logo Книжные новинки и не только

«Медвежье озеро» Эрин Хантер читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Эрин Хантер Медвежье озеро читать онлайн - страница 4

Глава IV

ЛУСА

Луса стояла рядом с Уджураком на плоской скале, далеко выдвинувшейся с гребня горы. После чудесного спасения от волков, принявший свой обычный облик Уджурак повел их наверх, в горы, и долгих четыре дня они шли вперед, почти без еды, без питья и без всякого укрытия от нескончаемого пронзительного ветра.

Луса вздрагивала от каждого шороха. Несколько раз до нее доносился далекий волчий запах, но, к счастью, им больше ни разу не довелось увидеть серые тени, грозно мелькающие среди скал.

Токло подошел к друзьям.

— И сколько вы собираетесь тут стоять? — буркнул он. — Дичью тут даже не пахнет.

Снизу доносился запах свежей воды; внизу, под лапами медвежат, из щели между скалами вырывался сильный поток и, весело прыгая с камня на камень, устремлялся к подножию горы, исчезая где-то в купах деревьев. Не говоря ни слова, Уджурак спустился вниз и как следует напился из ручья.

— Ты хочешь с голоду помереть? — грозно спросил Токло. — Не надо нам было уходить из леса, вот что. Медведям нечего делать в горах!

Уджурак поднял морду, усеянную сверкающими каплями воды.

— Наш путь изменился, — ответил он. — Теперь мы должны спуститься с гор и идти вслед за водой. Я весь переполнен звуками и запахами воды!

— Еще бы! — хмыкнул Токло. — Ты же стоишь лапами в ручье, безмозглый!

Он вразвалку спустился со склона и подошел к Уджураку. Луса слезла последней и с наслаждением окунула нос в ледяной ручей. Вода была холодной и восхитительной, Луса даже не помнила, когда в последний раз пила с таким наслаждением.

«Уж эта-то вода точно не зараженная! — подумала она, вспомнив, каким грустным был Уджурак в ту ночь, когда они чудом спаслись от волков. — Может, он и тогда зря беспокоился?»

Токло тоже склонился, чтобы напиться, и пока он стоял с опущенной мордой, Луса внимательно осмотрела его и даже обнюхала. Глаза у Токло были ясные, и запах ни капельки не изменился. Правда, он много ворчал и все время раздражался, но ведь он всегда такой! Похоже, вода из ручья под деревьями не принесла ему никакого вреда, несмотря на все опасения Уджурака-оленя.

Уджурак спустился еще на несколько шагов ниже и остановился, поджидая, пока товарищи напьются. Глаза его горели от нетерпения.

— Этот ручей тоже знак, да? — спросила Луса, когда они с Токло присоединились к нему. — Хотелось бы мне тоже понимать знаки! Ты научишь меня?

Токло презрительно фыркнул.

— Хватит с нас одного чудака, который видит невидимые знаки! Ты бы, Луса, лучше охотиться научилась, от этого всем было бы больше пользы.

— Ты просто завидуешь, что Уджурак может превращаться в разных зверей и получает послания от духов! — воинственно распушилась Луса.

— У нашего Уджурака просто ветер в голове и сосновые иголки под хвостом, вот и все, — рассмеялся Токло.

Луса осторожно покосилась на Уджурака, ожидая, что тот обидится на Токло, но маленький гризли смотрел на старшего медвежонка с обычной теплотой и дружелюбием. «Он понимает Токло гораздо лучше, чем я», — грустно подумала про себя Луса.

— Я покажу тебе следующий знак, — сказал ей Уджурак. — Может, ты тоже поймешь.

Луса даже подпрыгнула от радости.

— Спасибо!

«Может, тогда и Токло тоже поймет и поверит!»

— Сейчас я точно знаю, что мы должны спуститься с гор, — сказал Уджурак, глядя в глаза Токло. — Ты же всегда этого хотел, да?

— Ладно, — вздохнул Токло. — Веди.

Уджурак уверенно побежал вниз, ни на шаг не отходя от течения ручья.


Солнце приятно припекало спину Лусы, когда она следом за Токло и Уджураком шагала по мягкой траве среди редких сосен. Горы давно остались позади, а нижние склоны встретили измученных медвежат пологими тропами, мягкой землей и травой. Луса с наслаждением вдыхала теплый душистый воздух. «Наверное, тут мы сможем раздобыть вкусную еду!»

