Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Евгения Татаева

У Лондона твои глаза



Мне 36 лет. Это моя первая книга. Я коренная сибирячка, сейчас с сыном живу в СПб. Я детства любила писать. Это были сказки. Став постарше, я стала писать тексты на заказ, статьи и прочее. Но о художественной литературе даже не задумывалась. Свою деятельность я связала с организацией мероприятий и вкладывала все творчество в создание хороших праздников. Я всегда любила читать и до сих пор не представляю и дня без книги. Друзья часто спрашивают рекомендации по книгам, и я охотно их даю.


В один из вечеров я открыла чистый лист и просто начала писать. Выгружала мысли, которые скопились в голове. Так появились первые 3 главы, которые ушил в стол. Однажды в разговоре с подругой я прочитала эти главы, и она очень просила продолжить, хотела узнать, что же будет в конце. Я бы и сама хотела это знать. Я начала писать. Постепенно читателей становилось больше, они ждали новые главы, и я уже не могла все бросить. Книга стала для меня отдушиной, выплеском творчества.

Пролог

Я вижу его перед глазами все время. Каждую минуту. Неважно, что я делаю или о чем думаю. Он всегда здесь, передо мной.

Стоило увидеть его однажды на экране, как лицо тут же отпечаталось в памяти… Эти черты лица: его изумрудные глаза, пухлые чувственные губы, словно очерченные карандашом, и очаровательные полумесяцы на щеках…

Мое наваждение… Моя мечта… Мой мир…

Глава 1

Дэниэл

Черт! Пытаюсь проснуться, голова просто раскалывается. Не надо было столько пить. Я даже не помню, чем закончился вчерашний вечер. Помню, бар, потом второй, мои друзья, какие-то девчонки… Было весело, очень, море выпивки, а потом… всё… туман.

Открываю глаза и не могу понять, где я. Незнакомая комната: светло-бежевые монотонные стены, безликая деревянная мебель темного дерева, окна, затянутые плотными шторами, и причудливая люстра под потолком. Похоже, я в отеле. Что я, блин, делаю в отеле?! Провожу руками по кровати: тонкая простынь подо мной смялась, одна подушка валяется на полу. Что я вообще здесь делаю? Хоть убей, не помню, как сюда добрался. Может, подцепил какую-нибудь красотку на разок? Но почему тогда отель?! Черт!! Следи за тем, сколько ты пьешь, Дэниэл.

Оглядываюсь вокруг. На маленькой тумбочке рядом со мной стоит стакан воды, оставленный кем-то. Не знаю, мне или нет, но пофиг. Мне вода нужнее всех. Залпом осушаю стакан, пытаясь собрать обрывки вчерашней ночи. Чувствую каждой клеточкой, как вода возвращает меня к жизни.

Не сразу замечаю, что лежу в постели в одних трусах. Видимо, кому-то вчера все-таки перепало. Надеюсь, она хорошенькая. Рррр! Как я мог забыть?

Ладно, пора бы уже разобраться, что к чему. Вылезаю из кровати и шарю по комнате в поисках своей одежды. Безрезультатно. Моих шмоток тут нет. Это что еще за прикол?! Можно, конечно, и в трусах, но мало ли… Вдруг все-таки вчера она мне показалась красивее, чем есть. Бывает же такое, да?

Открываю шкаф в поисках халатов, такие всегда есть в более-менее приличных номерах. А вот и они! Надеваю белый халат с золотой эмблемой отеля, запахиваюсь и выхожу из комнаты. Ну, была не была… Вперед, Дэниэл, давай разгребать последствия твоего веселья.

Возле окна в пол оборота сидит она. Ее пепельно-русые волосы волнами ниспадают на полуобнаженные плечи, а взгляд сосредоточен на книге, которую она держит в руках. Она так увлечена чтением, что не замечает меня. Стою и молча разглядываю ее. Симпатичная. Видимо, книга ее реально захватила, выражение лица меняется как калейдоскоп каждую секунду. Она словно отсутствует в реальности. Вот брови ее чуть приподнимаются, вот она хмурится и закусывает губу, а вот уже и улыбка появляется на ее лице.

— Кхм-кхм, — решаю начать диалог и выяснить, как я тут оказался и что пропустил.

Она даже не удосуживается повернуться. Бросает на меня косой взгляд и быстро возвращается обратно, будто мое присутствие ей нисколько не интересно.

— Доброе утро, Дэниэл, — говорит она совершенно безразлично, все еще глядя на страницы книги. Судя по ее акценту, она иностранка. Теперь понятно, почему мы в отеле.

— Доброе… эммм… прости, напомни, а ты кто? — стараюсь быть вежливым, но я без понятия, как ее зовут, я совершенно не помню ее.

Она слегка улыбается, кивает, убирает книгу в сторону и, наконец, поворачивается ко мне. Смотрит на меня своими голубыми глазами, словно изучает. Я уже привык к вниманию, так что выдерживаю этот взгляд с самым невозмутимым видом.

