logo Книжные новинки и не только

«Первые испытания» Эрин Хантер читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Эрин Хантер Первые испытания читать онлайн - страница 10

В ответ на ее сомнения в животе заурчало так громко, что Каллик все-таки решилась. Лучше попробовать, чем умереть с голоду! Она осторожно взяла зубами одну ягодку, потянула и оторвала. Что ж, совсем неплохо! На вкус ягода оказалась сладкой, совсем не похожей на мясо, но гораздо лучше травы. Каллик снова повеселела. Теперь пора Знойного Неба уже не казалась ей такой страшной.

Но вскоре выяснилось, что у ягод есть один, но очень большой, недостаток. Они были маленькие. Даже если собрать все ягоды во всем лесу, то это все равно будет меньше тюленя. Каллик объела все ягодки со всех кустов, но все равно не наелась, а только чуть-чуть приободрилась. Морда ее была перепачкана красным соком, когти слипались, но в голове прояснилось, и она уже без прежнего ужаса думала о предстоящем путешествии. Может, Таккик тоже найдет ягоды и научится их есть?

На ночь Каллик отыскала себе тесное укрытие в груде камней. Здесь было холоднее, чем под корнями дерева, и намного ближе к океану, поэтому слышно было, как волны с грохотом бьются о скалы. Каллик не сразу удалось уснуть под этот шум, поэтому она беспокойно ворочалась, думая о Таккике. Когда первые лучи солнца пробились сквозь трещины в камнях, Каллик выбралась из своего убежища и снова отправилась в путь.

Она с любопытством отметила, что с каждым днем все больше растительности вылезает из земли и из длинных лап деревьев. Иногда по пути ей попадались облачка легкой пыли, сильно пахнущей растениями. Облачка висели над землей или носились по ветру, и Каллик громко чихала и обливалась слезами от этой душистой пыли. Снег таял на глазах, и мокрая земля противно чавкала под лапами, просачиваясь между когтями.

По дороге Каллик питалась ягодами, а однажды ей попались обглоданные кости с кусками мяса. Каллик не знала, чьи это были кости, она никогда не встречала такого животного, и мясо у него на вкус было странное, без привычного привкуса рыбы и соли. Тем не менее, Каллик дочиста обглодала кости и осталась довольна.

Потом она продолжила путь, продолжая внимательно присматриваться к окружавшему ее миру и пытаясь подобрать к нему подходящие слова.

Однажды ей повстречался очень грязный, топкий и мокрый участок земли. Каллик порылась в памяти и решила, что ей, должно быть, повстречалось «болото». Идти по болоту оказалось очень непросто, нужно было постоянно смотреть под лапы, выискивая сухие участки, поэтому Каллик не заметила, как впереди показалось стадо животных. Она вздрогнула только тогда, когда услышала громкое фырканье.

Каллик вскинула голову и испуганно отпрянула. Перед ней были гигантские звери. Они были не плотные и тяжелые, как медведи, а высоченные и на четырех длинных кожаных лапах. У зверей была короткая бурая шерсть и длинные, раскачивающиеся из стороны в сторону, морды. Но больше всего поразило Каллик то, что у некоторых зверей прямо из головы торчали длинные изогнутые когти!

«Карибу!» — вспомнила Каллик. Северные олени!

Она завороженно смотрела на оленей. Большая часть их невозмутимо щипала траву, не обращая никакого внимания на Каллик. Лишь несколько оленей подняли головы и посмотрели на нее, однако без особого интереса. Каллик пятилась до тех пор, пока не очутилась в густом кустарнике и, далеко обогнув стадо оленей, продолжила путь.

К вечеру, когда золотистый свет пролился на землю, Каллик вышла к небольшому озеру. Она осторожно спустилась по скользкому глинистому берегу и склонилась над водой, чтобы попить. И вдруг земля возле ее лапы шевельнулась. Каллик поперхнулась и застыла, вытаращив глаза. Непонятное что-то снова пошевелилось, а потом подпрыгнуло.

Каллик даже не успела понять, что делает. Лапа ее сама собой взметнулась вверх и обрушилась на прыгучее животное, придавив его к земле. Каллик вонзила когти в мягкое тельце, и оно, в последний раз вздрогнув, обмякло.

