logo Книжные новинки и не только

«Первые испытания» Эрин Хантер читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Эрин Хантер Первые испытания читать онлайн - страница 2

— Таккик, ты будешь слушать маму? — разозлилась Каллик. — Когда-нибудь тебе придется охотиться самому!

— Слушаюсь, командирша, — буркнул Таккик, смешно поводя носом из стороны в сторону.

— Пошли скорее, — скомандовала Ниса. — И постарайтесь не шуметь.

Медвежата потрусили по льду следом за матерью, стараясь ступать как можно тише. Странно, но запах оставался на месте и не удалялся от них.

— Почему он не убегает? — не выдержала Каллик. — Он не знает, что мы идем?

— Есть много способов одурачить дичь, — пояснила мать. — Например, можно попробовать скрыть свой запах. Идите сюда, — приказала она, останавливаясь возле узкой полоски воды, темневшей в подтаявшем льду.

Медвежата прыгнули в воду следом за Нисой и поплыли.

— Фу, у меня вся шкура мокрая, — проворчал Таккик, когда они выбрались из воды с другой стороны лунки.

— Зато дичь не почует, как мы к ней подкрадемся, — ответила мать.

— И этот здоровенный старый медведь не сможет нас выследить, да? — уточнила Каллик.

— Ну конечно, — улыбнулась мать, дотрагиваясь носом до ее носа.

С каждым шагом резкий аромат рыбы становился все сильнее, и вскоре Каллик стала различать примешивающиеся к нему запахи соли, крови и далекого океана. Вскоре она увидела темную гору, возвышавшуюся надо льдом. Сначала Каллик приняла ее за гигантского тюленя, но подойдя поближе, поняла, что перед ней дохлый кит. Бока исполина были покрыты глубокими отметинами когтей, повсюду зияли дыры от вырванных клыками огромных кусков мяса. Весь снег кругом был красным от крови.

— Серый кит, — пояснила Ниса. — Какой-то медведь убил его и вытащил на лед.

Каллик, разинув рот, смотрела на кита. Каким же сильным нужно быть, чтобы победить такого огромного кита и вытащить его из воды! Охотник как следует полакомился своей добычей, но несмотря на это на костях осталось достаточно мяса для того, чтобы досыта накормить еще трех медведей. Каллик жадно вытянула мордочку и ухватила зубами здоровенный кусок мяса.

Но Ниса с такой силой толкнула ее в бок, что Каллик выронила мясо.

— А где благодарность духам льда? — мягко напомнила мать. — Никогда не забывайте о том, что вы всего лишь часть большого мира! — Ниса наклонила голову и прикоснулась носом ко льду. — Спасибо вам, духи льда, за то, что привели нас к этому мясу, — прошептала она.

Каллик и Таккик повторили за ней нужные слова, а потом с радостным урчанием принялись за еду.

К ночи туман рассеялся, и звезды ослепительно засверкали в черном небе. Каллик лениво растянулась на льду, она была сыта, и полный живот приятно согревал тело. Брат и мама лежали рядом. Ночь была тихая, даже слабый ветерок не шевелил густую шерсть на медвежьих спинах, и море подо льдом молчало.



— Мам? — сонно позвала Каллик. — Расскажи мне еще раз про души, которые живут подо льдом.

Таккик тихонько захихикал, но Ниса очень серьезно погладила дочь носом.

— Когда белый медведь умирает, — неторопливо начала она, — его душа уходит под лед. Она погружается все глубже и глубже, пока не превратится в тень, изредка пробегающую по поверхности льда. Но ты не должна бояться душ, звездочка моя. Они всегда рядом, и они помогут тебе. Если ты будешь хорошей медведицей, они позаботятся о тебе и помогут найти еду и убежище.

— Лучше ты заботься обо мне, — поежилась Каллик.

— Я тоже буду, — пообещала мать.

— А откуда берутся льдинки на небе? — спросила Каллик, задирая нос к черному небу. — Это ведь тоже души медведей?

— Когда лед тает, — объяснила Ниса, — души медведей освобождаются и взлетают на крыльях ветров в небеса, где превращаются в звезды. Оттуда они тоже смотрят на нас и помогают нам в наших делах.