Впереди виднелась новая цепь гор — синих, загадочных, с высокими снежными пиками. Над горами простиралось высокое голубое небо, и даже после долгого путешествия Луса никак не могла привыкнуть к тому, какое же оно огромное. Она чувствовала себя крошечным черным жуком, медленно ползущим по траве под небесами.

— Шевелись! Тащишься, как улитка, — рявкнул на нее Токло.

Вздрогнув, Луса бросилась догонять ушедших вперед спутников. На бегу она думала о том, с какой же странной парой ей доводится путешествовать. Один дружелюбный, а второй сердитый, даже ворчливее, чем гризли в Медвежатнике!

— Пойду вперед, погляжу, безопасно ли там, — прорычал большой сердитый гризли, кивая головой на заросли кустов. — А вы спрячьтесь пока вон там и подождите меня.

— Хорошо, — согласился Уджурак. — Только будь осторожен.

Луса смотрела вслед уходящему Токло. Конечно, он ужасный ворчун, зато очень храбрый! Цепляясь шерстью за колючки, она заползла под низкие ветки куста и с наслаждением плюхнулась на землю, радуясь возможности хоть немного передохнуть и вылизать горящие огнем лапы.

— Далеко еще идти до места, где танцуют духи? — спросила Луса Уджурака. — Намного больше, чем мы уже прошли?

Уджурак покачал головой, и в его блестящих глазах промелькнула растерянность.

— Я не знаю. Я знаю только, куда идти, вот и все.

— Но если ты никогда там не бывал, то как мы поймем, что дошли до нужного места? — не унималась Луса. — Мы увидим духов?

— И этого я тоже не знаю, — признался Уджурак. — Но там нас будет ждать огненная дорога в небесах. Когда я засыпаю, то она мне снится. Огонь в небесах и бесконечный снег внизу.

По телу Лусы пробежала восторженная дрожь, и даже шерсть у нее на загривке распушилась от предвкушения чего-то совершенно необыкновенного. Ей ужасно хотелось увидеть и небесный огонь, и танцующих духов, хотя кое-какие сомнения у нее все равно оставались. Например, как духи могут танцевать, если всем медведям известно, что после смерти они уходят в деревья?

— А что мы будем делать, когда доберемся туда? — спросила Луса.

— Духи нам укажут, — торжественно ответил Уджурак.

Луса притихла. С одной стороны, ей очень хотелось тоже иметь связь с духами, как Уджурак, но с другой, она понимала, что в этом нет необходимости. Она была уверена, что Уджурак приведет их в нужное место.

— Выходите! — прервал ее размышления ворчливый голос Токло. — Идем дальше. Пока кругом все тихо, даже бабочек, и тех нет.

Выбравшись из-под куста, Луса увидела, что Токло стоит в нескольких медведях от их укрытия. Вместе с Уджураком они последовали за своим вожатым и снова побрели по траве.

Вдыхая полной грудью душистые запахи зелени, Луса наслаждалась прикосновением прохладной мягкой травы к натруженным лапам. Как и сказал Токло, кругом царила тишина, весь мир словно исчез, растворившись в полуденном зное. Единственным живым существом была крошечная точка в небесах, неотступно парившая над головами медвежат. Луса уже знала, что это орел.

— Хотела бы я стать орлом, — вздохнула она, завистливо глядя на огромные крылья, рассекающие неподвижный воздух. — Кажется, летать — это очень здорово. Ты не мог бы меня научить, Уджурак?

Но маленький гризли отрицательно помотал головой.

— Когда я медведь, я даже не представляю, как летать. А еще… — тут он отвернулся, и голос его вдруг стал грустным и очень тихим: — В чужом облике ты слишком многое узнаёшь. Наверное, я был бы гораздо счастливее, если бы всегда оставался медведем.

— Слишком многое узнаёшь? — непонимающе переспросила Луса. Как можно не хотеть узнать все-все-все на свете? Разве знаний бывает слишком много? Но потом она вспомнила ночь, когда Уджурак увел от них волчью стаю. — Это как в тот раз, когда ты превратился в оленя? Когда сказал, что вода заражена?

