочу этого слышать! Не желаю ничего знать об этой медведице. Она меня бросила. Она хотела, чтобы я умер! Она не моя мама! — Он вразвалку пошел прочь, громко шурша лапами по опавшей листве, и остановился под кривой елью.

— Она очень сожалела, — еле слышно прошептала Луса.

Наверное, Токло не услышал этих слов. Во всяком случае, он грубо буркнул, не поворачивая головы:

— Катись обратно в свой Медвежатник!

Луса ошарашенно моргнула. Она рисковала жизнью, чтобы разыскать этого Токло и передать ему последние слова его матери! Она ожидала, что Токло будет ей благодарен. Втайне Луса даже мечтала, что они станут друзьями, и она больше никогда не будет одна.

Почему же все случилось не так? Чем она так его рассердила?

Луса не могла вернуться в Медвежатник. Дикий мир оказался гораздо больше, страшнее и непонятнее, чем она думала. И все-таки он был гораздо интереснее Медвежатника. Познав свободную жизнь, она и думать не хотела о возвращении в тесную конуру, где три чахлых деревца заменяли лес, а несколько камней изображали гору. Но что сделает Токло, если она не уйдет?

Луса крепко стиснула зубы, чтобы не заплакать. Нельзя показывать свой страх!

Луса повернулась к другому бурому медвежонку, который все это время с жадным интересом смотрел на нее, не говоря ни слова. Склонив голову набок, она вспомнила, что заметила его еще до стычки с Токло.

Так, но с чего же все началось? Она погналась за кроликом, правильно? Ворчание голодного желудка напомнило Лусе о том, что она просто умирает от голода. Но сейчас это было не важно. Важно было то, что она погналась за кроликом, а этот кролик превратился в медвежонка!

Мама никогда не рассказывала Лусе о кроликах, которые могут превращаться в медведей или в других зверей. И вообще, кто сидит перед ней — кролик или медведь? А вдруг он сейчас опять превратится? Луса подозрительно уставилась на медвежонка, ожидая, что у него на макушке вот-вот появятся длинные уши.

Бурый медвежонок встал и подошел к ней. Он был меньше ростом, чем Токло, и глаза его показались Лусе добрыми и любопытными.

— Меня зовут Уджурак. А ты Луса, да?

Луса кивнула.

— А ты… ты медведь или кролик? — осторожно спросила она.

Уджурак дернул плечом, так что блестящая волна прокатилась по его лоснящейся бурой шерстке.

— Не знаю, — признался он. — Вообще-то я могу много кем быть. Лососем, например. Или орлом. И даже детенышем плосколицых.

Луса оцепенела. Он может быть плосколицым? Но каким именно? Плосколицые плосколицым рознь. Есть безобидные ротозеи из Зверинца или кормильцы из Медвежатника, но есть и грозные враги, которые кричат и лязгают железной палкой!

— Какая охота быть плосколицым? — буркнула она.

— Вообще-то я никогда заранее не хочу никем быть, — ответил Уджурак. — Только медведем. Но это происходит само собой. — Он повернул голову и посмотрел на Токло. — Я пытаюсь справляться с этим, но пока у меня не очень получается.

— Значит, ты все-таки медведь? — Луса вытянула шею и внимательно осмотрела медвежонка. Уши у него были что ни на есть медвежьи — маленькие и круглые, ничем не похожие на кроличьи.

— Наверное, — кивнул Уджурак и прибавил: — Надеюсь.

Луса огляделась по сторонам. Деревья здесь росли очень часто, так что ягодных кустиков было совсем мало, но кругом не пахло ни плосколицыми, ни собаками.

— Это территория Токло? — робко спросила она.

Этот сердитый медвежонок гризли выглядел таким здоровым и свирепым, что вполне мог, как большой, оставить отметины своих когтей на дереве и защищать свои угодья от непрошенных гостей!

— Нет, мы просто путешествуем, — ответил Уджурак, и в глубине его глаз зажегся какой-то далекий желтый огонек. — Мы ищем место, где души медведей танцуют в небе.

— А где это место?

Уджурак смущенно опустил голову и посмотрел на свои лапы.

«И лапы у него тоже медвежьи», — подумала про себя Луса, заметно успокаиваясь.



— Мы точно не знаем, — признался загадочный медвежонок. — Мы идем по звездам. — Он снова поднял голову и сказал: — Но я должен туда добраться. Как бы далеко это ни было, я должен туда прийти!

Лусе вдруг захотелось вытянуть шею и дотронуться носом до его мохнатого уха.

— Ты непременно разыщешь это место, — твердо сказала она. — Я знаю!

Уджурак повернул голову и посмотрел ей прямо в глаза.