Убила или нет? Каллик опустила голову и принюхалась, не спеша поднимать лапу. Убила! Теперь можно было как следует рассмотреть свою добычу. Под лапой у Каллик оказалось маленькое, меньше ее лапы, животное. У животного были две короткие лапки и две длинные, с перепонками на конце. Оно было скользкое и бугристое, с гладкой кожей, похожей на рыбью и тюленью одновременно. Каллик осторожно перевернула животное лапой. Спинка у него была зеленовато-бурая, а брюшко белое. Два выпученных глаза торчали над головой, а наклонившись поближе, Каллик разглядела прячущийся в широкой пасти длинный язык.

На вкус животное оказалось довольно интересным. Мясо у него было чем-то похоже на тюленину, только не такое жирное и волокнистое. Каллик с жадностью прикончила свою добычу. Послевкусие показалось ей довольно странным, но все-таки это было лучше, чем ягоды. Она обошла пруд в поисках других съедобных тварей, но больше ничего не нашла. Тогда Каллик попробовала поискать их в земле и даже разбросала когтями мокрую глину у воды, но только напрасно перепачкалась. Что ж, значит, не судьба. Может быть, впереди ей встретится еще один пруд?

С каждым днем становилось все теплее, и Каллик изнывала под своей толстой меховой шкурой. Несколько дней стояла такая жара, что она не могла выйти из своей берлоги. Она неподвижно лежала в тени под густыми ветками, стараясь не шевелиться, чтобы не потревожить прохладу. Она даже уснуть не могла, потому что земля была сырая, а над мордой с противным жужжанием кружили насекомые. Каллик не знала, комары это или мухи, но помнила, что мама ненавидела и тех, и других.

Каждый день Каллик думала о Таккике и спрашивала себя, жив ли он? Помнит ли то, чему учила их мама?

Однажды утром Каллик наткнулась на странную берлогу, вокруг которой пахло незнакомым зверем. Берлога была большая, с прямыми плоскими стенами из мертвых деревьев и на высоких деревянных же ногах, торчавших из раскисшей влажной земли. Из берлоги сильно пахло незнакомой едой, однако жилище выглядело необитаемым.

Каллик обошла странную берлогу кругом и внимательно принюхалась, но входа не было видно. Тогда она уткнулась носом в землю и медленно пошла кругом во второй раз, выискивая следы.

Ага! В мокрой земле обнаружилась неглубокая ямка, а в ней лежали два крапчатых бурых яйца! За время своего путешествия Каллик несколько раз видела яйца, но до сих пор ей ни разу не удавалось до них добраться. Но теперь-то она точно своего не упустит! Каллик не сомневалась в том, что яйца съедобные. Если можно есть бельков, из которых вырастают тюлени, то почему бы не полакомиться будущими птичками? Ведь птиц-то точно есть можно!

Каллик распласталась на земле, как учила мама, и медленно поползла вперед, стараясь не шуметь. Она представила, как хрустнет скорлупа под ее жадными зубами и сглотнула голодную слюну. Каллик подползала все ближе и ближе, восхитительный вкус свежих яиц был уже совсем рядом…

И тут сверху раздался сердитый крик. Каллик даже вздрогнуть не успела, как какая-то птица плюхнулась ей прямо на голову и принялась больно клевать и хлестать крыльями. Сердце у Каллик провалилось в пятки от страха. Шерсть ее встала дыбом, она попыталась стряхнуть с себя птицу — да где там! Птица ненадолго взлетела с ее головы, а потом снова бросилась в бой, растопырив когти. Острый клюв забарабанил Каллик по голове, когти полоснули по морде, едва не задев глаза.

Каллик позорно бросилась бежать. Свирепая птица преследовала ее по болоту до самого леса и отстала только тогда, когда Каллик зарылась в кучу валежника.

Каллик свернулась в тугой клубок и закрыла глаза. Вдалеке раздавались возмущенные крики злой птицы, которая вернулась в свое гнездо, но все еще не могла успокоиться после недавней схватки. Каллик чувствовала себя совсем несчастной. Она не смогла поймать даже два яйца, лежавших на земле прямо под ее носом! Как же она будет охотиться на настоящую дичь? Нет, земля совсем не нравилась Каллик. Здесь все не так, все слишком странно и страшно. Ее родина на льду, где духи умерших медведей указывают путь живым и холодный ветер играет в шерсти.