Маленький гризли печально кивнул.

— Каждый раз, когда я превращаюсь в другое существо, я узнаю о новом умирающем кусочке нашего мира. Болезнь распространяется, она в воде и в воздухе, и даже глубоко под землей. Ее слишком много, чтобы с ней можно было справиться! Что мне делать, что?

Уджурак весь дрожал, а глаза его были устремлены куда-то вдаль, словно он видел там что-то страшное. Луса теснее прижалась к боку маленького гризли.

— Тебе и не нужно ничего делать, — сказала она. — Это же не твоя вина, правильно? Даже если наш мир болен, то разве ты должен его излечить?

— А кто? — вскрикнул Уджурак, поворачивая к ней перепуганную морду. — Помнишь тот мертвый лес? Что если все леса станут такими же?

— Не станут, — решительно заявила Луса. — А если даже станут, я всегда буду рядом и помогу тебе выжить. И Токло тоже.

Вместо ответа Уджурак вдруг вскинул голову и растерянно замер, прислушиваясь к раздавшемуся впереди топоту тяжелых шагов. Пока они болтали, Токло успел уйти далеко вперед, и теперь опрометью возвращался назад, так что его сильные лапы сливались в темное облако, несущееся над травянистым склоном.

— Уджурак! — пропыхтел Токло, останавливаясь рядом с медвежатами. — Что-то случилось?

— Нет, все в порядке, — ответил Уджурак, бросая встревоженный взгляд на Лусу, молча призывая ее не говорить Токло об их разговоре. Вообще-то это было лишнее. Луса и сама не собиралась ничего рассказывать Токло. Он только хмыкнет и скажет, что они опять забивают себе голову чепухой.

Токло подошел поближе и встревоженно обнюхал медвежонка.

— Тогда почему ты остановился? Я оглянулся, а ты… а тебя не было!

Уджурак повел плечами, перекатывая отвисший загривок с одной стороны на другую.

— Но я ведь здесь, правильно? Не беспокойся, мы уже идем.

Два гризли бок о бок зашагали вниз по склону, а Луса засеменила следом. Тень Токло падала на спину Уджурака, так что на траве рядом с ними бежала большая медвежья тень с восемью лапами.

Собственная тень не нравилась Лусе. Она казалась маленькой, взъерошенной и жалкой, и лап у нее было всего четыре. Ей очень хотелось бы идти между Токло и Уджураком, чтобы тень Токло накрывала их всех, защищала и вела вперед, и они шагали бы по траве единым, многолапым и неутомимым медведем…

У подножия склона из-под замшелых камней пробивался еще один ручеек, стекая в лежащее внизу озерцо. Токло, не раздумывая, окунул морду в воду. Дожидаясь, пока он напьется, Луса невольно подумала, не больная ли эта вода и можно ли ее пить.

Когда Токло отошел, Луса подошла ближе и подозрительно принюхалась, но не почуяла ничего, кроме запаха воды, мха и камней. Она покосилась на Уджурака, но маленький гризли молча смотрел куда-то вдаль, и всегда блестящие глаза его потускнели, будто затянутые облаками.

Луса опустила морду в воду и начала пить. Вода была чистой и прохладной, и с каждым глотком в тело усталой маленькой медведицы вливались силы.

«На гребне горы была хорошая вода, — подумала Луса. — Может, эта тоже такая».

Уджурак тоже попил, но с явной неохотой, и сделал всего несколько глотков. Луса сочувственно смотрела на него. Нелегко все время думать о том, что мир погибает! Наверное, это так же тяжело, как тащить на спине взрослого медведя… Скорее бы добраться до места, где танцуют духи медведей! Может, Уджурак там немного повеселеет?

Когда все напились, Уджурак замер и несколько мгновений стоял неподвижно, склонив голову набок и глядя в небо, после чего повел своих спутников по узкой тропинке, вьющейся по дну долины. По обеим сторонам от них мягко вздымались зеленые холмы, поросшие густым кустарником. Теплый ветерок обдувал морду Лусы, принося запахи жуков, червяков и прочих вкусных вещей, но она не решалась попросить спутников остановиться, боясь, как бы Уджурак не потерял только что найденный след.