— А вон та звезда, она кто? — подал голос Таккик. — Она самая яркая на всем небе, однажды я даже днем ее видел. И еще я заметил, что она никогда не двигается и всегда стоит на своем месте.

— Это Путеводная Звезда, — ответила Ниса.

— Почему Путеводная?

— Потому что если ты пойдешь за ней, — торжественно проговорила Ниса, — она приведет тебя в далекий край, где никогда не тает лед.

— Никогда? — ахнула Каллик. — Значит, там не бывает Знойного Неба? И медведи там могут круглый год охотиться на тюленей?

— Там не тает лед и не наступает Знойное Небо, там медведи никогда не едят ягоды, не покидают льда и не живут на земле, — подтвердила Ниса. — Там души медведей танцуют от радости под вечным льдом, а небо полыхает разноцветными огнями.

— Так почему мы не идем туда? — удивился Таккик. — Если там так замечательно, то что мы делаем здесь?

Каллик кивнула. У нее загудели лапы от желания немедленно вскочить и без устали мчаться в это сказочное место, где они всегда будут жить в сытости и безопасности.

— Это слишком далеко, — зевнула Ниса. — Нам туда не дойти. — Ее черные блестящие глаза были устремлены куда-то вдаль, и маленькие серебряные луны плыли в их таинственной глубине. — Но может быть, когда-нибудь нам придется отправиться туда…

— Правда? Когда? — встрепенулась Каллик, но мать положила голову на лапы и ничего не ответила. Каллик сразу поняла, что Ниса не хочет больше разговаривать.

Свернувшись в пушистый комок возле материнского бока, она стала смотреть на сверкающий под луной лед, и не заметила, как уснула. Этой ночью Каллик приснились души медведей. Они вылетели из-подо льда и закружились в прекрасном танце. Лапы у них были легче шерсти на медвежьей шкуре, они кувыркались, скользили и носились над заснеженным льдом.


На следующее утро Каллик проснулась от громкого скрипа. Сначала ей показалось, будто совсем рядом зевает огромный медведь или свирепый ветер завывает надо льдом, но воздух был тих, а странный звук доносился не с неба, а откуда-то из-подо льда. Мать уже проснулась и, задрав нос, кружила вокруг.

Каллик встала и отряхнулась. Шерсть ее отяжелела от влаги, а воздух как-то странно переменился. Ночью, когда она засыпала, он был холодными чистым, а теперь стал сырым и теплым… Каллик повернулась к безмятежно сопевшему брату и пихнула его носом.

— Моржи! Моржи нападают! — взвыл Таккик, резко вскакивая на лапы и бросаясь на сестру. Ниса с рычанием повернулась к медвежатам, но тут же успокоилась, увидев, что они просто играют.

— Тише, — проворчала она. — Таккик, ты ведешь себя, как глупый дикий гусь. Сейчас не время для игр. Нужно торопиться.

С этими словами она, не оглядываясь, зашагала вперед, и медвежата послушно заковыляли за ней. Мать явно была не в духе, и Каллик не на шутку встревожилась. Почему Ниса сказала, что сейчас не время играть? До сих пор она только радовалась, когда они с Таккиком возились в снегу!

Вскоре странный скрип раздался вновь. Ниса остановилась и повертела головой, ища источник звука. Каллик показалось, будто кто-то громко стонет или зевает прямо у них под лапами. Судя по всему, мама знала, что происходит, и ей это очень не нравилось.

Внезапно раздался громкий треск, сопровождаемый жутким свистом, и лед под лапами Каллик угрожающе накренился. От неожиданности она упала и покатилась по льду, который почему-то перестал быть ровным, а превратился в отвесный склон, круто сбегающий прямо в черную воду. Каллик испуганно завизжала и замахала лапами, когти ее беспомощно скользили по гладкой поверхности льда.

Но тут огромная лапа сгребла ее за шиворот и снова поставила на ровный лед. Каллик снова шлепнулась на брюхо, а мать оттащила ее от трещины, подальше от черных волн, жадно лижущих края новой полыньи.

— Ух ты! — восторженно завопил Таккик. — Лед раскололся пополам! Я уж испугался, что море сейчас проглотит тебя, и я никогда больше тебя не увижу!