Может быть, ей лучше отправиться за Путеводной Звездой в то чудесное место, где никогда не тает лед, и души медведей разноцветными огнями танцуют над замерзшим океаном? Пусть это очень далеко, но даже самый длинный и трудный путь лучше здешней грязи, жары, голода и страха. Может быть, Таккик тоже пойдет туда? Может быть, это единственное место на свете, где белые медведи могут жить в безопасности!

Глава XI

ЛУСА

Прошло четыре ночи, и наутро пятого дня Луса принялась нетерпеливо бегать по вольеру. Вот интересно, как медведи болеют на воле? По крайней мере, на воле Луса была бы рядом с мамой и знала бы, что с ней такое. Она бы не томилась за каменными стенами, откуда нет никакого выхода и спасения!

Внезапно сзади, за большими воротами, раздался громкий рев. Луса так и подскочила от неожиданности, а потом помчалась к дверям, на ходу втягивая в себя воздух. Пахло металлом и гарью — значит, приехал огнезверь и привез с собой Ашу!

Двери широко распахнулись, и в Медвежатник вкатили тяжелую клетку. Один из плосколицых отпер дверь, и Аша выбралась наружу, щурясь от яркого солнца и сонно покачивая головой.

— Мама! — крикнула Луса, бросаясь к ней. Она запрыгала вокруг Аши, пытаясь достать носом до ее носа. — Ты живая! Ты здоровая!

— Ну конечно, глупышка, — зевнула Аша.

— Хочешь есть? — засуетилась Луса. — Я сберегла для тебя самые вкусные ягоды. Это было не так-то просто, я еле удержалась, чтобы не съесть их сама! Но Стелла сказала, что ты скоро вернешься, и тогда я пообещала Медвежьей Хранительнице, что буду хорошей и не трону ягоды до твоего возвращения, и я их не тронула… Я хорошая, правда?

— Очень хорошая, — проурчала Аша и улеглась на земле между двумя большими камнями, подставив спину солнцу. Йог и Стелла подбежали к ней.

— Где ты была? — спросил Йог. — И что там было?

— Ты видела лес? — спросила Стелла.

Кинг тоже подошел к Аше и грубо растолкал остальных медведей.

— А ну расступитесь! — прорычал он. — Ишь, навалились, дышать мешаете. — Он склонил свою тяжелую голову и тщательно обнюхал Ашу, глубоко зарываясь носом в ее шерсть. — Выглядишь здоровой, — буркнул он.

— Я отлично себя чувствую! — ответила Аша.

— Мама! — завопила Луса, приплясывая возле медведицы. — Мы хотим знать все-все, что с тобой было! Расскажи, где ты была и что видела! Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

— Все было так странно, — сонно ответила Аша. — Я проснулась в клетке, похожей на ту, в которой они привезли меня сюда. Клетка стояла в берлоге у плосколицых, там были такие прямые стены, вроде как в нашем Медвежатнике, только еще прямее и без всяких дверей. Я чувствовала себя очень странно, будто проснулась от долгого сна и отяжелела. Я не могла пошевелить ни лапой, ни головой, совсем обессилела.

— Ты испугалась? — спросил Йог, испуганно поблескивая глазами.

— Нет, — протянула Аша. — Мне казалось, будто я сплю. Помню, как долго лежала и смотрела в потолок. И еще я много спала, и видела во сне лес, и реку, и ягоды на кустах… много ягод, целые тысячи.

— Что такое тысячи? — спросила Луса.

— Это значит — очень много, — объяснила Стелла. — Даже больше, чем очень много… Короче, так говорят, когда чего-нибудь так много, что нужно особое слово.

— Понятно, — хитро прищурилась Луса. — Теперь я буду говорить, что у Йога тысячи блох!

— Неправда! — завопил Йог. — И вовсе не тысячи!

Луса так и покатилась со смеху и едва успела увернуться от тяжелой лапы Йога.

— А что было потом? — спросила Стелла, не обращая внимания на развеселившихся медвежат.

