Ева Никольская

Домохозяйка для дракона

ПРОЛОГ

— Жизнь кончена! — в очередной раз начала причитать Светлана. Ее лицо отражалось на экране моего ноута. Его мой бывший супруг милостиво разрешил забрать вместе с парой чемоданов тряпья, надевать которое некуда. — У него любовница, Милка!

Я едва уловимо поморщилась — терпеть не могу, когда меня так называют. Подруга это прекрасно знала, но сейчас ее мало волновали мои чувства, ей просто требовались уши, чтобы можно было выплескивать свои проблемы. Мелкие, как по мне! Подумаешь, любовница! У моего, как выяснилось, их десятки были, прежде чем он выбрал мне достойную, по его словам, замену. Десятки, черт его подери! А тут всего одна, пусть и молоденькая, хорошенькая, глупенькая.

— Лика-а-а, она такая краси-и-ивая, — заныла очередная обманутая жена, размазывая по опухшему от слез лицу макияж. — И стройная! Что мне делать, а?

— Ты у меня спрашиваешь? — Я даже кофе отставила, который задумчиво потягивала, слушая ее монолог. Пятый за последние дни. — Серьезно?

Удивление было вполне обоснованным, ибо месяц назад мой «благоверный» вышвырнул меня из нашего шикарного дома, лишив имущества, дочери и веры в людей. Ноут вот оставил, угу! Благодетель хренов! На самом деле юридически он имел право так со мной обойтись, ибо подготовился заранее, а нравственные законы для моего «прекрасного принца» оказались чем-то вроде лишнего хлама, не стоящего внимания. А все так хорошо начиналось…

Окончив университет, я устроилась в школу учителем рисования, где и познакомилась с отцом своей ученицы. Солидный мужчина и преуспевающий бизнесмен, находящийся на грани развода! Лакомый кусочек для любой светской львицы! За ним столько женщин увивалось, что вспомнить страшно! А он обратил внимание на меня, вчерашнюю студентку, еще толком не знавшую жизни. Как тут устоять?

Это была история Золушки, попавшей во дворец! Из серой мышки «феи» из элитного салона красоты сделали настоящую красавицу. Муж наряжал меня, как куклу, и выводил в свет, демонстрируя окружающим. Его дочь стала мне подругой, и даже бывшая жена любимого не пыталась ставить палки в колеса нашему счастью. Видимо, знала, какова его цена.

Сказка длилась недолго. Пышущие роскошью «балы» очень быстро закончились, унеся с собой и взятые напрокат наряды, а обязанности домработницы, коих в двухэтажном особняке хватало, остались. Муж еще на стадии конфетно-букетного периода заявил, что его жена должна заниматься исключительно домом и ребенком, а не торчать в школе, рисуя с детьми дурацкие картинки. По наивности я воспринимала эти речи как обещание большой любви и крепких семейных уз, мнила себя хранительницей домашнего очага, любимой женщиной и второй матерью для его малышки.

Я холила и лелеяла свою «идеальную семью». Наверное, именно поэтому брак продлился так долго. Ведь из прекрасной принцессы я очень быстро снова превратилась в Золушку, потому что прислугу мой «принц» уволил через год нашей семейной жизни. Зачем платить кому-то деньги, если жена, по мнению мужа, сидит без дела?

На мои мечты об общем ребенке супруг заявил, что наследников (и нахлебников) ему достаточно, и начал зорко следить за использованием контрацептивов во время нашей близости. Предохраняться должна была, естественно, я, ибо не мужское это дело. С каждым годом число ночей, проведенных вместе, сокращалось. То у милого работа допоздна, то важная командировка, то он устал, то я какая-то не такая, и поэтому ему лучше поспать в гостевой комнате.

Мужа я любила (или думала, что люблю?), старалась входить в его положение и сглаживать конфликты. Ведь, несмотря ни на что, у нас были и хорошие моменты! Ради них я терпела его придирки и показное невнимание. Надеясь сохранить семью, вежливо улыбалась презирающей меня свекрови и закрывала глаза на капризы падчерицы, оправдывая ее поведение переходным возрастом. Я продолжала вести хозяйство, как и подобает хорошей жене. Дом мой сверкал, стол ломился от вкусных блюд, а у мужа никогда не было проблем с чистой рубашкой или плохо отглаженными стрелками на брюках.

Почти семь лет я посвящала себя ему, его дочери, его проблемам, его дому — об этом мне и напомнили при разводе, заявив, что моего тут нет ничего, кроме кота и одежды, коей оказалось не так уж и много (куда мне наряжаться, я же домохозяйка!). Еще была пара ювелирных комплектов, подаренных в начале отношений, ноутбук со всякой бабской фигней, как выразился бывший, и смартфон. Их он мне тоже отдал, проявив неслыханное благородство.