— Ты ведь понимаешь, да? — тихо спросил он. — Ты ведь тоже шла и шла, пока не нашла Токло.

Луса кивнула.

— Я обещала Оке, что найду его, и нашла.

— Хочешь пойти с нами? — предложил Уджурак. — К месту, где танцуют души умерших медведей?

Луса снова склонила голову набок и задумалась. Если там танцуют души, то, может быть, Ока тоже там будет? И тогда она сама скажет своему Токло, как сильно его любила. Лусе очень бы этого хотелось. И еще ей все равно было некуда идти. Кроме того, она могла бы пригодиться этим двум медвежатам. Ведь она нашла Токло, верно? Возможно и еще что-нибудь сумеет отыскать!

— С удовольствием пойду! — ответила Луса.

— Ура! — заревел Уджурак и, вскочив на задние лапы, заплясал вокруг нее. Он был хоть и младше Лусы, но все равно заметно выше ростом, поэтому она осторожно попятилась назад, чтобы медвежонок ненароком на нее не грохнулся.

— А Токло не будет против? — поинтересовалась Луса, покосившись на большого медвежонка, стоявшего к ним спиной под елью. — Кажется, я ему не слишком понравилась.

Уджурак посмотрел в сторону ели и вздохнул.

— Токло вообще никто не нравится, даже он сам, — негромко сказал он.

Луса удивленно посмотрела на Уджурака, но не успела сказать ни слова, потому что Токло вдруг резко повернулся и высунул голову из-под нависших ветвей ели.

— Если будешь нас задерживать, мы уйдем без тебя! — прорычал он, грозно поглядев на Лусу.

Луса едва сдержалась, чтобы не зарычать. С какой стати он тут раскомандовался? Это не его путешествие, а Уджурака! Но у нее хватило ума проглотить обиду и спокойно ответить:

— Я буду идти наравне с вами.

В глубине души она надеялась, что они вскоре остановятся перекусить, потому что лапы у нее подкашивались, а в животе громко урчало от голода.

Токло покачал тяжелой головой и пробурчал:

— Ладно, чего встали? Надо поискать убежище на ночь.

Не говоря ни слова, он устремился в густеющую тьму между деревьями. Уджурак посеменил следом за ним, смешно подергивая коротким хвостиком.

Несколько мгновений Луса стояла, не трогаясь с места. Она никак не могла понять, чего хочет на самом деле. Разве быть дикой медведицей означало путешествовать неизвестно куда в компании двух странных спутников? Но что еще ей оставалось делать? Снова остаться одной? Нет, с нее было довольно одиночества!

«Даже у диких медведей бывают товарищи!» — решила она наконец.

— Подождите меня! — крикнула Луса, бросаясь вдогонку за новыми знакомыми.

Луса повертелась, устраиваясь поудобнее, и широко зевнула. Лунный свет, просачивавшийся сквозь ветви, серебрил ее лапы. Свернувшись клубочком, она лежала в развилке дерева, где две расходившиеся в стороны ветки образовывали уютное гнездышко, как раз для небольшой медведицы.

Она знала, что нужно уснуть и набраться сил для завтрашнего путешествия, но шерсть у нее просто чесалась от любопытства, и Луса, не успев зажмуриться, то и дело снова открывала глаза. Подумать только, она нашла Токло, а теперь отправляется в новое, неведомое путешествие!

Токло и Уджурак, тесно прижавшись друг к другу, строились в неглубокой берлоге под корнями дерева. Они тоже не спали, и Луса слышала, как медвежата ворочаются и сопят. Внезапно снизу донесся низкий голос Токло, и любопытная медведица вытянула шею, чтобы разобрать, что он говорит.

— Это просто глупо, — ворчал Токло. — Нечего ей с нами делать.

В животе у Лусы похолодело от страха. Неужели Токло все-таки передумал брать ее с собой?

«Ну и подумаешь! Если они не возьмут меня с собой, я просто пойду за ними, вот и все!»

— Но ты сам сказал, что она может пойти с нами, — напомнил Уджурак.

— Этого я не говорил!

— Но ты не сказал, что ей нельзя с нами.

— Значит, теперь говорю! — раздраженно рыкнул Токло. — Зачем нам эта глупая черная медведица? Ты же сам слышал, кто она такая! Всю жизнь прожила там, где еду ей клали прямо в пасть, сама даже охотиться не умеет. Плосколицые кормили ее, охраняли ее, защищали. Какая она после этого медведица?

— Мне кажется, она очень интересная, — ответил Уджурак.

— Она-то? — фыркнул Токло. — Самая обычная черная медведица. Будет нам только обузой.