— Потом пришел тот мохнатый плосколицый в зеленой шкуре, — вспомнила Аша.

— Терпеть его не могу! — перебила Луса, снова прислушиваясь к разговору.

— Нет, он был добр ко мне, — покачала головой мама.

— Зачем же тогда он стрелял в тебя? — сердито спросила Луса.

— Чего не знаю, того не знаю, — ответила Аша. — Но это было совсем не больно… Меня просто что-то ужалило, и я сразу уснула. Значит, он не сделал мне ничего плохого?

— Кто его знает! — недоверчиво фыркнула Луса.

— А когда у меня перестало болеть внутри и мне снова захотелось есть, плосколицые затолкали меня в эту клетку и привезли сюда, — закончила свой рассказ Аша.

— Ты видела тигров? — с жадностью спросила Луса. — А фла-мин-го?

— Видела! — оживилась Аша. — Там было много самых разных животных, я впервые видела их так близко. Почти все они сидели за Оградой, совсем как здесь у нас. Там был один очень чудной зверь с длинными-предлинными ногами и длиннющей шеей, он был такой высокий, что мог достать пастью до верхушки самого большого дерева в нашем Лесу.

— Не может быть! — ахнула Луса. — Разве это возможно?

— Может быть, такая шея вырастает, если долго тянуться за разными ягодами? — предположил Йог. — Вот если ты, Луса, будешь почаще выпрашивать фрукты у плосколицых, у тебя тоже будет шея до самого неба!

— А еще я видела огромного серого зверя с носом до самой земли, — перебила их Аша. — Уши у него были размером с нашу лоханку для воды, а по обеим сторонам носа торчали два огромных клыка, похожих на изогнутые когти.

Луса попыталась представить себе этого диковинного зверя, но не смогла. Как нос может свисать до самой земли? Она украдкой потрогала лапой свой блестящий черный нос и засопела.

— Место, где мы жили, было обнесено высокой Оградой, — продолжала вспоминать Аша. — За оградой все было хорошо — там жили звери, росла трава и деревья, разбегались в разные стороны серые тропинки. Зато с другой стороны Ограды начиналась ужасная жизнь. Тропинки там были шире нашего Медвежатника, и по ним с ревом носились огнезвери. В жизни своей я никогда не видела столько огнезверей, и век бы мне еще такого не видеть! За дорогами торчали берлоги плосколицых. Они похожи на нашу каменную берлогу, только гораздо больше.

— Но зачем плосколицым такие большие берлоги? — не поняла Луса. — Они же гораздо меньше нас!

— Не знаю, — вздохнула Аша. — Может быть, у них там внутри растут деревья и насыпаны груды камней? Может, плосколицые не только спят в своих берлогах, но и по деревьям там лазают?

Йог задумчиво поскреб задней лапой за ухом.

— Или они держат там огнезверей! Тогда им нужно очень много места.

Но тут в разговор вмешался молчавший до сих пор Кинг. Для начала он пренебрежительно фыркнули покачал головой, а потом сказал:

— Мне однажды довелось сунуть нос в одну такую берлогу, и вот что я вам скажу. Эти плосколицые делают запасы, как белки или сороки. Берлоги у них доверху набиты едой, а еще они собирают разные блестящие безделушки, которые совсем не годятся в пищу.

— Зачем? — в который раз спросила Луса.

— Откуда мне знать? — рявкнул Кинг. — Всем известно, что у плосколицых нет ума, мало ли что им может прийти в голову?

Аша улеглась поудобнее, задрала голову и посмотрела на пышные белые облачка, проплывавшие в голубом небе над головами медведей.

— А еще дальше, — еле слышно прошептала она, — за широкими дорогами, за каменными берлогами и огнезверями… были горы. Огромные горы, такие высокие, что наши камни по сравнению с ними просто песчинки. На вершинах гор лежит белый снег, а склоны поросли темными лесами… Ах, видели бы вы эти леса! Наши маленькие деревья утонули в них, как капля тонет в озере. — Аша замолчала, потом вздохнула и сказала: — Это было очень красиво.

