Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Евгений Шелехов

Перерождение

Пролог

Мышка упорно крутила колесо. Маленькие, но необычайно крепкие лапки перебирали перекладинки, играя мускулами на белой пушистой спине. Черные бисеринки глаз блестели на широкой, угловатой мордочке.

Мэтт отстранился от клетки и повернулся к Сергею:

— Ты что ее стероидами накачал? — ухмыльнулся он.

— Неделю назад я ввел ей изогенные клетки…

— Сергей, пожалуйста, — перебил его Мэтт, — ты же знаешь, что я в этом ничего не понимаю. Объясни простым языком.

— Я отредактировал несколько связанных генов. Но вместо того, чтобы растворить лишние кости в ее организме, я добился обратного эффекта — ее скелет, сухожилия и мышцы стали значительно крепче, — с досадой в голосе произнес Сергей.

— Как интересно, — протянул Мэтт и замолчал. Он снова повернулся к мышке и долго задумчиво смотрел на нее. Наконец, не отводя глаз от подопытного зверька, он спросил: — думаешь, это сработает как лекарство от этой… как ее… болезнь, когда кости ломаются?

— Остеопороз.

— Да. Наверное, — Мэтт запнулся, а затем посмотрел Сергею в глаза. — Ты знаешь, как нам нужен новый продукт. На твои исследования уходит слишком много средств, нам скоро нечем будет покрывать затраты.

— Не на мои исследования, — прошипел Сергей и впился в Мэтта злобным взглядом уставших, покрасневших глаз. — Не смей тыкать мне моими, — на этом слове Сергей сделал ударение, — исследованиями. Ты думаешь, что раз мы нашли шанс для твоей дочери, значит можно расслабиться и начать экономить? А как же моя дочь?!

— Сергей, я просто неверно выразился…

— Думаешь, теперь можно заботиться только о прибыли?!

— Прости! — Мэтт поднял руки, пытаясь успокоить компаньона. — Я же сказал — не так выразился. Всего лишь напомнил, что для того, чтобы ты мог продолжать исследования и не урезать расходы, нам нужен дополнительный источник доходов. Лекарство от остеопороза, например.

— На клинические испытания и сертификацию потребуется не меньше года, — помолчав, ответил Сергей. — А я пока даже сам до конца не понимаю, как это работает, и какие могут быть побочные эффекты. На доработку и испытания на людях уйдет масса времени. И для этого нужны добровольцы.

— Добровольцев мы тебе подберем. Ты пока продолжай работать, но с официальной частью не торопись. А я попробую найти клиентов, для которых сертификаты не так важны, — Мэтт подмигнул ему и направился к выходу.

Плотно сжав губы, Сергей смотрел вслед удаляющемуся компаньону. Дверь захлопнулась, и он остался в лаборатории один. Сергей хорошо понимал, кого Мэтт имел ввиду под добровольцами и под клиентами. Его тошнило от того, что он делает, но он должен продолжать исследования. Ради дочери, ради Лизы. У нее оставалось все меньше времени.

Глава 1

Андрей нервно ерзал на стуле в полутемном пустом коридоре. Он был последним в очереди на конкурс.

Телефон в руках задрожал и засветился:

«Ты уже или еще?»

«Привет, Леха. Еще. Жду тут на приставном стульчике, будто на прием к стоматологу»

«Очкуешь?:))»

«А ты перед походом к стоматологу не очкуешь?»

Андрей поймал себя на том, что беспрерывно стучит ногой по полу. Топот отражался от стен коридора, создавая ощущение, что кто-то делает ремонт. Усилием воли он перестал стучать.

«Ну ты дерзкий. Полтора года в компании, а хочешь уже начальником быть»

«Сам знаешь, наш начальник и так все делает, как я говорю. Только выдает за свои идеи. Так, мне пора»

Дверь в торце коридора приоткрылась, из-за нее выглянула средних лет темноволосая женщина:

— Проходите, пожалуйста.

Андрей встал и, глубоко вздохнув, шагнул за ней. За дверью была небольшая приемная с двумя столами и еще двумя дверьми. Женщина села за один из столов, на котором лежала голубая пластиковая папка и телефон. На втором столе виднелось несколько листов бумаги А4 и больших листов для флипчарта, карандаши, ручки, маркеры, калькулятор.

— В этой папке, — брюнетка протянула Андрею голубую папку, — ваше задание. У вас есть час на решение и подготовку презентации. Все, что считаете нужным показать членам комиссии, наносите на листы для флипчарта. По истечении часа я заберу у вас все материалы, кроме этих листов. Затем вы проходите в зал заседаний, — она взглядом указала на одну из дверей, — и делаете презентацию своего кейса. На английском. На это у вас пятнадцать минут. Если члены комиссии не остановят вас раньше. Время пошло. Да, чуть не забыла, отключите телефон.