Видите ли, я актер. И сейчас я на пике. Я подписал контракт на успешную франшизу, два фильма уже вышли. Так что повышенное внимание — теперь мой постоянный спутник.

Сначала это было так непривычно, даже весело. Я так долго рвался в кино, и вот он, мой счастливый миг настал. Теперь меня любят и хотят во всем мире. Это так. Хотя в глубине души мне все еще кажется, что это сон, который в любой момент может исчезнуть. После первого фильма у нас с командой был промо-тур по Европе и, уж поверьте, нас везде готовы были растащить на кусочки. А я все никак не привыкну к этому. Постоянно говорю, что не знаменит, ведь среди моих близких я все тот же, но толпа поклонниц не устает убеждать меня в обратном.

Жизнь поменялась в одно мгновение. Я так долго к этому шел и, в принципе, был готов ко всему такому. Я из киношной семьи, так что с детства мотался с отцом и матерью по съемочным площадкам и наблюдал за процессом. Могла бы моя жизнь сложиться иначе? Конечно. Но я выбрал кино. И не ошибся.

Единственное, с чем я пока не научился справляться, это с отношением к людям. Когда вдруг появляется столько внимания, долбанной учтивости, лести и тупого обожания.

Я же не идиот. Я понимаю, что фанаты любят моего героя, его образ, помноженный на меня. Такая вот веселая пирамидка. Никому, по-честному, нет никакого дела до того, кто я такой. Просто оболочка обожаемого персонажа.

Внезапная популярность расставила свои ловушки. Теперь нужно быть очень внимательным с любым человеком, который трется рядом. Слишком много фальши. Я уже пару раз натыкался на миленьких цыпочек, которые потом оказывались журналистками или блогершами, жаждущими эксклюзива.

И вот теперь я стою перед белокурой иностранкой, завернутый в халат, и не имеющий ни малейшего понятия, что же произошло прошлой ночью, и о чем мне стоит начинать беспокоиться.

— Ну так что? Ты скажешь мне свое имя или как? — нетерпеливо переспрашиваю я. Какого хрена она молчит?

— Алекс. На твоем языке мое имя должно звучать примерно так, — говорит она на английском с сильным акцентом. Чувствую, веселое утречко намечается.

— Окей, Алекс, — специально говорю медленно и протяжно, смакуя каждый звук, — может, ты поможешь мне и восстановишь события вчерашней ночи?

— Может быть, — откровенно смеется она. В ее глазах вспыхивает огонек, что начинает меня слегка раздражать. — Давай устроим утреннюю викторину. Задавай вопросы, возможно, я на них отвечу. Возможно, даже честно, но это не точно, — продолжает веселиться она, чем бесит сильнее. Кто она вообще такая? Клоуна нашла что ли?!

— Ну?! Я спросил что-то смешное? — еле сдерживаюсь. Немного помолчав, спрашиваю главное: — Мы трахались вчера?

Кажется, мой вопрос ее не очень обрадовал. Ухмылка тут же исчезает с ее лица. Она немного откидывается назад, нахмурит брови и тяжело вздыхает. Неужели я вчера облажался? Все было так плохо? Да не, обычно я на высоте. Еще ни одна девчонка не жаловалась. Я в лучшей форме. Но почему-то от ее взгляда становится неуютно сейчас.

— А ты совсем ничего не помнишь? Даже капельку? Вообще туман? — уточняет она.

— Честно говоря, не особо, — пожимаю плечами я.

— Слушай, Дэниэл, заниматься сексом на автопилоте — так себе занятие. Как по мне, так дико скучно. А учитывая, каким овощем ты вчера был, у меня не возникло никакого желания пускать тебе к себе в трусы. Уж извини, — пожимает она плечами в ответ и отводит взгляд.

Сказать, что я слегка ошарашен, это ничего не сказать. Стою и чувствую, как мои глаза все шире открываются от таких заявлений. Что значит «она не пустила»? Девчонки вешаются мне на шею, только пальцем щелкни. А эта… По-любому, врет.

— Тогда почему я в одних трусах? И где вообще мои шмотки? — пытаюсь подловить ее на вранье, но она, кажется, готова к этому наступлению, потому что издает смешок.

— Видишь ли, тебя вчера загрузили в такси, и тебе как-то быстренько поплохело по дороге. Очень сильно. Пришлось залезть в твой бумажник и отстегнуть таксисту на химчистку салона. Поверь, мы оценили весь твой дневной рацион. Одежду я сдала в прачечную в отеле, скоро должны принести. Можешь не благодарить, — наконец, завершает она, снова откидываясь на спинку кресла.

Твою ж мать. Представляю, какие видосы снова начнут гулять по соцсетям. Софи снова начнет трахать мне мозг за то, что подкидываю ей работенку и влипаю в разные ситуации. Она уже не раз ругала меня за видео с вечеринок, но оперативно подчищала ненужное. Она лучший директор, который только у меня был.

Так, теперь надо бы выяснить, каких историй эта красотка успела наснимать, пока я был в отключке.