Ниса свирепо зарычала. Каллик покрутила головой и увидела, что лед прямо перед ними раскололся на два огромных куска, которые стремительно удалялись друг от друга.

— Неужели уже началось? — пробормотала Ниса. — Но мы ведь почти не пожили на льду! Как мы сможем выжить на земле, если так мало охотились? — Она понеслась вдоль зубчатого края льда, рыча на волны, плещущие ей на лапы.

— Мама! — тоненько заскулила Каллик. — Что случилось? Настало Знойное Небо?

— Для Знойного Неба еще слишком рано, — ответила Ниса. — Но с каждым годом таянье льда начинается все раньше и раньше. У нас остается все меньше времени на охоту! — пробормотала она и сердито фыркнула. — Так больше продолжаться не может!

— Что же мы будем делать? — спросила Каллик. — Что будет с нами, если лед растает раньше срока?

Ниса только зарычала и ударила лапой по краю льда.

— Надо перебираться на землю? — деловито спросил Таккик. — Кажется, так поступают все медведи, когда лед тает?

— Нет, — вскинула морду Ниса. — Мы должны продолжать охотиться, иначе нам не пережить долгую голодную пору Знойного Неба.

— Но… — начала было Каллик, но вдруг замолчала, глядя на бурлящую воду и сломанный лед. Страшная мысль заставила ее похолодеть. Что если лед растает прежде, чем они успеют перебраться на землю?

— Надо идти, — вздохнула Ниса. — Мы не можем пока уйти на землю, потому что умрем с голоду, если не накопим жира на льду.

Она побрела по белому льду, а Таккик поспешно посеменил за ней следом. Каллик на миг задержалась у края льдины, глядя на черную воду.

Она смотрела на отколовшуюся льдину, которая уплывала все дальше и дальше, и думала. Далеко ли отсюда до земли? Смогут ли они добраться до берега по льду? И что будет с ними… если лед закончится слишком рано?

Глава II

ЛУСА

— А это Луса, наша самая маленькая черная медведица, ей всего пять месяцев. Она родилась здесь, в этом зоопарке. Черные медведи — их еще называют барибалами — отличаются очень красивым, густым и блестящим мехом. Шерсть у таких медведей на самом деле бывает самых разных оттенков, от шоколадного до желтовато-серого, но не зря имя нашей Лусы на языке индейцев чокто означает «черная». Присмотритесь повнимательнее, вы не найдете на ее черной шерстке ни единого пятнышка другого цвета. А это ее мама Аша, и папа Кинг.

К сожалению, все североамериканские медведи страдают от изменений климата. В целом черным медведям повезло больше, чем белым или гризли, но нам все равно нередко приходится спасать их из беды. Кинга, к примеру, мы нашли на краю леса. Он умер бы с голоду, если бы мы не привезли его сюда. А Луса никогда не знала другой жизни, кроме зоопарка, она с детства привыкла к людям и чувствует себя здесь в полной безопасности.

На прутьях решетки и редкой траве вольера лежал снег, но в воздухе еще пахло осенью, и несколько поздних крокусов храбро высовывали лиловые головки из земли.

Луса стояла на задних лапах и, едва заметно шевеля ушами, разглядывала группку плосколицых, стоявших на самом верхнем барьере вольера. Несколько плосколицых детенышей перегнулись через ограждение, показывали на нее пальцами и весело щебетали высокими птичьими голосами. Луса почти ничего не понимала из рассказа гида, но знала, что на языке плосколицых ее зовут Луса. Так называли ее те, кто приносит в вольер еду, а значит, гид рассказывал посетителям именно о ней. Ветерок приносил Лусе странный запах плосколицых: теплый молочный дух, покрытый сверху каким-то резким, почти цветочным ароматом. Высокие голоса плосколицых неприятно резали слух, зато смех у них был очень приятный.

Луса опустилась на все четыре лапы и направилась в ту часть вольера, где росли три высоких дерева и никогда не гниющее бревно. Это место Луса называла Лесом. Здесь она остановилась, снова встала на задние лапы и замахала в воздухе передними, чтобы привлечь внимание плосколицых. Убедившись, что все они повернулись к ней, она вскочила на бревно, пробежала по нему и тяжело шмякнулась на землю с другого конца.