Андрей принял из ее рук папку и поспешил за стол. Под обложкой папки скрывались несколько листов с заданием, таблицами и прочими вводными данными. Так, некий холдинг не знает, куда деть свободный кэш и думает о диверсификации бизнеса. Есть возможность вложиться в телекоммуникации или купить компанию по деревообработке. Он, как новый руководитель департамента развития бизнеса, должен предложить оптимальный вариант. Что с финансами? Какие прогнозируемые цены и емкость рынка? Капитальные инвестиции? Что с кадрами?

— Время, — неожиданно скомандовал голос прямо над ним. Когда это она успела подойти к его столу? — Прошу сдать материалы.

Изогнув бровь, брюнетка бросила оценивающий взгляд на полтора листа его презентации. Андрей вернул папку, встал из-за стола и прошел к двери. Ногтями правой руки он с силой надавил на большой палец. На одном из тренингов говорили, чтобы унять чрезмерное волнение, нужно причинить себе боль. Что-то не очень помогает. Он застыл перед дверью, на секунду зажмурился и постучал.

— Удачи, — лениво бросила ему в спину брюнетка.

Андрей поправил галстук, взялся за ручку и открыл дверь. Еще одна комната, но значительно больше. Три стола у стены напротив да флипчарт в центре. За средним столом сидит женщина лет пятидесяти. Строгая прическа, уголки рта опущены, сквозь линзы стильных и явно дорогих очков смотрят два холодных, презрительных глаза. Андрей узнал Ласму Бирстен, директора по персоналу. Правда, на корпоративных фото она выглядит намного доброжелательнее. Слева от нее еще одна незнакомка. Открыто подражает Ласме. Подчиненная? Справа — мужчина. Видно, что уже устал, но он первым улыбнулся Андрею и приглашающе поднял руку, указывая на флипчарт.

— Добрый день! — сказал Андрей на английской и слегка прочистил горло. Голос вышел надломанным от волнения.

— Представьтесь.

— Андрей Писарчук.

— Где вы работаете?

— В ООО «НьюДон Украина». Это украинский офис NewDawn Pharmaceuticals.

— Я знаю, что это, — с раздражением перебила его Ласма. — Какая должность?

— Экономист в департаменте по экономике и развитию бизнес систем.

— Ясно. Излагайте, экономист Андрей Писарчук.

Андрей собрался с мыслями, немного понизил голос, замедлил речь, чтобы звучать уверенно и убедительно, и стал описывать свое видение кейса, стараясь игнорировать неприязненную мимику женщин.

— То есть вы предлагаете не вкладывать ни в один из вариантов? — спросила Ласма, когда он закончил доклад. Ее соседка скептически фыркнула.

— Да. Я считаю, что компании стоит сосредоточиться на развитии собственного бизнеса или, если уж диверсификация — это обязательное условие, вложиться в те сектора, которые еще не перенасыщены и дают положительную экономическую прибыль. Я говорю именно об экономической прибыли, а не бухгалтерской. Ни телекоммуникации, ни, тем более, деревообработка этому критерию, на мой взгляд, не соответствуют.

— Вы знаете, теоретически, у этого задания нет неправильных решений. Кандидаты могут выбирать один вариант или другой, а мы смотрим на глубину анализа и прочие факторы. Но вам, похоже, удалось найти неправильный ответ там, где его, казалось бы, быть не могло, — лицо Ласмы сияло высокомерием, а голос был безжалостным.

У Андрея все сжалось внутри. Из-за спины послышался звук открываемой двери. Андрей обернулся и увидел немолодого мужчину среднего роста в черных джинсах, джемпере и пиджаке.

— Всем привет, — легко сказал мужчина на английском и направился мимо Андрея к членам комиссии. — Как проходит конкурс?

Брови Ласмы на секунду сошлись у самой переносицы, но затем поползли вверх, а глаза, казалось, выпали бы из орбит, если б не очки.

— Мистер Пембертон! — она вскочила со своего места. — Не ожидала вас здесь увидеть.

Остальные двое тоже вскочили со своих мест.

Пембертон? Тот самый? Главный исполнительный директор и соучредитель NewDawn Pharmaceuticals? Вот уж сорвал куш. Теперь и он будет свидетелем того позора, который устроит ему Ласма. Придется увольняться?

— О, я же просил называть меня просто Мэтт, — неожиданный гость подошел к троице. Он первым протянул мужчине руку и приветливо улыбнулся женщинам. — Я тут заехал с Сергеем повидаться и вспомнил, что у нас сегодня конкурс. Кого мы выбираем, напомните?

— Руководителя департамента развития бизнеса.

— Да, точно. Развитие нам как раз не помешает. А это у нас? — Пембертон вопросительно посмотрел на Андрея.

— Это Андрей… — Ласма замялась.

— Андрей Писарчук, — угрюмо представился Андрей. — Здравствуйте, мистер Пембертон.

— Приятно познакомиться, Андрей, — директор улыбнулся и смерил его взглядом. — Сколько вам лет?