Через какое-то время тропа свернула, огибая подножие холма. Вскоре они вышли на открытое пространство и остановились на самом краю нового склона. Впереди и внизу расстилались поросшие лесом склоны, убегавшие к горизонту. Далеко внизу виднелась серебряная полоса реки, а еще дальше тянулась каменная тропа, по которой быстро-быстро проносились сверкающие точки, в которых Луса узнала грозных огнезверей. К счастью, они были так далеко, что она даже не слышала их рычания.

Солнце уже начало скатываться с неба, когда медвежата обогнули холм и очутились перед грудой земли и камней, заросших папоротниками и стелящимися травами. Здесь тропинка раздвоилась — одна тропа вела обратно в горы, а другая, петляя между камней, спускалась с холма и убегала в лес. Шедший впереди Токло остановился и негромко зарычал. Потом вытянул шею и повел носом, словно решая, какой путь выбрать.

Луса повернулась к Уджураку.

— Тут есть знак?

Уджурак выбежал вперед, остановился у развилки и замер, переводя взгляд с одной тропы на другую. Луса даже зубы стиснула, чтобы не ляпнуть что-нибудь и не помешать ему думать.

Наконец, Уджурак расслабился и кивнул головой, подзывая Лусу.

— Что там? Знак? Ты его понял? — завопила она, со всех лап бросаясь к нему.

Токло испустил тяжелый вздох, но Уджурак сделал вид, будто ничего не заметил.

— Да. Вот, сама посмотри! — Он кивнул на убегавшую в гору тропинку, указав лапой на огромный камень, лежавший прямо посредине, на полупути к вершине. — Он преграждает путь, — пояснил Уджурак. — А другая тропа, — тут он повернулся мордой к лесу, — свободна. Она словно приглашает нас — идите смело!

Луса склонила голову набок и задумалась. Вообще-то, когда они шли по горам, камни не раз преграждали им путь, но Уджурак ни разу не говорил, будто им нужно срочно искать другую дорогу. Кроме того, этот большой камень ничего не загораживал, при желании они бы запросто его обогнули. Зато трещины на этом камне были очень похожи на запрещающий знак. Они предавали камню сходство с мордой разъяренного медведя. Поежившись, Луса решила, что ей вовсе не хочется лезть в горы.

— Мне кажется, будто духи предостерегают нас, — прошептала она, стараясь, чтобы Токло не услышал.

Но он все равно услышал и ворчливо прорычал:

— Ну вот, еще одна! И почему я должен путешествовать в компании с двумя белкоголовыми недотепами?

Тем не менее он развернулся и, не говоря ни слова, пошел по нижней тропинке.

Уджурак поспешил следом, а Лусе пришлось бежать, чтобы угнаться за ними. Вскоре медвежата добрались до сосен, и Луса сразу повеселела, услышав, как духи медведей перешептываются в ветвях над ее головой.

Здесь было просто замечательно! Тени листвы пятнали тропинку, скользкие сосновые иголки похрустывали под лапами. Подняв голову, Луса увидела переплетающиеся ветви, сквозь которые просвечивало вечереющее небо. Уже забытое ощущение покоя хлынуло на нее, словно долгожданный дождь на пересохшую землю, и Луса поняла, как же она соскучилась по родным деревьям. Почувствовав зовущий запах воды, она кинулась к ручью, падавшему откуда-то с вершины холма.

— Токло, как ты думаешь, тут могут водиться лососи? — спросил Уджурак.

— Может и могут, — проворчал Токло. — Но если они тут водятся, будь добр, дай мне поймать хотя бы одного!

При упоминании о лососе в животе у Лусы оглушительно заурчало. В последний раз она нормально поела, когда Токло поймал в горах мускусную крысу, все остальное время медвежатам приходилось перебиваться редкими ягодами да насекомыми, которых удавалось выкопать из земли. Луса никогда не пробовала лосося, но Ока рассказывала, что ничего вкуснее на свете нет. По ее словам, лосось был вкуснее даже черники!

Когда они подошли к реке, солнце уже садилось, и длинные тени деревьев падали на воду. Любопытство назойливой мухой впилось в Лусу, когда она увидела, что дорога вновь разделилась на две расходящиеся в разные стороны тропки.