Лусе хотелось спрыгнуть вниз и наброситься на Токло. Что он о себе возомнил? Пусть она родилась в Медвежатнике, но как только попала в дикий мир, быстро освоилась и смогла не только о себе позаботиться, но и в одиночку пройти весь этот долгий путь. А самое главное — она хотела быть дикой медведицей, несмотря на то, что это означало навсегда, расстаться с семьей и друзьями из Медвежатника. И вообще, черные медведи гораздо лучше гризли! Ее отец говорил, что когда-то они были царями леса, вот так-то!

Она уже напряглась, чтобы спрыгнуть, когда Уджурак вдруг сказал:

— Я думаю, мне было предназначено найти Лусу. И еще думаю, ей предназначено пойти с нами.

Токло оглушительно фыркнул.

— Если она не сможет идти с нами, она сама уйдет, — продолжал Уджурак. — Но я думаю, что духи медведей ждут ее, так же, как они ждут нас с тобой.

Поежившись, Луса снова устроилась на своей развилке и уставилась в пахнущую медведями тьму. Неужели Уджурак прав? Но где эти духи медведей, что ждут ее?

Интересно, чьи это духи? И зачем она им понадобилась?

Глава II

ТОКЛО

Токло беспокойно ворочался рядом с Уджураком. Тот безмятежно спал, сладко посапывая черным носом, так что валявшийся возле его морды опавший лист тихонько шуршал в такт дыханию медвежонка.

Но Токло не мог уснуть. В животе у него бурлило и урчало, как будто он наелся падали. А виновата во всем эта глупая черная медведица!

«Не хочу, чтобы она шла с нами! — упрямо стучало в голове у Токло. Острый коготь ревности больно скреб его изнутри. — Уджурак мой друг! Зачем она приперлась и все испортила?» Токло раздвинул губы и угрожающе зарычал. Ну и пожалуйста! Если Уджурак и Луса так понравились друг дружке, пусть путешествуют вдвоем! А он снова будет свободен и пойдет сам по себе.

Токло тяжело вздохнул. Если бы все было так просто! Уджурак, свернувшийся клубочком в лужице серебристого лунного света, выглядел каким-то особенно маленьким и беззащитным. Токло знал, что этот странный медвежонок мог запросто угодить в беду, броситься навстречу любой опасности или превратиться в совершенно неподходящего зверя в самое неподходящее для этого время. Если бросить Уджурака с Лусой, они и двух дней не проживут. Разве Уджурака можно оставить без присмотра?

«Но почему именно я должен за ним присматривать?» Токло беспокойно завертелся, словно этот вопрос был острой сосновой шишкой, попавшей ему под бок.

«Вовсе не должен!» — вздохнул тихий голосок у него в голове.

Если он останется с Уджураком, это будет его собственным решением. Токло снова посмотрел на спящего друга. Упавший лист приземлился на плечо Уджурака, отбросив едва заметную тень на посеребренную луной шкуру гризли. Токло вспомнил другого медвежонка, засыпанного землей, палой листвой и ветками. Затаив дыхание, он вновь почувствовал вокруг неотступную пустую тьму.

— Прости меня, Тоби, — прошептал Токло. Он видел, как умер его брат, а потом оставил Тоби там, где мама похоронила его.

Однажды он уже бросил одного медвежонка, которому не сумел помочь, и больше этого никогда не повторится.

Вся проблема была в Лусе. Посмотрев вверх, на дерево, Токло заметил темный силуэт, угнездившийся в развилке между двумя ветками. Луса спала, спрятав нос в лапах. Всем известно, что черные медведи слабаки и ни на что не годятся! Только и могут, что прятаться на деревьях, потому что боятся ходить по земле, не говоря уже о том, чтобы спать на ней! Луса была такой же неженкой и трусихой, как и все ее сородичи, даже хуже — ведь ее кормили с лапы плосколицые!

Но тут Токло смутился. Эта Луса в одиночку проделала огромный путь из своего Медвежатника, чтобы найти его.

«Пожалуй, для этого требовалась кое-какая храбрость, — нехотя признал Токло. — И еще она знала мою мать».

Когда Токло снова посмотрел на Лусу, ему вдруг почудилась за ее спиной огромная тень Оки. Он не видел маму, но знал, что она здесь, точно так же, как темная часть луны всегда есть на небе, хоть ее и не видно.

«Почему она меня бросила? — в который раз с горечью подумал Токло. — Почему не смогла любить, как любила Тоби?» Медвежонок глубоко впился когтями в землю. Зачем он только вспомнил об Оке? Разве он не старался навсегда забыть о ней? Во всем виновата эта Луса! Если бы не она, он бы смог забыть о своей матери.