Как она и рассчитывала, плосколицые радостно запыхтели, а гид перегнулся через перила и протянул Лусе грушу. Пришлось снова встать на задние лапы и вытянуться во весь рост, чтобы достать фрукт.

— Как видите, в нашем зоопарке Луса ведет себя точно так же, как ее сородичи в дикой природе. Все медведи встают на задние лапы и вытягиваются, чтобы доставать с дерева фрукты, орехи, ягоды и мед, — стрекотал гид.

Луса взяла грушу в лапы и принялась грызть. Внезапно на плечо ей легла чья-то лапа. Судя по размеру лапы, это не был кто-то из старших, поэтому у Лусы были все шансы отстоять свою добычу. Она коротко рявкнула, накрыла грушу лапой и повернула голову. Перед ней стоял Йог, медвежонок из ее вольера.

Йогу был уже год, но родился он не в этом вольере. Он как-то упоминал о другом зоопарке, где жила его мама, но почти ничего не помнил о том времени. Йог был почти такой же черный, как Луса, только с белым пятнышком на груди.

Йог громко засопел, встал на задние лапы и угрожающе повис над Лусой.

— Поделись сейчас же! — прорычал он. — Дай кусочек!

— Обойдешься, — отрезала Луса. — Это мое!

Она поспешно затолкала в рот остатки груши и помчалась по вольеру. Плосколицые вверху защебетали и захихикали, когда Йог бросился догонять ее.

Луса вскарабкалась на Гору, возвышавшуюся в задней части вольера. Гора состояла из четырех больших валунов, и Луса прыгала по ней гораздо лучше, чем Йог. Она слышала, как Йог сопит и пыхтит, пытаясь влезть на высокий камень. Луса насмешливо зарычала, перепрыгнула на последний валун и кубарем скатилась прямо на спину своему отцу, дремавшему на солнышке.

— Р-ррр, в чем дело? — пробормотал Кинг. В следующий миг Йог тоже скатился со скалы и врезался в спящего. Огромный черный медведь с ревом вскочил на ноги.

— Пошли вон отсюда! — заорал он, награждая обоих медвежат увесистыми шлепками. — Быстро!

Перепуганный Йог со всех лап бросился к Ограде, с другой стороны которой сидел старый гризли. Давясь от смеха, Луса побежала следом за ним.

— Как ты можешь смеяться? — спросил Йог, поворачиваясь к ней. Шерсть его стояла горой от страха. — Твой отец просто жуткий!

— Да, он ужас какой здоровенный, — согласилась Луса. — И ревет очень громко. По мне, лучше бы укусил, чем так кричать.

— Не говори о том, чего не знаешь, — резонно возразил Йог. — Он же никогда тебя не кусал! По крайней мере, пока…

— Да не стал бы он нас кусать, — засмеялась Луса. — Просто мы его напугали. Понимаешь, он плохо слышит и, наверное, не заметил, как мы подбежали.

Луса была рада, что Йог забыл про злополучную грушу. Пользуясь случаем, она уселась возле Ограды, с удовольствием дожевала сладкое угощение, а потом слизала языком сок с лап.

— Как бы там ни было, но я больше никогда не осмелюсь его побеспокоить, — пробормотал Йог. — Ладно, давай поглядим на белых медведей!

Луса кивнула. Она была рада, что от остальных медведей их отделяет холодная и крепкая паутина Ограды. Ей нравилось жить вместе со своими черными сородичами, но она слегка побаивалась большого бурого гризли и огромных белых медведей. Они были гораздо больше ее, а их оглушительный рев не раз будил ее среди ночи.

— Это мысль, — решила она и вдруг увидела приближавшуюся к ним Ашу.

— Я вам покажу, как беспокоить Кинга, тем более, когда он отдыхает! — заворчала мать.

— Мы вовсе его не беспокоили! — начала оправдываться Луса.

— Держитесь от него подальше и не ищите неприятностей на свои головы, — оборвала ее Аша.

— Не хочу я смотреть на белых медведей, — обиженно сказала Луса, поворачиваясь к Йогу. — Они скучные. Давай лучше спрячемся в Пещере.

Они побежали в дальний угол вольера, где широкий карниз из белого камня нависал над убегающей в темноту тропинкой.