— Уджурак, можно я попробую понять знаки? — умоляюще попросила маленькая медведица. — Ну пожалуйста!

Токло выразительно покачал головой и, демонстративно отойдя к берегу реки, остановился там, уставившись в воду.

— Давай, — кивнул Уджурак, подтолкнув Лусу мордой.

Выйдя вперед, Луса остановилась возле развилки и застыла, внимательно осматривая обе тропинки. Та, что шла выше по течению, выглядела чересчур тонкой и заросшей. То здесь, то там берег осыпался в воду, а путь преграждали заросли колючих кустов.

Тропинка ниже по течению была ничем не лучше. Она была твердой и сухой, однако почти полностью открытой, ни деревца, ни кустика, чтобы укрыться. Луса вспомнила ужас, который пережила, когда волки бросились за ними в погоню, а кругом не было ни единого деревца, на котором можно было бы спастись от смерти. Конечно, вдали от гор они будут в большей безопасности, но эта тропинка все равно казалась чересчур открытой.

Сколько ни всматривалась Луса, она не увидела ни единой подсказки, которая помогла бы ей принять окончательное решение. «На что тут нужно смотреть?» — недоумевала она, косясь на Уджурака.

Маленький гризли ободряюще кивнул ей.

— Все ответы у тебя перед носом. Просто посмотри внимательнее.

Луса зажмурилась и представила, что Медвежья Хранительница сияет у нее прямо над головой.

«Арктур, пожалуйста, укажи мне путь!» — взмолилась она.

Когда она снова открыла глаза, краски леса и долины показались ей намного ярче, чем раньше. Глиняные наносы вдоль течения ручья стали как будто шире, обрывы глубже, а густые кусты зловеще выставили ветки-лапы, словно хотели схватить ее. Но, несмотря на это, Лусе по-прежнему было не по себе при мысли о том, как они будут искать убежище на голой пустоши вниз по течению ручья.

«Но я должна выбрать одну из двух дорог!» — в отчаянии напомнила себе Луса.

Внезапно она поняла, что есть третий путь! Лежащая перед ней река казалась прохладной и неопасной, а если верить Токло, в ней мог водиться вкусный лосось. Еле сдерживаясь, чтобы не запрыгать от восторга, Луса повернулась к Уджураку.

— Мы перейдем реку! — завопила она.

Токло презрительно фыркнул, и Луса мгновенно сникла, сморщившись от обиды. Однако у нее хватило сил не обратить внимания на недовольство большого медвежонка. В конце концов, это Уджураку решать, права она или нет!

Когда маленький гризли одобрительно кивнул, гордость затопила Лусу от черного носа до черного хвоста.

— Да. Наш путь лежит через реку.

— Что? — вне себя от ярости взревел Токло. — Медведи не плавают!

— Еще как плавают! — завопила Луса, потрясенная тем, что знает нечто такое, чего не знает этот умный и опытный гризли.

Урча от удовольствия, медведица прыгнула в реку, и веселое течение тут же вцепилось ей в шерсть и забурлило вокруг. Луса нырнула и тут же высунула голову на поверхность, потом нырнула глубже, достав лапами до галечного дна реки.

Вынырнув, она заметила, как с берега Токло и Уджурак смотрят на нее во все глаза. Уджурак выглядел зачарованным, но на морде Токло было написано бешенство.

— Возвращайся! — заревел он.

Но Луса не обратила на его приказ никакого внимания.

— Идите сюда, тут так здорово! — крикнула она.

Уджурак шагнул было к воде, но Токло не тронулся с места.

— Возвращайся сейчас же! — повторил он. — Мы не можем тут перейти, Я же сказал тебе, что не умею плавать.

— Все медведи умеют, — ответила Луса и замолотила лапами по воде, поднимая в воздух тучи сверкающих брызг. Почему Токло поднимает такой шум из-за пустяков? Любому медведю понятно, что он неправ!

— Попробуй делать вот так, — она показала, как нужно двигать лапами под водой. — Вот увидишь, тебе понравится.

Уджурак на миг задержался на краю берега, а потом плюхнулся в воду и зашлепал к Лусе. Его коричневые глаза сверкали от восторга.