Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Евгения Решетова

Учитель поневоле. Курс боевой магии

Часть 1

Учитель поневоле

Глава первая

Как я попала, попалась и пала

Я торопливо спускалась по лестнице. Еще чего не хватает, опоздать на последний автобус! Сегодня наша Рыбонька совсем рехнулась. Всем отделом искали копию договора с поставщиками канцтоваров. Перешерстили весь архив, каждую бумаженьку, а наша глубокоуважаемая руководительница все не унималась. Рабочий день закончился, ушли все, но мы втроем продолжали. Нашла, конечно, я. На столе у Рыбоньки. Сама положила в папку с исходящими и забыла. А шишки нам!

Но мне всю жизнь везет. Всегда. Мама меня счастливицей называет, вот только не особо жизнь у меня складывается. По крайней мере, не так, как хочется мне. Так что везение мое с огромным знаком минус.

Ну вот опять.

Дождь. Это просто мое наказание! Чтобы дойти до автобусной остановки, нужно спуститься по лестнице, миновать площадь Совершеннолетия, а это оживленный транспортный узел, и дождаться зеленого человечка на светофоре.

Следовательно:

а) я могу промокнуть под дождем, потому что у меня нет зонта;

б) лужи — о, эти премерзкие лужи! — куда я могу наступить, а лихачи-водители по дурости или невнимательности окатить отнюдь не кристально чистой водичкой.

— Варенька, постойте!

С трудом пытаясь удержать сползающую приветливую улыбку, обернулась к Диане Артуровне. Не знаю почему, но эта женщина вызывает стойкое желание сбежать от нее на край света. Она, может, мне и не начальница, но в социальном плане стоит повыше, приходится быть с ней любезной. Хотя послать подальше охота.

— Что-то случилось, Диана Артуровна?

И улыбку на лице, главное, удержать.

— Ох, Варенька, вы так быстро убежали, я не успела вам сказать. — Диана Артуровна закатила глаза. Потом огляделась, открыла зонтик. — Девочки сказали мне, что на прошлой неделе у вас был день рождения. Мне так жаль, что я не знала!

А вот это что-то новенькое! Наша ледяная королева способна на сожаление? Никогда бы не подумала! Итак, что же ей нужно от меня?

— И сколько же вам стукнуло, Варенька? — захлопала она длинными наращенными ресничками.

Кукла. Вот кто она. Вся такая из себя красивая, мужики за ней увиваются, а ведь не молоденькая девочка уже, вокруг глаз вон и морщинки собираются.

Вымученно улыбнулась, чувствуя, как кожа покрывается влагой. Как есть промокну!

— Двадцать шесть.

Ну да, у подружек уже семьи, второго ребенка родить успели, а я все кукую одна-одинешенька. Идеального жду, ну да, кто бы поверил. Прям принца на белом лимузине.

— Какой прекрасный возраст! — воскликнула Диана Артуровна, слишком счастливо улыбаясь.

Ей-то какое дело до меня? Полгода вместе проработали, я пустым местом была. А тут такое внимание!

— Да, неплохой, — осторожно согласилась с ней.

— Самый лучший! И по этому поводу, не поймите меня превратно, я хочу сделать вам подарок. — Она полезла в дорогую дизайнерскую сумочку — мне такая точно не по карману — и достала красивую коробочку. — Вот, возьмите. — Она протянула ее мне.

Осторожно взяла, как-то непривычно получать подарки. Под искусственно-счастливую улыбку Дианы Артуровны я открыла подарок.

И ахнула.

Стоил он точно недешево.

На черном бархате лежал кулон — простой кругляш с выложенным зелеными камнями символом бесконечности.

Я же точно такой видела на днях в ювелирке и слюни пускала! Три моих зарплаты стоит!

— Диана Артуровна, я не могу принять такой дорогой подарок.

— Ой, Варенька! Да что вы за ерунду говорите! Так, безделушка. Не обижайте меня, возьмите.

Вот я всегда в таких ситуациях теряюсь. Отказаться? Да я же себе все локти потом изгрызу! Взять? Тоже неправильно. Эта «безделушка» стоит как маленький автомобиль! Очень маленький, но все же!

Тараканы в голове разделились пополам, и пока одна скандировала: «Долой золотой запас страны!» — вторая часть уговаривала взять кулончик. Хуже-то точно не будет.

— Большое вам спасибо, Диана Артуровна, — сказала, не отрывая взгляда от коробочки.

Моя прелесть, я ж с ним теперь не расстанусь!

А вот лучше смотреть бы мне по сторонам! Потому что буквально через секунду я обнаружила, что мой автобус, весело окатывая прохожих потоками грязной воды, устремился к конечной точке маршрута.

Я невезучая? Бесспорно!

А Диана Артуровна с акульей улыбочкой продолжала щебетать о том, как прекрасна молодость.

— Вот знаете, Варенька, вам бы обстановку сменить. А то бледненькая, прямо как смерть. Я в вашем возрасте старалась как можно больше путешествовать.