«Хочу, чтобы она убралась прочь и оставила нас в покое! И не желаю слушать ее дурацкое послание!»

Закрыв глаза, он со вздохом зарылся в листву. Но прошло много времени, прежде чем Токло смог наконец уснуть.


Выбравшись из берлоги, Токло стряхнул с шерсти приставшие листья и иголки. Потом сделал глубокий вдох, впуская в себя все ароматы леса: запахи листьев, сырой утренней земли и енота, шумно возвращавшегося с ночной охоты. Воздух был густ от сырости, но дождь явно обошел лес стороной, и длинные когти солнечного света уже пробивались сквозь листву над головой Токло.

— Прекрасный день для путешествия! — воскликнул Уджурак, выбираясь из-под корней. — Скорее в путь!

На мгновение Токло решил, что Уджурак забудет про Лусу. Вот было бы здорово потихоньку убраться отсюда, а ее бросить дрыхнуть на дереве! Но в следующий миг он разочарованно вздохнул, потому что Уджурак развернулся, встав перед деревом на задние лапы.

— Эй, Луса! Вставай! Луса!

— А? — Черная медведица подняла голову и сонно уставилась на землю. Стоило ей увидеть Уджурака, как взгляд ее прояснился, а глаза заблестели. — Уже пора идти, да?

Луса ловко спустилась с дерева и остановилась рядом с маленьким гризли. Токло невольно позавидовал ее способности лазать по деревьям, но тут же отогнал предательскую мысль о достоинствах этой черной тихони. Гризли и так самые сильные медведи в лесу, а зачем им скакать во веткам, как белки?

— Идем, — неприветливо буркнул он.

Токло первым зашагал через лес, поводя носом по сторонам, вынюхивая дичь. Со всех сторон его обступали запахи жизни, обосновавшейся на земле или поселившейся на деревьях. Он насторожил уши, но болтовня топающих сзади Уджурака и Лусы заглушала все звуки копошащейся в траве добычи.

— Тихо! — рявкнул Токло, оборачиваясь к ним через плечо.

И тут краем глаза он заметил какое-то движение сбоку. Стремительно обернувшись, Токло увидел суслика, прошмыгнувшего по открытому участку травы. Не раздумывая, Токло бросился в погоню и успел полоснуть когтями по хвосту юркнувшей в норку добычи. Со свирепым урчанием Токло принялся разбрасывать когтями землю, так что комья и обрывки корней полетели во все стороны, запорошив ему глаза.

Наконец его когти вонзились в мягкую плоть. Быстрым движением лапы Токло свернул суслику шею, выволок обмякшую тушку на поверхность и швырнул ее Уджураку.

— Давай есть.

Он уже вонзил зубы в теплое мясо, когда вдруг заметил, что Луса с жадностью смотрит на дичь, не решаясь подойти ближе.

— Чего встала? — буркнул Токло. — Угощайся.

— Спасибо! — Луса стремительно подбежала к ним, плюхнулась на землю возле Уджурака и оторвала кусок мяса.

Когда с сусликом было покончено, в животах у всех троих было по-прежнему пусто.

«Ничего, — самодовольно подумал Токло. — Я еще поймаю». Он слизнул с морды следы теплой крови и отошел под тень дерева, оставив своих спутников догладывать остатки. Усевшись, он снова принюхался. От коры дерева исходил острый мускусный запах лисицы. Запах был старый, видимо, лиса побывала тут очень давно. Токло задрал морду и вдохнул глубже, пропуская поток запахов по задней стороне глотки. Ага, вот и олень! Причем запах совсем свежий — олень прошел тут меньше рассвета тому назад!

Токло вскочил и повернулся в сторону манящего запаха. Он очень гордился своим чутьем, позволявшим медвежонку находить пищу и воду, а также предупреждавшем о разных опасностях, вроде плосколицых или других медведей. Каждый поворот дороги, каждый холм или долина беззвучно рассказывали Токло свою историю. Он опустил голову к земле и буркнул:

— Пора идти.

— Нам туда! — воскликнул Уджурак, поворачиваясь в сторону, противоположную оленьему следу.

— Уджурак! — прорычал Токло. — Ты идешь не в ту сторону!

Но упрямый маленький гризли продолжал карабкаться вверх по склону, разбрасывая лапами песок и мелкие камешки.

Токло посмотрел на Лусу и буркнул:

— Идем.

Не хватало только, чтобы она подумала, будто он не согласен с Уджураком! Пусть нацарапает на своем черном носу, что это их с Уджураком общее путешествие, а ее просто взяли с собой из милости. А оленя и другого можно поймать. Подумаешь, олень!