Кинг поднялся на задние лапы, выпрямился во весь свой огромный рот, и сердито прорычал:

— Довольно болтать о всяких пустяках! Чтобы я больше не слышал таких разговоров в нашем вольере. У нас здесь и горы есть, и деревья, и довольно с нас. Нечего мечтать о том, чего никогда не будет.

— Но ведь ты раньше жил в горах? — не выдержала Луса. — Ты когда-нибудь поднимался к самой вершине, туда, где лежит снег?

— Видишь, что ты натворила? — зарычал Кинг на Ашу. — Я сказал — никаких больше разговоров о том, что лежит за Оградой! Если я услышу еще хоть слово, вам всем не поздоровится, — рявкнул он и, развернувшись, зашагал прочь. Он был так зол, что густая шерсть его торчала во все стороны.

Луса с любопытством проводила отца взглядом. Почему он так злится, стоит кому-то заговорить о большом мире за Оградой? Луса подождала, пока Кинг устроится в дальнем углу вольера, и шепотом спросила маму:

— Расскажи еще про горы! Ну пожалуйста, я тебя о-очень прошу.

Но Аша уже спала, посвистывая большим кожаным носом. Луса потыкала ее лапой, но мама даже не пошевелилась.

Тогда Луса уселась и стала ждать. Разговор еще не окончен, что бы там ни говорил папа. Она хотела побольше узнать о большом вольном мире, и она узнает… так или иначе.

Глава XII

ТОКЛО

Токло ничего не понимал. Грусть, испуг и растерянность попеременно накатывали на него, как волны на берег. Он посмотрел на других медведей. Почти все они были заняты ловлей рыбы, но некоторые провожали глазами его маму, удалявшуюся прочь от Токло.

Ока, не оглядываясь, дошла до большой скалы, вскарабкалась на нее и села спиной к Токло, устало сгорбив плечи. Она вела себя так, будто никакого Токло здесь вообще не было! Но что случилось? Если он больше не нужен маме, то почему она только что спасла его от гризли? И почему так рассердилась? Разве он виноват в том, что большой злой медведь хотел его убить?

Токло был еле жив от страха и усталости. Вот уже несколько дней в животе у него было пусто, он проделал трудный путь в горы и едва не погиб под водой. Сколько несчастий может выдержать маленький медвежонок? А река беспечно журчала и плескалась у его лап, брызгалась ледяными каплями на шкуру. Поднялся ветер, небо быстро затянулось серыми облаками, и мир вокруг стал серым и холодным. Токло посмотрел на заснеженные горные вершины, вздымавшиеся над лесом, и вдруг почувствовал себя совсем маленьким и одиноким. Почему он должен быть так несчастен? Он только что потерял брата, а теперь и мама бросает его!

— Мама! — в отчаянии крикнул он. — Прости меня! Прости, я больше так не буду.

Но Ока даже не обернулась. Она покачала головой и опустила подбородок на камень.

«Вот ты как? — подумал Токло. — Ладно, тогда ты мне тоже не нужна! Обойдусь и без тебя!»

Он отвернулся от мамы, вошел в реку и побрел на другой берег. Здесь он отыскал большой плоский камень, с которого была отлично видна Ока, улегся на него и стал ждать.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Ока встала со своей скалы. Увидев это, Токло встрепенулся и сел. Он не сомневался, что мама сейчас подойдет к нему, приласкает и попросит прощения. Но Ока даже не посмотрела в его сторону. Она сошла в воду и стала расхаживать взад-вперед вдоль берега, что-то тихо бормоча себе под нос. Какой-то медведь, увлеченный ловлей, неосторожно приблизился к Оке и взбаламутил воду, пытаясь поймать рыбу. Ока обернулась и свирепо зарычала на него, так что несчастный отбежал в сторону и бросился наутек вниз по течению.

Холодок пробежал по спине Токло. Почему мама ведет себя так странно?

Ока вдруг принялась кружиться вокруг себя, будто хотела поймать свой короткий хвост, а потом резко остановилась и плюхнулась в воду. Она была совсем одна, все медведи, не сговариваясь, отошли на безопасное расстояние и занялись своими делами, не обращая внимания на странную медведицу. И все-таки Ока запрокинула голову в небо и громко зарычала, как рычат медведи, когда на них нападают.