Я как раз не против. Только кто мне денежек на это даст? А теперь вот придется пешком топать. Ладно, сокращу расстояние, пройду через парк.

— Диана Артуровна, я опаздываю уже, — попыталась намекнуть я.

Темнело стремительно. Да и юбка уже от влаги к ногам начала прилипать. Люблю я весну, ох как люблю. Но первые дожди просто ненавижу!

Диана Артуровна посмотрела на часики, чуть поморщилась, очаровательно улыбнулась, ну, ни дать ни взять — акула на прогулке, и величественно соизволила меня отпустить.

— Идите, Варенька. До встречи в понедельник, — пропела она.

Я рванула в сторону парка Победы. Через площадь идти не нужно, уже огромный плюс. Сверну в парк, а там под деревьями дождя почти не чувствуется. Если потороплюсь, успею на шестнадцатый маршрут. До отхода от конечной еще пятнадцать минут.

В ботинках хлюпало уже не по-детски. Главное, не заболеть, а то Рыбонька мне не простит такого самоуправства.

Парк Победы не закрывали на ночь, и, хоть место считалось неблагополучным, я часто здесь сокращала путь.

Совсем стемнело, фонари в парке горели через раз, так что я почти бежала, плюнув на ботиночки, которые только недавно купила. До автобуса оставалось тринадцать минут.

А еще было очень страшно потерять нежданный подарок. Дорогая безделушка лежала в кармане, я сжимала рукой футляр и думала про себя: «Хоть бы никто не напал». Тараканы потирали лапки, представляя, как наденут кулончик и будут крутиться перед зеркалом. А я бежала.

Впереди погас фонарь, и метров пятьдесят почти кромешной лесной тьмы я миновала в рекордные сроки.

Но стоило ступить в следующий освещенный пятачок, как погас и этот фонарь.

— Да вы издеваетесь, — пробормотала я, стуча зубами.

— Госпожа Лангарж! — На дорогу выступила невысокая темная фигура.

— Вы ошиблись, — ответила, по дуге ее огибая.

Фигура всей позой выразила недоумение. Тараканы заволновались.

До автобуса оставалось десять минут.

— Госпожа Лангарж, портал закроется через десять минут, вы должны поспешить!

Он в курсе, что я тороплюсь? Ну и отличненько!

— Вы обознались, — повторила я.

Фонарь над моей головой решил, что пора бы ему заработать.

Я икнула.

Передо мной стоял кот. Натуральный кот! Серый, типа британца, с печальными круглыми глазами. Только размером в половину меня!

— А… это…

Огляделась. Только я. И кот. Обладателя мягкого, чуть картавящего баритона не наблюдается.

«Ну, здравствуйте, глюки!» Вздохнула.

— Привет, — улыбнулась я коту. Надо же с чего-то начинать диалог.

— Здравствуйте, — кивнул он в ответ.

Обморок, прими меня в свои объятья! Но организм падать в небытие отказывался. Даже тараканы мои, хоть и притихли, с интересом разглядывали кошака.

— Ты кто?

— Госпожа Лангарж, нам нужно торопиться, — недовольно произнес лохматый.

Ушастый. Усатый. На четырех лапах. Кот!

— К-куда?

— Домой, на Ситару.

— Ах, домой, — радостно улыбнулась я. — Домой — это мы завсегда рады.

И припустила в глубь парка. Бежать было неудобно, мокро и скользко. Но лучше я сейчас пострадаю немного, чем с непонятными животными буду связываться. Правильно мама всегда говорит, что я притягиваю клоунов и неприятности. И неадекватных. И дебилов. И приключения на мягкое место.

— Госпожа Лангарж! Не так быстро!

Вот чего этот глюк ко мне привязался?

Где-то в стороне полыхнуло синее зарево. Но грома не было. Я по привычке начала считать про себя.

Один.

Топ-топ, нужно торопиться.

До автобуса шесть минут.

Два.

Нет, больше через парк ходить не буду! Хватит с меня приключений.

Три.

А гроза-то далеко.

Или это не гроза?

Вспышка повторилась. На этот раз цвет показался ближе к лиловому. Молнии так не светятся.

Приду домой, напьюсь успокоительного, у меня как раз в холодильнике полбутылки «Москато» стоит, и спать. Все беды от стрессов, правы-таки наши медики. Побольше спать и не волноваться.

Я миновала развилку, на которой пришлось повернуть почти на девяносто градусов.

До отхода автобуса всего четыре минуты.

Успею? Успею!

— Госпожа Лангарж! — недовольный голос настиг меня почти у самого выхода, я даже решетку забора уже видела.

— Слушай, глюк! Ну чего ты ко мне привязался? Мне домой надо! Я опаздываю, ты это-то понимаешь?

— Конечно. — Мокрый кот смотрелся презабавно.

Вот же, только сейчас заметила, что он в шортиках, строгих, такие гимназисты вроде как носили в позапрошлом веке. Милота.