Отсудить что-то еще я не могла — не было ни сил, ни возможностей. Ушлая леди-адвокат — приятельница мужа обобрала бы меня до нитки, хотя и брать, по сути, было уже нечего. Остались только маленькая гостинка в спальном районе Питера, доставшаяся от покойной бабушки, и большой рыжий кот, перешедший по наследству от нее же.

Сказать, что я была раздавлена и опустошена, — ничего не сказать! Хуже всего переживала разрыв с падчерицей, которую отец отправил погостить в другую страну к маме, чтобы девочка побыстрей обо мне забыла. Мог бы и не отправлять — она, как выяснилось, вовсе не считала меня настоящим членом семьи, а принимала за прислугу, которая рано или поздно надоест ее обожаемому папочке. Улыбалась мне, добрые слова говорила, делилась школьными проблемами… Все оказалось обманом. Абсолютно все! Маленькая лживая лицемерка! Копия вероломного отца!

— Но ты же как-то справилась с ситуацией! — Сочувствия в голосе Светки не наблюдалось, она с надеждой взирала на меня, ожидая инструкций.

Нашла наставницу, ха!

— Справилась, да. — Я криво усмехнулась, вновь пригубив кофе. — Месяц на антидепрессантах провалялась, похудела на пять килограмм, ибо нервы были ни к черту и кусок в горло не лез. Рассмотрела больше десяти способов самоубийства, прочитала шесть умных книг, от которых толку ноль, и получила тринадцать отказов по работе…

— Ы-ы-ы… — взвыла подруга, понимая, что палочкой-выручалочкой чужой опыт для нее точно не станет. Прояви она чуть больше внимания к моим проблемам, когда мне требовалась поддержка, знала бы, что ничем хорошим мой развод не закончился. Но ей тогда было некогда: она ездила отдыхать на море со своей «верной» и «порядочной» второй половинкой. — Как же ты теперь? — Светлана вытерла слезы, глядя на меня. Похоже, тот факт, что кому-то гораздо хуже, чем ей, подействовал на страдалицу как лекарство.

— Нормально! — Я решила не доставлять ей удовольствия, позволяя меня жалеть. — Все стадии отчаяния пройдены, начинаю жизнь с чистого листа.

— Но тебе уже тридцать! — напомнила она о возрасте.

— И что? Я же не спонсора собираюсь ловить на свои женские прелести, — усмехнулась, подивившись ходу ее мыслей.

Эх, Света, Света… ботокс в губы, силикон в грудь. Сама всего на пару лет моложе, а до сих пор косит под девочку.

— Для карьеры тоже поздновато, — съязвила подруга, окончательно перестав плакать. По ту сторону экрана теперь сидела не обманутая зареванная жена, а белобрысая стервочка, коей Светка всегда и была.

— Смотря для какой карьеры, Свет. — Я загадочно улыбнулась.

— Эй! А ну, колись! Что ты там такое замутила? Репетиторство? Да? Милалика! — воскликнула она, назвав меня полным именем, которое, к слову, я тоже недолюбливала.

— Скоро все узнаешь, а сейчас… прости.

С садистским удовольствием я вышла из видеочата, отсалютовав ей на прощанье фарфоровой чашечкой. Пятый раз за два дня звонит и рассказывает мне про измену мужа. Достало! Открыв на компьютере новое окно, я проверила, нет ли ответов на мое объявление в категории «Ищу работу». Светлана ошиблась: в перечне предлагаемых услуг я написала вовсе не обучение рисованию.

«Домработница, кухарка, служанка, няня и экономка в одном лице. Опыт работы семь лет. Спокойная, неприхотливая и стрессоустойчивая. Ищу работу по будням, но рассмотрю и вариант с возможностью проживания».

Подпись: «Милалика Сергеевна».

Четко, просто, понятно. Кому надо больше информации, спишется или позвонит.

Под моим объявлением уже появилось несколько комментариев, но привлек внимание лишь один из них. Живые строчки, цепляющие… меня точно зацепили.

«Большой загородный дом, двое неуправляемых сорванцов и семейный праздник, который надо организовать за два дня! Уверены, что справитесь, Милалика Сергеевна? Об оплате договоримся!»

Подписано было «APT».

Я решила, что это сокращение от Артема, и только через несколько часов поняла свою ошибку. Правда, крылась она вовсе не в имени моего нанимателя. Вернее, не только в нем.