Луса и Йог забрались под карниз и принялись возиться в темном холодке, стараясь убрать лапы подальше от света. Обоим пришлось скрючиться в три погибли, но вот, наконец, они замерли неподвижно.

— Тише! — прошептала Луса. — Гризли идет по лесу!

— Он ищет нас, — еще тише пробормотал Йог. — Он хочет найти нас и вытащить из укрытия своими огромными кривыми когтями.

— Но если мы будем сидеть тихо-тихо, он нас не заметит, — выдохнула Луса.

— Кто первый пошевелится, тот проиграл! — быстро добавил Йог.

— Договорились, — буркнула Луса, утыкаясь подбородком в лапы. — Я все равно выиграю.

Они замолчали. Луса постаралась полностью расслабить мышцы. Она чувствовала, как ветерок ласково обдувает ее нос и уши. Она чувствовала запахи всех медведей в вольере и могла с точностью сказать, чем они занимаются.

Аша деловито обнюхивала подножие стены, выискивая, не уронили ли плосколицые что-нибудь вкусненькое. Кинг дремал на солнышке, а Стела чесала бока о ствол дерева.

В соседнем вольере один из огромных белых медведей плавал кругами по своему бассейну, от одной груды камней до другой. Луса знала, что белые медведи могут часами предаваться этому занятию. Они были еще менее дружелюбными, чем гризли, который жил сам по себе и почти не разговаривал с соседями. Луса даже не знала, как зовут белых медведей.

Целыми днями они либо сидели на своем каменном островке, либо плескались в ледяной воде, не обращая никакого внимания на медведей справа и слева от своего вольера. Впрочем, Лусу это вполне устраивало. Белые медведи были почти в три раза крупнее ее матери, и порой Лусе казалось, что они гораздо с большим удовольствием пообедали бы маленьким черным медвежонком, чем огромными кусками мяса, которые им каждый день перебрасывали через стену плосколицые.

И тут у Лусы зачесался нос. Она так задумалась о белых медведях, что совсем забыла о споре с Йогом, поэтому вытянула лапу и почесалась.

— Ага! — завопил Йог, вскакивая на лапы. — Пошевелилась, пошевелилась! Я выиграл!

— Подумаешь, — пробурчала Луса, чувствуя себя последней дурочкой. — Это не считается, понял? И вообще, если бы гризли меня заметил, я бы влезла на дерево. Уж на деревья-то я карабкаюсь лучше, чем этот старый бурый медведь!

— Пойдем к Стелле, попросим ее рассказать нам сказку про Медвежье Дерево? — загорелся Йог.

Медвежата выкатились из-под каменного навеса и помчались к Стелле. Эта медведица была старше их, но моложе Кинга, и она знала множество интересных историй про медвежью жизнь в дикой природе, хотя сама никогда там не жила.

Стелла тоже прибыла сюда из другого зоопарка, где старшие медведи рассказали ей много всего про дикую жизнь. Шерсть у Стеллы была не черная, как у Йога и Лусы, а бурая, с рыжеватым отливом.

— Стелла! Стелла! — хором завопили медвежата.

— Расскажи сказку про то, как медведь превратился в самое высокое дерево! — крикнул Йог.

— Пожалуйста, — прибавила Луса.

Старшая медведица фыркнула и села на землю.

Потом она подняла передние лапы, запрокинула морду и принюхалась.

— Чувствуете запах леса? — негромко спросила Стелла.

Медвежата тоже задрали вверх носы и раздули ноздри. Миллионы запахов окружили Лусу. Весь зоопарк был наводнен плосколицыми.

Луса чувствовала восхитительные запахи их пищи и острый, немного цветочный аромат, исходящий от их разноцветных шкурок. А еще вокруг пахло незнакомыми животными. Луса никогда не видела этих зверей, но знала, что они тоже живые, ведь запахи их постоянно перемещались, а значит, животные бегали по своими вольерам. Ей очень хотелось бы посмотреть на них, узнать, дружелюбные они или злобные. Еще в воздухе пахло какой-то растительностью, но Луса не знала, лес это или просто деревья.

— Наверное, — первым ответил Йог. — Я что-то такое чувствую.